Максим Григорьев.

Кондопога: что это было

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

Обладало ли достаточными возможностями руководство ЦБК для предотвращения ситуации в городе?

Да – 28, 4%

Нет – 71, 6%


Вопрос задавался всем респондентам, в таблице приведены данные по всем респондентам, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984)

То, что 28, 4% опрошенных считает, что руководство ЦБК обладало достаточными возможностями для предотвращения тревожной ситуации в городе можно интерпретировать и как существенные потенциальные возможности комбината влиять на социально-политическую ситуацию в городе, и как явные ожидания этого со стороны жителей города.

Исполнительная власть в городе

По мнению экспертов, Туркеничев Александр Иванович, бывший глава района, по разным причинам неоднократно пытался уйти в отставку задолго до произошедших трагических событий, но удалось ему это только 15 августа 2006 года (за две недели до трагических событий, вопреки расхожему мнению о том, что в отставку он ушёл в связи с беспорядками в Кондопоге, навязываемому в СМИ). Исполняющим обязанности был назначен П. А. Кириленко.

О деятельности главы района местному населению известно немного. В городе распространена история о том, что однажды население города обратилось в редакцию одной из местных с газет с просьбой опубликовать в номере фотографию главы района «чтобы знать хотя бы как он выглядит» (Интервью № 31) То, что ему удалось сохранить инкогнито в городе с населением около 35 000 человек, как нельзя точнее описывает степень его вовлечённости в жизнь района.

Один из экспертов достаточно подробно описывает обстоятельства прихода к власти в городе мэра Анатолия Михайловича Папченкова. По информации эксперта, Папченков до сих пор является депутатом Законодательного Собрания Республики Карелия, и полномочия его истекают в течение ближайшего времени. Одновременно с этим, Папченков минувшей весной был избран на пост главы городского поселения Кондопога.

Еще на предыдущих выборах в мэры Кондопоги, директор ОАО «Кондопога» (ЦБК) В. А. Федермессер предлагал Папченкову баллотироваться на эту должность, как кандидату от комбината. Однако в тот раз Папченков отверг это предложение, мотивировав отказ тем, что ему хватает работы и в законодательном собрании. По словам респондента, за этим отказом у Папченкова с Федермессером последовала ссора, после которой руководитель ЦБК заявил Папченкову, что его «даже дворником тут никто на работу не возьмет» (Интервью № 10).

Однако следующие выборы мэра Папченков выиграл, по словам эксперта, продолжая оставаться оппозиционным действующему руководству ЦБК: «Ему не то, чтобы разрешили избираться, скорее ему просто не стали мешать. Но договора у него Федермессером не было» (Интервью № 10).

По мнению эксперта, что Федермессер не стал препятствовать Папченкову ввиду того, что контроль над властью в городском поселении не представляет для ЦБК большого интереса, т. к.

ключевые решения принимаются на областном уровне.

Для оценки эффективности деятельности городской администрации достаточно показательны результаты проведенного опроса общественного мнения: При ответе на вопрос «Оцените, пожалуйста, как на вашу жизнь повлияли следующие лица и структуры за последний год» большая часть опрошенных – 61, 1% указала на полное отсутствие какого-либо влияния на свою жизнь городской власти Кондопоги, а 21, 9% опрошенных оценивает это влияние как в разной степени негативное. При ответе на вопрос «Кто, на ваш взгляд, виноват в этих событиях?» весьма значительная часть опрошенных (15, 5%) обвинила именно городскую власть в произошедшей трагедии.

Бизнес в Кондопоге

По мнению опрошенных, единственной организацией, полностью соответствующей названию «бизнес-структура», является кондопожский ЦБК. Кроме того, существует несколько магазинов, несколько кафе/столовых, точек игровых автоматов и так далее – все они не существенно влияют на жизненный уклад Кондопги. Кроме того, существует рынок, который, по мнению экспертов, полностью находится под объединенным контролем чеченцев и азербайджанцев. Мнение о том, что рядом с ЦБК в Кондопожском районе другому крупному бизнесу нет места, можно проиллюстрировать словами одного из экспертов: «Крупному бизнесу там места нет – Федермессер все контролирует, наверное, не случайно несколько крупных предприятий обанкротились, а мелкий уровень его не интересует, вот там чеченцы и захватили контроль над ситуацией» (Интервью № 31).

Правоохранительные органы города

Как эксперты, так и жители города единодушны в негативной оценке правоохранительных органов Кондопоги. Среди респондентов не нашлось ни одного человека, кто мог бы высоко оценить деятельность местной милиции, или хотя бы положительно отозваться об эффективности её работы: «Милиция не работает нормально» (Интервью № 67), «Я думаю, что если милиция приехала и ничего не сделала, то надо всех их под суд вместе с убийцами» (Интервью № 54), «Пока им команду не дадут или денег, они сами и палец о палец не ударят» (Интервью № 67), «Они же тут только пьянь и наркоманов отлавливают. Конечно, они к таким делам не готовы были» (Интервью № 11).

Эксперты нередко указывают на одновременную коррумпированность и деморализованность органов милиции: «Милиция чеченцев прикрывала все время» (Интервью № 104) и «Местная милиция абсолютно ничего не могла, да и жители были достаточно запрессованы, чтобы понимать, что обращаться бесполезно. Платили милиции, но не много – в основном, угрозами действовали. Там же из местных ребят набирают, у них тут же родители, семьи, не полезут они против чехов. Ведь если в районе все плохо, то милиция – престижное место, стабильная зарплата и не такая маленькая, серьезные ребята туда и идут. А тут комбинат, поэтому в милиции по сравнению с ним зарплаты низкие» (Интервью №23).

Преступные группировки в Кондопоге

По мнению ряда экспертов, криминальную ситуацию в городе можно охарактеризовать как борьбу между представителями чеченских криминальных групп и криминальных групп, сформированных в основном из коренных жителей. При этом состав формально «местных» криминальных группировок не является однородным по национальному признаку. В них включены также представители некоторых кавказских национальностей. В то же время, чеченские группировки однородны по национальному признаку. Также, по версии экспертов, представители чеченских группировок контролируются московскими криминальными сообществами. Что до группировок коренных жителей, то в течение последнего полугодия в республике в целом, и в частности в Кондопоге, через них действуют представители петербургского криминального сообщества.

Относительно сферы влияния чеченских преступных групп на территории республики Карелии, показательно следующее мнение: «Во всей Карелии всего два района, где чеченцы контролируют ситуацию – Олонецкий и Кондопожский. В Олонецком районе года три назад они совсем обнаглели, но конфликт был улажен путем выезда представителя и согласованного решения о недопустимости открытого противостояния. Чеченцы были основной крышей. Местные русские бандиты там есть, но в систему они не входят. Воры («в законе» – авт.) из Кондопоги денег не получают». (Интервью № 23)

Постепенно чеченские преступные группировки полностью подчинили себе криминальную сферу жизни Кондопоги: «Пару лет назад чеченцы окончательно установили контроль над городским малым бизнесом. Вывозили предпринимателя, подвешивали на дерево за ноги и «договаривались», угрожая его жизни и жизни семьи. Всего-то тех, кто дела делает человек 20-25, остальные – члены семей, и то эти 25 – считая от 16 до 50 лет» (Интервью № 23).

При этом «ЦБК вне системы. С одной стороны, Федермессер – хозяин района, но его ничего кроме комбината не интересует. У него охрана из серьезного московского ЧОП’а, получают нормально, работают вахтовым методом, в делах местных и республиканских не замешаны никак» (Интервью №23).

Большинство жителей города никогда не сталкивались с представителями преступных группировок, отличных от чеченцев: «Нет у нас какой-то там мафии. Это же не Петрозаводск, не Питер… наркоманы есть, хулиганы… Но сваливать проблемы на какую-то мафию – это просто способ ответственность с себя снять, что бы самим не отвечать за свои ошибки. У нас же маленький город, на виду все» (Интервью № 100).

Низкую активность других организованных преступных группировок, отличных от чеченцев, в городе подтверждают данные социологического опроса. На вопрос «В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп?», 91, 5% ответили, что не имели опыта негативного общения с представителями организованных преступных групп отличных от «чеченцев».

ЧАСТЬ IV
МЕЖНАЦИОНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ В ГОРОДЕ: «ДО СОБЫТИЙ»

Глава I. «Новые» и «старые» выходцы с Кавказа

Как показали глубинные и экспертные интервью, население Кондопоги разделяет проживающих в городе выходцев с Кавказа не столько по национальному признаку, сколько по тому, насколько они адаптировались и ассимилировали в местных условиях. Таким образом, возникает деление на «старых», прибывших не позднее конца 90-х годов, и «недавно прибывших» (начиная с 2000-го года).

«Старые» выходцы с Кавказа, по мнению многих респондентов, нормально подстраиваются под карельский образ жизни, не нарушают законов, порой обзаводятся русскими семьями, друзьями и в конечном итоге «русеют», в то время как «недавно приехавшие» часто ведут себя вызывающе. В первую очередь в поведении «недавно прибывших» коренное население не устраивает пренебрежение к местным законам, традициям и попытки навязать свои обычаи. «Наглые они. Те, конечно, которые сюда в последнее время поприезжали… Те, что давно тут живут, они почти уже как русские, обрусели как-то. Я их и не воспринимаю, как „черных“, и другие тоже…» (Интервью № 69). Этого мнения придерживаются даже некоторые представители коренных народов Кавказа и Закавказья. «Те, которые давно приехали уже поняли все правила игры, адаптировались, и считают себя русскими, а те, кто недавно с гор спустились и лезут в чужой монастырь со своим уставом, часто вызывают недовольство местных жителей и милиции» (Интервью № 86).

Таким образом, становится понятно, что у большей части местного населения (за исключением людей, изначально придерживающихся националистических взглядов («Вот я тут родился, но я же не еду к ним. Зачем эти сюда припёрлись?» – Интервью № 102), недовольство назревало именно по отношению к «недавно прибывшим», а если точнее, то, судя по всему, большинство жалоб высказывалось относительно конкретной группы молодых чеченцев. «Чеченцы, они ведь тоже не все отморозки, те, кто до 91-го года приехал, ничего, уживались. Все равно нервно рядом с ними жить, но вот те, кто приехал после войны, первой и второй, вот они совсем без головы. Их старейшина (Саламбек Муртазаев) сам говорит, что не слушают они его» (Интервью №4).

По разным данным, «новых», вызывавших наибольшее раздражение, было примерно 15-20 человек – этнических чеченцев. Один из экспертов (Интервью № 32) пояснил, что «они выросли во время войны, и если сами и не воевали, то воспитаны они всё равно на крови и жесткости». Однако эксперт выразил опасение, что те самые молодые чеченцы на самом деле – боевики, «зализывающие раны в тихом лесном краю».

Глава II. Поведение «новых» выходцев с Кавказа – взгляд жителей города

Одной из основных задач был ответ на вопрос: Насколько объективна «усталость» населения города от поведения «новых» выходцев с Кавказа и Закавказья? Действительно ли они «терроризировали» город и его население?

Для объективной оценки ситуации были использованы три вопроса: «Слышали ли вы о том, что кто-то пострадал от представителей коренных народов Кавказа и Закавказья за последний год до трагических событий в ресторане «Чайка», если «да» – как именно?»; «Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно?»; «В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп? Если „да“, то в какой степени?»

Слышали ли вы о том, что кто-то пострадал от представителей коренных народов Кавказа и Закавказья за последний год до трагических событий в ресторане «Чайка», если «да» – как именно?

Нет, не знаю, не слышал, не уверен – 47,2%

Бьют, драки – 21,2%

Да, конкретизировать не буду – 11,9%

Отбирают, воруют, мошенничают, рэкет – 7,1%

Убивают – 5,7%

Грубят, хамят – 2,4%

Спорные ситуации, конфликты – 2,2%

Насилуют девушек – 1,5%

Слухи про «Чайку» – 0,7%

Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984)


Больше половины опрошенных – 52,7% заявили о том, что они слышали о случаях грубого или криминального поведения выходцев с Кавказа и Закавказья. Однако недавно произошедшие события могли повлиять на характер ответов и одного лишь этого вопроса было явно недостаточно для того, чтобы сделать объективные выводы.

В связи с этим был использован вопрос «Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно?», причем респондентов в максимально возможной степени просили рассказать как именно. На этот вопрос утвердительный ответ был получен в 13,1% случаев, т. е. из 984 опрошенных 130 человек лично пострадали от выходцев с Кавказа и из Закавказья. Эта цифра является крайне высокой для населения небольшого города.

Фактически это означает, что почти у каждого жителя города был кто-либо, кто пострадал от данной категории лиц. Далее приведены расшифровки ответов – как именно пострадали.

Пострадали ли вы лично за последний год до трагических событий от представителей народов Кавказа и Закавказья, если «да» – как именно?

Нет – 86,3%

Да, грубили или издевались – 6,4%

Да, драка или избили – 2,5%

Да, не хочу говорить как – 2,4%

Да, отняли, украли – 1,2%

Они пострадали от меня – 0,6%

Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984)

Расшифровка категорий ответов на вопрос



В течение года до трагических событий сталкивались ли вы лично с проявлениями грубости, несправедливости, хулиганства, физического насилия по отношению к вам со стороны представителей ниже перечисленных групп? Если «да», то в какой степени (от 1 до 5, «1» соответствует – «не сталкивался», «5» – «сталкивался в максимально негативной для себя форме»)?

Вопрос задавался всем, кроме представителей коренных народов Кавказа и Закавказья (n = 984)


Таким образом, можно констатировать, что население города действительно находилось в крайне неблагоприятной психологической ситуации по вине выходцев с Кавказа. В особенности это касается чеченцев, которые не считались с нормами и правилами поведения, принятыми среди представителей коренного населения, унижали достоинство людей, угрожали здоровью и личному имуществу.

Вместе с тем, уровень максимального негатива по отношению к выходцам с Кавказа даже меньше, чем по отношению, например, к чиновникам (9,2% против 9,9%).

При этом необходимо отделять поведение «новых» выходцев с Кавказа по отношению к коренному населению от соперничества чеченских и русских криминальных группировок, рэкета по отношению к местному малому бизнесу. Несмотря на то, что последнее имело достаточно острый характер именно первое – унижение достоинства местного населения вызвало массовое негативное отношение и создало обстановку, подготовившую почву для последующих событий.

В ходе экспертных и глубинных интервью эти выводы были подтверждены целом рядом конкретных негативных характеристик этой группы «новых» выходцев с Кавказа: «Провоцировали чеченцы к себе негативное отношение – и девушек, женщин на рынке задирали, апофеозом стало, когда молодежь их стала на рынке танцы устраивать национальные» (Интервью № 1), «Народ натерпелся от них», «Даже мой сын получил по зубам как-то, никого не нашли» (Интервью № 2); «Некоторых наших ребят они круто прижимали, семьям угрожали» (Интервью № 12); «С чеченцами бороться тяжело. Судиться не получается, они денег дают и судье, и заявителю, а если что – угрожают» (Интервью № 14); «Его (сына) просто окружили и без драки отняли мобильник и деньги, да у него с собой не много было, он шёл себе несколько дисков купить» (Интервью № 15); «В итоге мне пришлось цены поднять, а то они угрожать стали, что машину сожгут, а я на эту машину копил несколько лет» (Интервью № 17); «Не могу сказать, что они главные бандиты в городе были, но народ достали – то изобьют кого-то, то бизнесмена прижмут (Интервью № 19); «Если бы им спуску никто не давал, по-другому все было бы. А то они обнаглели совсем, народ зажали (Интервью № 22); «Я не националистка совсем, мне все равно, какого у человека цвета глаза, волосы. Но они, все-таки, действительно себя вели по-хамски» (Интервью № 35); «Прохода не было от них никому» (Интервью № 37); «Меня два раза в клубе зажимали, лапали, еле вырвалась, а то говорят, что они многих насилуют» (Интервью № 38); «Два года назад чеченцы ее вдвоем изнасиловали, она отнесла заявление, давала показания, хотя долго не могла решиться. Но ведь до сих пор никого не посадили, говорят, что следствие ведется. Хотя знают они всех (милиция чеченцев – авт.), там тех, кто насиловать может, всего человек 20» (Интервью № 40); «Они оборзели совсем. Это, конечно, всех раздражало, сколько можно-то?» (Интервью № 46); «Ведут себя, как у них там в горах принято, наверное. Орут, пристают к нормальным людям. И при этом еще и так, будто они тут вообще главные» (Интервью № 49); «Чеченцы всегда вели себя несколько вызывающе, что причиняло неудобство окружающим» (Интервью № 55); «Народ устал от безнаказанности чеченцев» (Интервью № 57); «Наглеть они начали только в последнее время». «Может, почувствовали безнаказанность свою, а может, это „новая кровь“ их подоспела просто» (Интервью № 85).

При этом приезжие также ощущали негативный настрой со стороны местного населения. Это подтверждают как представители кавказских народностей («Для местных ведь все равно, ты гражданин этой страны или другой, чеченец или азербайджанец, осетин или грузин. Для них мы все чужие. Очень плохо относятся. Чуть что не так, обзываются» (Интервью № 81), «Бывает, приходят молодые парни на рынок, что-то ходят, выбирают, а на меня и на других смотрят как будто мы у них украли что-то» (Интервью № 72), так и приезжие из не кавказских республик бывшего Советского Союза («У меня мать русская, жена русская, а я приехал, и как к фашисту относятся – и на работе, и в кабинетах» (Интервью № 15).

Основываясь на информации, полученной в одном из интервью, можно констатировать, что антикавказские настроения распространяются на представителей младшего поколения («Моя подруга работает в травме, к ней мальчик поступил азербайджанец, по-моему, его во дворе толкнули русские мальчишки, такие же как он, не хотели чтобы он с ними играл, а он головой ударился – сотрясение мозга, раньше ничего такого не было» (Интервью № 59).

ЧАСТЬ V
ОРГАНИЗАТОРЫ «КОНДОПОЖСКИХ» СОБЫТИЙ

Установить всех организаторов не представляется возможным. Однако, по многочисленным свидетельствам, кроме населения города в событиях явно приняли участие три организующие силы, которые действовали согласованно: Движение против нелегальной иммиграции (Москва), малый «русский» бизнес и «русские» преступные группировки города Кондопоги.

Полученные данные позволяют выявить ряд признаков организованного характера событий, а также демонстрируют наличие большого количества не местных участников, действовавших согласованно. Перечислим эти признаки.

Во-первых, наличие организованного распространения информации о митинге и событиях.

Распространение информации обеспечивалось с помощью нехарактерного для города согласованного размещения в сети Интернет, в частности на популярном городском форуме и массового распространения листовок: «У нас даже под выборы почти не было макулатуры, как в крупных городах, а тут вдруг стали листовки разносить» (Интервью № 11).

Была организована раздача листовок: «Они сообщения на телефоны рассылали, листовки разносили – мне двое говорили, что им всучили в руки листовки» (Интервью № 16). Использованные технологии доказали свою «эффективность»: 34, 4% участников митинга ответили, что прочитали о нем в листовке. Кроме того, была использована совершенно не характерная для Кондопоги рассылка информации на мобильный телефон с помощью sms, из которой узнали о митинге 8, 6% участников.

Во-вторых, проходивший митинг отличался высокой степенью управляемости, наличием заранее подготовленной звукоусиливающей аппаратуры (мегафонов), выступающих провокаторов, централизованно управляемой группы среди участников митинга, спецификой выдвинутых требований, централизованной раздачей заготовленных спиртных напитков, возможно, организованной «охраной» из местного криминального сообщества.

Такой простой факт как наличие у выступающих мегафона подтверждает версию о его подготовленности: «Там, на сходе, много было не местных. И мегафоны у них с собой были. Они точно приехали сюда специально. Я думаю, что наши бы сами не додумались бы так жестко ответить, народ у нас все-таки замороженный» (Интервью № 48). Лидер ДПНИ – Поткин, в начале своего выступления, говорит, обращаясь толпе «ничего, если я возьму, а то не слышно», и, после одобрительного гуда толпы, повторяет свой вопрос Папченкову, главе города, который стоит метрах в пяти от трибуны. В ответ опять слышится одобрительный гул толпы, и дальше все выступающие уже говорят в мегафон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное