Максим Шахов.

Смертельная жажда сокровищ

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

Остроумов успел понять, что Антон при всплытии ударился о днище головой и выронил загубник. Тут же из воды на миг показалась окровавленная голова и раздался сдавленный вскрик Антона:

– Свет! Там свет!..

В следующий миг голова Антона резко ушла вниз, и вода над ней сомкнулась…

Глава 18

– Что ты имеешь в виду? – уставился на Костю Лопухин.

– Я имею в виду, что «Азовское море» строили где-то в тех краях – в Юго-Восточной Азии. Твой партнер вполне мог разнюхать о настоящем предназначении судна и понять, зачем оно тебе понадобилось. В этом случае он вполне мог добыть комплект техдокументации на судно и как следует подготовить Чена.

– К чему? – спросил Лопухин.

– К тому, чтобы Чен информировал его о ходе поисков и в нужный момент смог вывести судно из строя.

– Ты это серьезно? – насупился олигарх.

– Во всяком случае, этого нельзя исключать, – сказал Костя. – Поэтому нам лучше перестраховаться.

Глава 19

Груз благополучно перевезли и подняли на борт. Гидроплан огромной хищной птицей промчался по глади моря, взмыл в небо и взял курс на свою базу в Севастополь.

Лопухин, подражая Косте, приказал командиру не расслабляться и находиться в немедленной готовности к вылету. Иметь на подхвате военный гидроплан было чертовки дорого, но очень удобно.

В течение часа он мог приводниться у «Азовского моря» в любое время суток. Кроме того, полеты военных не контролировались ни пограничниками, ни таможенниками.

Благодаря этому на судно удалось перебросить целый арсенал. После прошлогоднего захвата «Рассвета» Лопухин не хотел рисковать. Опасался он не только террористов, но и возможных конкурентов. История с «Гертой» оставалась крайне туманной, и Лопухин не исключал, что над местом гибели «Королевы Лисси» произошла тривиальная разборка одних охотников за сокровищами с другими.

Шесть телохранителей олигарха имели в своем распоряжении десяток автоматов, крупнокалиберный пулемет и три армейских ящика гранатометов. Кроме этого, у всех были пистолеты и ножи. Боеприпасов должно было хватить на сутки боя.

Благодаря всему этому на «Азовском море» Лопухин чувствовал себя в полной безопасности и до разговора с Костей пребывал в отличном расположении духа. Подозрения Кудинова на какое-то время обескуражили олигарха, но довольно быстро он пришел в себя.

– По-моему, ты все это просто выдумал, – сказал Лопухин в конце разговора.

– Как знаешь, – пожал плечами Костя. – Ты – руководитель концессии, тебе и решать.

– Нет-нет, – замахал руками олигарх. – Ты меня не так понял. Естественно, я скажу ребятам, чтобы они присматривали за Ченом и все такое, да и перестраховка не помешает. Но ты пойми, если мы доберемся до «Королевы Лисси», эта мартышка уже ничего не сможет сделать…

Глава 20

После двухчасового перехода по морю Костя поднялся на мостик и приказал остановить главный двигатель. Ровно через три минуты, как и было договорено, на мостике появился Лопухин с двумя охранниками.

Олигарх принялся осматриваться и буквально засыпал вопросами капитана Чена и вахтенного помощника.

В процессе экскурсии Лопухин вытащил обоих на крыло мостика и туда же позвал рулевого.

Костя выждал еще секунду и метнулся с отверткой к гирокомпасу. Отвинтив небольшую крышку, он сунул отвертку внутрь и за несколько секунд поменял местами два разноцветных проводка. Стрелка гирокомпаса дрогнула и провернулась на тридцать градусов.

Поставив крышку на место, Кудинов взглянул на карту и спустился в свою каюту. На вычисления у него ушло около трех минут. После этого он взял в руки запасной секстант и принялся портить очень точный и дорогой прибор.

Сделать это было не так просто, но в конце концов Костя провернул лимб на нужное число градусов. Сунув секстант под рубашку, он поспешно вернулся на мостик. Лопухин с капитаном Ченом, вахтенным и рулевым продолжали беседовать на крыле мостика, осматривая установленные там навигационные приборы.

Костя положил секстант на место и подал знак телохранителю. Телохранитель кашлянул, и уже через минуту Лопухин спросил, как штурман определяет местоположение судна. Капитан Чен ответил, что при помощи секстанта. Рулевой метнулся на мостик и вынес на крыло прибор.

– Так-так, – сказал олигарх. – А как этой штукой пользоваться?

– Осень проста, – услужливо подался вперед капитан Чен. – Проста берес и смотрис вот сюда на светило.

– А ну-ка, ну-ка, – заинтересовался Лопухин.

Взяв секстант в правую руку, он приложил окуляр к глазу и попытался навести прибор на склонившееся к горизонту солнце. Поворачиваясь, олигарх наткнулся на перила, качнулся и не удержал секстант в руках.

– Черт! – вскрикнул олигарх.

В последнюю секунду он попытался исправить свою ошибку, поймав прибор в воздухе, но не смог. Кувыркаясь и поблескивая в лучах солнца, секстант пролетел мимо борта и плюхнулся в море.

– Ну что ты скажешь? – в досаде всплеснул руками Лопухин. – Как же вы теперь без этого секстанта-то? Что ж теперь будет?

– Нисего не будет, гаспадина судовладелес, – расплылся в улыбке капитан Чен. – У нас ес запасной. Будете смотреть, как работает он?

– Нет-нет, – замахал руками олигарх. – Лучше объясните мне, как действует вот это…

Как и было договорено, олигарх отвлекал Чена с вахтенным и рулевым еще минут десять. Два с половиной часа назад Костя поменял местами провода исполнительного механизма гирокомпаса, вследствие чего стрелка отклонилась на тридцать градусов. Теперь она снова встала на место, и отвлекал Лопухин членов экипажа для того, чтобы никто из них не заметил столь резкого изменения показаний.

Делая с умным видом записи в блокноте, Костя поглядывал на часы. Когда с момента остановки судна прошло двадцать минут, он закрыл блокнот и незаметно кивнул телохранителю. Телохранитель снова кашлянул, и Лопухин начал сворачивать свою экскурсию по мостику.

Двадцати минут было вполне достаточно для того, чтобы течение развернуло дрейфующее судно на тридцать градусов. Теперь ни капитан Чен, ни вахтенный, ни рулевой ничего не могли заподозрить.

Едва Лопухин покинул мостик, Кудинов приказал капитану Чену запускать главный двигатель и ложиться на новый курс. Когда судно набрало номинальную скорость, Костя и капитан Чен покинули мостик.

Один направился в каюту Лопухина, а другой – в свою…

Глава 21

Оказавшись в своей каюте, капитан Чен мгновенно преобразился. Стерев с игрушечного лица улыбку, он быстро и настороженно огляделся.

Следов обыска в каюте не было. Чен облегченно вздохнул и двинулся к столу. Сняв фуражку, он взял аудиоплеер с наушниками и отправился с ним в санузел.

Заперев дверь, капитан в наушниках присел на крышку унитаза. Штекер наушников он вставил в замаскированное под умывальником гнездо.

Через три минуты Чен выдернул штекер, сунул его обратно в плеер и поднялся. Лицо капитана выражало крайнюю степень озабоченности.

Спустив в унитазе воду, капитан вернулся в каюту и положил плеер на место. Какое-то время он колебался, стоя у стола, а потом снова направился в санузел.

На то, чтобы извлечь из тайника прибор, очень похожий на электронную игру «Тетрис», у китайца ушло не больше двух минут. К электронным играм прибор никакого отношения не имел. Стоил он столько же, сколько хорошая иномарка.

Немного подумав, Чен сунул прибор в трусы, поправил рубашку и повернулся перед зеркалом. Брюки спереди немного оттопыривались, но чтобы заметить это, нужно было приглядываться специально.

Нацепив фуражку, капитан Чен направился к двери каюты. Перед тем как выйти в коридор, он на миг замер и вдруг превратился в улыбающегося китайского болванчика…

Глава 22

– Ну что? – спросил Лопухин, когда Костя оказался в его каюте.

– По-моему, Чен ни о чем не догадался.

– Вот видишь, а ты говорил… Сколько километров составила ошибка?

– Двадцать пять, – сказал Костя. – Это чуть меньше тринадцати миль.

– А это не мало?

– Нормально. Тринадцать миль в море, это как двести километров на суше.

– И они ни о чем не догадаются?

– С секстантом, который я подправил, нет. На этих широтах ошибка в определении местоположения будет колебаться в пределах одиннадцати-пятнадцати миль. Это – нормально.

– Здорово ты все провернул, – потер руки Лопухин.

– Как сказать, – задумчиво проговорил Костя. – Пока это сработало, а там посмотрим.

– Какие у нас теперь планы?

– К утру выйдем на точку, сделаем пробный забор грунта. Если попадется что-то интересное, я спущусь и посмотрю.

– Понятно, – сказал Лопухин.

– Пойду займусь дыхательными аппаратами.

– Ага, – кивнул олигарх. – Помощников не надо?

– Да нет, – сказал Костя. – В этом деле лучше без помощников. Одна небольшая ошибка – и ты меня, Лопухин, больше не увидишь…

Глава 23

Выглянув из надстройки, капитан Чен невольно вздрогнул. В шезлонге у дымовой трубы сидел один из охранников Лопухина. Рядом с ним стоял автомат Калашникова с подствольным гранатометом.

При появлении Чена охранник повернул голову и уставился на капитана. Под его пристальным взглядом китаец моментально вспотел. С большим трудом сохранив самообладание, Чен прошел к трапу и начал подниматься на навигационную палубу. Располагалась она в передней части надстройки на крыше мостика и была самым высоким местом судна, если не считать верха дымовой трубы.

Поднимаясь по трапу, капитан повернулся к охраннику спиной. Ему очень хотелось оглянуться, но он понимал, что делать этого нельзя.

Преодолев последние ступени, Чен увидел далеко впереди выглянувший из-за края надстройки нос судна и снова вздрогнул. На баке у швартовой лебедки тоже сидел охранник.

Люди Лопухина расположились так, чтобы контролировать практически все передвижения по судну и вокруг него, но шанс выполнить задуманное у китайца все же был. Передняя часть навигационной палубы от дымовой трубы не просматривалась.

Вроде бы проверяя навигационное оборудование, капитан двинулся к передней части надстройки. Тут он наконец решился оглянуться. Шезлонг с сидящим в нем охранником и нижняя половина дымовой трубы уже скрылись из вида.

Чен смахнул со лба пот и покосился на бак. В общем-то он находился в поле зрения сидящего там охранника, но расстояние было слишком велико. Рассмотреть без оптики, чем занимается на навигационной палубе капитан, с носа было невозможно. Биноклей у охранников, на счастье, не было, и капитан решился.

Втянув живот, он сунул руку в штаны и вытащил мокрый от пота прибор. Сориентировав его строго горизонтально, Чен занес большой палец над ярко-зеленой кнопкой и вдруг услышал на трапе шаги.

Зрачки капитана расширились от ужаса. Поспешно сунув прибор обратно, китаец с огромным трудом изобразил на лице улыбку и оглянулся.

Голова охранника как раз вынырнула на трапе. Хмуро посмотрев на Чена, он с автоматом на плече поднялся на навигационную палубу и двинулся вокруг нее.

Заметить охранник ничего не заметил, но своим присутствием нагнал на китайца такого страха, что тот едва смог скрыть свое волнение. Улыбаясь из последних сил, капитан еще пару минут позаглядывал на оборудование и начал спускаться вниз. Охранник стоял наверху и смотрел ему вслед.

Оказавшись в своей каюте, Чен привалился спиной к двери и какое-то время, не мигая, смотрел прямо перед собой. Наконец он шумно выдохнул и направился к столу.

Через несколько секунд китаец уже стоял у иллюминатора со спутниковым телефоном в руке. Когда он набирал номер, его игрушечные пальцы заметно дрожали…

Глава 24

Шикарная белоснежная яхта со скошенными назад обводами покачивалась в открытом море в лучах заходящего солнца. Собственно, это была никакая не яхта, а современный быстроходный катер. Паруса ему заменяли два мощных дизеля с турбонаддувом.

Называлась яхта «Сингапурский дракон» и вполне отвечала своему названию. Переход из Юго-Восточной Азии через Суэцкий канал она совершила всего за десять дней.

Олигарх Лопухин здорово удивился бы, узнай он, что «Сингапурский дракон» успел встретиться в нейтральных водах с «Азовским морем». Но тем не менее это было так.

Принадлежала яхта Гарри Ли – тому самому сингапурскому знакомому Лопухина. Когда в шикарной каюте зазвонил телефон, младший брат Гарри – Джон Ли как раз вышел из душа.

– Алло! – сказал он по-английски.

– Джо, это я… – раздался в трубке приглушенный голос.

Члены «триад» – мощных преступных организаций Юго-Восточной Азии – по традиции говорят между собой на китайском, используя его в качестве шифра. Это очень удобно, поскольку найти человека, знающего хотя бы половину из четырехсот семидесяти китайских диалектов, практически невозможно. И Джон Ли тут же перешел на один из редких подвидов диалекта «у»:

– Что случилось, Чен?

– Я не знаю, что делать, Джо!..

– Какого черта, Чен? Что случилось? Говори толком!

– С Лопухиным на судно прибыл какой-то ученый, доктор Кудинов. Он почти сразу обо всем догадался и рассказал Лопухину!

– О чем он догадался?

– О том, что Гарри хочет добраться до клада!

– Как он мог догадаться?

– Не знаю! Он просто обошел со мной судно и сказал Лопухину, что команда кажется ему очень подозрительной.

– Так… А что сказал Лопухин?

– Лопухин ему не поверил, но они все равно решили предпринять усиленные меры предосторожности.

– Какие?

– Этот доктор что-то сделал с навигационным оборудованием. Я пока ничего не могу понять, но он сказал Лопухину, что теперь ошибка в определении местонахождения судна будет составлять пятнадцать миль…

– Какого черта, Чен? У тебя же есть спутниковый прибор для автоматического определения координат!

– Да, но я не могу им воспользоваться. В надстройке он не работает, а стоит мне высунуться на палубу, как охранники начинают ходить за мной по пятам и не спускают с меня глаз!

– Чен, успокойся. Сейчас координаты этого занюханного судна нам не нужны. Ты должен просто дождаться, когда они найдут то, что ищут…

– Ты не понимаешь, Джо! Этот доктор слишком хорошо разбирается в морском деле. Он видит каждую мелочь. Наверняка он не будет сидеть сложа руки и очень быстро выведет нас на чистую воду!

– Так, – нахмурился Джон. – Он действительно настолько опасен?

– Он намного опаснее, чем ты можешь представить! Поэтому я тебе и звоню! Он обязательно до всего докопается! Переговори с Гарри, Джо! Я не продержусь долго, все может сорваться в любую минуту!

– Заткнись, Чен, и слушай меня! Ты знаешь Гарри: если он поручил кому-то работу, она должна быть выполнена. Ты знаешь, как я к тебе отношусь, но если все сорвется, даже я не смогу тебе помочь. Гарри достанет тебя со дна моря и скормит своему крокодилу. Ты ведь не хочешь попасть в яму к малышу Чако?

– Конечно, нет, Джо, но…

– Заткнись, Чен. Работа должна быть выполнена в любом случае. Если этот доктор так опасен, я разрешаю тебе его убрать.

– Только доктора?

– Да, пока только доктора. Сделай это так, чтобы Лопухин ни о чем не догадался.

– Но, Джо…

– Заткнись, Чен. Меня не интересует, как ты это сделаешь. Работа должна быть выполнена. И помни, Чен, малыш Чако всегда не прочь отведать человечинки…

Глава 25

«Азовское море» вышло на точку с указанными Костей координатами к половине четвертого утра. Естественно, что координаты он задал с учетом подстроенной им «ошибки».

Машина судна благодаря автоматике работала в безвахтенном варианте, так что не спали на «Азовском море» в этот ранний час всего шесть человек.

Один охранник с автоматом прохаживался наверху между дымовой трубой и навигационной палубой, второй находился на баке, третий охранял каюту Лопухина. Вахтенный с рулевым на мостике позевывали и поглядывали на часы в ожидании конца вахты.

Шестым, кто не спал на судне в эту ночь, был капитан Чен. Лежа в своей каюте с закрытыми глазами, китаец мучительно соображал, как избавиться от Кости.

Проблема казалась неразрешимой, и временами Чен был близок к отчаянию. Напоминание Джона о крокодиле не было пустыми словами. Гарри Ли действительно скармливал нерадивых работников «триады» своему любимцу Чако.

Решение пришло к китайцу неожиданно, уже перед самым завтраком…

Глава 26

Телевизионное утро понедельника началось с громкой сенсации. Канал НТБ в шестичасовом выпуске продемонстрировал кадры, уже успевшие облететь весь мир. Двухминутная запись была сделана любительской видеокамерой на побережье Турции в ночь с воскресенья на понедельник.

Странной формы светящийся шар пронесся над морем на огромной скорости и вдруг замер. Опустившись к воде, шар на какое-то время побледнел и находился в таком состоянии около минуты. Потом свечение восстановилось, шар снова поднялся и по странной траектории двинулся вдоль побережья. Еще несколько секунд камера с трудом удерживала его в кадре, а потом он вдруг исчез.

Слегка раскосая ведущая новостей канала НТБ по ходу демонстрации комментировала кадры:

– Кассета с записью, которую вы сейчас видите, была получена компанией Си-эн-эн от одного из туристов, отдыхающих в Турции. Уже после демонстрации этих кадров в выпуске Глобальных новостей стало известно, что загадочные передвижения неопознанного летающего объекта над юго-западным районом Черного моря были зафиксированы НАТО. Представитель Шестого американского флота, в частности, заявил, что силами радиоэлектронной разведки наблюдалось перемещение указанного объекта из центральной части Черного моря к побережью Турции, о чем было немедленно доложено командованию. В три часа ночи по московскому времени член объединенного комитета начальников штабов адмирал О’Нил в интервью Си-эн-эн заявил, что «инцидент в Черном море имел место». На просьбу корреспондента прокомментировать случившееся адмирал ответил, что комментировать тут нечего. По словам О’Нила, «подобные случаи в практике ВМС США не так уж редки». Адмирал заявил, что в мире существует, по крайней мере, двенадцать районов, в которых «нечто подобное является обыденной реальностью». В шестидесятых-семидесятых годах исследования этих районов проводились ВМС США в рамках проекта «Магнит». В настоящее время исследования свернуты. Позиция объединенного комитета начальников штабов в этом вопросе, по словам О’Нила, заключается в том, что «поскольку указанные аномальные явления не угрожают национальной безопасности США, то этими явлениями нет смысла заниматься». Что касается района Черного моря, заметил в заключение адмирал, то «нечто подобное уже фиксировалось там летом прошлого года».

– А теперь к другим новостям, – улыбнулась в камеру ведущая.

Глава 27

Окончательно планы на день Костя с Лопухиным согласовали после завтрака в каюте олигарха. Ускользнувший под благовидным предлогом из кают-компании капитан Чен подслушивал их разговор, сидя в наушниках на унитазе.

– Я думаю, – говорил Костя, по обыкновению стоя у иллюминатора, – что это был классический оверкиль.

– Овер-чего?

– Оверкиль. Это морской термин, означающий мгновенный переворот судна вокруг поперечной оси и уход под воду.

– А попроще нельзя? – вздохнул Лопухин.

– Можно, – ухмыльнулся Костя. – Клиперы отличались чрезвычайно развитым парусным вооружением. Именно это делало их самыми быстроходными судами своего времени, но одновременно было их ахиллесовой пятой…

– Так… А еще попроще нельзя? – почесал лысину Лопухин. – Ты не подумай, что я такой тупой, просто моя специальность в институте называлась «экономика и бухгалтерский учет народного хозяйства».


Костя засмеялся и, повернувшись к Лопухину, сказал:

– В общем, парусов на клиперах было столько, что при внезапных порывах ветра они часто попросту подпрыгивали и совершали нырок, с разгона уходя под воду. Естественно, что груз при этом смещался в носовую часть, и парусники просто камнем неслись ко дну. Я думаю, именно это произошло с «Королевой Лисси», поскольку напороться на камни в Черном море невозможно. «Королева Лисси», судя по всему, с разгона воткнулась носом в дно.

– И торчит так до сих пор?

– Не совсем. За сто пятьдесят лет ее должно было порядком занести илом. Единственное, что можно сказать наверняка, это то, что в войну корма судна еще выглядывала из дна. Именно поэтому немецкие подводники и смогли прочитать название судна.


– А сейчас она еще выглядывает?

– Судя по истории с «Гертой», да, – пожал плечами Костя. – Но для нас это не имеет принципиального значения. Мы будем просто методично прочесывать район за районом и смотреть на улов. Мощность насосов такова, что если «Азовское море» пройдет над «Королевой Лисси», то что-нибудь обязательно всплывет в нашем бассейне. В общем, если мы не пропустим ни одного участка дна, то обязательно отыщем твое золото. Или через неделю, или через месяц, или через сто лет – это как повезет.

– Наше, Костя, золото, – уточнил Лопухин. – Не забывай о своих десяти процентах.

– Давай не будем делить шкуру неубитого медведя, – ухмыльнулся Кудинов. – Вопросы, пожелания, ценные указания будут или можно приступать к работе?

– Я все-таки настаиваю, – сложил губы трубочкой Лопухин, – чтобы мы использовали в поисках магнитоискатель. Я выложил за него кучу денег, и, по-моему, он этих денег стоит…

– Слушаю и повинуюсь, – кивнул Костя. – Разрешите выполнять?

– Да-да, – вскочил Лопухин. – Пошли, я тоже хочу во всем этом поучаствовать…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное