Максим Шахов.

Строго конфиденциально

(страница 4 из 21)

скачать книгу бесплатно

17

Позади «Мазды» Корецкого остановилась «газель». Выскочивший из нее молодой парень был вполне славянской внешности.

Пробегая мимо распахнутого багажника «Мазды», он непринужденно расстегнул на ходу ширинку и сочувственно бросил вынырнувшему из-под машины Корецкому:

– Что, земляк, обломался?

Едва достигнув обочины, водитель пустил на склон мощную струю, совершенно не обращая внимания ни на Семена, ни на проехавший мимо экскурсионный автобус. Его непосредственность несколько успокоила Корецкого.

Поднявшись с земли, он перевел взгляд на «газель». На ее переднем сиденье располагалась какая-то блондинистая размалеванная девица. Видимо, боевая подруга водителя. Она меланхолично потягивала из бутылки пиво и тоже чувствовала себя абсолютно непринужденно. «газель», судя по висевшей на лобовом стекле лицензии, была маршрутным такси, только сейчас табличка с маршрутом была снята. Видимо, водитель мотался за Ильичевск по своим делам.

Семен склонился к багажнику, лихорадочно обдумывая столь неожиданно возникшую ситуацию. Водила наконец тряхнул тазом, вжикнул «молнией» и повернулся. Облегчившись, он стал еще более непосредственным и улыбчивым:

– Фух! Вот это прижало! Думал, клапан сорвет! Че, сильно обломался? Помощь нужна?

– Да нет, за полчаса управлюсь… – махнул головой Семен, доставая из багажника сумку с инструментом.

– Ну, тогда счастливо! – кивнул головой водитель «газели» и лениво направился к водительской дверце…

Минуту спустя, когда микроавтобус скрылся из виду, Корецкий огляделся по сторонам. Мимо в направлении города проехала какая-то «Тойота». Корецкий проводил ее взглядом, потом быстро сунул инструменты в багажник. За ними последовал коврик.

Пару минут спустя «Мазда» уже выбралась из ложбины на пригорок и на скорости около восьмидесяти километров в час поехала в сторону Ильичевска. Корецкий успокоился окончательно. Еще раз окинув дорогу взглядом, он потянулся к телефону и позвонил Евстигнееву.

Тот, вероятно, все это время держал трубку в руке, потому что ответил мгновенно:

– Да, Семен!..

– Все в порядке, Роман Никитич! – поспешил успокоить Евстигнеева Корецкий. – Мы в безопасности! И погода в Одессе наладилась!

В трубке раздался облегченный вздох. Чувствовалось, что Евстигнеев сбросил с себя огромный моральный груз. Фраза о погоде в Одессе была кодовой. Все остальные не имели значения, поскольку только она по договоренности означала, что дочка депутата действительно находится вне опасности.

– Спасибо, Семен! – растроганно произнес Евстигнеев. – Прощай!

– До свидания, Роман Никитич!.. А вы как? – торопливо спросил Корецкий, но Евстигнеев уже отключился.

– Что за черт?.. – нахмурился Семен.

Последняя фраза бывшего прокурора и поспешный обрыв разговора ему не понравились. Но думать, что это значит, Семену было некогда. Теперь ему нужно было как можно скорее добраться до Одессы.

Корецкий прикурил сигарету и увеличил скорость.

Несколько минут спустя «Мазда» выскочила еще на один пригорок. Дальше дорога резко пошла под уклон. Впереди виднелся лиман. Дорогу на переправе, как называли местные жители дамбу, совсем недавно отремонтировали, так что машины проскакивали через нее, даже не сбрасывая скорость.

«Мазда», урча работающим как часы движком, помчалась вниз. По сторонам замелькали придорожные плакаты. От резкого перепада давления у Семена вдруг заложило уши. Именно поэтому он и не услышал приглушенного хлопка, раздавшегося слева.

А если бы и услышал, то все равно ничего не успел бы сделать.

«Мазду» резко бросило влево, прямо на полосу встречного движения.

Корецкий с криком рванул в сторону руль, но машина была уже практически неуправляемой.

«Мазду» юзом несло вниз. Она бы непременно протаранила ограждение и упала бы в лиман, но по встречной полосе на пригорок как раз выскочил мощный трейлер с огромной серебристой бочкой и надписью «Огнеопасно».

Его щеголеватый водитель в цветастой рубашке и дымчатых очках ехал, облокотившись на опущенное окно и насвистывая в такт звучавшей из FM– приемника мелодии.

При виде неожиданно метнувшейся под колеса иномарки он крикнул «Бля!» и изо всех сил одновременно утопил педали сцепления и тормоза.

Однако остановить махину груженого трейлера было не так просто. Из-под колес взметнулись облачка сизого дыма, но трейлер по инерции несся вверх. Водитель все же успел чуть отвернуть тягач в сторону.

Но вышло еще хуже. Неуправляемая «Мазда» буквально впрессовалась в проем между передними и задними колесами тягача. Водитель трейлера тут же крутанул руль влево, но опоздал. Искореженная иномарка заклинила задние колеса. Тягач резко развернуло поперек дороги.

Тяжеленная цистерна по инерции продолжила двигаться вперед.

Крепление не выдержало и со скрежетом обломалось. Потеряв переднюю опору, серебристая емкость наклонилась и ударилась левой передней оконечностью о дорогу.

Снопом брызнули искры. И тут же из прорвавшейся двойной обшивки на асфальт полился бензин. В следующую секунду над ильичевской переправой взметнулся в небо огромный столб дыма и огня. Из разорванной взрывом цистерны на проезжую часть хлынул бензин и горящей рекой устремился вниз, к лиману.

– А-а! – разнесся над дорогой вопль водителя трейлера.

Благодаря тому, что цистерна сорвалась с крепления, он остался жив. И даже успел выпрыгнуть из кабины на обочину. Теперь он несся прочь от дороги, на ходу срывая с себя горящую цветастую рубашку.

Четыре или пять машин, находившихся на склоне дороги во время происшествия, чудом избежали огня. Водители направили их в кювет и теперь вместе с пассажирами поспешно покидали салоны, чтобы отбежать подальше.

Внизу, справа у переправы, как обычно, стояло несколько местных жителей. Вернее, жительниц. Ассортимент этого стихийного рынка был традиционным и не менялся уже десятки лет: черноморская камбала, мидии и рапаны. Тут же, у столба с табличкой, запрещающей торговлю, стояли средства доставки товара – допотопные велосипеды.

Несколько торговок при взрыве с ужасом бросились прочь к берегу лимана. Одна же, самая молодая, проявила завидное хладнокровие. Она как раз торговалась с остановившимся автомобилистом за ведро мидий.

Торговка просила двадцать гривен, покупатель настаивал на пятнадцати.

Когда над дорогой полыхнуло пламя, автомобилист буквально оцепенел.

Торговка же мгновенно выхватила из его руки двадцатку.

– Уговорил! Бери оба за двадцать! – крикнула она и тут же рванула к столбу.

Автомобилист моргнул на два ведра мидий у своих ног, на которые сверху надвигалась огненная река горящего бензина. В следующий миг он бросился прочь, к воде, куда уже прыгали торчавшие на дамбе рыбаки.

Торговка же не только успела сунуть кровную двадцатку в лифчик, но еще и оседлала свой велосипед. Причем очень вовремя, поскольку горящий бензин как раз залил обочину.

– Во дает! – крикнул кто-то, глядя, как женщина на велосипеде с горящими колесами улепетывает к лиману.

А волна бензина уже достигла дамбы и, растекаясь по ней, превратила новый асфальт в горящий битумный ковер. Однако каким-то чудом сильно пострадавших не оказалось. Кто-то сбрасывал на берегу загоревшиеся кроссовки, кто-то тушил в воде тлеющие брюки.

Почти все матерились, а некоторые уже возбужденно обменивались впечатлениями. Тушить полыхающие цистерну и трейлер никто не пытался. Все равно было без толку. Огромной полосой над ильичевской переправой поднимался в небо густой черный дым. Его было видно за несколько километров. И со стороны города уже доносились звуки приближающихся пожарных сирен.

18

Абдарханов все больше нервничал. В очередной раз зыркнув на часы, он направился к джипу с решительным видом.

– Пять минут прошло! Давай бумаги!

Евстигнеев отрицательно покачал головой и показал мобильник.

– Как только мой человек позвонит…

– Я выполнил свое обещание! – с нажимом произнес Ильяс. – Но если ты будешь упираться, как ишак, я могу и…

В этот момент телефон наконец издал мелодичную трель. Евстигнеев быстро посмотрел на экран. Звонил Корецкий!

– Да, Семен!..

– Все в порядке, Роман Никитич! Мы в безопасности! И погода в Одессе наладилась!

Напряжение мгновенно отпустило Евстигнеева. Кодовая фраза прозвучала.

– Спасибо, Семен! И прощай! – быстро сказал Евстигнеев, тут же отключив телефон и бросив его на сиденье.

Телефон был ему уже не нужен. Как и все остальное. Он был теперь абсолютно свободен, несмотря на то, что находился в руках бандитов.

Освободившейся левой рукой Евстигнеев открыл дверцу. И уже ничего не боясь, выбрался из джипа.

Абдарханов отступил чуть назад. И неотрывно смотрел на лицо Романа Никитича. А тот широко улыбнулся. И все той же левой рукой протянул бандиту папку:

– Тебе были нужны бумаги, Ильяс? Держи, теперь они твои!

Абдарханов инстинктивно почувствовал неладное. Как-то не так повел себя Евстигнеев. Но бандит все же схватил протянутую папку. Слишком дорогого она стоила. Быстро открыв ее, чеченец начал поспешно листать бумаги. Дойдя до третьего листа, Абдарханов невольно вздрогнул, перевернул его и вскрикнул:

– Шакал! Ты сдохнешь!

– Только с тобой! – засмеялся Евстигнеев и выдернул из кармана правую руку.

На секунду Абдарханов оцепенел. Чеку Евстигнеев вырвал еще в кармане. Ударник, видимо, сработал, когда депутат вытаскивал руку. До взрыва оставались мгновения…

– А-а! – в ужасе заорал Абдарханов, бросаясь за стоящего неподалеку Артура.

Это был единственный шанс бандита остаться в живых. В следующий миг граната взорвалась. Евстигнеев, в отличие от бахвалившегося чеченца, принял смерть спокойно – с улыбкой на устах.

Он сделал все, что мог. Не только спас от мучительной смерти свою единственную дочку, но еще и сделал то, чего долгие годы не могли добиться силовые ведомства – избавил Россию от нелюдя Абдарханова. Так что жалеть Евстигнееву было не о чем…

19

Бензин был качественный и выгорал быстро. Примчавшиеся пожарные сперва залили дамбу пеной и только после этого смогли подогнать машины к горящей цистерне.

Тушить трейлер никто даже не пытался. К тому времени от него остался только оплавившийся каркас. А о послужившей причиной аварии «Мазде» напоминали лишь выгнувшиеся от высокой температуры детали трансмиссии, коробка передач да дымящийся двигатель. Остальное или сгорело дотла, или расплавилось.

Вслед за пожарными к переправе примчались три кареты «Скорой помощи». Водителя трейлера тут же увезли в ожоговый центр, поскольку его состояние было критическим. Другим пострадавшим оказывали помощь на месте: их ожоги были несерьезными, и от госпитализации они дружно отказывались.

Лейтенант-гаишник, первым прибывший на место в составе экипажа патрульной машины, опрашивал свидетелей-автомобилистов. Причем картина случившегося была уже практически ясна.

– Это водитель иномарки виноват, – кивал на останки «Мазды» пожилой владелец «девятых» «Жигулей». Я метрах в ста за ним шел. Он притопил на газ с пригорка, и тут у него шина лопнула. Левая передняя…

– Вы уверены?

– Ну да! Его же сразу на встречную полосу бросило и ко мне колесом повернуло! Шина была сдута! Из-за нее он и врезался в тягач!

– А его водитель как действовал?

– А как тут можно действовать? Ударил по тормозам, попытался уклониться… Только что толку, если эта «Мазда» сразу влетела ему под колеса?..

– Ясно, ясно, – вздохнул лейтенант. – Вы не уезжайте пока, пожалуйста, ваши показания нужно будет запротоколировать.

– А куда я уеду? – хмыкнул водитель «девятки». – Мне еще из кювета надо как-то выбраться. Да и шаровая опора, кажись, вылетела…

– Не беспокойтесь, поможем. Выберетесь. Техпомощь я уже вызвал. А насчет «шаровой» и других убытков, то вам выплатит компенсацию страховая компания виновника…

– Если еще эта «Мазда» была застрахована… – пробурчал водитель.

В этот момент к месту происшествия с воем подкатила «Шкода-Октавия», раскрашенная цветами ГАИ. Видимо, на место пожаловало гаишное начальство, поскольку лейтенант поправил фуражку, очень похожую на ту, в которой любил красоваться французский президент де Голль, и помчался докладывать.

В этой суете никто не обратил никакого внимания на спустившегося с противоположного пригорка типа в джинсах, кроссовках и защитного цвета куртке.

Одет он был примерно так же, как и большинство рыбаков. Что же до его характерной кавказской внешности, то в Одессе проживает столько национальностей, что выходцы с Кавказа совершенно не бросаются здесь в глаза. Болгары, молдаване, цыгане, румыны и армяне уживаются тут совершенно свободно.

Поэтому незнакомец без особого риска поболтался в толпе, услышал, что ему было нужно, и заодно осмотрел остовы сцепившихся трейлера и «Мазды». Удовлетворенно хмыкнув, он снова пересек дамбу и вскоре скрылся из виду.

Примерно в километре, в небольшой ложбинке, его поджидала неприметная иномарка. На заднем сиденье ее лежал чехол для удочек.

За рулем сидел еще один кавказец, тоже одетый вроде как для рыбалки.

– Ну че? – спросил он.

– Порядок! – пожал плечами пришедший от переправы. – Вышло еще лучше, чем я ожидал. Даже трупов не осталось.

– Молодец! Рука осталась той же! – кивнул водитель и собрался трогать машину с места.

Однако вернувшийся от переправы «рыбак» остановил его.

– Подожди! На всякий случай переложу «удочку» в багажник.

– Зачем? – удивился водитель. – На виду надежнее! Никто не подумает!

– Аллах любит осторожных…

20

Новый Арбат в дневное время суток был на удивление безлюдным. Когда слева показалось стилизованное под фрегат здание казино, замдиректора ФСБ набрал номер Зои.

– Да! – ответила помощница депутата.

– Зоя, мы уже на месте! – коротко сообщил замдиректора.

– Да, я вижу… – ответила девушка.

В следующую секунду она отошла от большого ларька, в котором торговали фаст-фудом и кофе, и двинулась к бордюру. Лимузин замдиректора ФСБ вильнул к обочине и резко остановился.

Сидевший на переднем сиденье телохранитель, несмотря на свои габариты, легко выскочил из машины, привычно мазнул взглядом по сторонам и только после этого распахнул заднюю дверцу машины.

– Здравствуйте… – немного растерянно проговорила девушка, заглядывая в салон.

– Здравствуйте еще раз, Зоя! – кивнул замдиректора. – Садитесь!

Девушка опустилась на роскошное кожаное сиденье и спросила:

– Вы точно замдиректора ФСБ?

– Вообще-то об этом уже поздно спрашивать, – резонно заметил генерал ФСБ. – Но если хотите, я вам покажу свое удостоверение.

– Не надо, – покачала головой девушка. – Я узнала ваш голос.

Телохранитель уже прыгнул на переднее сиденье и поправил торчащий в ухе наушник. Замдиректора, не поворачивая головы, приказал:

– На север! Как можно скорее!

Телохранитель кивнул и произнес кодовую фразу в гарнитуру. Пару секунд спустя сзади возник черный джип сопровождения «Мерседес-Гелендваген». Едва обогнав лимузин замдиректора, он тут же включил сирену. Обе машины на большой скорости пронеслись через перекресток.

– Куда мы едем? – спросила Зоя.

– Об этом потом, – махнул головой замдиректора. – Скажите, вы не замечали за своим шефом каких-то странностей в последнее время?

– Нет, – покачала головой Зоя. – Но вчера вечером он позвонил мне и велел ближайшие сутки провести вне дома и быть предельно осторожной, если со мной кто-то захочет встретиться… С Романом Никитичем все в порядке?

– Он влип в очень некрасивую историю. Совершил вроде как служебный подлог, поэтому нам нужна ваша помощь…

– Роман Никитич?!

– Да, Зоя. Роман Никитич.

– Этого не может быть! – покачала головой девушка. – Евстигнеев не мог совершить никакого подлога!

В голосе помощницы депутата было столько уверенности, что замдиректора невольно замолчал. Зоя была стройной и очень привлекательной девушкой. Портила ее внешность только слишком большая и выступающая вперед челюсть.

– Роман Никитич на это просто не способен! – с горячностью продолжила Зоя. – Он не такой! Он книгу пишет о Думе!

– Ну, это еще ни о чем не говорит, – покачал головой замдиректора. – Жириновский вон целое собрание сочинений настрочил, но стал ли он от этого лучше и честнее как человек – большой вопрос…

– Это честная книга! – с горячностью выкрикнула Зоя. – Там все правда!

– Хорошо, допустим… А почему тогда Роман Никитич велел вам вчера спрятаться? Чего опасаться честному депутату?

– Я не знаю… – опустила глаза Зоя. – И он не говорил, что чего-то опасается. Он просто велел мне не ночевать дома, быть осторожной и ждать его звонка…

– Это как раз и означает, что он чего-то опасался. Скажите, Зоя, вы в последнее время видели своего шефа с неким Артуром Мирзоевым?

Девушка прикусила губку и быстро посмотрела на собеседника.

– Это такой молодой кавказец с большим носом?

– Возможно, я с ним не знаком.

– Он мне сразу не понравился, – нахмурилась Зоя. – Роман Никитич действительно разговаривал с ним в своем кабинете на днях. Довольно долго…

– Как вы думаете, что могло их объединять?

– Ничего! – категорически выкрикнула Зоя. – Абсолютно ничего!

– Вы все время сами себе противоречите, – устало сказал замдиректора. – У нас есть веские основания подозревать, что ваш шеф Евстигнеев вступил в сговор с этим самым Мирзоевым! И совершил э-э… подлог, о котором я вам говорил.

– Роман Никитич не мог совершить никакого подлога!

– И тем не менее он его совершил. В связи с этим нам понадобится ваша помощь, Зоя.

– Какая?

– Нам нужно осмотреть сейф Евстигнеева. На предмет выявления возможных улик…

– У меня нет ключей! – густо покраснев, соврала девушка.

При этом она невольно прижала сумку к животу. Замдиректора едва сдержал улыбку. В чем в чем, но в искренности помощницы Евстигнеева сомневаться не приходилось.

– Да ключи не проблема, – вздохнул генерал. – Дубликаты есть в службе охраны Думы. А вот шифр сейфа можете сообщить только вы. Я уверен, что он вам известен. Ведь так, Зоя?

На прямой вопрос ответить враньем помощница не смогла.

– Да, шифр мне известен. Но я сообщу его вам, только увидевшись или поговорив с Романом Никитичем по телефону!

Замдиректора ФСБ жестко посмотрел на девушку.

– Поговорить с ним по телефону, думаю, вам вряд ли удастся. А вот увидеть… Что же, в конце концов, это ваше право.

Генерал умолк и отвернулся к окну. Там уже мелькали искореженные железобетонные плиты с проржавевшей арматурой.

– Куда мы едем? – тревожно спросила Зоя.

– Скоро увидите, – бросил через плечо замдиректора. – Вы сами этого хотели…

21

Скорый поезд Москва—Одесса сбавил ход и мерно постукивал по стыкам. Наконец за последним изгибом колеи промелькнули очертания одесского железнодорожного вокзала.

– Всего доброго! – кивнул Виктор Логинов своей спутнице по купе, легко сдернул с верхней полки большую спортивную сумку и был таков.

– До свидания!.. – разочарованно вздохнула рано начавшая увядать тридцатитрехлетняя бизнесвумен одесского розлива и грустно улыбнулась.

Еще одна надежда в ее жизни рухнула. А ведь она так старалась…

Что до Логинова, то он уже стоял в тамбуре и о своей назойливой соседке, имевшей большую квартиру на Садовой и бутик на Ришельевской, но обделенную мужским вниманием, уже и думать забыл.

Какие, к черту, бизнесвумен, если он сто лет не был в отпуске и сто лет не был в Одессе. Се ля ви, как говорят французы. А шо ви хотели, пожимают плечами в Одессе. Если ты полковник ФСБ и работаешь в Управлении по борьбе с терроризмом, то должен к этому привыкнуть.

И Логинов к этому действительно привык. Отпусков у него накопилось на сто пятьдесят календарных дней. Но сидеть бы ему на Лубянке и тянуть свою лямку, если бы не плановая проверка ФСБ Контрольно-ревизионным управлением президента. Обнаружив столь вопиющее нарушение трудового законодательства, даже видавшие виды контролеры были в шоке. И начальство решило сделать ход конем. Не дожидаясь окончания проверки и написания акта, целую группу сотрудников мгновенно отправили в отпуск.

В числе счастливчиков оказался и Логинов. Мало того, необычайно предупредительный кадровик даже предложил ему на выбор путевку в ведомственный санаторий под Москвой, тур по Золотому кольцу и круиз по Волге. Но Логинов предпочел Одессу. И вот он в ней…

– Кхм-м… – услышал задумавшийся Виктор за спиной вежливое покашливание.

Это был проводник, собравшийся открывать дверь. Он тоже был необычайно предупредительным, поскольку в графе «цена» в билете Виктора значилось «00 руб. 00 коп.» На ветерана ВОВ Логинов никак не тянул, и проводник сразу же смекнул, что моложавый пассажир явно из органов – компетентных.

– Извините, задумался, – отступил в сторону Виктор.

– Ну что вы, что вы, – застенчиво улыбнулся проводник.

Пройдя к двери, он открыл ее. В полуметре от вагона уже плыл перрон вокзала. Пока проводник протер поручни, поезд остановился.

– Всего доброго! – кивнул проводник, ступив на землю.

– Удачи! – бросил ему Виктор и, закинув сумку на плечо, энергичной походкой двинулся к вокзалу.

Конец марта – не лучшее время для отдыха в Одессе, так что особой толкучки на перроне не было.

– Квартиры! Дома! – могучим басом вещала тщедушная на вид женщина в огромных очках-хамелеонах.

– Багаж! Кому багаж! – выкрикивали похмельные носильщики с бляхами, гремя навстречу появившимся из поезда пассажирам своими тачками.

– Дома отдыха! Пансионаты!

– Экскурсии! Экскурсии! Поездки на 7-й километр! Юноша, не стесняйтесь, автобус на привокзальной площади! Проходите смелее!

– Спасибо! – с ухмылкой отмахнулся Виктор.

Ему было уже тридцать пять – возраст, в котором большинство мужчин как-то незаметно превращаются в невзрачный лысый придаток к своему животу. Виктору же навскидку давали лет двадцать семь – двадцать восемь от силы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное