Максим Калашников.

Борьба исполинов

(страница 10 из 56)

скачать книгу бесплатно

Нужно было отвечать зло и яростно: «Чего вы нас на понт берете, фраера? Не решитесь вы на войну, нам ваши вопли „по барабану“. Полезете на нас с войной – погибнете быстро и страшно.

Это мы вас с собой в могилу утащим. Это мы вас сейчас в утиль спишем. Это мы вас на вооружениях разорим и в кризис ввергнем!» Надо было показать, что в Кремле сидят тоже непреклонные фанатики. Те, что предпочтут позору поражения ядерную войну.

Но… советская верхушка предпочла блеяние кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно…»

Американцы же применяли одну психическую атаку за другой. В конце августа – начале сентября 1981 г. они провели одиннадцать демонстративных полетов машин Стратегического авиакомандования США на Балтике. Они опять-таки изображали атаки, вынуждая наше ПВО подниматься по тревоге, и поворачивали в последний момент. Таким образом янки пытались удержать СССР от введения войск в Польшу. (Одновременно они шантажировали нас обещанием продавать современное оружие Китаю.)

Следующий виток психологического давления связан с объявлением программы «звездных войн» в марте 1983-го. По свидетельству сотрудника отдела политической психологии ЦРУ Алана Уайттэкера, в Вашингтоне отмечали возросшую неуверенность московских лидеров из-за готовящегося технологического рывка США.

Опять та же история! Уже тогда мало-мальски думающие люди понимали: планы развертывания противоракетной обороны США в космосе (пресловутая СОИ – стратегическая оборонная инициатива) – блеф от начала и до конца. Не было в восемьдесят третьем – как нет ее и двадцать лет спустя – возможности отразить хорошо организованную атаку сотен русских баллистических ракет. Особенно если в этой атаке – тучи ложных целей, если применяются разделяющиеся и рыскающие боеголовки. Существовали великолепные возможности дешевого и сердитого ответа на СОИ в виде космических аппаратов-истребителей, ослепления американских радаров и всех возможных способов разрушения хрупкой и громоздкой СОИ. Более того, Москве было выгодно втянуть США в «звездные войны» – ибо это ускоряло крах экономики США. Проблема решалась гитлеровскими и сталинскими методами. Достаточно было нескольких выступлений вождей. Хорошо подготовленных пресс-конференций для западной прессы. Выброшенных на рынок видеопрограмм. Вы только представьте себе эффект, который могли бы произвести кинокадры с сотнями выползающих из ангаров мобильных пусковых установок, с массовыми запусками (по полигону на Камчатке), с демонстрацией возможностей русских крылатых ракет – от нихто СОИ вообще не защищает. Достаточно было показать наши планы в красках: русские космические челноки или орбитальную станцию-базу заатмосферных бомбардировщиков. И никакого «зеркального» ответа на СОИ! Мы готовы не обороняться, а контратаковать, ибо это легче и дешевле. Мы готовы погибнуть сами – но сжечь США.

Совершенно ответственно говорю: у нас был дешевый асимметричный ответ на каждое из направлений, выбранных Штатами в гонке вооружений 80-х годов.

Мы могли парировать всё – и даже навязать противнику выгодные для себя тенденции. Превращенные в видеоряд с использованием игровых и мультипликационных моментов, они становились оружием психического поражения. Точь-в-точь как фильм «Крещение огнем» из далекого 1940 года…

Умело построенный советский контрпсихотриллер означал для нас убедительную победу в течение нескольких лет.

Но случилось иное: правители СССР пошли на поводу у рейганистов. Ой, нам придется разворачивать такую же СОИ! Ой, мы не выдержим и разоримся! Ой, нужно любой ценой остановить гонку вооружений в космосе!

Локальная терроровойна. Угроза «обезглавливания»

Конечно, страх лишил мужества и способности к действию отнюдь не всех наших руководителей. Но панические настроения усугублялись. Ведь в психологической войне против нас США использовали синергетический эффект: усиливали одно воздействие другим. Разжигая противоракетную истерию, они не прекращали операций в Афганистане и Польше, продолжали экономическую войну и демонстративную гонку вооружений. В Афганистане при поддержке янки душманы перешли к умной тактике: стали уничтожать высокопоставленных чиновников и офицеров из СССР. Так, чтобы советская элита на себе почувствовала войну.

Синергетика воздействия стала срабатывать. В 1984-м американцы отмечают: в Кремле нервничают. Начало положил глава КГБ СССР (до 1982 г.) и правитель страны (1982–1984) Юрий Андропов, считавший первый ядерный удар со стороны США вполне вероятным. С другой стороны, советское руководство нервничало из-за того, что американская экономика никак не рушилась. А вскоре сподвижник Рейгана, Роберт Макфарлейн, отметил: «Столкновение с вызовом на неведомом доныне поприще может иметь губительный психологический эффект. Необходимость сопротивления многим кризисным явлениям может испугать руководителей замкнутой политической системы, не привыкших к подобному». (П. Швейцер. Победа. С. 319) Среди высшего эшелона КГБ стали слышны речи: пора не соперничать, а сотрудничать с американцами.

К тому же времени янкесы усиливают воздействие на нашу верхушку через Афганистан. С 1983 г. они осваивают отличную схему войны с русскими – руками афганских душманов. Исламские боевики выступают в роли этакого спецназа, готового яростно сражаться и платить своими жизнями. США же обеспечивают их новыми средствами ведения войны: мощными снайперскими винтовками и данными спутниковой разведки для точного наведения. Зачем? Чтобы вести высокоточную терроровойну! Чтобы убивать советских генералов, старших офицеров и присланных в Афганистан сановников. Спутниковыми данными и снаряжением американцы снабжали боевиков через пакистанскую разведку ISI. Благодаря космической разведке афганский противник применил и другое оружие: массовый запуск дешевых реактивных снарядов от «катюш» китайского производства. Зная точные координаты русских военных объектов в Афганистане, душманы массово устанавливали примитивные эрэсы на деревянные станки и запускали их с помощью простых часовых механизмов. Точность ударов была низкой, но бандиты брали массированностью запусков.

Отметим: при этом американцы очень боялись того, что русские прознают о поставке спутниковых фото через Пакистан. Что мы предпримем ответные шаги.

Зря боялись. Ни черта Москва не предприняла.


Рейган сделал еще один шаг: недвусмысленно заявил, что в случае ядерной войны США хладнокровно уничтожат прежде всего не группировки советских войск, не промышленность или важные мосты, а партийно-советскую верхушку нашей страны.

В 1981–1982 г г. Пентагон наметил три тысячи важнейших целей для ядерных ударов по Советскому Союзу. Все они были «штабами» управления того или иного уровня. Их молниеносное сожжение должно было убить 110 тысяч функционеров коммунистической партии СССР и советских чиновников. Разворачиваемая система баллистических ракет класса МХ имела управляемые с помощью спутниковой системы «Навстар» боеголовки высочайшей точности попадания. Ракету МХ демонстративно назвали «охотницей за головами кремлевских лидеров». Впервые человек в образе христианского фанатика грозил смертью конкретно советской элите.

Достойное продолжение гитлеровской стратегии! Били-то по психике не всего советского народа, а по сознанию наших руководителей. Точечно и умело! И коленки у Кремля стали слабнуть, когда США принялись размещать в Западной Европе ракеты средней дальности, которым лету до Москвы было 10–15 минут. В расчете на то, что в Кремле просто не успеют дать команду советским ядерно-стратегическим силам…

СССР мог бы ответить тем же и заявить о плане встречного террористического удара. Пригрозить, что мы ударим по средоточиям западной элиты, по местам ее деловой активности, управления, житья и даже отдыха.

Но… Москва на это не пошла.

Удар по самому уязвимому звену СССР

Наш враг нащупал самое уязвимое звено Красной империи и ударил в него так сильно, как только смог. Что это за звено? – советская высшая бюрократия.

Забудьте, когда вам говорят о том, что СССР рухнул из-за нехватки средств, технологий или тяжести гонки вооружений. И денег, и мозгов, и золотых рук, и возможностей производить непобедимое оружие у нас хватало. Даже с лихвой. Главная наша слабость крылась в области метаистории.

Дело в том (и мы об этом написали в первой книге «Крещения огнем»), что Советский Союз был в ХХ в. «гостем из будущего», попыткой создать социум третьего тысячелетия в прошлом веке. Другого выхода у русских просто не было: без советского проекта старая капиталистическая Россия просто распалась бы и исчезла. Накопившиеся противоречия и диспропорции в обществе превратили Российскую империю 1910-х г г. в готовый рвануть паровой котел. Не было бы колоссального внутреннего перенапряжения – не смогли бы вызвать революцию ни доллары американских банкиров-масонов, ни марки немецкого Генштаба. Ни пломбированный вагон с Лениным из Второго рейха, ни пароход с Троцким из США. В рамках привычной капиталистической логики ХХ в. Российская империя, свалившись в кровавый хаос Гражданской войны всех против всех, должна была повторить судьбу Австро-Венгрии и Османской империи. То есть развалиться на массу мелких «суверенных государств».

По обычной исторической логике, нас в ХХ в. не должно было быть. Русская элита – генералы, промышленники и политики, сбросив царя в феврале 1917-го (без всякого участия большевиков-коммунистов), породили хаос и распад. Вам напомнить, как в реальной истории все эти врангели, деникины, юденичи, колчаки и атаманы семеновы, даже воюя с одним врагом – красными, при этом ожесточенно грызлись между собою? Словно Китай те же времен, бывшая Российская империя без коммунистов разлеталась на куски во главе с военными «патриотическими» диктатурами. Была бы Украинская соборная держава, Центророссия, республики Сибирская и Дальневосточная. Плюс самостийные Войско Донское, националистические республики Грузия, Азербайджан и Армения, татарские «суверенитеты» в Поволжье и Крыму. Не исключено, что Северо-Запад с Петроградом (до Пермской земли включительно) тоже выделился бы в «независимое государство». Туркестан уходил однозначно.

Красные, победив, снова объединили страну. Они – как бы ни вопили антисоветчики о миллионах жертв коммунистического террора – спасли Россию. Потому что распад страны в начале ХХ в. унес бы жертв раза в два больше. Можно представить жизнь во всех этих обломках империи. Диктаторы-генералы на белых коньках во главе. Попы с церквами (муллы с минаретами). Дородные купчины («национальный капитал») и еврейские банкиры. Малоразвитая промышленность. В основном – сырьедобывающая. Основное население – крестьяне. Нищета и коррупция повсюду. Иностранные концессии. Пограничные конфликты между опереточными «самостийностями».

Затем этот мусор местечковых, слабых и коррумпированных самостийностей попадал бы под протекторат Британии и Франции, а потом наворачивался на гусеницы немецких танков.

Гитлеровская Германия расщелкала бы все эти украины, петербургии и «донские республики» как семечки. Да и что они, аграрно-сырьевые, могли бы противопоставить стальной немецкой машине агрессии – с ее танками и авиацией? Обломок Российской империи, Польшу (что была куда более развитой в царские времена, нежели Украина), фрицы в 1939-м растерзали за три недели – а затем истребили 6 миллионов поляков. «Суверенную Украину» тридцатых годов Третий рейх покорил бы дней за десять. (Так было с Югославией в 1941-м). Враз получив и уголь, и железо, и марганец, и продовольственные ресурсы, и миллионы рабочих рук. Столько же ушло бы на захват казачьего «независимого» Дона. Немцы припали бы к нефтяным промыслам Майкопа и Грозного, к скважинам в Азербайджане и Поволжье. И тут же миллионная японская армия прибрала к рукам огромные куски Сибири. И никакие американские военные базы в «русской» Дальневосточной республике не спасли бы от японского вторжения.

Напомнить, какую долю восточных славян планировали уничтожить немцы при колонизации захваченных русских земель?

Русские обманули судьбу, невероятным броском уйдя от нее в будущее. СССР во многом предвосхитил реалии XXI в. Но вот беда: для строительства такой страны, общества будущего, со всемерным развитием личности и творческих сил человека, требовались и соответствующие технологии. Не тракторы-керосинки, не токарные станки и печи-домны, не ДнепроГЭС и Магнитка, а нечто намного более продвинутое. Для полноценной жизни (и полного раскрытия возможностей Красного проекта) СССР требовалась, например, полностью роботизированная промышленность, которой не нужны были многомиллионные армии рабочих и менеджеров. Промышленность гибкая, перенастраиваемая, требующая лишь творцов-изобретателей и инженеров. Нужны были генная инженерия и Интернет, компьютеры и нанотехнологии, оптоэлектроника и организационные компьютерные технологии, способные породить государство и корпорации с минимальным и «плоским» (а не пирамидальным) бюрократическим аппаратом. Словом, СССР нуждался в том, что преодолевало экономику с ее дефицитом ресурсов, уничтожало чиновничество и низводило товарно-денежные отношения на самый низкий уровень. Безлюдное производство не давало расплодиться глупым, неразвитым «частичным людям» – придаткам к машинам и конвейерам. Наоборот, огромные ресурсы уходили бы на колоссальную сферу воспитания и подготовки людей наивысшего качества, сильных, творческих и умных. Технологии будущего обеспечивали бы при этом главные жизненные блага для всех и с мизерными затратами ресурсов: жилье, энергию, пропитание, одежду. Причем самого высокого качества. Дома – индивидуальные, пищу – чистую и здоровую. Медицину – футуристическую, «здраворазвивающую». А развитая компьютерная техника, информационные и организационные технологии рыли могилу многочисленной бюрократии.

Но таких технологий не было ни в 1917-м, ни во времена сталинского рывка. Ни гораздо позже. СССР вынужден был жить на технологической базе прошлой эпохи. Именно это его и погубило. Сначала пришлось применять жесточайшие методы для постройки индустрии уровня хотя бы ХХ столетия, что обернулось массовыми жертвами и породило миллионы недовольных. А потом, чтобы поддерживать функционирование и развитие созданной индустрии Фабричных Труб, пришлось содержать огромную бюрократию и армии «частичных людей», негармонично развитых и примитивных. И еще – сохранять товарно-денежные отношения.

Разрыв между проектом и имеющимися технологиями стал для нас роковым. Расплодившаяся бюрократия ни в какое будущее идти не желала. Во-первых, ей в голову лезли мысли: «А чего это мы, советские начальники, вынуждены жить так скромно по сравнению с западными топ-менеджерами и владельцами компаний? Почему вынуждены довольствоваться „Волгами“ и одноэтажными государственными дачами? Мы хотим разъезжать в „Мерседесах“ и жить в шикарных особняках, иметь счета в швейцарских банках и загорать под пальмами!» Во-вторых, бюрократия при этом осталась бюрократией, успешно гасившей опасные для себя направления в развитии советских технологий. Все, что могло дать СССР действительно дешевые и качественные жизненные блага, все, что могло заменить старые и затратные отрасли на небольшое суперэффективное производство, подавлялось. И это мы с Сергеем Кугушевым описали в книгах цикла «Третий проект». Наконец, технологи будущего грозили сделать бюрократию ненужной, вели дело к ее радикальному сокращению. А этого госчиновники ох как не желали! И выше мы уже рассказали, как чиновники в начале 70-х задавили развитие в СССР организационных технологий, антибюрократичных по сути своей.

Именно рать начальников решила не сражаться за СССР будущего, а сдать его под предлогом странной американской опасности и потом разграбить, разделив на части и начав дикую приватизацию. Вы этих людей прекрасно знаете: в свое время выбросив партийные билеты, они заделались записными антикоммунистами и пошли стоять по церквам со свечками. Их до сих пор по телевизору показывают.

Когда в начале восьмидесятых уже известный вам Владимир Крылов подавал в ЦК КПСС записки о том, что США блефуют, что они сами выдыхаются и стоят на пороге экономического краха, что их можно и нужно положить на обе лопатки, его осаживали. Ты что, мол? О чем ты говоришь? Главное – детант, разоружение и разрядка международной напряженности!

(«Детант» по-французски – «разрядка напряженности». Модное словечко, которое в 70-80-е употребляли американцы и подражающие им снобы из отечественного МИДа. Наши «мидаки» – вообще большие любители исковеркать русский язык, применяя иностранщину к месту и не к месту. У них не прозрачность, а транспарентность, не участник переговоров, а коспонсор, не линия переговоров, а трек, не выдача преступника, а экстрадиция. Классический пример зависимости мышления от иностранных теорий и представлений).


Так вот, американцы смогли нащупать эту «пятую колонну» и умело на нее воздействовать. Они ее и запугали, и соблазнили.

Со второй половины 1980-х годов советская бюрократия принялась с энтузиазмом ломать СССР по планам из Вашингтона. А существование миллионных масс «частичных людей», работников старой индустрии, облегчило задачу слома. Тупые и примитивные работяги легко поддались на соблазны «сладкой жизни» в обмен на отказ от Великой цели.

Любой мало-мальски приличный историк укажет вам на странную «саморазвивающуюся реакцию» восьмидесятых годов. Итак, в 1985–1986 гг. СССР, несмотря на нарастающее давление Рейгана, держится, причем иногда весьма успешно. А с 1986 г., когда натиск США идет на убыль и сами они начинают задыхаться от напряжения, когда высшие эшелоны Вашингона оказываются парализованными скандалом вокруг дела «Иран-контрас», советская бюрократия приходит на помощь врагам СССР. Она сама принимается корежить страну, громко вопя об ужасах холодной войны и о бессилии, о невозможности продолжать противостояние. Процесс разрушения Союза идет уже без особых усилий с американской стороны, как цепная реакция в атомном реакторе. США колотит лихорадка, 1987-й грозит стать началом новой Великой депрессии, – а Горбачев играет в поддавки! Так работала предавшая собственный народ кремлевская «элита». В Вашингтоне смогли внешними воздействиями запустить эту саморазвивающуюся реакцию.

Горькая ирония истории заключается в том, что СССР оказался повержен в аккурат накануне появления всех необходимых для его полной победы технологий будущего! Американцам нужно было успеть – и они напряглись. И успели нас свалить.

Да, американцы слишком досконально нас изучили. А исследовав, смогли нанести смертельный удар.

Узнай врага своего, перед тем как идти на него войной! И сей урок остается непреходящим.

ГЛАВА 3
На острие главного удара

Холодные ветры восьмидесятых

С самого начала Рейган и его люди пошли в рискованную атаку на грани фола. Словно вернулись времена Второй мировой и самого начала холодной войны. Они воскресили дерзкий дух Гитлера времен Мюнхена. Только рисковали уже куда больше, чем он в тридцатые. Ведь янки противостояли не надломленные Первой мировой, бледнеющие от одного предчувствия крови французы и англичане, а СССР – империя, способная на смертельный контрудар. От наших ракет не могли защитить океаны, отделявшие американцев от Евразии. И мы тогда с удивлением и неприятным холодком увидели новый лик Соединенных Штатов. Он казался жестоким и решительным…

Оторвусь от компьютера и закурю от волнения. Слишком живы в памяти картины того времени. После теплых и безоблачных семидесятых восьмидесятые представляются мне ранней холодной осенью. Со свинцовыми тучами и пронизывающим студеным ветром. Произошедший перелом мы почувствовали кожей.

Кем были тогда Калашников и его школьные друзья? Юными одесситами, обитателями контактной зоны. Здесь, в красивом портовом городе, встречались сразу несколько миров. С одной стороны, был мир советский: райкомы и райисполкомы, черные «Волги» местных партийно-хозяйственных сановников, кумачовые лозунги, звавшие достойно встретить ХХVI съезд КПСС. С другой – Запад и удивительная ойкумена Юго-Восточной Азии. Мы слушали последние новинки западной музыки, слушали серебристые «Панасоники» и «Саньо» с «глазами» мощных динамиков, носили привезенные моряками модные вещи, листали цветные торговые каталоги из Европы. В киосках «Союзпечати» продавались «Правда», «Известия» и «Комсомолка», но в квартирах наших лежали номера «Плейбоя», на стенах висели календари с роскошными обнаженными дивами. В семидесятых в моде были широкобедрые девушки с тонкими талиями и неизменно круглыми грудями. А уж порно мы смотрели регулярно. И еще волновали нас красочные иллюстрации из «Звездных войн», выходивших на западные киноэкраны.

Обрыв старого времени почувствовался остро. Семидесятые для меня словно погасли в два поворота магического выключателя. Первый щелчок – серьезный голос диктора в декабре семьдесят девятого, возвещающий о вводе ограниченного контингента советских войск в Афганистан. Второй – последнее беззаботное лето восьмидесятого. С фильмами о приключениях Электроника, о пиратах ХХ века и с олимпийским Мишей-талисманом, улетевшим в небеса со стадиона в Лужниках под слезы расчувствовавшейся зрительницы. Словно стена из толстого стекла отделила нас от летних и солнечных семидесятых. Где-то за ней остались «Здравствуйте, я ваша тетя», где судья Кригс гонялся за донной Розой в исполнении Калягина. Передача «В гостях у сказки» с ведущей тетей Валей. Оптимистичные фильмы «Москва-Кассиопея» и «Отроки во Вселенной»…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Поделиться ссылкой на выделенное