Максим Шахов.

Устранение строптивого

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

– До связи!

Дверь захлопнулась. Секунду в салоне висела тишина, потом Доху быстро спросил, повернув голову:

– Откуда он знает про Хункар-пашу? Может, все-таки догнать его и убить?

– С ума сошел? – рявкнул Артур. – Если он знает про Хункар-пашу, значит, за ним стоят люди, которые найдут нас где угодно!

– И что будем делать?

– Что-что? Поедем посмотрим на место! Эту работу нам придется выполнить…

4

– Разрешите войти, товарищ полковник?

– Входи-входи!

– Майор Горов после прохождения санаторно-курортного лечения к месту постоянной службы прибыл!

– Вижу-вижу! – вышел из-за стола Логинов. – Да ты красавец прямо, Степ! Румянец, что у Карлсона!

Заметно поправившийся Горов смущенно улыбнулся и потрогал округлившиеся щеки.

– Да это у меня печень просто отдохнула, шеф! В этом же, блин, санатории, режим хуже, чем в колонии строгого режима! Сосед из «Альфы» в грелке пробовал пронести, так и то спалился…

– Сочувствую, Степ, но сейчас ничем не могу помочь, – развел руками Логинов. – С утра, как говорится, и лошадь не пьет. Разве что чая могу предложить. Хочешь?

– Спасибо, шеф, чаю я там напился на год вперед. Я лучше в кассу схожу, попробую свои кровные получить.

– Ты только пакет какой-нибудь возьми, а то в руках не унесешь, – серьезно сказал Логинов.

– Да я Аникеева возьму, он поможет, – махнул рукой Степан и повернулся боком к двери. – И это, шеф… У вас какие-нибудь планы на вечер были? Если были, то вы их как-нибудь того…

– Чего того?..

– Ну, в смысле, отложите как-нибудь. Я ж должен выставиться – за выход, премию и вообще. Правильно?

– И какая у нас программа народных гуляний? – почесал нос Логинов.

– Программа, шеф, лучше не придумаешь! Аникеев уже звонит своей медсестре, чтобы она организовала на вечер подруг…

– Ага… А дальше что?

– А дальше мы их подхватываем в условленном месте и выдвигаемся прямиком к «Эдельвейсу»…

– Угу. А «Эдельвейс» это что?

– Это кафе такое – столики между фикусами, европейская кухня и живая музыка. Короче, все дела. Им я позвоню сам…

В этот момент дверь быстро приоткрылась, и в нее просунулась голова Аникеева.

– Прощу прощения, шеф! – скороговоркой выпалил он и перешел на шепот:

– Слышь, Степ, она спрашивает: нам лучше блондинки или брюнетки?..

– Мне лучше блондинку, такую! – показал руками Горов и повернулся: – А вам, шеф?

– Да мне все равно, хоть фиолетовую, – с ухмылкой пожал плечами Логинов.

В этот момент на боковом столе зазвонил прямой телефон. Логинов снял трубку и сказал: – Здравия желаю, товарищ генерал! Полковник Логинов слушает!.. Так точно, вышел Горов! Мы с ним как раз оперативным планированием на текущие сутки занимаемся…

5

Павел Башманов вроде как поправил манжету белоснежной сорочки. На самом деле необходимости в этом не было, просто так он смог незаметно заглянуть в стоящий перед ведущим монитор со студийной картинкой.

Башманов остался доволен – выглядел он в кадре на все сто: дородный, еще молодой мужчина со спокойным умным лицом в безукоризненном костюме. Для российского электората, который, как известно, голосует не умом, а сердцем, самое то.

Павел Башманов чуть откинулся на спинку и продолжил внимать сидящей с другой стороны от ведущего пожилой даме. Зрелище, конечно, было не для слабонервных. Лидия Новосельская выглядела так, как будто жила не в Москве, а в каком-нибудь удмуртском поселке, где парикмахерские и салоны красоты отсутствуют в принципе. Прической она напоминала Вакулу из «Вечеров на хуторе близ Диканьки», очками с толстенными линзами – школьную учительницу тридцатых годов прошлого века, а голосом… пожалуй, бензопилу, работающую на низкооктановом бензине. Хотя нет, вдруг понял Башманов, голосом Новосельская напоминала не бензопилу, а похмельную курицу. Ее мясистые губы презрительно искривлялись, выпученные глаза за стеклами очков метали искры. Выставив в сторону Башманова короткий палец без признаков маникюра, она обличительно взвизгнула:

– Потому что это именно вы, так называемые рыночники, ввергли страну в пучину вакханалии и дискредитировали либеральную идею!

– Помилуйте, Лидия Вадимовна, я лично никого никуда не ввергал! – искренне возмутился Башманов.

Он хорошо помнил то время и в данном случае абсолютно не кривил душой.

Просто был такой дряхлый поезд из пятнадцати вагонов под названием «СССР», который часто менявшиеся машинисты завели не туда, а потом и вовсе пустили с горки в тупик. Тормоза уже не работали, и поезд с жутким грохотом рухнул под откос.

А дальше все пошло, как и бывает при крушении поезда: чья хата оказалась ближе к Кремлю, тот и нахватал себе побольше. Кто тащил добро на руках, кто телегами, а кто и с носом остался…

– Не помилую! – вновь взметнула палец Новосельская. – Потому что именно благодаря вам демократические перемены в России стали отождествляться с вакханалией и вседозволенностью олигархов! И теперь миллионы наших сограждан, в том числе и вы, пожинают горькие плоды!

– Лидия Вадимовна, я ничего не пожинаю! Я не аграрий, а экономист! И именно в этом качестве выводил страну из кризиса в те трудные годы!

– Вы ее не выводили, а заводили в тупик авторитаризма! И за это нет вам прощенья!

– Лидия Вадимовна, повторяю, я экономист! Поэтому и оцениваю все экономическими категориями! В тупик страну заводили другие с семнадцатого по девяносто первый год. Потому что вся эта коммунистическая трескотня была только декларацией! Ведь социализмом у нас и не пахло! В той же Швеции мать-одиночка получала от государства жилье и среднюю по стране зарплату до совершеннолетия ребенка! И проблем с лекарствами там никогда не было! Вот именно к такой модели развития России и степени социальной защищенности ее граждан я и призываю!

– Что-то ваши призывы зазвучали слишком поздно! Уже после того, как вы и вам подобные выступили в роли могильщиков демократии! – гневно возопила Лидия Новосельская.

От ее вопля даже привыкший ко всему ведущий невольно вздрогнул. После чего быстро проговорил:

– Ну что же, мне кажется, сегодняшняя дискуссия представителей разных демократических лагерей дает надежду на то, что в конце концов наши демократы объединятся!

Новосельская, конечно же, вставила свои пять копеек:

– Извините, Максим, но Павла Андреевича при всем моем к нему глубочайшем уважении я никак не могу причислить к демократическому лагерю! Он скорее представляет ошметки старой номенклатуры, которую нынешняя власть просто вышвырнула при чистке кремлевских Авгиевых конюшен…

– Спасибо, что были с нами! Напомню, что гостями программы «Открытый разговор» на канале «Ай-Би-Ти-Ви» были Лидия Новосельская и Павел Башманов!

Оставайтесь с нами!

Напоследок ведущий одарил зрителей кислой улыбкой, и тут же пошла реклама. Рассчитана она была на русскоязычных граждан Западной Европы и Израиля. Ведь существовал спутниковый канал «Ай-Би-Ти-Ви» на деньги бизнесменов-евреев. Формат его напоминал формат старого «НТВ», так что сюда перекочевали многие ведущие, работавшие когда-то у Гусинского.

В студийном динамике голос с характерным акцентом призывал зрителей Германии стремглав мчаться в Дюссельдорф, где русскоязычные менеджеры втюхают им новые авто компании «Рено» взамен подержанных старых. Лидия Новосельская скрипучим голосом сказала:

– Вы сегодня были весьма красноречивы, Павел Андреевич!

– Но до вас мне далеко, Лидия Вадимовна! Вы уроки ораторского искусства, часом, не даете? – с улыбкой ответил Башманов.

– Извините, некогда! – развела руками Новосельская. – Надо демократию защищать!

За время этой дружеской пикировки с гостей сняли петлички с микрофонами. Павел Башманов пожал ведущему руку, галантно приложился к ручке Новосельской и поспешил откланяться. Сегодня у него был семейный праздник – годовщина свадьбы. Дети учились за границей, так что жена ожидала Павла Андреевича дома одна. Поэтому Башманов и торопился.

У выхода из студии его поджидал помощник Игнат Вертинский.

Администратор канала повел их к выходу. Немного отстав от него, Башманов негромко спросил:

– Ну как это смотрелось?

– Нормально, Павел Андреевич! – кивнул Игнат. – Думаю, еще на несколько пунктов ваш рейтинг сегодня поднялся.

– Да откуда ему подняться, – усомнился Башманов. – Этот «Ай-Би-Ти-Ви» только за кордоном и смотрят.

– Не скажите, те, у кого есть спутниковые тарелки, его и в России смотрят.

– И много таких?

– Не очень, – признался Игнат. – Но курочка по зернышку клюет, Павел Андреевич! Там пунктик, тут пунктик, и у вас рейтинг уже выше, чем у всех демократов! Если дело и дальше так пойдет, думаю, нас и на «НТВ» пригласят в передачу «К барьеру». Если бы вас с Жириновским свели – милое бы дело было!

– Только не это! – невольно дернул головой Башманов. – Он же кого угодно переговорит!

– Да и пусть, нам главное аудитория! Больше «телевизора», выше рейтинг!

На это Башманову возразить было нечего. Да и стратегия Вертинского пока что работала. Рейтинг Башманова рос как на дрожжах. А рейтинг-то ему и был нужен…

– До завтра, Павел Андреевич, – кивнул Вертинский, выбравшись из машины у своего дома. – Мои поздравления супруге!

– Спасибо, Игнат, передам! – кивнул Башманов.

Помощник захлопнул дверцу и направился к подъезду. Блестящий черный «Мерседес» Е-класса скользнул к проспекту и с ходу влился в не очень плотный в это время поток машин. Павел Андреевич откинулся на подголовник заднего сиденья и закрыл глаза.

Он был болен. Неизлечимо. И прекрасно это осознавал. Помочь ему были не в состоянии даже знаменитые врачи «кремлевской» больницы, к которой он был прикреплен как бывший вице-премьер. Потому что болезнь, которой страдал Башманов, называлась манией власти.

За годы своей работы в правительстве Павел Андреевич нажил столько, что можно было не работать не только ему и детям, но и внукам с правнуками.

Казалось бы, чего еще желать – путешествуй по миру, изучай экзотические страны, в общем – живи в свое удовольствие… Но это может позволить себе только обыватель, то есть человек, который никогда не вершил судьбы других и не понимает, что власть – это наркотик. Потому что, после того как перед тобой дружно стелились губернаторы с депутатами да олигархи с министрами, без этого уже никак…

Вот и Павла Андреевича, после того как его благополучно выбили из номенклатурной обоймы, ломало так, что ни диковинные страны не помогали, ни виски с текилами, ни гейши в элитных клубах. Именно поэтому Башманов и бросился в политику, словно в омут. На всякие идеологии-платформы ему, конечно, было глубоко наплевать. Он просто хотел вернуться во власть и получить более-менее значимую должность. А получить ее можно было только в обмен на рейтинг. Технология тут простая, ее в свое время опробовал тот же генерал Лебедь – пошел на выборы, оттянул какую-то часть электората, а потом призвал своих сторонников голосовать за того, кто явно победит. А взамен выторговал себе должность. И снова все чиновники тебя любят, и уважают, и вприпрыжку бегут, чтобы приложиться к ручке.

– Эх, скорей бы! – вздохнул с закрытыми глазами Павел Андреевич.

Уж больно надоело ему строить из себя дерьмократа и любезничать с полоумными тетками в жутких очках. Но в любом случае нужно было терпеть до выборов. Чтобы не продешевить. К примеру, если мировые цены на энергоносители вдруг рухнут, что для России будет весьма болезненно, то есть вероятность в рейтинге взлететь так, что можно будет торговаться с будущим президентом даже о премьерском кресле. Только навряд ли ОПЕК так лоханется. Хотя все возможно…

– Приехали, Павел Андреевич! – вывел Башманова из сладких мечтаний голос водителя.

6

– Ну, за знакомство! – поднял рюмку заметно захмелевший с непривычки Горов.

– Третий раз, что ли, Степан? – фыркнула его соседка, фигуристая блондинка Аня.

– За наших прекрасных дам! – пришел на помощь Горову Аникеев. – На которых все смотрят и нам завидуют!

– Не понял… Это кто смотрит? – со свирепым видом начал разворачиваться Горов.

– Отставить, Степан! – скомандовал Логинов. – Это просто тост…

– А-а… – расслабился Горов.

Все выпили. Аня посмотрела на подруг:

– Перекурим и идем танцевать!

– Ты с нами? – спросила брюнетка Наташа у Логинова, выпуская поверх его головы дым. – Или ты вообще не танцуешь?

– Почему нет? Смотря с кем и под какую музыку, – хитро улыбнулся Виктор.

В этот момент в соседнем зале раздался голос «эдельвейсовского» Тото Кутуньо:

– А следующая песня прозвучит для всех девушек и женщин, носящих прекрасное имя Натали…

После короткого вступления музыкант голосом, весьма близким к оригиналу, запел:

– В старом парке пахнет хвойной тишиной, и качаются на ветках облака…

Сколько времени не виделись с тобой, может, год, а может, целые века…

Наташа в восхищении замерла, потом посмотрела на Логинова. Пару секунд спустя она ткнула только что прикуренную сигарету в пепельницу:

– Ты меня приглашаешь? Пошли!

Ухватив Виктора за руку, Наташа потащила его в соседний зал на танцпол.

– Классная песня, да?..

– Ага, – кивнул Виктор, положив руку девушке на талию.

Их ладони сомкнулись. Наташа чуть откинула голову и с улыбкой спросила:

– А ты хоть знаешь, кто ее поет?

– Вообще-то Григорий Лепс. Но у него, по-моему, получается лучше.

– Пять баллов!

– Я сегодня забыл дневник.

– Кстати, а сколько тебе, Витя, лет?

– Я старый, как медный чайник. Через пару годков сорок стукнет…

– Шутишь?.. – на миг даже остановилась девушка.

– Не-а…

– А я думала, ты чуть старше Степана!

– Я просто хорошо сохранился.

– Ты просто на удивление хорошо сохранился! – засмеялась Наташа, прижимаясь к Виктору. – Живешь с мамой, да?

– Да нет, я уже взрослый мальчик, сам живу.

– Серьезно, что ли? – снова отстранилась Наташа.

– Я вообще очень серьезный. А что?

– Да просто ты такой ухоженный… Или у тебя гражданская жена есть? Признавайся!

– Да нет у меня никакой жены, ни гражданской, ни военной, – пожал плечами Виктор. – Сбежала. И не одна…

– А что так? На пьяницу ты совсем не похож. Или ты замаскировавшийся алкоголик?

– Нет, я не алкоголик. Я работоголик…

– Кошмар! Но все в этой жизни надо попробовать… Да, Витя?

– Тебе виднее…

– Будешь хорошо себя вести, я подумаю…

Когда они вернулись к столику, Аня крикнула:

– Наташ, Степан хочет посмотреть, как мы с тобой самбуку пьем!

– Прямо сейчас? С ума сошли? Я хочу еще потанцевать с Витей! У нас неплохо получается!

– Так потом и потанцуете! – пожал плечами Степан.

– Потом мне захочется кое-чего другого! – многообещающе сжала руку Логинова Наташа.

Но «эдельвейсовский» Тото Кутуньо вскоре съехал на репертуар «Бутырки», и Наташа решительно сказала:

– Ладно, Ань, давай пить самбуку!

Минут через пять у столика появился официант со всем для этого необходимым.

Аня с Наташей выпили огнедышащего напитка, после чего, следуя ритуалу, втянули носами пары через трубочки.

Наташа осторожно выдохнула и посмотрела на Виктора бездонными черными глазами:

– Кажется, я готова! До машины дотащишь?

– Легко… – сказал Виктор.

В этот миг в его кармане завибрировал телефон. Логинов вытащил его, посмотрел на дисплей, быстро поднялся и отошел от столика. Коротко с кем-то переговорив, он вернулся и, не присаживаясь, сказал:

– Леня, в темпе тащи официанта со счетом! Степан, выдай дамам деньги на такси…

Наташа удивленно моргнула и взяла Логинова за руку:

– Вы что, бросаете нас, да?..

– На работу срочно вызывают, – виновато вздохнул Виктор и тихо добавил: – Теперь ты поняла, почему я живу один?..

7

Как у любого бывшего крупного госчиновника, у Павла Андреевича Башманова имелась приватизированная за копейки фазенда под Москвой. Не маленькая – несколько гектаров заповедного соснового леса, поле для гольфа, озерцо приличное, ну и все остальное, без чего госчиновнику никак не обойтись в неустанных думах о простом люде…

Однако с началом политической карьеры Павел Андреевич переселился в одну из своих московских квартир, поближе, так сказать, к электорату. Квартира располагалась в одной из новомодных «башен». При доме имелась охраняемая парковка, в подъезде торчал дюжий консьерж, но в остальном – никаких излишеств. Мало того, Башманов даже запретил водителю подвозить себя к подъезду.

Выбравшись у шлагбаума из косоглазого «Мерседеса» с купленным заранее букетом и коробкой с подарком, Башманов попрощался с водителем и пешком направился к подъезду своей «башни». По дороге он приветливо поздоровался с торчавшим в будке охранником парковки. Чтобы при случае тот рассказал журналистам, какой человечный демократ Башманов и как он запросто, пешком ходит среди народа…

Миновав стоящие дугой соседские авто, Павел Андреевич свернул к подъезду и стал для охранника в будке невидимым. В тот же миг из-за противоположного угла Г-образной «башни» выскочили два человека. Решив, что это соседские дети, Башманов вновь напялил на свое умное лицо приветливую улыбку и повернул голову.

От угла бежали двое в масках. В руке первого была телескопическая дубинка. В первый момент Башманов решил, что это грабители, которые нападают на автовладельцев при выходе из машин, поэтому посторонился и даже оглянулся, чтобы посмотреть, кому из соседей так не повезло.

Однако никаких парковавшихся машин во дворе не оказалось, и до Башманова вдруг дошло, что двое мужчин в масках бегут именно к нему. Павел Андреевич резко развернулся. Мужчины были уже рядом. Башманов отпрыгнул, и дубинка первого злоумышленника просвистела рядом с его головой. Но в руке второго бандита блеснул нож…

Дальше Башманов действовал чисто инстинктивно. Он швырнул в голову второго коробку с подарком и рванулся к подъезду. Этот маневр слегка озадачил бандитов – ведь бегство к будке охранника выглядело бы более логичным.

Второй бандит попытался достать Башманова ножом, но полоснул только по его шикарному пиджаку. Но через секунду его настиг бандит с дубинкой и заплел ему ноги. Башманов растянулся на асфальте.

Бандит взмахнул дубинкой и опустил ее на голову жертвы. Удар оглушил Башманова. Подскочивший подельник уперся коленом ему в спину, ухватил за волосы и занес нож, явно намереваясь перерезать Павлу Андреевичу горло…

В этот момент дверь подъезда распахнулась. За поводок на крыльцо свою хозяйку буквально выволок приземистый кривоногий ротвейлер.

Собственно, это была даже не его хозяйка, а молодая домработница из десятой квартиры. Увидев столь кошмарную картину, домработница инстинктивно подалась назад и сдавленно вкрикнула:

– Фу, Фокс!

Однако то ли пес расслышал команду как «Фас!», то ли сработали заложенные профессиональным инструктором рефлексы, только в тот же миг ротвейлер черно-рыжей молнией метнулся к кавказцам.

Хозяйка с диким воплем рухнула на ступеньки, уже в полете выпустив поводок. Вырвавшийся Фокс беззвучно впился челюстями в руку бандита. Тот взвыл, нож выпал.

На шум из подъезда выскочил консьерж. Первый бандит скулил от боли, второй уже перехватил дубинку левой рукой и выхватил пистолет. Грохнул выстрел.

Домработница завопила и упала на ступеньки, закрывая голову руками.

Раненый Фокс захрипел, но челюсти не разжал.

– Бух! Бух! – еще дважды выстрелил бандит.

Фокс заскулил, перевернувшись на спину. В этот момент консьерж наконец выхватил свой пистолет и начал неприцельно стрелять.

Бандит с пистолетом присел и выстрелил в ответ. Пуля ударила в стенку, консьерж подался в подъезд, его пистолет умолк. Но в этот момент подоспел охранник парковки.

– Стоять!!! – заорал он.

– Бух! Бух! Бух!!! – раскатисто прогрохотал его «ИЖ».

Секунду спустя отозвался и пистолет консьержа. Стреляли охранники резиновыми пулями, но оказавшиеся под перекрестным огнем бандиты вынуждены были бежать. Но прежде чем броситься прочь, тип с пистолетом выстрелил в голову Павла Андреевича Башманова…

8

– Ни фига себе начальства наехало!.. – проговорил Горов, выбираясь из машины.

Судя по количеству автомобилей со спецномерами, начальства и вправду было чересчур. Это Виктору не понравилось, и он быстро сказал:

– А ну-ка, Степан, сядь в машину! Давите с Леньчиком «антиполицай» и не высовывайтесь пока!

Предъявив удостоверение, Логинов пробрался через оцепление и довольно быстро в общих чертах уяснил, что именно случилось во дворе новомодной многоэтажки. Потом он увидел начальника УВД и подошел к нему.

– Здравия желаю!

– Здорово, Логинов!

– Вопрос на засыпку можно?

– Валяй!

– А нас-то вы с какого перепуга на это дело выдернули?

– Хороший вопрос, но это не ко мне…

– А к кому?

– Вон стоит замгенпрокурора, у него спроси. Я сам только недавно приехал и твоему начальству не звонил…

– Ага… – сказал Виктор.

Замгенпрокурора чуть в сторонке разговаривал по телефону. Логинов немного выждал и перехватил замгенпрокурора, когда тот двинулся к основной группе силовиков.

– Здравия желаю! Полковник Логинов, управление по борьбе с терроризмом ФСБ! Нам-то что делать?

Прокурорский чин кивнул, на ходу пожал Виктору руку и проговорил:

– Пока ничего! Войдете в состав оперативно-следственной группы. Вон тот кудрявый молодой человек с папкой – следователь генпрокуратуры Сапунов. Так что прошу любить и жаловать!

– Понял… – озадаченно произнес Виктор и повернулся.

Насчет «молодого человека» и его «кудрявости» замгенпрокурора, видимо, изощренно пошутил. На вид Сапунову было около пятидесяти, и волосы на его яйцеподобной голове сохранились только над ушами и на затылке.

Логинов закурил и пару минут спустя, улучив момент, коротко пообщался со следователем. После этого он аккуратно затушил окурок, бросил его по дороге в урну и вернулся в служебную «Ауди» с запотевшими стеклами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное