Максим Шахов.

Смертельная жажда сокровищ

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Середина июля выдалась в Сочи на редкость жаркой. Отставной боевой пловец Костя Кудинов лежал в гамаке в своем доме на окраине курортного поселка Красная Поляна и пребывал в унынии и тоске.

Страдал Костя не столько от жары, сколько от ощущения абсолютной бессмысленности своего теперешнего существования. Полтора года назад в соответствии с новой военно-морской доктриной части ПДСС на флоте ликвидировали. Для начала оставшийся не у дел Костя по старой русской традиции крепко запил, а потом совершенно случайно оказался на захваченном чеченскими террористами судне «Рассвет».

Судно для небольшой прогулки в открытом море зафрахтовал олигарх Лопухин. Кроме полутора сотен журналистов, представителей сочинского муниципалитета и самого Лопухина со свитой, на «Рассвете» в момент захвата находилась и восходящая поп-звезда Серафима.

Для всех них увеселительная морская прогулка должна была стать последней. Руководивший захватом чеченский полевой командир, по кличке Бухгалтер, рассчитал все, вплоть до мелочей. Единственное, чего он не предусмотрел – это присутствия на захваченном судне боевого пловца.

Террористы отправились на дно на торпедированном «Рассвете», а оставшихся в живых заложников Костя успел пересадить на «Комету» террористов. Олигарх Лопухин щедро отблагодарил Костю за свое спасение. Даже теперь, почти год спустя, Костя оставался по российским меркам достаточно обеспеченным человеком и теоретически не должен был иметь никаких проблем.

На практике же Костя третий день не выходил из дому, пялился в осточертевший телевизор и изнывал от тоски. Когда зазвонил телефон, он поначалу решил не отвечать, но в последний момент вдруг передумал.

– Алло, – буркнул Костя в трубку радиоудлинителя.

– Привет! – раздался в ответ бодрый голос Лопухина. – Как дела у героев подводного фронта?

– Спасибо, хреново.

– Похмелье? – осторожно поинтересовался Лопухин.

– Да нет, – вздохнул Костя. – Я ведь не пью. Надоело.

– Ну да? – удивился звонивший. – И давно?

– Давно.

– Так-так, – заметно обрадовался Лопухин. – Мне с тобой, Костя, нужно срочно встретиться. Собственно, ради этого я и прилетел.

– Ты что, в Сочи?

– Да. Ты, я надеюсь, не против?

– Нет, конечно.

– Тогда через час жди машину.

Глава 2

Три сектора провинциального стадиона были забиты до отказа. Организаторы концерта, как обычно, продали билетов намного больше, чем вмещали трибуны. Организаторов можно было понять – Серафима оставалась едва ли не единственной российской поп-звездой, концерты которой собирали стадионы даже в заштатных областных центрах.

Поначалу все шло как обычно. Серафима на возведенной посреди футбольного поля сцене пела свои хиты, подростки на трибунах подпевали, хлопали и орали.

В финале певица по настоянию организаторов спустилась со сцены и направилась к трибунам. Песня называлась «Я иду к тебе».

Едва Серафима с радиомикрофоном в руке оказалась на беговой дорожке, как разогретая толпа устремилась к выходу на поле.

Дюжие омоновцы не выдержали натиска сотен зрителей и начали отступать вниз по лестнице. Заработали дубинки, но нескольким подросткам все же удалось прорваться. Серафима прекратила петь, к сектору с воем устремились две пожарные машины.

Закончился концерт ужасно. Подоспевшие из других секторов омоновцы гонялись по полю за прорвавшимися подростками, сбивали их с ног дубинками и топтали ногами. На окутанной клубами слезоточивого газа трибуне раздавались вопли, хрипы, стоны и матюги. Участников побоища поливали водой из пожарных водометов. К стадиону со всех сторон приближался вой карет «Скорой помощи»…

Глава 3

В президентском люксе с видом на море было светло и прохладно. Олигарх Лопухин, крупный пятидесятилетний мужчина с роскошной лысиной и усами, бодро поднялся из кресла навстречу Косте.

– Ну здравствуй-здравствуй! Рад тебя видеть!

– Я тоже! – усмехнулся гость.

Одетый в тропическую рубашку и светлые брюки, Лопухин просто-таки излучал энергию, вызывая невольную симпатию даже у незнакомых людей.

– Располагайся! – взмахнул рукой олигарх, окинув Костю цепким взглядом.

В свои тридцать пять Кудинов находился в отличной форме. Чуть выше среднего роста, загорелый, с короткой стрижкой, он чем-то неуловимо смахивал на добермана – поджарого и в любой момент готового к прыжку.

– Кока-колы? – спросил Лопухин.

– Нет, спасибо, – покачал головой Костя.

Легко опустившись на кожаный диван у низкого столика, он откинулся на спинку и забросил ногу на ногу. Одет Костя был практически так же, как Лопухин, только расцветка рубашки была поскромнее.

– Тогда к делу, – нетерпеливо потер руки Лопухин. Обойдя стол, он опустился в кресло напротив Кости и стер с лица улыбку. – Для начала мне нужна твоя консультация. Естественно, я заплачу сколько скажешь, но все должно остаться строго между нами. Дело, Костя, очень серьезное.

– Без проблем.

– Ну что ж, тогда приступим, – сказал Лопухин, открывая лежащую на столе папку. – Летом прошлого года греческое торговое судно наткнулось посреди Черного моря на моторную яхту «Герта». Яхта дрейфовала без единого человека на борту. Все было в целости и сохранности, за исключением людей и оборванного якоря. Газеты тут же подняли шумиху насчет того, что случай с «Гертой» как две капли воды напоминает случаи исчезновения людей в Бермудском треугольнике. В комментариях уфологов говорилось, что над «Гертой», судя по всему, зависла летающая тарелка. Оборвав якорь, она втянула яхту в себя, перенесла в другое место и снова опустила в море, забрав людей…

Тут Костя наконец не выдержал и рассмеялся:

– Ты это серьезно, что ли?

– Конечно, серьезно, – поднял глаза от папки Лопухин.

– Не хочу тебя разочаровывать, – пожал плечами Костя, – но, по-моему, ты обратился не по адресу. Я не уфолог.

– Я обратился по адресу. И скоро ты это поймешь, – возразил олигарх. – Яхта была немецкой, в круиз вокруг Европы на ней отправилось трое молодых людей – любителей подводного плавания. Одного из них совершенно случайно обнаружили на спасательном плоту спустя две недели у берегов Турции. Звали его Курт Рихтер. Нашли этого Курта в гидрокостюме без дыхательного аппарата, практически при смерти от истощения. Жизнь ему врачи спасли, но рассказать он ничего так и не смог. От пережитого бедняга сошел с ума. Сейчас он находится в лечебнице под Гамбургом. И тут начинается самое интересное.

В конце зимы в Германии побывал молодой московский психотерапевт Азаров. Несмотря на возраст, он уже известен на Западе благодаря своим уникальным методикам. В числе других пациентов Азарову предложили поработать и с Куртом Рихтером. Вначале Азаров очень им заинтересовался, но после двух недель упорной работы был вынужден признать, что даже его методика тут бессильна.

В действительности же Азаров слукавил перед своими немецкими коллегами. Раз за разом вводя Рихтера в гипнотический транс, он добился потрясающих результатов. Азаров вплотную приблизился к тому, чтобы излечить пациента окончательно, но решил этого не делать.

– Почему? – спросил Костя.

– Ответ в этой папке Азарова. Тянет он приблизительно на пятьдесят миллионов долларов.

– Ты это серьезно, что ли?

– Конечно, серьезно. Поэтому Азаров и не стал приводить Рихтера в норму.

Глава 4

Уже через час после концерта Серафиму допросила следователь областной прокуратуры. Заплаканная и подавленная певица совсем не походила на поп-идола, растиражированного в тысячах плакатов и журнальных постеров.

Спрятав глаза за темными очками, она сидела в кресле и всхлипывала, отвечая на вопросы следователя. Растрепавшиеся пряди волос спадали на ее лицо, закрывая его почти полностью.

Собственно допрос оказался чистой формальностью. Следователь прокуратуры – пожилая, но хорошо сохранившаяся женщина в форменном кителе – свела вопросы к минимуму, после чего приступила к главному.

Вначале она взяла автограф для внука прокурора, потом – для своей внучки, а в самом конце еще три про запас. Поднявшись и одернув китель, следователь попрощалась с Серафимой за руку и направилась к выходу.

– И не убивайтесь вы так, – оглянулась она с порога. – Все живы, никого не задавили, а кости у подростков срастаются быстро. Вы действовали в соответствии с договором, за безопасность несут ответственность организаторы. С ними я и буду разбираться. Всего доброго и творческих успехов…

Глава 5

– Раз за разом вводя пациента в гипнотический транс, – продолжал Лопухин, – Азаров довольно быстро понял, что причиной его теперешнего состояния является сильнейшая психическая травма. В результате в мозгу Рихтера сработала своеобразная защита, отключившая сознание. Попросту говоря, с ним случилось то же, что бывает в электрической цепи при многократной перегрузке. Автомат выбивает, свет гаснет.

Для того чтобы отключить защиту, Азарову нужно было узнать, что произошло, и дать Рихтеру необходимые установки. С огромным трудом он шаг за шагом подобрался к разгадке. Вот расшифровка в переводе с немецкого диктофонной записи последней беседы Азарова с пациентом: «Курт, как вы себя чувствуете теперь? – Спасибо, хорошо. – Расскажите мне еще раз, что же произошло с „Гертой“? – Да, да. „Герта“. Мы вышли из Гамбурга. Ганс, Аксель и я… – Курт, расскажите, что произошло в Черном море. – Да, да. Мы вышли в Северное море из Гамбурга… – Курт, прошлый раз вы вспомнили, что около недели „Герта“ пробыла в Черном море. Ганс, Аксель и вы по очереди совершали погружения, пользуясь записями деда Акселя. Потом Ганс что-то обнаружил на дне. Вспомнили? – Да, да! Мы нашли ее! Мы нашли „Королеву Лисси“! – А потом? Что было потом, Курт? Вы должны были определить координаты! Вы должны это вспомнить! – Нет! Нет! – Курт, вы должны вспомнить, что было дальше! – Нет! Это настоящий кошмар! – Курт! Я приказываю вам вспомнить! – Да, да! Я вспоминаю… Это было ужасно! Я не могу этого передать! Свет! Я видел только свет! Я никогда не думал, что свет может быть таким… – Курт! К черту свет! Вы должны были определить координаты! Вы должны их вспомнить! – Свет! В тот момент я видел только свет! Я вырвался, а Аксель и Ганс остались там навсегда! Мне страшно! Я боюсь! Это было так ужасно! У меня кружится голова, как тогда! Я задыхаюсь! Мне плохо! – Координаты, Курт! Вы должны вспомнить координаты, и я вас больше не буду мучить! – Я не помню! Я помню только свет! – Координаты, Курт! – Я забыл! Нет, кажется, я что-то вспоминаю… – Что, Курт? Вспомните, и вашим мучениям конец! Ну? – Я стараюсь. Да, это был Аксель… Он что-то сказал… – Что? Что он сказал, Курт? – Он сказал… – Что? – Он сказал, что две „семерки“ – это к счастью… – Что он имел в виду? – Не знаю! Не могу вспомнить… Он сказал это, когда определил координаты… Больше я ничего не помню! Мне плохо! Я задыхаюсь! Я снова вижу этот свет! Мне страшно! – Спокойно, Курт! Все уже позади. Сейчас вам станет хорошо. Расслабьтесь… Вот так. Вы больше никогда не вспомните этого. Я приказываю вам это забыть. Этого никогда не было, Курт!»

К этому времени, – отложил лист Лопухин, – Азаров уже выяснил практически все, и интересовали его только координаты. Как только Рихтер на первых сеансах проговорился о какой-то «королеве Лисси», Азаров решил выяснить, что означает это странное имя. Оказалось, что так англичане называли королеву Елизавету I. У Азарова хватило ума понять, что Елизавета тут ни при чем, и в конце концов он докопался до истины. «Королевой Лисси» назывался один из самых быстрых клиперов своего времени. Во время Крымской войны жалованье осаждавшей Севастополь английской армии выплачивалось золотом. Каждый месяц из Англии с грузом золотых слитков в Крым отправлялся парусник.

Летом 1855 года произошла непредвиденная задержка. Военный корабль с июньской зарплатой попал в Средиземном море в жесточайший шторм и со сломанными мачтами едва добрался до Мальты. К этому времени Севастополь оборонялся уже из последних сил, так что волнения, вызванные задержкой жалованья, английской короне были крайне нежелательны. Средиземное море продолжало штормить, и в этой ситуации из Лондона решили отправить в Крым самый лучший и быстрый парусник – «Королеву Лисси». На нее погрузили зарплату английской армии за июль и призовые за взятие Севастополя. Двадцать пятого июля «Королева Лисси» зашла в Ла-Валетту. Там на нее перегрузили золотые слитки с первого парусника. После этого «Королева Лисси» благополучно миновала Босфор и направилась к Севастополю. Больше ее никто не видел. Английская армия едва не взбунтовалась, и из-за этого осада Севастополя затянулась до осени.

Выяснив все это, Азаров прикинул, что золота на «Королеве Лисси» в нынешних ценах было на десятки миллионов долларов. Тут он взялся за Рихтера по-настоящему и узнал, что дед Акселя – владельца яхты – в войну был подводником. Лодка, на которой он служил торпедистом, затонула в Черном море. Спастись удалось только трем матросам из первого отсека. После войны дед Акселя и два его товарища почти каждый год отправлялись в Черное море вроде как на отдых. Наверняка они что-то знали о «Королеве Лисси», но отыскать ее так и не смогли до самой смерти. Последним два года назад умер дед Акселя. После него остались записи, о которых старик успел рассказать перед смертью…

Азарову оставалось только выяснить точные координаты «Королевы Лисси», но тут он столкнулся с непреодолимой трудностью. Курт наверняка знал их, но эта информация была заблокирована тем самым психическим потрясением. Разблокировать ее можно было, только окончательно вылечив Рихтера. А вылеченный Рихтер, естественно, ни за что не назвал бы координаты.

Азаров так и не смог решить эту проблему, но кое-что он все же выяснил…

– Две «семерки»? – хмыкнул Костя.

– Да. Ты понял, что они означают?

– Да я-то понял, – вздохнул Костя. – А как папка Азарова оказалась у тебя?

– Очень просто. Вернувшись в Москву, он рассказал обо всем своему другу бизнесмену, и они создали что-то вроде консорциума. Азаров вкладывал в дело информацию, его друг – деньги. Они тут же начали готовить экспедицию, но не рассчитали своих финансовых возможностей. Друг Азарова сначала взял в моем банке один кредит, потом второй. Все его имущество оказалось заложенным. В конце концов все кончилось так, как и должно было кончиться. Они купили старое водолазное судно, установили на нем необходимое оборудование, но денег на саму экспедицию не хватило. Друг Азарова снова пришел ко мне за деньгами, но закладывать было уже нечего. Кроме того, уже подошел срок выплат по первому кредиту. В общем, их консорциум оказался в долговой яме, и им ничего не оставалось, как прийти ко мне с этой папкой. В результате друг Азарова получил свои закладные, сам Азаров – десятую часть того, что запросил. Папка и водолазное судно стали моими. Поэтому мне и нужна твоя консультация. Что ты обо всем этом думаешь?

– Я думаю, – вздохнул Костя, – что ты выбросил свои деньги на ветер.

Глава 6

– Ну как ты? – заглянул в номер Серафимы ее директор.

– Никак! Понял?

– Может, тебе немного выпить? У меня коньяк есть. Армянский. Принести?

– Не хочу! Ничего не хочу! Все надоело! Отменяй концерты! Возвращаемся в Москву!

– Как в Москву? У нас еще десять городов. Билеты уже проданы. Ты представляешь, что будет?

– Не представляю и представлять не хочу! Я уже не могу! Все надоело, понимаешь?

– Понимаю, Серафима, но…

– Мне нужно отдохнуть. Придумай что-нибудь, только отмени эти проклятые концерты. Я хочу на необитаемый остров, понимаешь? Чтобы никто не тыкал в меня пальцами и не доставал! Придумай что-нибудь, ты же можешь, а?

– Я сам как выжатый лимон, – вздохнул директор. – Но отменять оставшиеся концерты нельзя. Давай договоримся с тобой так: ты берешь себя в руки, и мы как-нибудь добиваем это проклятое турне. А через две недели сделаем паузу. Я отдохну от тебя, ты – от меня и от всего этого. Насчет необитаемого острова обещать не могу, но несколько дней в море на яхте, по-моему, будут тебе в самый раз.

– В море? – испуганно спросила Серафима.

– Да, – кивнул директор. – Возле Крыма. Не бойся, чеченские террористы туда не заплывают. Ну что, договорились?

Глава 7

– Как так – на ветер? – упавшим голосом спросил Лопухин.

– Да очень просто. Вернуть назад уже ничего нельзя?

– В смысле?

– Ну, обменять закладные обратно на папку и судно?

– Нет, конечно.

– Понятно. Тогда попробуй продать их кому-нибудь хотя бы за треть цены.

– Ты говоришь это серьезно?

– Конечно, серьезно. Ты просил совета, я тебе его дал.

– Но почему? Ты можешь объяснить?

– Конечно, могу. Море умеет хранить свои тайны. Ты никогда не задумывался, почему спасти космонавтов с орбитальной станции легче, чем подводников с затонувшей подводной лодки? Это при том, что орбитальная станция находится в сотнях километров над Землей, а затонувшая подводная лодка всего в нескольких десятках метров под водой.

– А при чем тут это?

– При том, что море гораздо коварнее космоса. Предугадать его поведение практически невозможно. Азаров – жалкий дилетант, который даже не представлял сложности задачи.

– Я бы так не сказал, – покачал головой Лопухин. – Они основательно подготовились. На водолазном судне установлен магнитоискатель, эхолот, водолазный колокол…

– Колокол – это, конечно, здорово, – сказал Костя. – Но дело не в нем. Две «семерки», о которых узнал Азаров, означают, что координаты места в сумме приблизительно равны семидесяти семи. То есть это может быть 42 градуса северной широты, 35 градусов восточной долготы. Или 43 градуса северной широты, 34 градуса восточной долготы. Ну и так далее, включая все промежуточные значения. На практике это тысячекилометровая линия, пересекающая Черное море в направлении от Одессы до Самсуна. С учетом погрешности измерений площадь поисков составит всего каких-то три-четыре тысячи квадратных километров. Правда, смешно?

– Ты забываешь о затонувшей рядом с парусником немецкой подводной лодке.

– Да ни о чем я не забываю. С учетом того, что немцам удалось выплыть с лодки и выжить, глубина в том месте, где они видели остатки «Королевы Лисси», не превышает ста метров. В противном случае подводники погибли бы при всплытии. Это существенно сужает район поисков, но это все равно сотни квадратных километров. На то, чтобы обследовать их, может не хватить жизни.

– Ты забываешь о затонувшей рядом с парусником немецкой подводной лодке, – упрямо проговорил Лопухин. – Искать нужно ее. При помощи магнитометра сделать это не так сложно.

– В общем-то да, – кивнул Костя. – Обнаружить кучу железа на дне магнитометром не проблема. Проблема в том, что искать уже нечего.

– Что ты имеешь в виду?

– Если железный корабль не зарывается в грунт, море «съедает» его за сто лет до последней заклепки.

– Но лодка-то затонула всего шестьдесят лет назад!

– Да. Но в Черном море слишком много сероводорода. Соединяясь с водой, он образует кислоту. Поэтому процесс коррозии в Черном море происходит намного интенсивнее. Магнитное поле остатков подводной лодки сейчас настолько мизерно, что обнаружить ее при помощи магнитометра практически невозможно.

– Ты хочешь сказать, что это авантюра? – расстроился Лопухин.

– Да. Это, пожалуй, самое правильное определение, – кивнул Костя. – Шансы, конечно, есть, но…

– А я хотел предложить тебе поучаствовать в этом, – покачал головой олигарх.

– Так предложи.

– Что?

– Если предложишь, я, пожалуй, соглашусь.

– Но ты же сказал, что это авантюра!

– Лопухин, я подыхаю в этом чертовом Сочи с тоски, так что небольшая авантюра будет для меня в самый раз. И потом – ты ведь все равно не откажешься от поисков, верно?

– Не откажусь.

– Вот видишь, мне остается только помочь тебе по старой дружбе.

– Так мне что, звонить, чтобы судно готовили к отходу?

– Какое судно?

– Водолазное, которое снарядили Азаров с компаньоном.

– Нет, – возразил Костя. – Если ты хочешь добраться до «Королевы Лисси», забудь об этом судне и закинь куда-нибудь подальше свою папку. Бери ручку, я продиктую, что нам нужно для поисков.

Глава 8

Две недели спустя в доме Кости снова зазвонил телефон.

– Алло!

– Привет! – раздался в трубке бодрый голос Лопухина. – Ты готов?

– Привет. Я всегда готов.

– Тогда хватай вещи и двигай к набережной.

– Ты что, уже пригнал пароход? – удивился Костя.

– Нет. Пароход ожидает нас в нейтральных водах.

– А ты где?

– Я, кажется, захожу на посадку… О господи! Все, договорим потом. Жду на берегу.

Полчаса спустя Костя был уже на пустынной утренней набережной. Далеко в море покачивался на волнах гидросамолет. Надувная лодка с подвесным мотором приближалась к берегу.

Костя помахал ей рукой и через десять минут оказался на борту гидроплана.

– Ну как тебе аппарат? – спросил Лопухин, самодовольно улыбаясь.

– А где ты его оторвал?

– Взял в аренду у военных на месяц. Здорово, да?

– Ага, – кивнул Костя, глядя на ящики с иностранной маркировкой. – Ты что, успел все закупить за две недели?

– А ты как думал? Время – деньги! Все необходимое на этом самолете. Так что помаши ручкой родному берегу – и пошли пристегиваться. Этот чертов гидроплан так наклоняется при взлете и посадке, что можно шею свернуть…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное