Максим Шахов.

Взрыв направленного действия

(страница 5 из 25)

скачать книгу бесплатно

Он был сторонником здорового секса и к садомазохистским штучкам относился со старомодным предубеждением. За это его и не любила бывшая теща. То есть, не за то, конечно, что он не занимался анальным сексом, а за некоторый консерватизм убеждений, который, в частности, не позволял Виктору использовать свое служебное положение так, как хотелось Агриппине Павловне.

Как всегда при воспоминании о бывшей теще Логинов вздохнул. Он продолжал наблюдать за разворачивавшимся в номере действом. Происходящее интересовало его с чисто практической стороны. Балконная дверь верхним углом зацепилась за штору, и Виктор не решался толкать ее дальше, боясь, что рухнет карниз. Между тем кульминация приближалась, и теперь главное было ее не пропустить.

Постепенно блондинка пришла в полное неистовство. Она уже не извивалась на столе, а просто-таки билась в предсмертных конвульсиях. Крепыш, кажется, тоже вошел во вкус этого дела, запрокинул голову и издал странный звук, отдаленно напоминавший брачный крик марала. Логинов покачал головой и решил, что пора.

Не делая резких движений, он поднялся на цыпочки, дулом пистолета снял с угла двери мешавшую штору и отодвинул ее немного в сторону. Путь был свободен. Логинов еще немного приоткрыл дверь, протиснулся в нее боком и несколькими мягкими кошачьими шагами подкрался к ничего не подозревавшим любовникам. Из гуманных соображений он подождал еще несколько секунд.

В тот миг, когда крепыш в последнем порыве подался вперед, и его вскрик слился с вскриком блондинки в едином вопле, Логинов молниеносным движением заломил руку крепыша и, припечатав обоих любовников к столу, тусклым канцелярским голосом произнес на манер кабановского водителя:

– Прощеньица просим – служба… Капитан, ко мне!

Глава 13

Поплавок со встречи с продажным ментом вернулся только через два часа. За это время Чокнутый в своем кресле едва не помер со страха. Несколько раз он хотел спуститься вниз, чтобы припасть ноздрей к спасительному кокаину, но каждый раз его останавливал все тот же страх.

– Ну что?

– Порядок! – выкрикнул с порога Поплавок. – Можешь расслабиться!

– Точно?

– Да точняк! Мы тут ни при чем, так что нас не тронут! Сейчас расскажу, чего мне мусор напел!

– Подожди! Сейчас! – крикнул Чокнутый и устремился на выход.

Вернувшись с кокаином, он втянул в ноздрю целых четыре дорожки и кивнул:

– Рассказывай!

– Короче, все это из-за заварухи в «Туристе». Там седня, оказывается, пальба была. И Матросов, ну который зам начальника ментовки, завалил какого-то командировочного…

– Да ты че? – шмыгнул носом «поплывший» Чокнутый. – Наглушняк?

– Ага! Там вроде два жильца че-то не поделили, и один начал палить в другого! А Матросов документы там как раз проверял. Ну и мочканул одного из них…

– Погодь! Я че-то не вкурюсь, а фээсбэшники тут при чем с людьми Дантеса?

– А-а!.. Так там, в «Туристе», оказывается, еще какой-то фээсбэшник жил, из Москвы.

– Из Москвы?

– Ну да! И по нему этот, которого Матросов завалил, тоже вроде стрелял.

Короче, это дело фээсбэшники забрали себе. И теперь крутят! Кроме людей Дантеса взяли какого-то предпринимателя в мотеле и его бабу!

– Так они по гостиницам пошли шарить, че ли?

– Выходит, так.

– А люди Дантеса при чем?

– А-а!.. Так они на какого-то фээсбэшника напали вроде у «Топаза»!

– Чего-чего? Люди Дантеса напали на фээсбэшника?

– Ага!

– Они че, больные?

– А хрен их знает? Главное, что Дантесу теперь конец! Допрыгался!

Некоторое время Чокнутый переваривал услышанное. Потом сказал:

– Сегодня гуляем! Теперь город наш!

Глава 14

Дверь с грохотом распахнулась, и в номер со зверским видом влетел Захаров.

– Руки за голову! ФСБ! – заорал он.

– Не шуми, – оглянулся на него Логинов. – Наручники…

Защелкнув браслеты на запястьях крепыша, он рывком оторвал его от блондинки и кивнул капитану Захарову:

– На нее надень тоже. И обыщи.

При виде голубого члена крепыша глаза у капитана округлились. Защелкивая наручники на руках блондинки, он старался не смотреть вниз, хоть это было и непросто. Логинов тем временем уложил крепыша на пол, по-быстрому обыскал и начал просматривать документы из лежавшей на кровати барсетки.

– Обыскал? – не поднимая головы, спросил он.

– Д-да, ничего, – сдавленным голосом ответил Захаров.

Логинов оглянулся на Степана и не смог сдержать улыбки. Красный, как рак, капитан стоял вполоборота к столу, придерживая двумя пальцами блондинку за наручники и глядя поверх головы Виктора куда-то в угол. Плечи женщины тряслись от приглушенных рыданий, вздрагивали замызганные голубым кремом ягодицы. Логинов поморщился и негромко сказал, возвращаясь к документам:

– Отведи ее в ванную, пусть помоется. Только посмотри там, чтоб никаких сюрпризов…

– П-пройдемте, гражданка, – все тем же сдавленным голосом неуверенно произнес Захаров.

Кое-как ему удалось поставить блондинку на ноги, и они молча проследовали в ванную. При этом женщина все время хлюпала носом. Покончив с барсеткой, Логинов так же быстро просмотрел содержимое сумки блондинки и повернулся к лежавшему на полу крепышу. Захаров тем временем проверил ванную, снял с блондинки наручники и проговорил, притворяя дверь:

– Мойтесь, пожалуйста… Только дверь закрывать не надо, хорошо?..

Вместо ответа блондинка разразилась целой серией всхлипов, и капитан, стоя под дверью, тяжко вздохнул. Под шум воды в ванной Логинов приказал крепышу встать.

Мужчина поднялся, Виктор кивнул ему на кровать, потом прикурил сигарету и, встав посреди комнаты, представился:

– Моя фамилия Логинов. Подполковник Логинов. Я из ФСБ.

Неловко откинувшийся на кровати со скованными за спиной руками человек выглядел растерянным. В его положении это было вполне естественно. И все же постепенно он приходил в себя.

– Я хочу позвонить своему адвокату, – вдруг произнес он, глядя в сторону.

Логинов выждал некоторое время, наблюдая за крепышом, потом глубоко затянулся и сказал:

– Да бога ради! А что, есть необходимость?..

– Гм-м… – прокашлялся крепыш. – Вы врываетесь, надеваете наручники и… Я хочу знать – в чем меня обвиняют?

К этому времени Логинов закончил наблюдать за сидящим перед ним человеком и взглянул на часы.

– Пока ни в чем, – сказал он. – Однако у меня есть к вам несколько вопросов. Первый: где вы находились сегодня с шестнадцати до семнадцати часов?

– Кто – я? – поднял на Логинова глаза крепыш. Было видно, как он вздохнул с облегчением. – Работал. Ездил по делам. Как всегда.

– Так дело не пойдет, – покачал головой подполковник. – Меня интересуют все ваши передвижения в этот отрезок времени по минутам.

– Да пожалуйста, – недоуменно уставился на Логинова крепыш. – Сейчас вспомню… Так, в четыре я заехал на станцию техобслуживания, пробыл там минут десять-пятнадцать, потом заскочил в салон, хотел подстричься, но Вероники не было, и я поехал в «Локхид»… Вы что, серьезно из-за этого меня арестовали?.. Да я бы сам к вам приехал и все рассказал. Бога ради!..

– Давайте не отвлекаться, – не скрывая своего раздражения, проговорил Логинов. – Значит, вы заехали в «Локхид», и что дальше?

– Ну, они мне должны были поменять «линейку» копира, но им не привезли лампочек, и копир я не забрал. Потом я хотел… Ах да… Вацетис, ну, директор «Локхида», порекомендовал мне своего мастера, и я подстригся у него. В смысле, там же – в «Туристе». Потом…

– Где вы подстриглись?

– В «Туристе». В гостинице. Там рядом с «Локхидом» на первом этаже небольшая парикмахерская. «Лолита», что ли…

– И что потом?

– Потом я опять заглянул к Вацетису. Он попросил подбросить его на Перова, там у него в гаражах автослесарь. Он отогнал ему свой «Форд» еще до обеда, и его нужно было забрать. По дороге он взял в буфете бутылку для автослесаря, и мы поехали…

– В котором часу это было?

– Так, сейчас… В половине пятого или чуть позже, потому что на Перова мы приехали где-то без десяти пять.

– Здорово, – сказал Логинов. – И у вас есть свидетели, которые могут подтвердить ваши слова?

– Конечно, – уставился на Логинова крепыш. – Администраторша, я здоровался с ней, когда входил. Вацетис. Его менеджер по оргтехнике, бухгалтер. Парикмахер. В буфете… Хотя нет. Вацетис выбирал там что-то на закуску, а я сразу пошел к машине. Буфетчица на меня, кажется, не смотрела, но там кто-то сидел…

Логинов вдруг почувствовал себя дурак дураком. Ситуацию глупее просто трудно было себе представить. На диване со скованными за спиной руками и спущенными штанами сидел какой-то предприниматель. В ванной, поминутно всхлипывая, подмывалась его подружка. А посреди всего этого безобразия в одних носках, без ботинок, зато с пистолетом наголо стоял он, подполковник Главного управления ФСБ Логинов. Самое пикантное заключалось в том, что этот самый предприниматель полностью соответствовал описанию и был сегодня с шестнадцати до семнадцати в «Туристе». Но он этого не то что не скрывал, а даже готов был выставить в подтверждение сего факта десяток свидетелей. Логинов вздохнул и сунул пистолет в наплечную кобуру. Было очевидно, что этот Аверьянов ни сном ни духом не ведает о том, что случилось в «Туристе». Или он гениальный актер. Потому что, по крайней мере, три вещи не вписывались в первую версию.

Во-первых, крепыш почти идеально подходил под описание неизвестного, данное майором Матросовым, и вряд ли это было случайностью. Во-вторых, при этом никто из опрошенных гостиничных работников не вспомнил о нем. И, в-третьих, нападение на Нечаева почти наверняка было спровоцировано именно слежкой капитана за машиной Аверьянова. По крайней мере, это было единственное рациональное объяснение случившегося.

Логинов посмотрел на часы и вздохнул. Сеанс экстренного потрошения явно не удался. Эффект неожиданности был потерян, и теперь впереди у них была веселенькая ночка с опознаниями, очными ставками, перекрестными допросами и прочими прелестями следственной практики.

– С «Туристом» ясно, – сказал Виктор. – Вы сегодня были у «Топаза»?

– Кто – я? – вздрогнул крепыш. При этом его глаза забегали по сторонам, а от недавней успокоенности не осталось и следа.

– Ну не я же?

– Да, был…

– С кем разговаривали по телефону?

– Я… я, – с явным испугом повторил крепыш, облизнув внезапно пересохшие губы, – н-ни с кем не разговаривал.

– Да ну, – усмехнулся Логинов, понимая, что наконец-то попал в точку. – А у нас есть запись разговора. Так что лучше сознаться. В порядке, так сказать, явки с повинной. Ну, так я слушаю. Чистосердечное признание, как вы понимаете, смягчит вашу вину.

– Я… я, – запинаясь и мучительно соображая, промычал крепыш.

– Ну, – помог ему Логинов.

– Я…

В этот миг в ванной раздался какой-то грохот, и тут же донесся вопль Захарова:

– Товарищ подполковник! Сюда!

– Сидеть! – рыкнул Логинов на крепыша и в три прыжка оказался у распахнутой двери ванной.

От увиденного Виктор не то чтобы содрогнулся – он видел картинки и повеселее, – но выброс в кровь порядочной порции адреналина ощутил. Из душа в ванну по-прежнему лилась вода, замызганная клеенчатая занавеска валялась на полу, а вместо нее на шнуре висела блондинка. Захаров как раз обхватил ее за бедра и приподнял.

– Держи! – проорал Логинов, бросаясь на помощь капитану.

Шнур был синтетический. Логинов попытался снять его с шурупа, но привязали его на совесть. Искать нож было некогда. Виктор обвил шнур вокруг кисти и изо всех сил дернул. Шнур впился в руку, вспоров кожу сбоку, но не поддался. Тогда Логинов выхватил пистолет и дважды ударил рукояткой по шурупу. После второго раза головка шурупа отломалась. Рывком раздвинув петлю на шее блондинки, Логинов подхватил ее под руки и прорычал на ухо Захарову:

– Опускай.

Общими усилиями они уложили женщину на пол так, что голова и часть ее тела оказались в коридорчике номера. Логинов склонился над ней, желая проверить, не сломала ли она шею, и тут вдруг вспомнил о крепыше. От мысли о том, что за это время «бизнесмен» вполне мог выброситься с балкона, Виктора кинуло в жар.

Он метнулся в комнату и увидел, что крепыш пока никуда не выбросился. Однако встал с кровати и, согнувшись в три погибели, пытается скованными руками то ли вытащить из брюк ампулу с цианистым калием, то ли просто надеть их.

Разбираться было некогда, Логинов с разгона пнул крепыша в копчик, и тот, потеряв равновесие, тут же грохнулся, ударившись о пол головой.

– Я же сказал – сидеть! – прорычал Логинов, второй раз пиная скрючившегося на полу человека и выдергивая застрявшие под ягодицами кисти рук.

Волоком дотащив подвывавшего от боли крепыша к двери, Виктор швырнул его на пол и бесцеремонно раздвинул волосатые ноги.

– Еще раз дернешься, пеняй на себя! Присматривай за ним! Только не так, как за этой! – зло зыркнул Логинов на Захарова, склоняясь над блондинкой.

Шея у женщины, на счастье, не была сломана. Виктор определил это сразу. С гортанью дело обстояло хуже. Пульс на шее, рассеченной шнуром, не прослушивался, но крови было немного.

– Вызывай «Скорую»! – не поднимая головы, бросил Логинов.

Оглянувшись, он схватил валявшееся на полу ванной полотенце, скатал его валиком и подложил блондинке под голову. Потом опустился на колени и, слушая, как Захаров, запинаясь, мычит диспетчеру «Скорой» адрес, открыл рот блондинки пошире и убедился, что язык на месте.

В следующий миг Логинов, поместив левую ладонь между торчащих грудей блондинки, сделал пять энергичных толчков, наложив правую ладонь поверх левой. Затем, прижавшись ртом к пухлым губам женщины, Виктор по всем правилам сделал вдох. Автоматически повторяя заученные движения, он немного успокоился.

Злость на капитана Захарова постепенно ушла. По большому счету, в случившемся был виноват он, подполковник Логинов. Потому что недообъяснил. И потому что не проконтролировал. И все. Дискуссия закрыта, как сказал бы генерал Максимов.

Работенка была не из легких, даже для тренированного человека. Тем не менее Логинов, не снижая темпа, с упорством автомата продолжал делать искусственное дыхание четыре с половиной минуты и добился своего. Когда в очередной раз он склонился над блондинкой, она вдруг слабо пошевелила головой. Виктор вытер тыльной стороной ладони пот со лба, нащупал на шее блондинки сонную артерию, немного подождал и тяжело поднялся.

– Иди сюда, – позвал он Захарова. – Садись. Посмотришь за ней.

– А… а как?

– Внимательно! – рыкнул Логинов. Потом прошел в ванную, открыл кран, умылся и сказал уже спокойно: – За пульсом следи. Главное, чтобы не остановилось сердце.

Протиснувшись обратно в дверь, Виктор взял у капитана ключи, расстегнул на крепыше один браслет и подождал, пока тот наденет штаны. Снова защелкнув наручники и подтолкнув крепыша к кровати, он закурил и, глядя на сидевшего перед ним человека сквозь пелену дыма, спросил:

– Так кому вы звонили от «Топаза»?

– Никому, – быстро проговорил крепыш, глядя себе под ноги. Судя по всему, за это время он все обдумал и успел принять окончательное решение. Или на него подействовал поступок блондинки. Такое тоже могло быть. Главное, что теперь «колоть» его предстояло по новой. И это было хуже всего.

– Как знаешь, – проговорил Логинов, переходя на «ты». Ситуация все больше запутывалась, и на всякие политесы просто не было времени. До приезда «Скорой» Виктор успел осмотреть телефон крепыша. Трубка представляла собой просто мощный радиоудлинитель, и функция занесения номера последнего звонка в память отсутствовала. Логинов вздохнул и перезвонил в управление. Там все было по-прежнему: установочных данных из ГОВД не поступало, а оперативные работники докладывали о мелких происшествиях, к делу не относящихся.

– Разрешите? – просунулся в дверь спецназовец. – Там на лифте приехали медработники из «Скорой», говорят, в 319-й.

– Пропустите! – приказал Логинов. – Заберете вещи женщины и поможете донести ее до машины. Один человек пусть едет в больницу и следит, чтобы она опять не вздумала наложить на себя руки. Позже мы пришлем кого-нибудь на смену. Отзывайте людей с улицы и забирайте этого красавца и его машину со стоянки. Всех задержанных везите в управление. Рассадите так, чтобы исключить контакт. Все. Мы скоро подъедем.

– Суицид, – сказал Захаров возникшему в двери пожилому доктору-еврею. – Что-то там с гортанью.

Доктор кивнул и, не выказывая никаких чувств, склонился над блондинкой.

Логинов прикурил еще одну сигарету и, отойдя к окну, стоял, глядя на свое отражение в слезящемся окне, пока номер не опустел. Где-то в стороне сверкали молнии, и тогда вспышки освещали края нависших над городом тяжелых грозовых туч. Дождь почти прекратился.

– Товарищ подполковник, – послышался сзади голос Захарова. – Извините, я не…

– Ладно, капитан, – вздохнул Логинов, поворачиваясь. – Проехали. Только на будущее заруби себе на носу: тонкости своей душевной организации приберегай для посещения вернисажей. А на работе о них и думать забудь. Ясно?

– Да.

– Вот и ладно. Садись. Подобьем бабки. Что думаешь об этом субчике?

– Он что-то темнит. Я думаю, его нужно показать Матросову.

– Молодец, – немного насмешливо кивнул Логинов. – Голова у тебя работает. Значит, так. Звони дежурному, пусть приглашает майора на опознание. Дальше будет видно. По дороге заскочим на Московскую, посмотрим на этот новый дом в натуре. Карта, конечно, дело хорошее, но городской ландшафт – штука капризная. Ты когда-нибудь из снайперской винтовки стрелял?

– Нет.

– Ладно, звони, я пошел обуваться.

Дверь в 317-м не была заперта. Логинов для приличия постучался и вошел, услышав «вайдытэ!». Кавказец уже куда-то собрался и сидел на кровати в темных брюках, светлой рубашке и светлом зеленоватом пиджаке. В пепельнице лежало три окурка. Судя по всему, он терпеливо дожидался, пока Логинов зайдет за ботинками.

– Извини, Рубен, задержка вышла, – сказал Виктор, подходя к окну и обуваясь. – По девочкам?

– Да нэт. По работе. Торгуэм по чут-чут.

– Ясно. Хорошо получается?

– Нэ очэн. А што дэлать? У нас стрэляют, а я нэ хачу. Лучше торговать.

– Это точно, – вздохнул Виктор. – Торговать – лучше. Только не у всех получается. Ладно. Бывай.

– Бивай… Кароший ти челавэк, Виктор.

– Кто – я? – оглянулся на пороге Логинов.

– Да. Ти. Я много людэй видэл. Разных. Знаю, чиво гаварю.

– Я – не хороший, – сказал Виктор. – Я – разный. Работа такая. Кому-то нужно и стрелять… Пока.

Глава 15

Дождь лил не переставая. Люди попрятались по своим квартирам. Они отогревались в домашнем уюте, расслаблялись и не очень-то обращали внимание на непогоду.

Человек, прятавшийся в кустах напротив Ипатьевского ГОВД, тоже имел уютную квартиру, в которой можно было переодеться, отогреться и отоспаться. Но идти домой он боялся. Из информации, которую он получил по своим каналам, следовало, что все повисло на волоске. Возвращаться домой было нельзя, потому что за ним в любой момент могли прийти…

Человек вздохнул и коснулся рукой живота. Там, под одеждой, в кожаном нательном поясе лежали тугие пачки долларов. Денег было много. Очень много. С такими деньгами можно было начать новую жизнь где угодно…

Но еще столько же ему должны были заплатить на следующий день. И передать бланки подлинных документов, с которыми можно было бесследно раствориться на бескрайних российских просторах…

Прикосновение к деньгам придало промокшему человеку уверенности. Он вдруг поверил, что все у него получится. Продержаться ему оставалось совсем немного.

Сквозь высокое окно было видно, как через фойе к выходу из ГОВД направился кряжистый мужчина с брюшком. Одет он был в кожаную куртку, на руке болталась барсетка.

– Наконец-то… – пробормотал человек в кустах.

Мок он напротив ГОВД не просто так. Чтобы продержаться до завтра, ему позарез была нужна «чистая» машина. И именно такую машину человек приметил на стоянке возле милиции. Красная «семерка» принадлежала кряжистому мужчине с барсеткой. Фамилия того была Рачинский. Раньше он работал начальником ипатьевской ГИБДД, теперь перепродавал машины.

Естественно, что никакой гаишник не станет тормозить машину бывшего шефа. Разве что честь отдаст. С другой стороны, Рачинский сейчас жил один, так что заявить о его пропаже тоже было некому…

Человек в кустах сложил зонтик и оглянулся по сторонам. На его счастье, дождь усилился, так что людей на улице практически не было. Рачинский с поднятым воротником пробежал к своей «семерке», нырнул внутрь и немного прогрел двигатель. Человек в кустах терпеливо ожидал.

Наконец «семерка» тронулась с места, описала полукруг на стоянке и выбралась на проезжую часть. Несколько секунд спустя наперерез ей бросился промокший человек. Бывший начальник ГИБДД узнал его в свете фар и тут же притормозил.

– Ты?.. – удивленно спросил он.

– Я, я! – быстро проговорил промокший человек, опускаясь на пассажирское место.

– А что ты здесь делаешь, ты же вроде…

– Потом объясню! Жми вон к тому дому! Видишь?

– Вижу… Так… А-а?.. – начал было Рачинский, но пассажир снова его перебил:

– Давай! Быстрее!

Не зная, что и думать, бывший начальник ГИБДД тем не менее рванул машину с места и направил к указанному дому. Через несколько секунд подсевший в «семерку» человек скомандовал:

– Все! Тормози!

Машина остановилась, Рачинский повернул голову и успел сказать:

– Так а-а это…

В тот же миг тонкий нож пронзил его горло. Рачинский дернулся, выпучил глаза и захрипел.

– Тихо, тихо… – проговорил убийца, придержав его.

Когда бывший начальник ГИБДД затих окончательно, убийца оглянулся по сторонам и выбрался из машины под дождь. Перетащив тушу Рачинского на пассажирское место, он затер на сиденье следы крови и уселся за руль.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное