Максим Шахов.

Бешеная ставка

(страница 1 из 14)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Была пятница, тринадцатое, полнолуние.

Осень выдалась на редкость холодной, а отопление обещали включить не раньше, чем к Новому году. Холод в квартире стоял собачий.

Андрей Зотов, журналист газеты «Утренний экспресс», подошел к окну, тронул рукой ледяную батарею и вздохнул.

«Утренний экспресс» уже второй месяц балансировал на грани банкротства. Его главный редактор и отец-основатель Эдик-Вагон разогнал всех по домам, пообещав, что выпуск газеты вот-вот возобновится.

Это «вот-вот» тянулось уже месяц, и весь этот месяц Андрей занимался тем, что рассылал свои резюме по всяким фирмам и ходил на собеседования. Беготни было много, перспектив – никаких. На вчерашнем собеседовании в «Экспосельхозбанке» его резюме проходило под 102-м номером. Даже удивительно было, сколько в одном городе скопилось желающих заделаться пресс-атташе солидного банка.

Не успел Андрей задернуть штору, как в дверь позвонили. Звонок был какой-то странный – тревожный и торопливый. Андрей невольно вздрогнул.

Была пятница, тринадцатое, полнолуние, и кто-то ломился в его дверь. Андрей подумал, что лучше прикинуться, будто его нет дома.

И пошел открывать.

Глава 2

Припав к «глазку», Андрей в первый момент опешил. В такой вечер можно было ожидать в гости кого угодно, даже Фредди Крюгера с косой. Но за дверью стоял не он, а Эдик-Вагон собственной персоной. И это поразило Андрея даже больше.

– Привет, – сказал он, открыв дверь.

– Привет, – с трудом выдавил из себя Вагон.

Чуть выше среднего роста, розовощекий и пухлый, как сдобная булка, Эдик буквально ввалился в прихожую. Больше всего в этот момент он напоминал запыхавшийся паровоз.

– Ф-фух! – выдохнул Эдик, приваливаясь к стене. – Еле пробрался к тебе! Прямо напасть какая-то с этими лифтами! Держи.

– Что это? – спросил Андрей, принимая у Вагона пакет.

– Водка, колбаса и все такое.

– Понятно, – сказал Андрей, приглядываясь к Вагону повнимательнее.

За все время работы в «Экспрессе» в гостях у него Эдик был впервые. И Андрей пытался понять, что бы это значило. Выглядел Эдик слегка прибитым, но в глаза это сильно не бросалось.

– У тебя вешалка где? – спросил Вагон, слегка отдышавшись и расстегнув куртку.

– В шкафу. Но лучше не раздеваться. Замерзнешь.

– Ага, – кивнул Эдик, наклоняясь, чтобы разуться.

– Не стоит, – сказал Андрей. – Отморозишь пальцы.

– Ага, – опять кивнул Вагон, разгибаясь и оглядываясь по сторонам. – А ты неплохо устроился.

– Это точно, – вздохнул Андрей. – Прошу.

Вагон протопал своими модными ботинками на кухню, Андрей с пакетом прошел следом и по-быстрому сервировал стол.

– Ну что, помянем? – вздохнул Вагон, разлив по стаканам водку.

– Кого? – дипломатично спросил Андрей.

Вопрос был больше риторическим. По всему выходило, что в бозе окончательно и бесповоротно почил «Утренний экспресс» – гениальное детище Вагона и последняя надежда Андрея хоть на какой-то заработок.

Вагон, глядя в стол, тяжело вздохнул, чего, в общем-то, и следовало ожидать, и вдруг совсем тихо сказал:

– Крокодила.

– Кого?.. – уставился на Эдика Андрей.

– Крокодила, – снова вздохнул Вагон, передернув плечами. – Какая глупая смерть! И как некстати!

Глава 3

Крокодила убили случайно и жестоко в нескольких шагах от дома на шоссе Энтузиастов.

При себе у него было каких-то тридцать рублей с мелочью. Не бог весть какое богатство, но именно из-за этих денег его и убили. Просто была пятница, тринадцатое, и Крокодил оказался в неподходящем месте в неподходящее время.

Какой-то малолетний наркоман нанес ему полтора десятка ударов ножом, завладел кошельком и скрылся в проходном дворе на глазах у толпы прохожих. По чистой случайности наркомана задержали уже через час, когда обезображенный труп Крокодила еще не успел остыть!

Выложив все это, Вагон снова набулькал в стаканы водки и сказал:

– Пусть земля ему будет пухом!

– Пусть, – кивнул Андрей и выпил.

Крокодил работал в «Экспрессе» чуть ли не с первого дня, так что в какой-то мере его тоже можно было считать отцом-основателем. Правда, на его личных качествах это никак не отразилось. Тяжелый был человек – и в прямом, и в переносном смысле.

Специализировался Крокодил на журналистских расследованиях, то есть на копании в грязном белье. И ремесло наложило на него неизгладимый отпечаток. К примеру, Крокодилу ничего не стоило при отсутствии ложки размешать чай расческой или, поковыряв в носу, облизнуть палец, чтобы перевернуть страницу. И это были еще цветочки.

Андрей вел в «Экспрессе» деловую страничку и по работе с Крокодилом пересекался редко. Но даже этих редких пересечений ему хватило, чтобы утвердиться в стойкой неприязни к этому человеку. Андрей вздохнул и сосредоточился на скорбном рассказе Вагона.

Из документов при себе у Крокодила оказалось только редакционное удостоверение. Благодаря этому Вагона прокатили с ветерком на милицейском «уазике» и предъявили труп потерпевшего. Опознать обезображенного Крокодила было нелегко, но Вагон справился.

Его, правда, пару раз вырвало, но в целом формальности уладили довольно быстро. Вагон поставил свою закорючку в протоколе, ему выразили соболезнования, а Крокодила упаковали в пластиковый мешок и отправили в бюро судмедэкспертизы на вскрытие.

Пока тянулась эта канитель, выяснилось, что Крокодилу хоть в чем-то повезло. Выходя из дома, он оставил включенным самопальный электрообогреватель. Пожарные приехали довольно быстро, но к тому времени квартира почти полностью выгорела.

Частично уцелели только пара табуреток на кухне да тот самый злосчастный электрообогреватель в комнате, из-за которого и произошло возгорание. Факт злостного нарушения правил противопожарной безопасности был налицо, но привлечь виновного к ответственности было уже проблематично.

Пожарные инспектора по этому поводу немного погрызли себе локти, Вагон снова поставил в протоколе свою закорючку, после чего выбитую и обуглившуюся дверь квартиры опечатали.

Андрей никогда особо не любил Крокодила, но после этого рассказа невольно пожалел его. Глядя в стол, он подумал, какие все-таки бывают совпадения.

Пятница, тринадцатое, полнолуние – и на тебе!

Глава 4

Хоронить Крокодила пришлось Андрею с Вагоном. Причем уже на следующий день.

Родных и близких у Крокодила не оказалось, что при его характере было и неудивительно. Воскресенье на третьем городском кладбище было выходным, а понедельник – санитарным днем. Именно поэтому Андрею с Вагоном пришлось извертеться на пупе, чтобы уладить все формальности и доставить Крокодила по назначению до закрытия кладбища в субботу.

На третьем городском кладбище было холодно и слякотно. Накрапывал противный мелкий дождик. Нанятые Вагоном пьяные кладбищенские рабочие несли гроб спереди, Андрей с Эдиком – сзади.

Над кладбищем проносились тяжелые свинцовые тучи. Обмытый и переодетый в морге Крокодил то и дело съезжал в гробу из стороны в сторону. Дешевый сосновый гроб поскрипывал под его тяжестью. Под ногами хлюпала грязь.

От скрытого за деревьями зала траурных церемоний доносилась жалобная музыка. Там братки-бандиты снаряжали в последний путь Жигунова-младшего, загнувшегося во вторник в Амстердаме.

В детстве Жига был гордостью школы бокса и общества «Динамо», но в дождливый Амстердам летал поболеть за любимый «Спартак» в Лиге чемпионов по футболу. Игра того стоила. Матч выдался на редкость драматичным и захватывающим. Дважды ведя в счете по ходу встречи, «Спартак» на последних минутах умудрился пропустить три гола и проигрался в пух и прах местному «Аяксу».

Правда, перед ответной домашней игрой в «Лужниках» подопечные Романцева сохраняли неплохие шансы на выход в четвертьфинал лиги, чего нельзя было сказать о Жиге. Он слишком переволновался, и центральный матч в «группе смерти» стал для него последним, так что в свой последний перелет из международного аэропорта Схипхол Жига отправился в шикарном дубовом гробу.

Роскошная Жигина процессия в двадцати метрах впереди неожиданно вывалила на центральную аллею и, плавно изгибаясь, перекрыла ее напрочь.

Шедший впереди кладбищенский пролетарий скользнул взглядом по веренице стриженых затылков и сказал Вагону:

– Едрит твою! В обход придется, однако! Заворачивай!

Вернувшись чуть назад, они свернули в боковую аллею и минут через пять оказались у ряда свежевыкопанных ям на задворках кладбища. Гроб с Крокодилом ухнул в могилу, Андрей с Вагоном бросили вслед по горсти земли, и тут же заработали лопаты. Никто не произносил пышных речей, так что вся процедура заняла считанные минуты. В конце пролетарии воткнули в холмик деревянный крест, получили свои пол-литра и удалились, закинув лопаты на плечи.

Это было все. Крокодил закончил свой земной путь на промозглом кладбище среди таких же бедолаг, как и он сам. Напоследок Вагон еще всучил Андрею «Олимпус», чтобы тот щелкнул его пару раз на фоне свежей могилы, – надо думать, для последней страницы бесславной истории «Экспресса».

– Пошли? – спросил Вагон, забирая фотоаппарат.

– Пошли, – кивнул Андрей и поднял воротник.

Не разговаривая, они в хорошем темпе проделали по боковой аллее полпути назад и вскоре поравнялись с могилой Жигунова-младшего. Жига за свою жизнь отправил на тот свет не меньше сотни людей, владел сетью автозаправок и казино. Соответственно и место ему выделили в центральной аллее – между каким-то академиком и Героем Соцтруда.

Хотя, по большому счету, значения это уже не имело. Роскошный Жигин саркофаг вот-вот должен был отправиться туда же, куда несколькими минутами раньше ухнул дешевый гроб Крокодила. Все речи были уже сказаны, и дородный поп на прощанье обмахивал гроб кадилом. Его бормотание разносилось далеко окрест в повисшей тишине, и Андрей с Вагоном невольно притормозили, стараясь ступать как можно тише.

А потом от посадки донесся хлопок выстрела, и тишина разлетелась вдребезги.

Глава 5

Все произошло настолько неожиданно, что в первый момент склонившаяся у гроба братва ничего не поняла. Андрею с Вагоном повезло больше. Еще до того, как от посадки донесся звук выстрела, они увидели, как голова попа вдруг треснула и разлетелась на куски, словно спелый арбуз. Одновременно в двух метрах впереди них из земли взвился фонтанчик грязи.

Бросаясь к облупившейся оградке, Андрей понял, что произошло. В последний миг перед выстрелом поп, размахивая кадилом, двинулся в обход гроба, и Жигунов-старший посторонился. Это и спасло ему жизнь. Пуля угодила не в его бугристый затылок, а в голову попа.

Вслед за первым выстрелом раздался второй и третий. Стреляли из снайперской винтовки Драгунова, это Андрей понял сразу, как только увидел разнесенный на куски череп попа. Судя по звуку, использовали самопальный глушитель, который разлетелся после первого же выстрела. Все это означало, что стрелок не профессионал, и это было хуже всего.

Вслед за вторым и третьим выстрелами раскатисто грохнуло еще два, и одна из пуль срикошетила от оградки буквально в полуметре от Андрея. Дернувшись и припав к земле, он понял, что надо сматываться. Сквозь маты и охи от Жигиной могилы доносились чьи-то вопли:

– Стреляйте, мать вашу! Чего разлеглись?! Убейте его! Не дайте ему уйти! Кабан, толкай в яму гроб! Быстрее!

Голос явно принадлежал Жигунову-старшему. Слегка очухавшиеся братки тут же усилили ответный огонь.

Дождавшись очередного выстрела из посадки, Андрей быстро оглянулся и вздрогнул. Вместо того чтобы вжаться в землю и молить бога о спасении, Вагон, чуть пригнувшись, щелкал фотоаппаратом направо и налево.

– Ложись! – заорал Андрей, бросаясь вперед и хватая Эдика за ногу.

За грохотом усилившейся пальбы его крика никто не услышал, даже Вагон. Эдик просто нелепо взмахнул руками и плюхнулся в грязь. И в тот же миг над самой его головой просвистела пуля, задев кончики вздыбившихся волос.

– Что это было?.. – выпучил глаза Вагон, ухватившись грязной рукой за макушку.

– Смерть, идиот! Уматываем!

Вскочив, Андрей рванулся по аллее, увлекая за собой Вагона.

– Фотоаппарат! – вдруг спохватился Эдик.

– Какой фотоаппарат?! – оглянулся Андрей. – Убьют же!

Но Эдик и тут остался самим собой – человеком, у которого не все дома. Вырвавшись, он опрометью бросился назад и подхватил валявшийся в грязи «Олимпус».

– Быстрее! – снова оглянулся Андрей на Вагона. – Сюда давай!

Глава 6

Выбравшись с кладбища через дыру в заборе, Андрей с Вагоном кое-как привели себя в порядок и тормознули на трассе маршрутное такси. Через полчаса такси остановилось у почтамта.

Едва выйдя на остановке, Вагон рванул в «Фуджи», сдал пленку на проявку, а потом потащил Андрея в какое-то кафе за углом.

Расплескивая водку на скатерть, он наполнил рюмки до краев и в сто первый раз проговорил:

– Теперь Новодемидов у нас в кармане!

– Ага, – без энтузиазма кивнул Андрей.

– Вот увидишь! – с жаром продолжил Вагон. – Главное – не упустить шанс! Ты понимаешь?

– Понимаю, – вздохнул Андрей.

– За удачу! – порывисто протянул свою рюмку Вагон.

В общем-то, для начала полагалось помянуть Крокодила, но Андрей не стал спорить. Они чокнулись, выпили и закусили. Потом Вагон украдкой оглянулся и, понизив голос до трагического шепота, произнес:

– Андрей! Я должен открыть тебе одну тайну!

– Может, не надо? – на всякий случай спросил Андрей.

– Как – не надо?! – даже опешил Вагон. – Теперь, когда с Крокодилом вышла такая неприятность, ты должен будешь его заменить! Больше некому!

– Заменить в чем? – осторожно спросил Андрей.

– Так я же тебе об этом и хочу рассказать!

– Ладно, валяй, – вздохнул Андрей.

Вагон снова наполнил рюмки, выпил и с набитым ртом посвятил его в свою роковую тайну, так что Андрей наконец-то понял смысл вчерашних и сегодняшних недомолвок Эдика. Суть дела заключалась в следующем.

Душещипательные подробности насчет смерти Жиги поведал миру Марк Известный – ведущий репортер «Дилижанса», извечного конкурента «Экспресса». Однако летал в Амстердам Известный не ради этого, а для того, чтобы освещать деловую поездку Ивана Новодемидова – верного кандидата в Госдуму по местному округу.

Именно Новодемидов оплатил проезд Известного в Амстердам и обратно, и теперь в каждом номере «Дилижанса» потенциальные избиратели имели счастье лицезреть его фотографии с трогательными названиями: «Иван Новодемидов ведет переговоры с производителями дешевых куриных ножек для нашего города», «Иван Новодемидов подписывает контракт о поставках готовых лекарственных форм для малоимущих», «Иван Новодемидов на входе в Амстердамско-Роттердамский банк», «…на выходе!» и, наконец, «Иван Новодемидов болеет за „Спартак“».

Вагон едва не наложил на себя руки, когда узнал, как подфартило «Дилижансу». Насколько понял Андрей, последний месяц Эдик вынашивал гениальную идею насчет того, чтобы убедить Новодемидова положиться в предвыборной гонке не на «Дилижанс», а на «Экспресс». За соответствующую финансовую поддержку, естественно.

Идея была, в общем-то, правильной, поскольку без существенных финансовых вливаний «Экспрессу» было не подняться. Вопрос заключался в том, как эту заманчивую идею реализовать на практике.

Пытаясь нащупать подходы к Новодемидову, Вагон в срочном порядке обзавелся очередной любовницей. Работала она секретаршей в предвыборном штабе Новодемидова, и благодаря этому Вагон был в курсе ближайших планов претендента.

А заключались они в том, что остаток предвыборного марафона Новодемидов собирался проделать под красно-белым «спартаковским» флагом. Город и окрестности вскоре должны были наводнить красочные плакаты с Новодемидовым в «спартаковском» шарфе и надписью: «Болей за „Спартак“ – голосуй за Новодемидова», кроме того, планировалось проведение выставочного футбольного матча с участием ветеранов «Спартака», а также приезд ближе к выборам то ли Титова, то ли Филимонова.

Сведения были, конечно, бесценными, но они ни на йоту не приближали Вагона к Новодемидову, вернее – к его пухлому кошельку. И тут Эдику, как это часто бывает, помог случай. Выпотрошив свою новую пассию, он к ней заметно охладел и заглянул на огонек к старой любовнице – менеджеру букмекерской конторы. Вообще, фемины Вагона – это песня. Их у него было так много и менял он их так часто, что другой на его месте уже сошел бы с ума. Но в данном конкретном случае количество неожиданно переросло в качество.

Эта самая менеджерша случайно проболталась, что в среду, сразу по прилете из Амстердама, Известный едва не разорил контору своим выигрышем. И тут Вагона осенило. Полночи он ублажал эту самую менеджершу, склоняя ее к должностному преступлению, а вторую половину измышлял новый гениальный план насчет Новодемидова.

– Ты пойми! – ухватив Андрея за рукав и склонившись над столом, исходил слюной Вагон. – Я сразу сообразил, что Известный ставил не на «Спартак»! Понимаешь? Иначе он не выиграл бы кучу денег! Он ставил на «Аякс»! Понимаешь?

– Понимаю, понимаю, – кивал Андрей, безуспешно пытаясь вырваться.

– Я понял это сразу! И так оно и оказалось! Понимаешь?

– Понимаю. Ты молодец.

– Конечно! Еще бы! Я сразу понял, что если мы подловим на этом Известного, то Новодемидову придется распрощаться с «Дилижансом»! Он вынужден будет отказаться от услуг газеты, сотрудники которой зарабатывают деньги на поражениях «Спартака»! Понимаешь? У него просто не будет выбора, и он сам приползет к нам на коленях!

Насчет того, что Новодемидов приползет в «Экспресс» на коленях, Андрей здорово сомневался, но в остальном план Вагона был не так уж и плох. Эдик сообразил, что окрыленный выигрышем Известный должен и на ответную встречу сделать ставку против «Спартака». Оставалось только как следует задокументировать предательские действия ренегата Известного, а потом выплеснуть эти помои на бедную голову Новодемидова в экстренном выпуске «Экспресса».

По части помоев у Вагона был крупный специалист – Крокодил. Вагон выловил его в четверг, как следует проинструктировал и отправил на охоту за Известным.

По субботам контора не работала, а в среду Известный уже должен был вылетать с Новодемидовым в Москву на игру «Спартака» с «Аяксом». То есть свою предательскую ставку он должен был сделать либо в пятницу, либо в воскресенье, либо в понедельник, либо во вторник.

В пятницу Известный в букмекерской конторе не появился. Вагон зря просидел целый день как на иголках в ожидании звонка Крокодила и дождался только приезда милиции. Теперь Известного нужно было ожидать у конторы завтра, послезавтра или послепослезавтра. Но Крокодила не стало, и заменить его должен был Андрей.

– Ты пойми! – убеждал его Вагон. – Теперь у нас есть фотографии побоища на кладбище! Они сами по себе бомба! Но мы их пока придержим. Сейчас наша, то есть твоя задача – сфотографировать Известного в букмекерской конторе и как следует все расписать! И вот тогда-то мы и выдадим эту гремучую смесь в одном экстренном выпуске. Читатели будут рвать «Экспресс» на части! А уж после этого Новодемидов со всеми своими миллионами, считай, у нас в кармане!

– А если Новодемидову не понравится, что ты суешь нос в его предвыборные технологии, и он наймет, к примеру, тех же жигуновских, чтобы они проломили тебе башку?

– Зачем? – с жаром проговорил Вагон. – Перед выборами? Ты что? Он ни за что на это не пойдет!

В общем-то, башку Вагону жигуновские могли проломить и по собственной инициативе, без Новодемидова. За публикацию фотографий с кладбища. Но с Вагоном на эти темы разговаривать было бесполезно.

На кладбище Андрей окончательно убедился, что Вагон – непуганый идиот. Перспектива и дальше работать под началом полусумасшедшего главного редактора не очень его прельщала, но другой работы на горизонте пока не предвиделось. Вся надежда была на то, что план Вагона сработает и многострадальный «Экспресс» возродится к новой жизни благодаря деньгам Новодемидова.

В конце концов Андрей скрепя сердце согласился, они допили водку и пошли забирать пленку. Вагон нырнул в дверь «Фуджи», а Андрей остался покурить на улице. Не прошло и полминуты, как Эдик появился на крыльце. Лица на нем не было.

– Что случилось? – быстро спросил Андрей.

– Ты не поверишь, но эта чертова проявочная машина сломалась, – выдохнул Вагон. – Наша пленка засела где-то посередине.

– И что теперь?

– Они вызвали специалиста из Москвы, но он будет только завтра. Ну почему мне так не везет, а?..

Глава 7

В холодной, как пещера эскимоса, квартире простуженным басом загудел будильник. Андрей выглянул из-под одеяла, удивленно уставился на него и вдруг вспомнил, что ему нужно собираться на работу.

Спал он практически одетым, так что на гардероб много времени не ушло. По-быстрому нагрев в чайнике воды, Андрей побрился, умылся и почистил зубы. Потом глотнул чая и в начале девятого выпорхнул из заиндевевшей квартиры.

Лифт, естественно, не работал, и он начал спускаться по лестнице. Из-за двери двадцать четвертой квартиры на шестом этаже, как всегда, доносились крики.

– Куда ты собрался, отвечай!

– На работу, понятно?

– Какая работа в воскресенье?

– Обычная.

– Катерина, спроси, где его велосипед.

– Где твой велосипед? Ответь маме!

– Не помню.

– Мама, он не помнит!

– Он все прекрасно помнит, Катерина! Он его пропил!

– Да пошли вы!

– Стой! Стой, я говорю! Мама!

Сосед все же вырвался из квартиры и поскакал за Андреем по лестнице под вопли жены и тещи.

– Приветствуем, Андрей Иваныч!

– Взаимно, – оглянулся Андрей.

Сосед был примерно его возраста и комплекции. С похмелья под глазами у него залегли круги, на бороде торчала щетина, но в целом он производил впечатление энергичного и жизнерадостного человека. Почти как Вагон накануне.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное