Максим Шахов.

Захват с прикрытием

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

Впрочем, Логинов был не из слабонервных. Склонившись над раковиной, он открыл краны и сунул голову под струю воды. Скорпион тем временем натянул на руки перчатки и со сноровкой, которой мог позавидовать парикмахер, нанес краску на влажные волосы Виктора. Вся процедура заняла не более минуты. После чего Логинову пришлось натянуть на голову целлофановый пакет.

Скорпион стянул перчатки и засек время. После чего они вернулись в кабинет ветерана. Здесь Скорпион, не пользуясь записями, изложил план операции «Лейли экспресс». План был детальным и содержал несколько вариантов. Что и говорить – поработал Скорпион на славу.

– Вопросы? – наконец спросил ветеран.

– А что по связи?

– О связи после. Сейчас вопросы по плану.

– Вопросов по плану нет. Все ясно.

– Тогда по связи…

Связь со спецами из центра «С» тоже предполагала запасные варианты. Изложив их, Скорпион открыл стол и протянул Логинову лист с рукописным текстом:

– Это кодовая таблица. Экземпляр номер три. Первые два у спецов из «Вымпела». Уничтожишь перед посадкой в самолет. Вызубришь по дороге… – посмотрел на часы Скорпион. – Ну что, идем мыть голову.

Пять минут спустя Скорпион уже сфотографировал Логинова в новом обличье, переодев в белую рубашку. Потом ненадолго вышел, оставив Виктора в кабинете одного. Тот закурил, думая, насколько все-таки непредсказуема судьба. Два месяца назад он был уверен, что покидает Украину навсегда. И вот через каких-то три с половиной часа он снова окажется в Одессе…

– Паспорт будет минут через десять, – сообщил вернувшийся Скорпион. – Так что давай выгребай из карманов личные вещи и документы. И мобильный тоже…

Когда вещи Виктора перекочевали в громоздкий антикварный сейф, Скорпион вытащил из-под стола слегка потертую сумку через плечо.

– Тут все необходимое, даже пара трусов. Если я что упустил, купишь в Одессе. Вот телефоны, карточка и деньги. Карточка «Альфа-банка», у него есть отделения на Украине, так что никаких подозрений это не вызовет. На счету десять тысяч долларов. Но это на непредвиденные расходы. Отчет будешь сдавать мне, так что шиковать не советую. Ну вот и все, Виктор Петрович Гомельский. Кстати, не забудь, что ты за Ющенко, на наклейку обратил внимание?

– Да, – кивнул Виктор.

На слегка потертой сумке была присобачена такая же потертая наклейка – оранжевая подкова и восклицание «Так!». Этот штрих свидетельствовал, насколько скрупулезно подошел Скорпион к подготовке легенды Логинова. Наклейка бросалась в глаза. И любому при виде ее тут же становилось ясно, что владелец сумки если и не активный участник революции на Майдане, то, во всяком случае, политически продвинутый гражданин Украины. Но уж никак не сотрудник российских спецслужб.

Покончив с делами, Скорпион снова посмотрел на часы. В запасе оставалось еще несколько минут, и ветеран решил посвятить их нравоучениям.

– Вот смотрю я на вас, молодых сотрудников, и сокрушаюсь. Профессионализм сходит на нет…

– Это вы все насчет моей прошлой одесской командировки? – уточнил Виктор.

– И насчет нее тоже.

Поверь, я провел десятки сложнейших операций по всему миру. И ни об одной из них не стало известно – никому. А ты такого наворотил в Одессе за день – что слон в посудной лавке. Разницу улавливаешь?

– Улавливаю. Но сравнение некорректное.

– Это почему?

– Да потому, что мы занимаемся разными вещами. Вы когда-то работали на сверхдержаву. И этой сверхдержаве было наплевать, сколько людей погибнет ради глобальной цели – построения коммунизма в мировом масштабе…

– Ну-ну?.. – прищурился Скорпион.

– Вы убивали президентов, диктаторов, политиков и кроили новейшую историю на свой лад. А я таких высот не достигаю. Я просто спасаю людей. И если я могу сохранить жизнь десятку невинных людей, мне глубоко наплевать, кто станет в той местности президентом. История сама все расставит по местам…

– Гляди какой гуманист выискался…

– Да нет, я никакой не гуманист. Я тоже убивал. И неоднократно. Но я убивал ради того, чтобы спасти жизни десяткам, сотням, а может, и тысячам людей. И буду спасать их и впредь, независимо от того, выглядит это профессионально или нет и что скажет об этом начальство…

– В прежние времена за такие разговоры ты бы сел, – констатировал Скорпион.

– Наверное, – пожал плечами Виктор. – Но сейчас времена другие.

– Смутные времена. И гнусные.

– Возможно, – снова пожал плечами Виктор. – Но, как сказал один бывший клиент Конторы, времена не выбирают – в них живут и умирают. И я просто живу так, как подсказывает мне совесть…


За пять минут до обеда Мамонт прошел по коридору к кабинету группы Петрова. Из-за двери доносились приглушенные вскрики:

– Ого! Вот это фактура!

– Классно он ее!

– А ну малехо вперед прокрути, а то скоро Мамонт припрется!

Полковник Момот тихонько приоткрыл дверь. Петров и двое его оперативников сгрудились у компьютера за спиной Фокина. Экрана монитора видно не было, но из колонок доносились весьма недвусмысленные звуки. Мамонт вздохнул, прикрыл за собой дверь и громко сказал:

– Я что, велел открыть здесь клуб для любителей порно?!

Петров резко развернулся, одновременно делая отчаянный знак Фокину свернуть картинку.

– Так это мы… просто проверяем подключение к Интернету, товарищ полковник!

– Ну и что, нормально подключились?

– Так точно! – вскочил свернувший приложение Фокин. – Скорость подходящая… Просто это самый простой способ ее проверить, товарищ полковник!

– Ну, раз скорость нормальная, – сказал Мамонт, – то к двум часам ты должен успеть подключиться к терминалу пограничников. И прокачать всех пересекших границу за последний месяц через базу. Задание понятно?

– Так точно!

– Тогда работайте!

Спустившись во внутренний двор областного управления, Мамонт уселся в служебный «БМВ» пятой серии. Выехав на Екатерининскую, полковник направил машину к зданию когда-то областного, а теперь апелляционного суда. Припарковавшись, он вытащил мобильник и позвонил:

– Я на стоянке, киса!

– Ага, я сейчас… – ответили в трубке.

Через пару минут по крыльцу зацокали каблучки. Куривший на крыльце охранник-милиционер проводил направившуюся к «БМВ» женщину плотоядным взглядом. Она того стоила.

Судье апелляционного суда Алене Халецкой было чуть за тридцать. Несмотря на недюжинный ум, это была роскошная женщина, словно бы сошедшая со страниц гламурного журнала. Будь Алена дурой, она бы давно вышла замуж за какого-нибудь одесского нового русского и помирала бы от скуки в его роскошном дворце на Большом Фонтане. Благо претендентов хватало.

Но Халецкая не была дурой, поэтому с ней было трудно. Их с Мамонтом бурный роман сопровождался частыми ссорами. Сейчас, правда, наметился относительно спокойный период, так что они даже решили вместе пообедать, не боясь выколоть друг другу вилками глаза.

– Привет, зайчик! – чмокнула Алена Мамонта в щеку, опустившись на переднее сиденье.

– Куда едем? – потянулся Павел к замку зажигания.

– Обед отменяется, – вздохнула Алена, вытаскивая из пачки длинную сигарету.

– А что случилось? – настороженно спросил Павел.

– Работа… Дай прикурить, сейчас расскажу.

Мамонт утопил кнопку прикуривателя и тоже потянулся за сигаретами. Прикурив, Алена глубоко затянулась.

– Что-то я вымоталась сегодня. А ты как?

– Нормально, – пожал плечами Мамонт. – Так что у тебя за пожар?

– Выношу постановления об объявлении в розыск.

– На кого?

– На бывших отцов города и области, – пожала плечами Алена. – МВД уголовными делами на них заставило мне весь кабинет. На трех «Газелях» сегодня привезли. Если папки завалятся, меня из-под них три дня вытаскивать будут с поисковыми собаками. Мрак, в общем!

– Почему мрак? – хмыкнул Павел. – Милиция наконец-то работает…

– Я тебя умоляю, Паша! Я же сейчас читаю эти дела! Никто не спорит, что если чиновник украл миллионы, то его надо посадить, чтобы другим неповадно было. Но эпизоды, по которым открывает дела МВД, курам на смех! Человек при зарплате в сто пятьдесят долларов отгрохал себе на седьмой станции дворец за десять миллионов, а они возбуждают дело о незаконной приватизации участка под дом! Анекдот, честное слово! У подавляющего большинства этих дел нет никакой судебной перспективы, это я как специалист тебе говорю!

– А что ты хотела от милицейского следователя? У него зарплата вообще ниже прожиточного минимума. Практически все, кто умел работать, давно разбежались по коммерческим структурам. А те, кто пришел, даже протокол толком составить не умеют. Их сверху давят, вот они и штампуют дела, изощряются в меру своих талантов.

– Какие там таланты? – вздохнула Халецкая. – Это просто имитация бурной деятельности. Обидно, что в результате почти все воры останутся на свободе. И выпускать их буду я, понимаешь?

– Работа у тебя такая, – пожал плечами Мамонт.

– Как меня это все достало!.. – вздохнула Халецкая, тыкая окурком в пепельницу. – Ты меня любишь, Паша?

– Смотря когда как, но в принципе да! – ухмыльнулся Мамонт.

– Тогда забери меня сегодня часиков в шесть после работы, ладно? Я хочу напиться и заняться с тобой разнузданным сексом где-нибудь на природе, на берегу моря, под звездами…

– Звучит заманчиво… Если бен Ладен не осчастливит наш дивный город своим визитом или не случится еще чего-нибудь непредвиденного, я буду как штык!

– Смотри, Паша, ловлю на слове! Если ты обманешь меня и на этот раз, будешь заниматься сексом со своим бен Ладеном!

– Фу, как пошло! Да и поздно уже мне менять ориентацию, киса.

– Тогда жду тебя ровно в шесть! Опоздаешь – убью! Не приедешь, ищи себе другую!

– За что я тебя люблю, так это за кроткий нрав и ангельский характер! – наклонился, чтобы поцеловать Алену, Мамонт.

– Не подлизывайся! – отмахнулась та. – Все, заяц, я побежала! До вечера!

– До вечера… – посмотрел вслед Алене Мамонт.

Все-таки она была обалденной женщиной. Во всяком случае, скучно с ней не было никогда.


По дороге в аэропорт Логинов окончательно вызубрил кодовую таблицу, после чего сжег ее в пепельнице служебной «Волги». Водитель просто приоткрыл окошко, ничего не говоря. Посадка прошла без приключений. К украинскому паспорту Виктора была приложена самая настоящая миграционная карта с позавчерашней датой. Пограничник забрал ее, таможенник удостоил сумку с оранжевой подковой только мимолетным взглядом.

Через тридцать минут Виктор был уже в воздухе, а еще через два с половиной часа обозревал с высоты птичьего полета живописную панораму окрестностей Одессы.


– Ну и?.. – спросил Мамонт, зайдя ровно в два в кабинет группы Петрова.

Фокин торчал в кабинете в одиночестве. Оперативники во главе с майором выехали в город.

– Тут такое дело, товарищ полковник… – начал было подниматься лейтенант Фокин, но Мамонт его остановил:

– Расслабься, не на плацу! – Подцепив стул, он присел рядом с лейтенантом и кивнул: – Ну? Рассказывай…

– В общем, я подключился к терминалу пограничников. Работает, кстати, слабовато. Я данные только из аэропорта и только за неделю еле-еле пока скачал… А вот электронная база просто супер! Не знаю, кто писал программы, но люди явно с головой. Данные погранцов база обработала за несколько секунд и сразу перегнала из Киева ответ. Вот у меня на экране отчет…

– А ну-ка, а ну-ка, – с интересом наклонился Мамонт.

Фокин чуть повернул к нему монитор:

– В принципе тут ничего сложного. Я же говорю, все сделано на совесть, для «чайника». Вторая колонка – данные паспортов, установочные данные можно получить, если щелкнуть мышкой. Только паспортов, по которым в базу успели забить данные, единицы…

Мамонт кивнул. Пользоваться базой действительно было несложно, задумка и вправду была стоящая. Только недоделанная. Из нескольких сотен паспортов, по которым были отправлены запросы, в базе фигурировали только около десятка. Напротив остальных стояла пометка «данные отсутствуют».

– Все понятно, – сказал Мамонт.

– Да нет, товарищ полковник, не все, – покачал головой Фокин. – Тут с одним паспортом какая-то непонятка. База напротив него пишет «error № 0017»… Я как раз пытаюсь разобраться, что это такое. Только справочная система что-то барахлит у них, явно не обкатанная. Я уже три запроса в Киев отправил.

– Ясно, лейтенант. Молодец, занимайся дальше. Разберешься, думай, как нам все данные погранцов охватить. Аэропорт – это капля в море. И если будет что интересное, сразу докладывай.

Ободренный похвалой нового временного начальника, Фокин забарабанил по клавиатуре, что тебе джазовый пианист. Мамонт вернулся к себе.

Благодаря отменной организации работы лично у Мамонта было не так много. В то время как многие начальники управлений целый день проводили в разговорах по трем телефонам одновременно, изводя себя и своих сотрудников бесконечными указаниями, напоминаниями, накачками и контролем, Мамонт покуривал в тиши своего кабинета, обозревая знакомый до последнего булыжника кусок Еврейской улицы.

Секрет был прост – подчиненные полковника четко представляли свой кусок работы и отвечали только за него. И знали, что могут сделать этот кусок и потом хоть в потолок плевать – шеф никогда не станет заставлять кого-то работать «за того парня».

Мамонт не производил замеров, но догадывался, что производительность труда в его управлении «зет» раз в пять выше, чем в других. По той простой причине, что раб, над которым ежесекундно торчит надсмотрщик с плеткой, все равно будет работать намного хуже, чем наемный рабочий, который может сделать свою работу и смыться в кабак.

Но были вещи, которые поручить подчиненным Мамонт не мог. Например, встречи с нештатными агентами. По большому счету, задача сотрудника спецслужб состоит именно в получении информации. И Мамонт это понимал, как никто другой. Среди его «барабанщиков» были весьма высокопоставленные люди. Как раз с одним из них Мамонт и хотел сегодня встретиться.

Однако не успел он войти в кабинет, как на столе зазвонил телефон. Внутренний, из кабинета группы Петрова. Слегка удивленный Мамонт подцепил трубку и буркнул:

– Слушаю тебя, Фокин!

– Товарищ полковник, я только что получил ответ справочной системы и узнал, что такое «error № 0017»! – почти проорал Фокин.

Ощущение было такое, что лейтенант по меньшей мере произвел мировой прорыв в компьютерной науке. Поэтому Мамонт воздержался от сарказма и спросил:

– И что это такое, Фокин?

– Я думаю, вам лучше посмотреть это лично!

Мамонт никогда не расхолаживал подчиненных. Даже если ради этого нужно было снова топать по коридору почти в самый конец крыла, чтобы узнать там какую-нибудь глупость. Подчиненный должен быть уверен, что его работа важна и нужна…

– Сейчас буду, лейтенант! – сказал Мамонт. – Жди.


– Уважаемые пассажиры! Просим вас пристегнуть ремни безопасности! Через несколько минут наш самолет совершит посадку в аэропорту Одессы! – объявила улыбчивая стюардесса «Внуковских авиалиний».

Логинов смотрел в иллюминатор. Справа огромной раскаленной полусковородкой сверкало море. Далеко впереди уже угадывались хаотично застроенные старые кварталы Одессы. На линии водораздела торчали портовые краны и башня выстроенной на морском вокзале гостиницы. «Отличная цель для террористов…» – чисто автоматически подумал Логинов.

– Вам помочь пристегнуться? – с улыбкой склонилась над ним сексапильная стюардесса.

– Времени маловато, – брякнул Логинов. – Разве что на обратном пути…

Шутка получилась грубоватой, но отменно вышколенная бортпроводница нивелировала неловкость:

– Что ж, будем рады снова видеть вас на борту!

Логинов вздохнул. Замдиректора ФСБ был прав. Отпуск подействовал на него разлагающе. Уже через несколько минут Виктору предстояло пройти контроль в аэропорту, а он находился в каком-то идиотски-расслабленном состоянии, словно был беспечным туристом.

Собранности не было и в помине. Наоборот, в голове витали какие-то обрывки из песни вроде того, что «акварели, что в Аркадии на пляже, не покажут в знаменитом ленинградском Эрмитаже». И что-то еще насчет «лунной панорамы». Мрак, в общем. Полная дисквалификация сотрудника спецслужб.

Логинов закрыл глаза, чтобы отбросить ненужные мысли по методике аутотренинга, но не тут-то было. Слева от него сидела пожилая женщина. Очень интеллигентная, но жуткая трусиха. Не успел Логинов толком нырнуть в астрал, как она его оттуда нагло выдернула:

– Извините, вы не можете посмотреть, я правильно пристегнула ремень?..

Логинов открыл один глаз:

– Правильно, все в порядке.

– Ой, я так боюсь! А скажите, вы умеете пользоваться этой штукой?

– Какой?.. – вынужден был открыть и второй глаз Виктор.

– Ну этой воздушной жилеткой. Вдруг нас не примут в аэропорту и нам придется совершать вынужденную посадку в море! Я ведь плавать совсем не умею…

– А-а… Я вам, конечно, помогу ее надеть. Только если нам придется совершать посадку в море, то жилетки нам скорее всего не понадобятся.

– Это почему?.. – с подкупающей наивностью спросила соседка.

– Потому, – решил не расстраивать ее Виктор, – что в этом случае на рейде нас будут встречать спасатели. На быстроходных катерах. С кругами, баграми, теплыми одеялами и горячими бутербродами.

– Вы шутите? – наконец заподозрила неладное соседка.

– Да нет. Просто пытаюсь вас успокоить. Расслабьтесь. Этот «Як», несмотря на свой возраст, намного надежнее любого «Мерседеса». Его еще в прошлом веке скопировали с американских прототипов – с учетом всех недоработок. И вообще – летать на самолетах намного безопаснее, чем ездить в той же маршрутке или переходить в Москве дорогу по «зебре». Реклама не врет.

– Какая реклама?

– «Летайте самолетами „Аэрофлота“ – их так мало осталось!»

Несколько секунд соседка смотрела на Виктора большими глазами, потом нервно улыбнулась:

– Спасибо, вы умеете успокоить. А вы что, летчик?

– Бывший, сельхозавиации, – вздохнул Виктор, поняв, что старушка теперь не отцепится от него до самой посадки. – Уволили по компрометирующим обстоятельствам…

В этот момент мимо них по проходу как раз продефилировала стюардесса, и Виктор окинул ее обтянутую короткой юбкой попку выразительным взглядом.

– Извините, – наклонилась к Виктору соседка, понизив тон, – а разве в сельхозавиации есть бортпроводницы?

– Бортпроводниц нет, – покачал головой Виктор. – Зато вокруг сельских аэродромов всегда уйма доярок. А они при виде летной формы прямо-таки теряют рассудок…


– Ну и что такое «error № 0017»? – спросил Мамонт.

Возбужденный Фокин вскочил, чтобы освободить полковнику место.

– Да сиди ты!

– Да нет, вы садитесь, почитайте!

Мамонт присел и проговорил:

– Так, так… Ага…

– Уже? – спросил Фокин и тут же щелкнул мышкой. – А вот что написано в ссылке!

Пробежав глазами несколько строк, Мамонт удивился уже по-настоящему. И быстро сказал:

– А ну-ка вернись в основное меню! Кто это к нам такой прибыл?

– Сейчас! – торопливо защелкал мышкой Фокин. – Только он еще не прибыл, товарищ полковник. Если я правильно понял, он прибудет только через полчаса. Я же говорю, этот терминал погранцов – полный отстой, все данные в куче!

– В смысле? – спросил было Мамонт, но Фокин уже вернулся в основное меню, и Мамонт все понял сам.

Если данные пограничников были верными, то человек, напротив паспорта которого база написала «error № 0017», находился еще в воздухе. На борту самолета, направлявшегося рейсом Москва – Одесса, лирически воспетом Владимиром Семеновичем Высоцким в знаменитой песне.

– Так! – быстро сказал Мамонт, покосившись на часы. – Это становится уже интересно! Ты, Фокин, просто молодец! Билл Гейтс тебе в подметки не годится. В общем, ордена не обещаю, но отгул как-нибудь дам…

– А я что говорил… – даже слегка зарделся польщенный Фокин.

Впрочем, Мамонт на него уже не смотрел. До посадки оставалось совсем мало времени. Поэтому Мамонт выдернул мобильник и подошел к окну.

– Алло! Слушаю, шеф! – ответил Петров.

– Ты где находишься?

– На Фонтане.

– На Большом или на Фонтанской дороге? – быстро уточнил Мамонт.

– На Большом. Пасем нашего мента-полковника. А он, скотина, шашлыком тут обжирается. Мы уже слюной все изошли…

– Уговорил, освобождаю вас от мучений! Сворачивайтесь и дуйте в темпе в аэропорт! Понял?

– Понял. А что случилось-то?

– Сворачивайтесь, я чуть позже перезвоню, объясню…

– Понял, шеф!

– Занимайся дальше, Фокин, – сказал Мамонт, отключив телефон и направившись к двери. – Может, еще какой «error» найдешь. Надеюсь, о том, что об этом не должна знать ни одна живая душа, напоминать не надо?

– Обижаете, товарищ полковник!

– Да я так, на всякий случай! А то еще не утерпишь, решишь похвастаться перед коллегами своими успехами.

– У нас это не принято. Фирма не та.


Вернувшись к себе, Мамонт быстро перезвонил в милицию. В отдел виз и регистраций. И под благовидным предлогом уточнил у его начальника один не совсем понятный момент. Опустив трубку, Мамонт задумчиво посмотрел на селектор.

Вообще говоря, по правилам он должен был немедленно доложить обо всем генералу. Во-первых, потому что информация была очень перспективной, во-вторых, потому что дело было не совсем по профилю управления «зет».

Только вот звонить начальнику Мамонт не стал. Он прекрасно понимал, что в этом случае и Фокина с компьютером, и дело с лаврами наверняка передадут управлению «ка». И тогда о вожделенном кабинете коллег можно позабыть. Да и орденами с Мамонтом никто делиться не станет, это к гадалке не ходи…

И Мамонт позвонил не генералу, а Петрову.

– Ты где?

– Так на Фонтане, шеф. На шестой на перекрестке торчим, пробка, как всегда, жуткая…

– Какая, блин, пробка! – рявкнул Мамонт. – Я же сказал – быстро в аэропорт! Мигалку, что ли, пропили?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное