Максим Шахов.

Персидский треугольник

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

Так Иванов и оказался в Тегеране…


– Ты все понял, Сахаб?

– Так точно, господин полковник!

– Займись этим лично! Немедленно! И звони мне сразу, как только что-то выяснишь! В любое время!

– Я понял, господин полковник!

– Жду!

Полковник Барси наконец отключился. Майор Сахаб, начальник отдела службы безопасности в Бушире, опустил трубку и отер платком взмокший лоб. После чего вызвал адъютанта.

– Слушаю, господин майор!

– Ты звонил насчет кондиционера?

– Да, господин майор!

– И что?

– Они сказали, что вышлют мастера немедленно!

– А сколько в их слове «немедленно» часов, ты спросил?

– Нет…

– Так позвони и спроси! И скажи, что если мастер не прибудет в ближайшее время, я займусь их фирмой лично!

– Я понял, господин майор!.. – подался к двери адъютант.

– Подожди!.. – нервно проговорил Сахаб. – Я тебя что, отпускал?

– Никак нет! – вытянулся по стойке «смирно» адъютант, глядя в глаза начальника взглядом преданного пса. – Прошу прощения!

Майор явно был не в духе. А тут еще этот чертов кондиционер с самого утра стал барахлить…

– Вызови ко мне Абудаса. Срочно! Насчет кондиционера позвонишь потом.

– Есть, господин майор… – немного растерянно проговорил адъютант.

– Я помню, что у него сегодня выходной, – кивнул Сахаб. – Но он мне нужен.

– Разрешите выполнять?

– Да! – сказал Сахаб уже почти спокойно.

Адъютант вышел, майор сунул платок в карман и потянулся к сводке происшествий по городу за истекшие сутки. И в самом конце нашел строку, касающуюся исчезнувшего вчера русского. Хозяин расположенного на берегу моря ресторана вызвал полицию и заявил, что тот не расплатился по счету. В другой раз полиция могла бы и не заниматься такой ерундой, но хозяин ресторана был родственником одного из влиятельных мулл…

Отложив сводку, майор Сахаб снова потянулся за платком.

Должность начальника службы безопасности Бушира давала ему практически неограниченную власть над любым из граждан города. Теоретически. На практике же, куда ни плюнь, кто-то обязательно имел какого-нибудь влиятельного родственника. И с этим приходилось считаться. Сопливый владелец фирмы, установившей в кабинете Сахаба кондиционер, был родственником главного судьи Бушира. И вот майору приходилось душиться в жаре, дожидаясь, пока этот чертов сопляк пришлет мастера. Вместо того, чтобы арестовать его и бросить на пару дней в тюрьму, чтобы поучить почтению к старшим…

Впрочем, далеко не все имели таких родственников. Так что жилось майору Сахабу неплохо. Вчера он провел вечер в гостях у знакомого коммерсанта. Тот был выходцем из бедной семьи, поэтому и хотел майору угодить. И угодил. В результате вернулся домой майор уже под утро. И теперь усиленно потел, поскольку ночь выдалась бурной. Проституток коммерсант привез из самого Эль-Кувейта. И они стоили того…


Инженер отер платком мгновенно вспотевший лоб и направился по тротуару к перекрестку.

На набережной было довольно людно. Машин тоже хватало. Киркун незаметно для русского двинулся следом за ним. Тот повернул влево и пересек проезжую часть. В глубине уже не такой оживленной улочки он увидел припаркованный особняком «БМВ-501». Не новый, но и не слишком старый. Совсем новые машины нечасто встречаются даже в Тегеране. А уж в Бушире и подавно.

Инженер от предстоящей встречи с сотрудниками службы безопасности испытывал скорее не волнение, а досаду. Но таков уж удел физика, работающего на ядерную программу Ирана. Да и нет худа без добра. В случае любых неприятностей с полицией Иванову просто стоило набрать номер одного из департаментов службы безопасности. И любой, даже самый кровожадный полицейский тут же становился шелковым…

Иванов без опаски приблизился к машине. Она тоже никаких подозрений вызвать не могла. Служба безопасности, как правило, использовала большие и мощные немецкие авто. Однако в самый последний момент на душе у Иванова вдруг стало неспокойно. И он, сам не понимая почему, замедлил шаг.

Шедший сзади Киркун быстро оглянулся. Если бы понадобилось, он должен был не только преградить путь русскому к бегству, но и по возможности незаметно довести его до авто. Впрочем, Волк тоже заметил неожиданную заминку русского. И тут же на нее отреагировал. Поскольку прохожих поблизости не было, Волк приоткрыл дверцу и очень любезно сказал:

– Мы ждем вас, господин инженер! Прошу!

Фарси Волка был безупречен. А тон, каким он произнес приглашение, сразу развеял неожиданные опасения Иванова. Тот шагнул к задней дверце, Волк отодвинулся в глубь салона и повторил:

– Прошу, инженер!

Русский плюхнулся на сиденье рядом с ним. Подоспевший Киркун быстро прикрыл дверцу и уселся на переднее сиденье. Хамад немедленно завел двигатель. Волк сообщил Иванову:

– Полковник Барси все же решил с вами коротко переговорить, инженер! Но это не займет много времени!

«БМВ» тронулся с места. Иванову ужасно не хотелось никуда ехать от ресторана, где он спрятал вожделенную фляжку, но делать было нечего.

– А что случилось? – на всякий случай спросил он.

– Поступили сведения, что израильские спецслужбы готовят какую-то операцию на юге. Поэтому-то полковник Барси и находится здесь, – доверительным тоном сообщил Волк. Он был прирожденным психологом и чисто интуитивно мог почти мгновенно подобрать ключ к любому собеседнику. Сделав характерный жест руками – мол, извините, инженер, большего я вам сказать не могу, Волк спросил: – Ну, как ваш отдых, в море купаетесь?

– Редко, – сказал Иванов. – Жарковато днем. А вот ночью хорошо…

– Будьте, пожалуйста, поосторожнее, – тут же счел нужным предупредить Волк. – Полковник Барси приехал, чтобы обезвредить израильских псов. Но пока они на свободе, поглядывайте по сторонам.

– Буду стараться, – вздохнул Иванов.

Ему в принципе было все едино – что персы, что арабы, что израильтяне. Как истинный русский, не лишенный некоторых предрассудков, он недолюбливал и первых, и вторых, и третьих. Персов и арабов за то, что чурки, а евреев за то, что евреи… И то, что сейчас Иванов вроде как находился на стороне персов, особого значения не имело. Местная политика была столь запутанной, что Иванов даже не пытался в ней разобраться.

И персы, и арабы считали своими смертельными врагами израильтян, что не помешало им нещадно изничтожать друг друга в ходе кровавой ирано-иракской войны. Израильтяне же бомбили все окрестные страны, стоило лишь американцам дать им соответствующую команду. В общем, в этом ближневосточном осином гнезде черт ногу сломит…

«БМВ» направился к жилым кварталам Бушира. Но не тем, что были застроены многоэтажками, а в более элитный район с одноэтажными домами-коттеджами. Коттеджи были скрыты высокими заборами – на Востоке не любят выставлять напоказ свою жизнь. Повинуясь указаниям Волка, водитель повернул в один из проездов.

При этом свет фонаря на миг осветил его лицо. Иванов наконец рассмотрел Волка и невольно вздрогнул. Сидящий рядом с ним человек был темноволос. Однако, вне всяких сомнений, это был европеец. А европеец никак не мог быть сотрудником службы безопасности Ирана!..


– Разрешите, господин майор?..

– Заходи, Абудас! – кивнул майор Сахаб.

Он ценил свою должность, поэтому и старался, чтобы в его окружении не было конкурентов. Подчиненные должны быть исполнительными, а не умными. Эту истину Сахаб понял давно. Однако нет правил без исключений. Капитан Абудас был по-настоящему умным офицером. Но именно такой человек и нужен был майору Сахабу для выполнения особых поручений.

Слишком уж завидная у Сахаба была должность. И многие хотели бы посадить в его кресло кого-нибудь из своих родственников. Но Сахаб был начеку. На каждого влиятельного гражданина Бушира у него был компромат. Сахаб сознательно этим материалам не давал хода. И только когда кто-то пытался сместить его с насиженного места, он доставал заветные папки…

Как раз сбором таких вот материалов и занимался Абудас. Поручить такое дураку было невозможно. Вот и вчера капитан порадовал Сахаба целой серией снимков, сделанных на острове Харк. Там, в одноименном городке, Абудас выследил, как отдыхает один из влиятельных жителей Бушира. Теперь и он, и его родственники не представляли для Сахаба большой опасности.

На радостях Сахаб сам дал Абудасу выходной. И теперь капитан выглядел встревоженным. Прикрыв за собой дверь, он быстро спросил:

– Что-то случилось, господин майор?

– Ничего страшного, – мотнул головой Сахаб. – Присаживайся. Чаю хочешь?

– Нет, спасибо, – отказался Абудас. – Я слушаю вас, господин майор!

Сахаб кивнул. Он ценил Абудаса не только за ум, но и за то, что тот всегда был готов к работе. Сахаб доверительно сообщил:

– Мне позвонил из Тегерана этот жирный индюк полковник Барси…

– Начальник отдела безопасности ядерной программы? – уточнил Абудас.

– Да, он самый. Оказывается, у нас тут отдыхал какой-то русский, работающий в Исфахане. Вчера он утонул…

– Пьяный?

– Тела не нашли. Полковник сказал, что этот русский очень ценный сотрудник. Очень…

– Так сообщили бы нам, мы бы за ним присмотрели, – пожал плечами Абудас.

– Я тоже так думаю, но Барси носится со своей секретностью и значимостью. Ведь эта должность дает доступ на самый верх… В общем, он хочет, чтобы мы проверили случай с этим русским досконально. И сообщили ему о результатах.

– Он конкретно что-то подозревает?

– Он мне не сказал. Но ты проверь все версии. Все! Понял?

– Да!

– Выполняй! Извини, что не дал отдохнуть…

– Ну что вы, господин майор!

В этот момент позвонил адъютант.

– Да! – проговорил в трубку майор Сахаб.

– Мастер прибыл, господин майор!

– Наконец-то! Заходи с ним! Присморишь, пока он будет тут возиться. А я пока пройдусь по отделам!


Рука Волка тут же метнулась к руке Иванова. Греко-серб мгновенно прочувствовал ситуацию. Сделав болевой захват, он проговорил:

– Не делайте глупостей, инженер! Выпрыгнуть вам все равно не удастся!

Инженер сразу вспотел. Потом упавшим голосом спросил:

– Вы израильтяне?

Волк засмеялся.

– Нет. Мы сами по себе. Но об этом поговорим чуть позже. В более подходящей обстановке…

Сказано было абсолютно спокойным тоном, однако это напугало Иванова еще больше. Насколько он знал, спецслужбы Израиля с теми, кого считают своими врагами, не церемонятся.

– Я иностранный гражданин, – на всякий случай сообщил Иванов. – Работаю здесь по контракту.

– Да-да, мы в курсе… Хамад, вон там направо!

«БМВ» проехал по аккуратной, абсолютно пустынной улочке. Свободной рукой Волк вытащил пульт и нажал кнопку. Ворота одного из коттеджей открылись. «БМВ» въехал за высокий забор. Ворота тут же закрылись, отгородив территорию от окружающего мира и отняв у Иванова всякую надежду на спасение.

– Останешься пока на улице! – приказал Волк Киркуну. – Прошу, инженер!

Аккуратный коттедж утопал в темноте. Не зажигая над крыльцом свет, Волк отпер дверь. Минуту спустя Иванов уже сидел в кресле в довольно просторной комнате, от которой барной стойкой была отделена кухня.

Волк уселся напротив. За спиной инженера на высоком табурете в расслабленной позе расположился Хамад. Однако расслабленность перса была обманчивой. Он обладал отменной реакцией.

– Курите? – протянул через журнальный столик пачку Волк.

– Нет, спасибо, – помотал головой Иванов.

– Правильно, – согласно кивнул Волк, прикуривая сигарету и с удовольствием затягиваясь. – Курение вредно для здоровья, инженер. Мой друг, – кивнул Волк на Хамада, – табак тоже не курит. Зато иногда он балуется гашишем. Например, когда нужно кому-нибудь развязать язык. Общение с ним, инженер, поверьте моему опыту, намного вреднее для здоровья, чем табакокурение…

– Я верю… – кивнул Иванов, невольно косясь через плечо. Застывший на табурете Хамад, чуть прищурившись, смотрел на него с мечтательной садистской улыбкой. – Так вы работаете на Тель-Авив?.. У меня в Израиле много знакомых…

– Оставим в покое тех, кто находится в Израиле, – прервал Иванова Волк. – Нас интересуете вы. Вернее, ваша работа. Вы все поняли?

– Да, – сглотнул слюну инженер. – Кхм-кхм… Извините, попить у вас ничего нет? Что-то в горле…

Волк кивнул. Хамад перегнулся назад и дотянулся до пластиковой бутылки с минералкой. Не вставая, он коснулся горлышком плеча русского. Тот испуганно вздрогнул и повернулся. Однако, увидев, что Хамад просто подал ему воду, он благодарно кивнул, взял бутылку и жадно припал к горлышку.

– Итак, чем вы занимаетесь в рамках ядерной программы Ирана? – спросил Волк, дав Иванову напиться.

– Материаловедением, – проговорил русский. – Это моя специальность…

Лицо Волка стало жестким.

– Боюсь, вы неправильно расценили нашу доброту, инженер. Если вы думаете, что, запираясь, вы сможете убедить нас в ошибке, вы глубоко заблуждаетесь. Некоторое время назад мы беседовали на востоке страны с одним вашим соотечественником… Он оказался ужасно упрямым, но в конце концов все рассказал. Все, что успел, поскольку мой друг Хамад слегка перестарался. Вы же не хотите висеть на люстре с вывернутыми назад руками и получать каждую минуту по десять ударов палкой по пяткам?..

– Нет, конечно! – испуганно прижал руку к груди Иванов. – Но я говорю вам правду! Я действительно занимаюсь материаловедением! Это моя специальность! По ней я работал и в «забабаховке»!

– Где-где?.. – спросил Волк.

– Ну, на Урале, во ВНИИТФ!

– В русском Лос-Аламосе?..

– Да, можно и так сказать!

– Хорошо, и в чем же тогда заключается ваша работа? Зачем нужны специалисты по материаловедению в ядерной программе?

– Как зачем?.. – удивился Иванов.

– Вы что, занимаетесь проектированием ядерных реакторов? – уточнил Волк.

– Нет. Я занимаюсь исследованием прочностных характеристик ядерных материалов…

– А по-английски вы говорите? – спросил Волк.

– Да, но не очень хорошо…

– И все же давайте перейдем на английский, – сказал Волк.

Фарси весьма примитивный язык. В нем нет родов и чисел. Это упрощает его изучение, но весьма затрудняет понимание, особенно когда речь идет о более-менее точных материях…

– Давайте, – кивнул русский.

– Так чем более конкретно вы занимаетесь? Только, пожалуйста, объясните так, чтобы я понял…

– Хорошо, – на миг задумался Иванов. – Вы себе примерно представляете ядерный боеприпас?

– Вы имеете в виду ядерную бомбу?

– Нет. Я имею в виду ядерную боеголовку ракеты.

– Ракеты?..

– Да.

– Не очень.

– Ну, она состоит из заряда обычного ВВ достаточной мощности, а также из ядерного компонента очень сложной формы. Так вот, как раз исследованием прочностных характеристик этого ядерного компонента я и занимаюсь…

На миг Волк растерялся, что с ним случалось крайне редко. Потом спросил, стараясь, чтобы его голос звучал как можно спокойнее:

– Вы хотите сказать, что вы занимаетесь ядерными боеголовками для ракет?

– Не совсем боеголовками. А тем, выдержит ли стартовые и полетные перегрузки ее ядерная составляющая.

– Так! – быстро сказал Волк, поднимаясь на ноги. – Не спускай с него глаз!

В следующий миг Волк уже нырнул в соседнюю комнату, в которой Сюзи обустроила себе вроде как домашний кабинет. Включив ее компьютер, Волк выстучал на клавиатуре короткое кодированное сообщение в программе ICQ. Предназначалось оно лично заместителю начальника оперативного управления ЦРУ…


– Сразу звони, Абудас! – легонько хлопнул капитана по плечу Сахаб.

– Конечно, господин майор, – кивнул Абудас.

Выйдя из здания службы безопасности Бушира, он направился к своему «Фольксвагену Гольф». Автомобилю было уже десять лет, но для Ирана это была вполне приличная машина. В Иране много красивых мужчин, однако Абудаса к числу красавчиков отнести было трудно. Он был чуть повыше среднего роста, худощав и лицо имел весьма невыразительное. Но в этом было и свое преимущество. Абудасу было легче скрывать свои истинные чувства.

Усевшись в машину, капитан быстро оглянулся. Страх, который он все это время тщательно маскировал, наконец проступил на его лице.

Абудас быстро завел двигатель и тронул машину с места. Выбравшись на проезжую часть, он специально не стал слишком увеличивать скорость.

«Фольксваген» направился к управлению полиции. Абудас то и дело поглядывал в зеркало. Он не без оснований опасался слежки, но «хвоста» не было. Убедившись в этом окончательно, капитан резко повернул и направил свое авто совсем в другую сторону.

Небольшой частный дом на окраине Бушира служба безопасности использовала в качестве конспиративной квартиры. Причем знали о ее существовании только два офицера – майор Сахаб и капитан Абудас.

Заехав во двор, капитан Абудас быстро запер ворота и огляделся по сторонам. Занавеска на одном из окон дрогнула. Абудас сделал успокоительный жест рукой и быстро вошел в дом, отперев дверь своим ключом.

В прихожей на шею ему бросилась совсем молодая женщина, фактически – девочка. Ее тонкие руки обвили шею Абудаса, щека прижалась к покрытой жесткой щетиной щеке капитана.

– Ну что, милый?.. – с придыханием спросила она.

– Все нормально, Фатима, – ответил Абудас. – Просто нужно кое-что сделать по заданию министерства.

– Хвала Аллаху! – выдохнула Фатима.

Ее влажные губы нашли рот Абудаса и впились в него восхитительным поцелуем. Шаловливая ручка скользнула с плеча капитана вниз и принялась быстро расстегивать его брюки…

– Подожди! – с трудом отстранился Абудас.

– В чем дело, милый?.. – воскликнула Фатима. – Я делаю что-то не так? Скажи как, и я научусь…

Говоря это, девушка опустилась на колени и принялась расстегивать ремень Абудаса обеими руками. Тот нахмурился и резко поднял ее на ноги.

– Я сказал, подожди! – тряхнул он Фатиму.

– Я опять что-то делаю не так, да?.. – посмотрела на него огромными коричневыми глазищами девушка.

– Дело не в этом! – мотнул головой Абудас. – Просто так больше продолжаться не может. Мы не можем так рисковать! Рано или поздно твой муж застукает нас!

– Сахаб что-то подозревает?.. – быстро спросила Фатима, меняясь в лице.

– Нет. То есть я думаю, что нет… Но это ничего не меняет. Нам больше нельзя встречаться…

– Как?! – вскрикнула Фатима, снова падая на колени. Обхватив ноги Абудаса, она заплакала: —Милый, я без тебя не смогу!.. Я не смогу жить без тебя!..

Лицо капитана исказила страдальческая гримаса. Связь с малолетней женой шефа, конечно же, была настоящим безумием. Но так случилось. Само собой. Причем виноват в этом в какой-то мере был сам майор Сахаб. Он настолько доверял Абудасу, что поручил ему присмотреть за Фатимой на время своей командировки в Тегеран.

– Встань, Фатима! – резко сказал Абудас.

Это подействовало. Восточные женщины не поддаются уговорам. Зато они инстинктивно реагируют на приказы. Такой менталитет. Абудас довел Фатиму до дивана, усадил рядом с собой и сказал:

– Я должен все обдумать…

– Что обдумать, милый?.. – ткнулась мокрой щечкой в его подбородок девушка.

– Как… – вздохнул Абудас, – как нам быть дальше…

– Я тебя не понимаю, – сказала Фатима. – Есть ты, и есть я, и нам хорошо… Что тут думать? Или ты меня разлюбил?

– Нет. В том-то и дело, что я хочу быть с тобой. Но Сахаб ни за что не допустит этого. Если только… – посмотрел невидящим взглядом в угол Абудас.

– Если только что?..

– Если только я не займу его место, – чужим голосом сказал Абудас. – Тогда я смогу заставить его развестись с тобой… И мы поженимся…

– Но разве это возможно?

– В этом подлунном мире нет ничего невозможного. Нужно только терпение. И воля Аллаха…

– Ты говоришь это серьезно?

– Да. Но чтобы все получилось, мне нужно время. Твой муж не так прост. И чтобы свалить его, действовать надо наверняка. Ты согласна ждать?

– Милый! Ради того, чтобы быть с тобой, я согласна на все!

– Тогда поехали! – сказал Абудас, глядя на часы и поднимаясь.

– Как?.. Разве мы не будем сегодня любить друг друга?

– Сегодня на это нет времени! – жестко сказал Абудас.

– Тогда завтра?..

– Нет. Мы не будем встречаться, пока я не найду способ избавиться от твоего мужа.

– Но я не смогу без тебя!

– Ты сказала, что согласна ждать!

– Да, но…

– Все, Фатима!

– Один раз, милый!

– Нет! – тряхнул головой Абудас. – Ради нашего будущего тебе придется потерпеть.

Фатиме пришлось подчиниться. Закутавшись в свой платок, она выскользнула из дома и уселась на заднее сиденье «Гольфа». Абудас высадил ее в одном из переулков возле центрального рынка Бушира.

Фатима прошла несколько шагов и растворилась в толпе таких же черных безликих женщин с кошелками…


Ответ пришел довольно быстро. У Волка спросили, имеет ли он возможность говорить непосредственно через спутник. Волк сообщил, что имеет, но не хочет рисковать из-за важности информации. Его успокоили, сказав, что разговор будет автоматически контролироваться. Это означало, что в случае попытки прослушки главный сервер ЦРУ немедленно прекратит связь.

На крыше дома Сюзи была установлена спутниковая тарелка. Это в Иране не приветствовалось, но завинчивали гайки только во время выборов. Благодаря этому Волк и смог переговорить со своим работодателем непосредственно через спутник.

– Здравствуй, что за срочность? – услышал греко-серб в компьютерных наушниках.

Судя по интершумам, высокопоставленный чиновник ЦРУ ехал в машине. Но это сейчас значения не имело.

– Мы только что начали беседовать с нашим другом.

– Так. И что?

– Он говорит, что работает над головками. Для сигар…

Чтобы понять смысл сказанного, заместителю начальника оперативного управления ЦРУ понадобилось несколько секунд. Потом он спросил изменившимся голосом:

– Ты имеешь в виду те самые сигары, что недавно показывали на выставке?

Замдиректора оперативного управления имел в виду недавний военный парад в Тегеране, на котором власти с гордостью продемонстрировали всему миру свои баллистические ракеты с дальностью полета две тысячи километров.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное