Максим Шахов.

С капканом на ментов

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

– Я че-то не пойму, как ты умудрился в ведро «чек» подсунуть?

– Очень просто, – пожал плечами Веня, не прекращая писать. – Ловкость рук, и никакого мошенства. В цирковой студии, Серж, в школьном возрасте надо заниматься, а не дрочить по кустам. Понял?

– Ты это на кого намекаешь?

– Это я так, для примера…

– А-а, – протянул Сергей. – Молоток, Веник! С меня бутылка, а то я уже думал, что нам звиздец!

– Во-первых, не бутылка, а поясная сумка для пистолета. А во-вторых, тебе думать вредно.

– Не понял, это почему?

– А потому, Серж, что из-за твоих «дум» мы лоханулись, как последние поцы! Пинкертон хренов!

– Сам ты поц!

– От поца слышу! Короче, отвали, мне протокол писать надо. Потом поговорим.

– Ладно, – зло проговорил Сергей, сжав кулаки. – Пиши, писатель. Потом добазарим…

Глава 8

Едва Веня с Сергеем вернулись в УВД, подполковник Гошкодеря выдернул их к начальнику. В общем-то Гошкодеря был неплохим человеком, но чересчур боялся начальства и совершенно терялся в его присутствии. По дороге Гошкодеря нервно повторял:

– Не волнуйтесь, не волнуйтесь. Говорить буду я. Вы, главное, не возражайте.

Начальник Светловодского УВД подполковник Юрий Мамаев был сравнительно молод. В свои сорок лет он замечательно выглядел и с виду напоминал эдакого пышущего здоровьем живчика. Круглое лицо Юрия Петровича редко покидала улыбка уверенного в себе человека.

Жизнерадостность Мамаева объяснялась довольно просто. В свое время он женился на дочке заместителя начальника областного Управления внутренних дел. С тех пор карьера расчетливого старшего лейтенанта круто пошла вверх.

Особо не уродуясь, Мамаев в областном центре дослужился до майора. Как только в Светловодске освободилась должность начальника городского УВД, Юрия Петровича сразу же на нее назначили. За неполных три года он стал подполковником и в достаточной степени «обкатался» для дальнейшего продвижения по служебной лестнице. Теперь Мамаев ожидал перевода в областное УВД на полковничью должность.

При всем при этом что-либо «воткнуть» Юрию Петровичу было трудно. До удачной женитьбы он достаточно долго «оттрубил» в уголовном розыске и работу «на земле» знал не понаслышке.

– Заходите, – кивнул Мамаев.

Еще немного поболтав с женой, он положил трубку и смахнул с лица улыбку.

– Так когда будут результаты экспертизы?

Опечатанный конверт с «чеком» привез в лабораторию Гошкодеря. Он с грохотом отодвинул стул, вскочил и выпалил:

– Обещали через час! Я попросил, чтоб побыстрее!

– Понятно, – кивнул Мамаев. – Только не надо так вскакивать, Иван Петрович, а то вы мне все стулья переломаете…

– Есть! – кивнул Гошкодеря и с грохотом сел.

Мамаев вздохнул. Своего тезку по отчеству Гошкодерю он, что называется, терпел. Шума от начальника криминальной милиции было много, толку мало. На свою нынешнюю должность Иван Петрович угодил совершенно случайно, когда все толковые специалисты разбежались по коммерческим структурам.

До этого Гошкодеря всю жизнь «трудился» в отделе вневедомственной охраны.

«Хозяйственник» из него был замечательный. Он здорово разбирался в дверях, запорах, засовах, замках и решетках на окнах. Но в вопросах оперативной работы Иван Петрович откровенно «плавал».

– Рассказывайте, как до такой жизни докатились, – посмотрел Мамаев на Веню с Сергеем.

– Разрешите я, Юрий Петрович? – снова вскочил Гошкодеря.

Веня закрылся рукой и затрясся в беззвучном хохоте. Мамаев раздраженно рявкнул:

– Да сядьте вы, Иван Петрович! Я не к вам обращаюсь!

– Но это же, так сказать, мои подчиненные…

– Я сказал, сядьте!

– Есть!

– Ну так я слушаю, кто из вас смелый?

Сергей коротко вздохнул и выпалил:

– Мы получили агентурное сообщение от того самого «дятла», который вчера «сдал» Белку. Он сообщил, что на московском поезде с крупной партией товара прибывает курьерша. Вот мы ее и проверили…

– Молодцы, хорошо получилось. А вы случайно ничего не перепутали? Может, поезд не тот? Или вагон, или место?

– Нет. Не перепутали. «Дятел» ее даже описал. Сказал, что у нее полно колец и фальшивых «брюликов».

– Это уже интересно, – нахмурился начальник УВД. – И кто же этот «дятел»? Где живет, чем занимается, как его зовут?

– Мы не знаем, – пожал плечами Сергей. – Он сам нам звонил. Спрашивал Пузача. Но его Скунсом зовут.

– Как?

– Скунсом. Он так сказал.

– Хорошо не Дикобразом, – фыркнул Мамаев. Сняв трубку, он коротко переговорил с начальником уголовного розыска: – Андрей! Нужно срочно «пробить» личность некоего Скунса. Кто он, что он, где обретается… Нет, брать пока не надо. Я просто хочу по-тихому выяснить – то ли его кто-то «подставил», то ли он «подставил» наш доблестный ОБНОН… Да, да. А как его аккуратно выдернуть для задушевной беседы, решим потом…

Гошкодеря услышанному немало удивился. Навалившись грудью на стол, он сложил руку «трубочкой» и шепотом спросил у Сергея:

– Что-то я не пойму, кто кого подставил?

– Да черт его знает… – хмуро проговорил Сергей.

Мамаев тем временем уже положил трубку и вздохнул:

– Иван Петрович, не надо ложиться на стол, это вам не раскладушка!

– Извините!

– С агентурным сообщением ясно, – сказал Мамаев. – А теперь меня интересует «чек».

Веня напрягся, Сергей быстро опустил голову.

– Там героин? – спросил начальник УВД, глядя на Веню.

– Так а он откуда знает? – искренне удивился Гошкодеря. – Это ведь только экспертиза может установить!

– Иван Петрович, я лишаю вас слова! Или сидите молча, или выйдите из кабинета. Ну так что там, Александров?

– Должен быть героин, – быстро проговорил Веня. – Я имею в виду, что «чек» с виду очень похож на настоящий.

– Ясно, – кивнул Мамаев. В задумчивости побарабанив пальцами по столу, он продолжил:– Жена Лившица – не Белка, поэтому вони будет много. Если в отделе еще есть неучтенные наркотики, срочно спустите их в унитаз. На случай внезапной проверки…

– Так это что, не ее наркотик был? – выпучился Гошкодеря на Веню.

– Иван Петрович, выйдите из кабинета!

– Но…

– Я вас предупреждал! Выйдите.

Гошкодеря встал и с видом побитой собаки поплелся на выход. Когда дверь за ним закрылась, Мамаев спросил:

– С этим ясно?

– Так точно.

– А теперь дальше, красавцы. Будем считать, что с женой Лившица у вас номер прошел. Если начнут таскать в прокуратуру, просто придерживайтесь своей версии. Понятые есть, документы в порядке, так что ничего прокурорские вам не воткнут. А жену свою Лившиц в суде откупит, денег там хватит. Это первое. Второе и главное – мне до перевода осталось доработать пару недель, и скандалы мне больше не нужны. Завистников, сами понимаете, хватает. Не исключено, что кто-то из них специально подставил жену Лившица, чтобы подпортить мне репутацию. Но с этим Скунсом я разберусь сам. От вас, учитывая ваши «таланты», требуется только одно. Отставить все свои грандиозные планы, если они у вас есть, и две недели тихо посидеть в кабинете. Никакой самодеятельности. Если для «галочки» нужно будет «хлопнуть» какого-нибудь наркомана, я вам скажу. Надеюсь, мы поняли друг друга. Можете считать это не столько приказом, сколько личной просьбой. Договорились?

– Так точно.

– Так точно.

– Тогда пока все. Сейчас по-быстрому подчищаете «наркоту» и ждете поездки к прокурору. Из отдела ни ногой…

Глава 9

Веня вытряхнул в унитаз содержимое небольшой картонной коробки и дважды смыл воду. Вернувшись в отдел, он спросил:

– Больше ничего не нарыл?

– Чисто, – сказал Сергей, задвигая ящики стола. – Ну, что скажешь?

– Насчет чего?

– Насчет всего этого.

– Так Мамаев уже все сказал. Нас подставили, мы лоханулись. Классика.

– И кто же это сделал?

– Наверное, тот, кто хочет подпортить карьеру Мамаеву. Представляешь, что было бы, если б я не сунул в ведро «чек»?

– Представляю, – даже передернул плечами Сергей. – А откуда он у тебя в поезде взялся?

– Из папки. Мне Пузач как-то сказал, что у настоящего опера ОБНОНа всегда должен быть с собой «чек». На всякий случай, чтобы нарика расколоть…

– А как ты понял, что жена Лившица «чистая»?

– Не знаю. Почувствовал просто.

– А почему мне не сказал?

– Не успел. Да и без толку тебе что-то говорить.

– Это почему?

– А потому что ты долдонил все время: «Хитро они, суки, все придумали, но нас на мякине не проведешь»!

– А кто говорил: «Это акция прикрытия, это психическая атака»?

– Дед Пихто в кожаном пальто! Короче, Серж, отмазались, и ладно! Включи лучше чайник.

– Я что тебе, салабон, чайник включать?

– Нет, Серж, ты гений сыска, просто чайник стоит на твоем подоконнике…

Лениво переругиваясь, они попили чая, потом с пульта позвонил дежурный:

– ОБНОН, на выход! Мамаев велел грузиться в его машину! И все документы по Лившичихе взять!

«Волга» начальника УВД стояла у крыльца. Сергей с Веней забрались на заднее сиденье. Минуту спустя в дверях появился Мамаев. Он уже спускался по ступенькам, когда на крыльцо выскочил Гошкодеря.

– Юра, а я? Мне тоже ехать?

Иногда, как правило, совершенно не к месту и не ко времени, Гошкодеря позволял себе обращаться к Мамаеву на «ты». Тот относился к этому спокойно.

– Обойдемся, Иван Петрович, без тебя.

– Но это же мои подчиненные!

– Я в курсе, – кивнул Мамаев. – Но для тебя у меня особое поручение. Тут скоро должны подвезти евроокна, организуй разгрузку и складирование. А с завтрашнего дня будешь курировать работы по их установке…

Прокурор встретил прибывших довольно прохладно. Нацепив на нос очки, он долго и вдумчиво изучал заключение экспертизы, привезенное Мамаевым.

– Значит, героин, – наконец сказал он. – Сто пять миллиграмм. Очень-очень крупная партия.

Сергей с Веней помалкивали, опустив головы, Мамаев с интересом изучал корешки юридических справочников, стоящих в шкафу.

– Так что скажете, а, Юрий Петрович? Лившиц уже областному прокурору звонил и мне заявление накатал трехстраничное. Вот, прочтите!

Мамаев бегло просмотрел скрепленные степлером листы и равнодушно сказал:

– Очень интересно. Но изложенные доводы не выдерживают никакой критики.

– Ясно, – раздраженно произнес прокурор. – Значит, защищаете своих подчиненных?

– А зачем их защищать? – едва заметно улыбнулся Мамаев. – Им и так палец в рот не клади.

– Это точно, – посмотрел на Веню прокурор. – Ладно, с женой Лившица пусть теперь суд разбирается, бог с ней. А что вы скажете об этом?

Прокурор снова водрузил на нос очки и с плохо скрываемым торжеством в голосе начал читать:

– «Прокурору города Светловодска от гражданки Белкиной… Заявление… Сегодня утром я, как обычно, отправилась на работу на вокзал. Вскоре ко мне подошли два насильника, оказавшиеся впоследствии сотрудниками милиции Александровым и Локтевым. Угрожая служебным положением, они в грубой форме потребовали, чтобы я бесплатно и одновременно вступила с ними в половую связь. Я вырвалась и начала убегать, насильники погнались за мной. На ходу они угрожали, что будет хуже. Я все равно убегала. Но Александров и Локтев догнали меня на путях и все равно изнасиловали…»

– Что-что?.. – хмыкнул Сергей.

Прокурор метнул на него свирепый взгляд и тут же продолжил:

– «…и все равно изнасиловали в извращенной форме, засунув во влагалище пакет с наркотиком…» Ну а на это что вы скажете?

– Полный бред! – с горячностью вскрикнул Веня.

Мамаев предупредительно вскинул руку и быстро спросил:

– Простите, Степан Ерофеич, это заявление написано гражданкой Белкиной собственноручно?

– Естественно. Вот ее подпись.

– Так, – перегнулся через стол Мамаев. – Дата сегодняшняя. Интересно… Простите, а как оно вообще к вам попало? Гражданка-то сидит у нас.

– А очень просто. Заявление только что подал адвокат гражданки Белкиной от ее имени…

– У Белки – адвокат? – не поверил своим ушам Сергей.

– Это ее конституционное право.

– Да, конечно, только…

– Хватит! – хлопнул рукой по столу прокурор. – Теперь вопросы задаю я. Вы подтверждаете факты, изложенные в заявлении гражданки Белкиной?

– Нет, конечно!

– Нет!

– Тогда расскажите, как все было?

– Да как, – передернул плечами Сергей. – Так же, как и с женой Лившица…

– Ну-ну? – подался вперед прокурор.

По его тону Сергей понял, что сморозил глупость, и поспешил поправиться:

– Я имею в виду, что мы получили агентурное сообщение от того самого информатора. Ну, выехали на вокзал, вычислили эту самую Белкину и задержали… То есть сначала она вырвалась, но мы ее догнали уже на путях.

– И сунули наркотик, так? – рявкнул прокурор.

– Да не совали мы ей никакого наркотика! Вот вам крест! Это она сама с перепугу спрятала его туда за вагоном, когда поняла, что не убежит. А мы поначалу даже не додумались. Только когда все обыскали вокруг, уже тогда сообразили. Вот!

Прокурор язвительно улыбнулся и совсем тихо сказал:

– Понятые при этом присутствовали?

– Что?

– Я спрашиваю, свидетели у вас есть?

– А-а, – вздохнул Сергей. – Нет, конечно. Какие свидетели у черта на куличках? Это было, считай, уже на товарной станции.

– Я так и думал, – удовлетворенно сказал прокурор. – Все, Юрий Петрович, мое терпение исчерпано. Вплоть до выяснения всех обстоятельств я изменил меру пресечения гражданке Белкиной на подписку о невыезде. С минуты на минуту она будет здесь. Ее опросят по существу заявления и проведут тщательную проверку изложенных фактов. О результатах я вам сообщу дополнительно. На этот период прошу вас отстранить господ Александрова и Локтева от выполнения служебных обязанностей. Все. Я вас больше не задерживаю…

Глава 10

Мамаев с каменным лицом прошагал по гулкому коридору прокуратуры и покинул здание. Уже у «Волги» он остановился и почти с ненавистью посмотрел на Веню с Сергеем.

– Ну, допрыгались? Кто сунул Белке наркотик?

– Да не совали мы ей никакого наркотика, товарищ подполковник! Честное пионерское!

– Да? – недоверчиво хмыкнул Мамаев. – А откуда тогда он взялся?

– Так мы же уже объяснили! Все так и было! Честно!

Глядя на жалкие фигуры оперативников, Мамаев вздохнул:

– Пожалуй, если бы не история с женой Лившица, я бы вам поверил. А так…

В этот миг к крыльцу подкатила прокурорская «Волга». Из нее вынырнул помощник прокурора и открыл заднюю дверцу. Оттуда на свет божий выбралась Белка. Целомудренно одернув юбку, она гордо проследовала к крыльцу. Перед тем как исчезнуть за дверью, Белка покосилась на помощника прокурора, быстро оглянулась и показала язык.

– В машину! – рявкнул Мамаев.

По дороге он был мрачнее тучи и не проронил ни слова. Первым, кто попал под горячую руку начальника УВД, был дежурный. Едва войдя в управление, Мамаев заорал:

– Никитин! Почему без моего ведома допустили адвоката к задержанной Белкиной?

– Так я, Юрий Петрович, уже хотел звонить, а тут как раз от вас спустился Гошкодеря. Ну и сказал, что вас лучше не трогать. Он разрешил, я и пустил. А десять минут назад ее вообще к прокурору увезли!

– Да знаю я, видел! – скривился словно от зубной боли Мамаев. – Значит, так, Никитин! Впредь все распоряжения подполковника Гошкодери согласовывать со мной! Ясно?

– Так точно! А это…

– Что еще?

– Пока вас не было, он забрал «суточников». Сейчас они на заднем дворе окна разгружают. Так их что, забрать теперь обратно?

– Нет, – вздохнул Мамаев. – Я в курсе. И вообще – хозяйственные распоряжения Гошкодери согласовывать со мной не надо. Ясно?

– Так точно! – вздохнул вконец запутавшийся дежурный.

Слегка выпустив пар, Мамаев проследовал в свой кабинет. Сергей с Веней тенями проскользнули в дверь за ним. На этот раз сесть им подполковник не предложил. Переминаясь с ноги на ногу, они выслушали, как Мамаев снова переговорил с начальником уголовного розыска:

– Андрей! Ну что там по Скунсу?.. Так, так… Это точно, ты все проверил?.. Хорошо, хорошо, я понял.

Положив трубку, Мамаев откинулся в кресле и посмотрел на Веню с Сергеем.

– Предположим, что все было так, как вы говорите. Но тогда возникает одна проблема. Начальник уголовного розыска категорически утверждает, что никакого Скунса в Светловодске никогда не было и нет. А ему, в отличие от вас, я полностью доверяю.

– Так правильно, товарищ подполковник, ваши недоброжелатели специально выдумали его, чтоб вас подставить…

– Правильно, да неправильно, – покачал головой Мамаев. – Мои недоброжелатели, к вашему сведению, люди серьезные и такой детской ошибки никогда бы не допустили. Они бы наверняка воспользовались именем реально существующего агента, а не понадеялись бы на ваш идиотизм. И знаете, что из этого следует?

– Что подставить хотели не вас, а нас, – задумчиво прикусил губу Веня.

Мамаев удивленно посмотрел на него и насмешливо произнес:

– А вы что, успели перейти дорогу крупным наркоторговцам? Или, может, прикрыли международный канал поставок?

– Да нет, не успели пока.

– Вот и я о том же. А раз так, то никому вы на хрен не нужны. Вы оба – пустое место, статисты, дырки от бубликов. Поэтому никто не стал бы тратить время и деньги, чтобы вас подставить… Нет, вывод из этого следует другой. И заключается он в том, что этого самого Скунса придумали вы. А придумали вы его для того, чтобы навешать лапши Гошкодере! И провести пару-тройку «выемок», чтобы старый дуралей наконец-то от вас отстал! Или я не прав?

– Нет, – выдавил из себя Веня. – Мы и правда хотели отцепиться от Гошкодери, но никакого Скунса мы не изобретали.

– А я думаю, изобретали. А потом «потренировались» на Белке и возомнили, что созрели для громкой «выемки». Короче, буду с вами откровенен. Вы по уши в говне и сами в этом виноваты. Любой другой на моем месте, не дожидаясь результатов прокурорской проверки, просто притопил бы вас, как слепых котят, и отрапортовал наверх – мол, очистили ряды от оборотней в погонах. Но у моего тестя есть одна поговорка. Насчет того, что даже паршивой овце нужно дать последний шанс. И я вам его дам. Сейчас вы спускаетесь в дежурку и сдаете табельное оружие. А потом отправляетесь на станцию и ищете свидетелей. Если вы их найдете и сможете доказать прокурору, что не подсовывали Белке наркотиков, значит, вам повезло. А если нет, то через три дня вами вплотную займется отдел внутренней безопасности. Удачи!

Глава 11

Сдав под роспись дежурному пистолеты, Веня с Сергеем вышли из УВД и уселись в «восьмерку».

– Едем на станцию? – кисло спросил Сергей.

– А что толку? Ты там кого-нибудь видел, когда мы Белку загоняли?

– Нет.

– И я нет, – вздохнул Веня.


– Стоп! – встрепенулся Сергей. – А может, ее с пешеходного мостика кто-то видел?

– Не-а, – покачал головой Веня. – Она же как раз за вагон забежала. Нет, Серж, это голяк, свидетелей мы не найдем.

– Тогда, может, какого-нибудь бомжа за бутылку «подписать»? Ну, типа, он под вагоном дрых, а тут шум-гам. Он выглянул, а Белка как раз наркоту в трусы ныкает! А?

– Нет. Тут бомж не прокатит, – покачал головой Веня. – Допрашивать его будут по-черному, с подлянами всякими. В два счета запутают, только хуже будет.

– Давай тогда к Белке подкатимся! Ну, чтоб она заяву забрала!

– Ага, сейчас! Заберет! А вместо нее напишет чистосердечное признание. Мол, так и так, гражданин прокурор, прошу впаять мне срок за наркотики…

– А что же делать? – Сергей нервно потянулся за сигаретами.

– Думать, Серж, думать.

– Так думай!

– Я и думаю…

Сергей перекурил, раздавил «бычок» в пепельнице и покосился на Веню:

– Ну, надумал что-нибудь?

– Да так, кое-что.

– Ну?

– Мамаев не прав.

– Так это коню понятно! Белка сама наркоту себе сунула, а он на нас бочку катит!

– Я не о том, – задумчиво проговорил Веня.

– А о чем?

– Да о подставе этой. Может, мы и дырки от бублика, но кто-то ведь нас подставил!

– Ну?

– А зачем ему это понадобилось?

– Зачем?

– А вот когда мы это узнаем, все остальное встанет на свои места.

– И как ты это собираешься узнать?

– Добраться до того, кто это придумал. Другого пути у нас нет. Заводи тачку, поехали.

– Куда?

– В жопу труда, чистить провода! К прокуратуре, конечно!

– За Белкой, что ли, следить? – хмыкнул Сергей.

– Там посмотрим, за кем… – успел сказать Веня и тут же чертыхнулся: – Вот, блин! Кажись, по нашу душу! Говорил же тебе – поехали!

От крыльца УВД к стоянке быстрой походкой направлялся пожилой усатый старшина дежурной части. Вскинув руку в направлении «восьмерки», он заорал:

– Локтев, Локтев! Хорошо, что ты не уехал. Там тебе жена звонит.

– Да пошла она! – высунулся в окно Сергей. – Скажите, что меня уже нет…

– Ты, Локтев, не балуй, – строго проговорил старшина. – Семья – это святое, хоть она и бывшая. А там что-то сурьезное, видать, приключилось, потому как обрыдалась она вся.

– Достал ты своими проповедями, Тимофеич. Тебе не в милиции, а в церкви привратником служить надо, – вздохнул Сергей, нехотя выбираясь из машины. – Веня, я сейчас, только узнаю, что там. Может, с малым чего-нибудь приключилось…

– Давай, – кивнул Веня.

Чтобы не слушать нравоучений Тимофеича, Сергей поскакал вперед. В дежурной части майор Никитин молча кивнул ему на телефон.

– Алло! – проговорил Сергей.

Светка, его бывшая жена, протяжно проголосила в трубке:

– Па-апа умер!

– Вот черт! – вздохнул Сергей. – Ну?

Своего бывшего тестя он не любил, впрочем, как и всю Светкину семейку. Тесть был военным летчиком в отставке. Дослужился он только до капитана, после чего его уволили из-за сокращения в вооруженных силах. На этой почве тесть очень не любил Ельцина и безбожно пил.

– Он умер на да-аче! – снова проголосила Светка.

Ничего удивительного в этом не было. Из-за пристрастия к спиртному ни на одной из работ тесть долго не задерживался. А последние пару лет вообще не работал, целыми днями пропадая на даче.

– Я понял, – снова вздохнул Сергей. – Если смогу вырваться, обязательно приду на похороны.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное