Максим Шахов.

Взрыв направленного действия

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

Пожилой сержант с брюшком вывалился из машины и вальяжной походкой начал обходить «рафик». Где-то на полпути он вдруг узнал сидевшего вполоборота водителя и понял, что здесь что-то не так. Сделав еще два шага, сержант увидел суетящихся вокруг «БМВ» людей в масках. Попятившись, он налетел на идущего следом молодого напарника и, неожиданно быстро развернувшись, прошипел ему:

– Сматываемся! ФСБ!

По дороге к своей «девятке» сержант кивнул оглянувшемуся водителю «РАФа» и поспешно втиснулся на свое место. Блеснув маячком, «девятка» вывернула на противоположную сторону проезжей части и скрылась из виду, свернув сразу за светофором.

– Ни хрена себе! – сказал сержант, оглянувшись за перекрестком. – Кабановские покрутили бойцов самого Дантеса! Что ж теперь будет?

– Наше дело сторона, – пожал плечами водитель.

– Так-то оно так, – с сомнением произнес сержант. – Только так недолго и до беспредела. Улавливаешь?.. Если начнутся крутые разборки с бандюками, мы окажемся меж двух огней.

Глава 10

Сорвавшись с места, синяя «девятка» набрала скорость и помчалась по Пролетарской. Подполковнику Логинову вдруг показалось, что она сможет оторваться.

– Жми, отец! – крикнул он. – Уйдет!

– От нас – не уйдеть. Еще никто не уходил, – заверил водитель.

Действительно, он очень быстро сократил дистанцию между машинами до сорока метров и спросил:

– Еще ближе или хорош?

– Хорош, – одобрил Логинов. – Можешь даже немного отстать.

– Я ж говорю – никуды он не уйдет. Машина – зверь. Приемистость, конечно, не ахти, но лошадок хватаеть.

«Девятка» ехала быстро, но на попытку оторваться от погони поведение этой машины не походило. Складывалось впечатление, что водитель куда-то опаздывает и пытается наверстать упущенное время. На вспыхнувший впереди красный свет «девятка» притормозила и остановилась перед перекрестком, прижавшись к бордюру и включив правый поворот. «Волга» пристроилась за «Маздой», тоже мигавшей поворотом. Логинов вздохнул и проговорил в микрофон:

– Тигр-4, я – Тигр-2. Что там у вас?

– Захват произведен. У одного из нападавших изъяли пистолет и дубинку. У остальных – ножи. У капитана Нечаева рассечена бровь, есть подозрение на сотрясение. Жду дальнейших указаний.

Логинов на секунду задумался и приказал:

– Двух бойцов и Нечаева – в захваченную машину. Пусть завезут капитана в больницу и едут в управление. Нападавших в темпе грузите в «рафик» и следуйте за нами. Сейчас мы сворачиваем на Луначарского в сторону ДК завода «Гидравлика». Как поняли?

– Вас понял.

– Конец связи.

Когда загорелся зеленый свет, «девятка», проскочив перед пешеходами, сразу умчалась по Луначарского. «Мазда» тронулась с опозданием и, едва завернув, остановилась перед пешеходным переходом. Логинов выругался. Водитель «Волги» пристроился к «Мазде» слева и, как только поток пешеходов иссяк, обогнал ее почти впритирку, выскочив на разделительную полосу.

Метров через триста улица Луначарского круто уходила вправо, и «девятка» уже исчезла за поворотом.

Водитель раскочегарил «Волгу», на вираже они даже обошли «Ауди», но «девятки» впереди не оказалось.

Логинов снова выругался, лихорадочно оглядываясь по сторонам.

– Куда же он делся?

Водитель казался растерянным. Тоже вертя головой, он тихо пробубнил под нос:

– Да некуды ж ему было детьси, ядрена вошь…

Логинов зло зыркнул на него, и следующие несколько сот метров они промчались в гробовой тишине. Было даже слышно, как сзади сопит следователь Захаров.

– Поворачивать, што ли? – наконец спросил водитель.

Логинов промолчал. Впереди от остановки тронулся «Икарус», выруливая чуть ли не на середину дороги. Водитель нетерпеливо посигналил, «Икарус» притормозил, «Волга» обогнала его, и тут же все трое увидели «девятку». Она стояла прямо за остановкой, и в машину садилась молодая женщина. Водитель начал было сбрасывать скорость, но Логинов быстро сказал:

– Не так резко, отец, – глядя в боковое зеркало, он потянулся за сигаретой и тихо проговорил через плечо Захарову: – Не хватало нам только Фанни Каплан.

– Чего не хватаеть? – после паузы спросил водитель.

– Это я так, образно, – продолжая вглядываться в зеркало, ответил Логинов. – Так, тормози, отец, он, кажется, заворачивает… Все, давай назад!

«Девятка» свернула на улицу Льва Толстого. На этот раз водитель не гнал, и уже через минуту «Волга» пристроилась в пятидесяти метрах позади нее.

– Ближе не надо, – распорядился подполковник. – Так и держись. Тигр-4, я – Тигр-2, ответьте!

– Я – Тигр-4!

– Мы – на Толстого. Направляйтесь к нам. Как поняли?

– Вас понял.

У универсама «девятка» остановилась. «Волга» приткнулась к бордюру метрах в двадцати сзади. Из «девятки» вышел плотный мужчина среднего роста с короткой стрижкой и уже заметными залысинами. На вид ему было лет тридцать пять —тридцать семь. Одет в темную куртку и темные брюки. На руке болталась барсетка.

Мужчина направился к ряду ларьков. Продолжая наблюдение, Логинов мысленно сопоставил с ним словесный портрет и пришел к выводу, что этот человек почти идеально соответствует описанию, данному майором милиции Матросовым. Учитывая условия, при которых майор наблюдал неизвестного в гостинице, некоторые детали вполне можно было опустить.

От ларьков крепыш вернулся с бутылкой шампанского и коробкой конфет. Логинов хмыкнул, связался с «РАФом» и прикурил сигарету. Через квартал «девятка» свернула направо и вскоре снова выбралась на Пролетарскую. К этому времени «рафик» с группой захвата уже нагнал их и время от времени появлялся в зеркале заднего вида.

Не увеличивая скорости, «девятка» миновала «Топаз», фотоателье и перед светофором перестроилась в правый крайний ряд. Выбросив окурок в окошко, Логинов откинулся на сиденье и, чуть повернув голову, сказал Захарову:

– Степан, хочешь, поспорим на твою тринадцатую зарплату, что он едет в мотель?

Глава 11

Офисом ипатьевскому бандиту Чокнутому служил ресторан «Шанхай». Вернее, не сам ресторан, а его служебные помещения, расположенные на втором этаже здания.

Чокнутый, как и все ипатьевские бандиты, был бывшим спортсменом. С Дантесом они когда-то вместе ходили в одну секцию бокса, потом на пару сколотили «бригаду». За десять лет было всякое, но они так и работали вдвоем и держались на равных.

И только полгода назад разбежались, поделив свои криминальные владения. Причина была банальна. Чокнутый пристрастился к кокаину. Нервы у него стали ни к черту, и с утра, на трезвую голову, он боялся собственной тени. Зато втянув в ноздрю пару «дорожек», Чокнутый превращался в сбрендившего Наполеона.

Планы один грандиознее другого рождались в его больной голове. И он с жаром пытался убедить Дантеса, что пришла пора «взять» под себя весь Ипатьевск, да что там Ипатьевск – всю область!

Поначалу Дантес пытался увещевать старинного друга. Он толковал ему, что сейчас уже не те времена и нужно не дергаться, а наоборот – «съезжать» на легальные рельсы. Но вскоре понял, что это бесполезно. За спиной Дантеса Чокнутый начал набирать новых людей, чтобы с ними осуществить свои грандиозные планы.

Разрыв был нелегким, и Чокнутый затаил на Дантеса злобу. А в последнее время начал внаглую наезжать на территорию бывшего друга. Дантес войны не хотел, и Чокнутый наглел все больше…

Главным его приближенным был Поплавок. Он-то и сообщил Чокнутому, торчавшему на втором этаже «Шанхая», что фээсбэшники покрутили на Пролетарской людей Дантеса.

– Что?.. – вздрогнул Чокнутый. Предыдущая доза кокаина уже выветрилась, и это известие не столько обрадовало его, сколько напугало. – Как покрутили?

– По беспределу! Буцали ногами, шо мячики! Макуха сам видел!

– Давай его сюда!

Через минуту Поплавок вернулся с Макухой. Это был тип с лысой головой и глазами навыкате. Брызгая слюной, он в красках расписал, как волчары в масках покрутили у «Топаза» людей Дантеса.

– Так это точно были фээсбэшники? – спросил Чокнутый.

– Да, точняк! «РАФ» ихний! И водила! Я его знаю…

– Ладно, иди!

Когда Макуха покинул кабинет, Чокнутый посмотрел на Поплавка.

– Ни хрена себе! Если фээсбэшники наехали на людей Дантеса, значит, им спустили такую команду сверху! Из-за этих гребаных выборов! А если так, то нас они тоже начнут прессовать! Да?

– Ну-у, – неопределенно протянул Поплавок, – не знаю…

– Так не нукай, падла, а узнавай! Срочно!!! Иначе я тебя кончу! Я «легашу» твоему бабки за что отстегиваю? Чтоб он нас предупреждал! Давай звони ему, если что, будем срочняком делать ноги!

Напуганный Поплавок выскочил из кабинета и бросился связываться с прикормленным сотрудником милиции. Чокнутый, оставшись в одиночестве, хотел было нюхнуть кокаина, но сдержался.

Вместо этого он схватил мешочек с порошком и пистолет и помчался на первый этаж. Там в подсобке он сунул это добро в сменную одежду бармена и вернулся к себе. Руки его дрожали, правое веко начало дергаться.

Но это все равно было лучше, чем «засыпаться» с порошком. Забившись в кресло, Чокнутый прикурил сигарету и начал ждать, с ужасом прислушиваясь к звукам на лестнице…

Глава 12

– Ишь ты – и впрямь! – удивленно проговорил водитель, когда «девятка», нырнув под путепровод, покатила по Парашютной улице к мотелю. – Как же вы догадались?

– Интуиция, помноженная на точное знание картографического материала, – хмыкнул Логинов.

– Какого матерьяла?

– Картографического. В проекции Меркатора.

– Больно заумно, – покачал головой водитель. – Не понять, мы со старухой таких высот не достигаем. В Москве оно, конечно, академиев хватаеть…

Водитель замолчал, и до самого мотеля никто не произнес ни слова. Когда «девятка», вспыхнув стоп-сигналами, припарковалась на небольшой стоянке справа от входа, уже начало смеркаться. Логинов подождал, пока человек в темной куртке закрыл машину, проверил обе передние дверцы и, пропустив вперед коротко стриженную блондинку в строгом деловом костюме, скрылся за дверью мотеля с небольшим пакетом и неизменной барсеткой. Через большие окна было видно, как они пересекли фойе и вошли в кабину лифта. Администратор в белой сорочке с бабочкой молча проводил их скучающим взглядом.

Связавшись по рации с дежурным по управлению, Логинов узнал, что никаких данных из ГОВД по запросу Кабанова пока не поступало. Запинаясь, дежурный начал было что-то объяснять насчет сломавшегося в милиции компьютера, но Виктор перебил его:

– Конец связи!

Подавив нарастающее раздражение, подполковник приказал группе захвата скрытно выдвигаться к крыльцу, оставив двух человек для охраны задержанных. В зеркало было видно, как из «рафика», припарковавшегося метрах в пятидесяти позади, в сгустившихся сумерках метнулись к кустам четыре смутных силуэта. Дождь нудно моросил, и на небе не было видно ни единого просвета. Логинов оглянулся и бросил Захарову:

– Пошли, Степан. Придется устанавливать его самим.

– А мне што делать? – спросил водитель.

– Бдить, – едва заметно усмехнулся Логинов. – Чтобы до нашего возвращения не сняли колеса. В Ижевске недавно вышел такой случай. Оченно было смешно.

– У меня не сымут, будьте в уверенности, – серьезно заявил водитель.

– Ясно, отец, – откликнулся Логинов, открывая дверцу. – Ты сразу мне понравился.

– Завсегда рады стараться.

Подойдя к крыльцу, Виктор тихонько свистнул. Из кустов тотчас же высунулась голова, и он жестом приказал, чтобы два бойца обошли гостиницу с тыла. С рациями в Ипатьевском управлении ФСБ была напряженка, и Логинов уже не в первый раз поймал себя на мысли, что попал в каменный век.

Четырехэтажный корпус мотеля с виду напоминал небольшое общежитие. Здание рядами опоясывали сплошные балконы. На фасадной части светилось всего шесть окон. Виктор взбежал на крыльцо и, остановившись у двери под козырьком, сказал Захарову:

– Двигай к администратору и тащи сюда регистрационную карточку. Посмотрим, что он за гусь.

Капитан пропустил пожилую пару, направлявшуюся под зонтиком к автостоянке, и скрылся за дверью. Мужчина что-то говорил женщине, как Виктору показалось, по-румынски, и Логинов удивленно посмотрел им вслед. Откуда-то из глубины фойе донеслась музыка, и тут же в луже засверкали, отражаясь, разноцветные огоньки. Судя по всему, в мотеле работал бар. Виктор прикурил сигарету, и тут вернулся Захаров.

– Ну что?

– Аверьянов Сергей Владимирович, шестьдесят третьего года рождения, местный. Администратор говорит, что он его знает. Несколько раз в год этот Аверьянов снимает номер и приезжает с женщинами. Эту он видит в первый раз.

Молча взяв карточку, Логинов внимательно просмотрел ее.

– 319-й. Это на какую сторону?

– На тыльную. Все нечетные выходят туда.

– Вторая лестница?

– Забита. И аварийный выход в торце тоже.

– Молоток. Пошли.

Администратору на вид было года двадцать два. При приближении Логинова он поднялся за стойкой:

– Слушаю вас?

– Привет. Я коллега вон того молодого человека. Как насчет запасных ключей от 319-го?

– Э-э… В каком смысле?

– В смысле их наличия.

– Ну, – скосив глаза под стойку, проговорил администратор. – Они есть, но…

– Давай.

– Но… я должен позвонить.

– Звонить никуда не надо. Нет времени.

– Но… меня могут уволить.

– Давай, – протянул руку Логинов – Никто тебя не уволит.

Администратор наклонился и подал ключ с пластмассовой биркой. Было видно, что его одолевают сомнения.

– Не дрейфь, – успокоил его Логинов. – Жаловаться никто не будет, 317-й свободен?

– Занят, – ответил администратор, оглянувшись на щит.

– Это хуже. А 321-й?

– У нас нет такого номера, 319-й – угловой.

– Ясно. Ключи от 317-го.

Вздохнув, администратор наклонился и подал второй ключ.

– Пожарная лестница с той стороны есть? Такая железная?..

– А-а… Да. Но она в другой стороне.

– Все. Отдыхай. И расслабься. Проблем у тебя не будет.

Администратор неуверенно кивнул. Логинов отошел от стойки и сказал Захарову, бренча ключами:

– Будем знакомиться с этим Аверьяновым. Двоих бойцов давай сюда, остальные пусть держат тыльную сторону и торцы. Пусть следят за крайним левым окном третьего этажа. Жду.

Пока Захаров ходил на улицу, в сторону бара от входной двери прошли две накрашенные девчушки и два коротко стриженных парня с массивными золотыми цепочками. В руке один из них держал ключи от машины с пультом сигнализации. Логинов проводил их равнодушным взглядом и оглянулся на администратора. Тот явно нервничал и тут же отвернулся.

В двери наконец появился Захаров, а за ним – два бойца группы захвата. На масках и комбинезонах поблескивали капельки воды. Логинов уловил боковым зрением, как при виде бойцов вздрогнул и побледнел администратор.

– Поднимайтесь по лестнице. Я – на лифте, – приказал Виктор.

Когда Логинов вышел на третьем этаже из кабины, Захаров с бойцами были уже там.

– На лестнице чисто?

– Да.

Подполковник оглянулся на номера на дверях и коротко распорядился:

– Вы двое пока оставайтесь на площадке. Степан, пошли!

Бесшумным шагом пройдя в конец коридора, Логинов прильнул к двери 319-го номера и прислушался. Вскинув бровь, он глянул на Захарова, затаившегося немного позади, затем так же бесшумно возвратился к двери с номером «317». Оттуда доносился шум воды и временами – чей-то приглушенный голос. Кто-то напевал себе под нос, но слов было не разобрать.

Логинов знаком подозвал к себе Захарова. Осторожно нажав на ручку, Виктор убедился, что дверь не поддается. Он вставил ключ в отверстие, слегка провернул его и облегченно вздохнул. Музыкальный постоялец не догадался утопить кнопку фиксатора. Показав Захарову, чтобы тот оставался на месте, Логинов провернул ключ до упора, приоткрыл дверь и проскользнул в номер.

Дверь в ванную была открыта, и первое, что увидел Виктор, было покрытое клочьями пены лицо в треснувшем зеркале. Человек с одноразовым станком в руке быстро оглянулся и открыл рот, но Логинов его опередил:

– ФСБ! – прошипел он, показывая свое удостоверение. – Тс-с…

– Э-э… – осекся постоялец.

Скользнув взглядом по комнате, Виктор убедился, что в номере больше никого не было. На вид человеку в ванной было лет сорок, его оголенный торс почти полностью зарос черными курчавыми волосами. Несмотря на пену, покрывающую большую часть лица, было нетрудно догадаться, что это кавказец.

– Ти кто? – тихо спросил он.

– Подполковник, – так же тихо ответил Логинов, не опуская удостоверения. – Тут написано. Можешь прочитать.

– Зачэм? Я вэрю.

– Вот и ладно, – вздохнул Виктор, засовывая удостоверение в карман. – Тебя как зовут?

– Рубен.

– А меня Виктор. Тут такое дело, Рубен. В соседнем номере поселился человек, которого нам нужно взять. Ты не против, если мы немного у тебя погостим?

– Зачэм против? Хорошему чэлавеку нэ жалко…

– Договорились, – улыбнулся Виктор. – Ты брейся, не обращай на нас внимания.

Приоткрыв дверь, Логинов впустил Захарова и приказал:

– Станешь здесь. Сильно не высовывайся. Просто слушай и следи за коридором через щель. Понял?

Кавказец уже отвернулся и неуверенно водил станком по щеке. Встретившись с Виктором взглядом в зеркале, он на миг замер и сказал:

– Там на столе фрукты, шашлык, кушайтэ на здоровье.

Виктор поблагодарил.

Выключив в комнате свет, подполковник приблизился к балконной двери, бесшумно открыл ее и какое-то время внимательно прислушивался. Из 319-го явно доносились стоны. Логинов быстро снял туфли и нырнул в балконную дверь. Сделав два шага, он на какой-то миг замер и вдруг, без видимых усилий одолев перегородку, оказался на балконе 319-го номера. Когда Виктор, прижавшись к стене, заглянул в окно, в его руке уже тускло поблескивал пистолет.

В следующую секунду он невольно усмехнулся.

В 319-м никого не душили. До этого дело еще не дошло. В дальнем углу, опираясь локтями на стол, стояла блондинка, подсевшая в «девятку» на Луначарского. Из одежды на ней были задранная юбка и чулки. Сзади пристроился крепыш, почти идеально подходивший под описание, составленное со слов майора Матросова. Он не снял даже куртки, только спустил штаны.

Крепыш, впившись руками в пышные ягодицы, с завидной методичностью, пыхтя, делал свое дело. Мозг Виктора работал чисто автоматически, отмечая все, что могло позволить в будущем идентифицировать подозреваемых.

С холодной беспристрастностью Виктор зафиксировал средних размеров родинку на правой ягодице блондинки и шрам от ожога на волосатом левом бедре крепыша. Перед блондинкой стояла откупоренная бутылка шампанского, в пепельнице дымилась сигарета, а в наполненных почти до краев пластмассовых стаканчиках подрагивала и выплескивалась на стол какая-то жидкость, судя по початой бутылке – полусладкое игристое. Дверь на балкон была чуть приоткрыта.

Вернувшись с балкона, Логинов подмигнул продолжавшему бриться Рубену и сунул Захарову ключи от 319-го.

– Потихоньку проверь, закрыто на фиксатор или нет.

Капитан исчез за дверью, вернулся через несколько секунд и сказал:

– Нет.

– Отлично. Тогда обойдемся без бойцов. Когда подам голос, врывайся в номер и что-нибудь кричи. Пистолет держи наготове. Оружия у них на виду нет, но мало ли что… Нечаев вон уже загремел в больницу, а ты мне нужен живым и здоровым. Понял?

Затем Логинов опять отправился на балкон 319-го. Там, опустившись на корточки, под усилившиеся стоны блондинки он пробрался к балконной двери и осторожно попытался открыть ее пошире. Получилось это у него не очень. Дверь рассохлась и перекосилась. Поддавалась она с трудом, сдвинулась всего на несколько сантиметров, да еще при этом противно скрипнула.

Логинов отпрянул в сторону и беззвучно выругался.

Тем временем в номере дело, судя по всему, близилось к развязке. Блондинка уже не стонала, а глухо хрипела, временами даже как-то присвистывала. В какой-то момент она вдруг метнула назад левую руку, смахнув по пути со стола стаканчик с шампанским, и ухватила член крепыша.

– Подожди… Сейчас… – простонала она, ткнувшись лбом в стол.

Виктор тотчас замер. Крепыш по инерции еще пару раз махнул тазом, но блондинка изо всех сил вцепилась в его член, отчего тот набух и стал пунцово-красным. Опрокинув правой рукой и второй стаканчик, блондинка нашарила на столе свою сумочку и вытащила из нее какой-то тюбик.

– Сейчас… сейчас… – продолжала постанывать она, неловко откручивая дрожащей рукой колпачок.

Крепыш подался в сторону и вытянул шею, заглядывая через плечо блондинки, которая выдавила содержимое тюбика прямо на стол, смахнула полоску крема пальцами и начала втирать его в коричневатые складки заднепроходного отверстия. Логинов решил, что скорее всего это вазелин, только непривычного голубоватого цвета.

Затем блондинка выдавила новую порцию крема и, быстро повернувшись, опустилась перед крепышом на колени. Какое-то время она, причмокивая, облизывала головку, потом дважды заглотила член почти полностью и наконец начала наносить на него крем. Крепыш от избытка чувств то ли фыркнул, то ли охнул, Логинов так и не понял. Зато он отметил на лице блондинки родинку и неестественно пухлые губы. Это наблюдение тоже вполне могло пригодиться при составлении ориентировки.

Нанеся крем на член крепыша, отчего тот стал неестественного голубоватого цвета, блондинка лизнула его в последний раз и, не поднимая головы, порывисто отвернулась. Вообще у Логинова сложилось впечатление, что она общается не столько с крепышом, сколько с его членом. Опустившись на стол, блондинка раздвинула руками ягодицы и простонала:

– Давай… Давай… Кончи мне в задницу…

Крепыш взмахнул тазом один раз, второй, потом поднатужился, и головка его члена с характерным звуком вдруг исчезла в складках заднепроходного отверстия блондинки. Блондинка вскрикнула от боли, и Логинов поморщился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное