Максим Шахов.

Шоу должно продолжаться

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

Уже на лестнице Оксану с топотом обогнала Катерина Мальчик. На ходу она выдохнула:

– Хоть ты слегка расшевелила эту говенную тусовку, а то и писать было не о чем! Пока, Ксюха!

– Пока, Кать! – негромко сказала Оксана.

Дойдя до «Порше», она плюхнулась на кожаное сиденье и запустила мотор. Потом потянулась за сигаретами и щелкнула безумно дорогой платиновой зажигалкой. Барби, став обладательницей такой вещицы, наверное, на каждом шагу выставляла бы ее напоказ и просто млела бы от чувства собственной исключительности. А Оксана уже даже не помнила, кто ей эту зажигалку подарил.

Затянувшись, она посмотрела на себя в зеркало. Увы, никакого торжества во взгляде не было. Это в «Трюме» народ наверняка ахал и охал, обсуждая вызывающий поступок Оксаны и втайне завидуя ей.

И только Оксана себе не завидовала.

Ее рука сама скользнула к стереосистеме, пробежала по клавишам.

Несколько секунд спустя в салоне негромко заиграла старая песня «Машины времени». «Порше» тронулся с места и рванулся к проспекту. Из колонок зазвучал голос Макаревича: «Она идет по жизни смеясь, она легка как ветер, нигде на свете она лицом не ударит в грязь. Испытанный способ решать вопросы, как будто их нет, во всем видеть солнечный свет… Она идет по жизни смеясь, встречаясь и прощаясь, не огорчаясь, что прощанья легки, а встречи на раз. И новые лица торопятся слиться в расплывчатый круг как будто друзей и подруг… Она идет по жизни смеясь. В гостях она как дома, где все знакомо, удача с ней, жизнь удалась. И без исключенья все с восхищеньем смотрят ей вслед… И не замечают, как плачет ночами та, что идет по жизни смеясь…»

10

– Ну что же! – решительно сказал Сергей Геннадьевич, поворачиваясь к сейфу. После недолгих манипуляций он выложил на стол стопку стодолларовых купюр. – Готовься, в расходах себя не ограничивай… Только вот еще что…

– Что? – спросил Фрол.

– Я вдруг подумал об этом хакере… Может, его лучше пустить в распыл, чтоб он не смог потом никого на нас навести?..

– А как его пустишь в распыл, Сергей Геннадьевич?.. Я его не видел и не знаю, общался исключительно через Интернет…

– Но проводку-то денег можно отследить! Как-то ведь он их обналичивает!

– Да он их уже, думаю, обналичил, – пожал плечами Фрол. – Через кредитную карточку… Но вы зря волнуетесь. Меня-то он тоже не видел и не знает. Общался я с ним из разных компьютерных клубов, базу он мне сбросил на специально открытый ящик. Найти меня практически невозможно…

В военном училище Фролова неплохо натаскали насчет всяких компьютерных технологий. Правда, в Чечне эти его навыки остались практически невостребованными. А вот в городских условиях очень даже пригодились.

– Ладно, убедил… – кивнул Сергей Геннадьевич, придвигая к Фролову доллары. – Тогда я, пожалуй, еще до «Казановы» пошлю ей привет, чтоб она как следует наш подарок прочувствовала!

Фролов от идей Сергея Геннадьевича был не в восторге. Но что он мог поделать?..

Кто платит, тот и заказывает музыку… Поэтому бывший войсковой разведчик ограничился советом:

– Только вы с нового ящика привет шлите. И клуб выберите побольше. Само собой, машину возле него не светите и наденьте что-нибудь попроще…

11

Оксана Корчак приехала в свою новую московскую квартиру на Кутузовском. Квартиры она периодически меняла. Как и мужчин. И вовсе не из распущенности. Просто мужчины очень быстро становились ей неинтересны. Она даже научилась их классифицировать. Первый подвид – пауки. Второй – хорьки. И те и другие добивались расположения Оксаны до тошноты одинаково: безумно дорогими подарками и клятвами в вечной любви. После чего пауки пытались опутать Оксану драгоценной паутиной, сунуть в украшенный брюликами кокон и превратить вроде как в эксклюзивную игрушку, купленную на безумно дорогом аукционе.

Хорьки выглядели еще отвратительней. Эти в какой-то момент просто начинали ныть о своих проблемах. И просили помочь в их решении. Хорьки покупали даже не Оксану, а ее многочисленные связи в президентском окружении, доставшиеся Корчак в наследство от отца…

Квартира на Кутузовском была роскошная и перепланированная по личному плану Оксаны. И все равно Корчак чувствовала себя в ней неуютно. Как и в предыдущих. Только недавно она поняла, в чем дело.

Дело было вовсе не в квартирах. А в отце.

Перемены квартир были не чем иным, как подсознательной попыткой вернуть то далекое время, когда они жили с мамой и отцом в Питере.

Отец очень много работал, но все равно Оксана время от времени могла пристроиться на отцовских коленях и ощутить на своей голове его теплую ладонь. Вот чего ей не хватало во всех квартирах …

Но отец умер. Уже довольно давно. И восполнить эту утрату Оксане не мог никто. Мужчины, добивавшиеся ее, выглядели в сравнении с отцом жалкими пигмеями. Тут Оксана с собой ничего не могла поделать. Иногда ей даже хотелось превратиться в безмозглую куклу, чтобы радоваться их тупым подаркам. Но… она не могла.

Ведь Оксана носила не только фамилию своего знаменитого отца. Она носила в себе частицу его души. Поэтому пигмеев не переносила чисто физиологически. А богатыри на Руси, видно, перевелись.

Тошно стало от этих мыслей Оксане. И она направилась к бару. Но алкоголь ей тоже навряд ли помог бы. Поэтому Оксана только посмотрела на россыпь сверкающих бутылок, после чего решительно закрыла бар и направилась в кабинет.

Работа – вот что давало ей настоящее успокоение. И Оксана, включив ноутбук, принялась изучать электронную почту, пришедшую на ее имя на сайт «Особняка-2». Послания зрителей шоу очень помогали Оксане, иногда наталкивая на прямо-таки гениальные ходы, поэтому она читала их все.

На этот раз первые емейлы были скучными и трафаретными. Однако пятое или шестое по счету письмо буквально огорошило Оксану. Едва открыв его, Корчак ощутила прямо-таки сочащуюся с экрана ненависть.

Письмо гласило: «Грязная сучка, знай, что отсчет пошел. Ты даже представить не можешь, что тебя ожидает. Ты заплатишь за все. Ты будешь умирать медленно и страшно. Ты будешь молить о пощаде, но пощады не будет. Ты переживешь такое, что тебе и не снилось. С этой минуты ты обречена. И ничто тебя не спасет. Знай это. И бойся. Тебе осталось немного. Но когда твой час наступит, ты будешь очень удивлена. Обещаю».

К угрозам Оксане было не привыкать. Получала она их и раньше. В том числе и на сайт «Особняка». Но тут Оксана вдруг отчетливо поняла, что это не просто угроза. За этим емейлом стояла реальная опасность.

Корчак была просто уверена, что это не очередной ее недоброжелатель или сумасшедший поклонник «Особняка». Автор письма знал, что делал. И явно собирался довести задуманное до конца.

«Тебе осталось немного…» – промелькнуло в голове. Оксана быстро оглянулась. Дом на Кутузовском был не простой, с надежной охраной. Но что охрана для человека, одержимого настоящей ненавистью?..

Глядя на дверь кабинета, Оксана быстро поднялась и прошла в угол.

Палец с изящным маникюром отыскал потайную кнопку. За гравюрой открылась дверца встроенного сейфа. От волнения Оксана позабыла комбинацию, но быстро взяла себя в руки. Палец запрыгал по клавиатуре, сейф удовлетворенно пискнул.

Оксана распахнула дверцу и вытащила из нижнего отделения дамский браунинг. Ощутив в руке ребристую рукоятку, Корчак облегченно вздохнула. С оружием ее научил обращаться отец еще в детстве.

Оксана быстро сняла пистолет с предохранителя и дослала патрон в патронник. Теперь можно было и выглянуть из кабинета. Держа оружие наготове, Оксана обследовала квартиру, но ничего подозрительного не обнаружила. После этого Оксана включила сигнализацию. Теперь незаметно проникнуть в квартиру Корчак злоумышленнику было невозможно. Однако он мог подстеречь ее утром в подъезде. Или в подземном паркинге.

Опасность оставалась. Оксана чувствовала ее буквально физически, каждой клеточкой своего тела…

Нужно было звонить матери. Та знала, что делать в подобных случаях, и имела соответствующие связи. Но время было слишком позднее. Оксана представила, как напугает мать своим звонком, как та переполошится и начнет выдергивать из постелей сонных генералов… И Корчак решила отложить звонок до завтра.

Оксана уже не чувствовала давешней тоски – ее словно рукой сняло.

Трудности и опасности не выбивали Корчак из колеи, а наоборот, мобилизовывали и придавали сил. Это у нее тоже было от отца.

Кто-то решил ее убить?.. А перед этим заставить дрожать от животного страха?.. Ну что же, пусть попробует. Только пусть этот кто-то не надеется, что все это будет проделать так просто. Оксана Корчак не из тех, кто легко сдается…

12

Сергей Геннадьевич поступил в точном соответствии с наставлениями Фролова. Переоделся в джинсы с майкой, джип с охраной и водителем оставил у торгового центра, а сам, выйдя через боковой вход, нырнул за угол и спустился в расположенный в подвале компьютерный клуб.

Пару минут спустя он уже создавал на бесплатном почтовом сервере электронный почтовый ящик. Пришлось ввести кучу дурацких ответов в обязательные поля, пока программа не сообщила, что процесс успешно завершен.

Сергей Геннадьевич облегченно вздохнул и незаметно огляделся по сторонам. Слева от него место пустовало, справа за компьютером с бутылкой «Балтики» сидела молодая негритянка. Правда, щелкая мышкой, она приглушенно ругалась на безукоризненном русском языке, однако была так увлечена этим процессом, что до монитора Сергея Геннадьевича ей никакого дела не было.

Тот кликнул мышкой по строке «создать сообщение» и ненадолго задумался. Чувства переполняли его, он хотел напомнить Оксане о своем предложении, о ее оскорбительном отказе и еще о многом другом…

Однако этого делать, конечно, было нельзя. Образование у Сергея Геннадьевича было средне-специальное, но жизнь приучила его к максимальной осторожности. И сейчас он прекрасно понимал, что сообщение должно быть таким, чтобы из контекста невозможно было понять, кто его автор…

Немного подумав, Сергей Геннадьевич принялся печатать. Делал он это двумя пальцами, но довольно быстро. Закончив ввод текста, он перечитал его и кое-что подправил. Потом еще раз огляделся по сторонам и отправил сообщение, но не на личный ящик Оксаны, а на сайт шоу «Особняк-2». Пусть она пока думает, что ее компьютер остался для автора послания тайной за семью печатями…

Отправив сообщение, Сергей Геннадьевич покосился на негритянку. И вдруг подумал, что неплохо было бы ее отыметь. Пригласить в ресторан, по дороге завезти в ювелирный салон, потом подпоить и наконец, закинув розовые пятки себе на плечи, оттрахать на ходу прямо посреди проспекта в заказанном лимузине с шампанским…

Он не сделал этого. Но только потому, что не имел права светиться в этом компьютерном клубе. Однако симптом был очень даже обнадеживающим.

Он наконец-то начинал чувствовать вкус к жизни. А ведь именно этого лишила его Оксана Корчак своим отказом.

Выйдя из клуба на улицу, Сергей Геннадьевич невольно осмотрелся по сторонам. Девушки с торчащими под короткими юбчонками попками снова начали притягивать его взгляд. И он понял, что скоро окончательно выздоровеет. Как только расквитается с Оксаной Корчак за оскорбление…

13

Оксана лежала на своей огромной кровати. При виде этого шедевра современного дизайнерского искусства знакомые реагировали вполне стандартно: «Вот это сексодром!» При этом, похоже, никому и в голову не приходило, что не только в этой кровати, но даже в этой квартире еще не побывал ни один мужчина. Скандальная слава Оксаны и она сама словно бы жили в разных измерениях. Подавляющее большинство людей мерило Оксану по своим меркам. А она не считала нужным их поправлять.

Зачем, ведь это только добавляло популярности ее шоу…

Но сейчас она бы многое отдала за то, чтобы рядом с ней находился мужчина. Не пигмей из светской тусовки, а настоящий мужчина, способный ее защитить. Увы, таких на горизонте в последнее время не наблюдалось.

И Оксана покрепче сжимала в руке ребристую рукоятку браунинга.

Несмотря на новейшую сигнализацию, защищавшую квартиру многочисленными инфракрасными, емкостными и еще бог знает какими датчиками, она не чувствовала себя в безопасности.

Эдгар По говорил, что если один человек изобрел какой-то шифр, то другой человек всегда сможет его разгадать. Все дело в том, насколько этот второй умен. А человек, приславший Оксане емейл с угрозами, вне всяких сомнений, был не из дураков. Достаточно было просто сравнить его послание с сотнями других, которые получала Оксана. Стандартный текст был примерно таков: «Превед Ксюха! Я тибя отчень сильно люблю. Давай знакомица…» Ну и так далее.

Сон долго не шел. А потом Оксана постепенно провалилась в какое-то странное забытье. Вроде бы и уснула, но в то же время продолжала прислушиваться к происходящему в квартире.

Убийца пришел под утро, когда на потолок спальни уже легли серые тени. Как ни прислушивалась Оксана, но он каким-то непостижимым образом смог не только обмануть охрану и сигнализацию, но и неслышно проскользнуть в ее спальню.

Оксана открыла глаза и вдруг увидела его прямо над собой. Он был в странном колпаке наподобие ку-клукс-клановского, с прорезями для глаз.

Оксана дернулась, но в ее подбородок тут же уперлось безжалостное острие кинжала.

– Не стоит приближать свою смерть!.. – донеслось из-под колпака.

Голос был хрипло-булькающим. Ничего подобного Оксана не слыхала в своей жизни. Голос не был человеческим, скорее синтезированным каким-то хитроумным электронным устройством. И в то же время в нем явственно ощущались интонации из прочитанного вечером Корчак письма.

Именно этот голос, а вовсе не кинжал или странный колпак, напугал Оксану больше всего. Ужас охватил ее, и она замерла.

– Ну вот и славно! Ха-ха-ха!.. – прохрипело-пробулькало из-под колпака. Лезвие, упиравшееся в подбородок Оксаны, чуть ослабло. На ее грудь скатилась капелька крови. – А теперь можно и поговорить по душам, верно?..

Оксана и хотела бы что-то сказать, но была не в силах. Леденящий ужас сковал горло. Хрипло-булькающий голос словно бы парализовал ее. И она молча смотрела на убийцу.

– Твой час пришел, – сказал тот. – Я долго ждал этого, но сегодня ты заплатишь за все.

Произнеся это, убийца свободной рукой сдернул с Оксаны атласное покрывало. Та невольно дернулась, но острие снова с силой уперлось в ее подбородок, на этот раз, кажется, проткнув кожу до кости.

– Какое бархатное тело!.. – провел убийца рукой по обнаженному животу Оксаны. Та спала в атласных шортиках и коротком топе на бретельках. – Жаль, что оно уже никогда и никому не будет принадлежать!.. Да?..

На этот раз в голосе чувствовалась не насмешка, а настоящая печаль. Убийца словно бы сочувствовал Оксане, причем вполне искренне. Издав булькающий вздох, он продолжил:

– А ведь завтра в эту комнату набьется куча народа. Тебя будут снимать – вид сверху, вид снизу, общий план. Это будет последняя в твоей жизни фотосессия. Я не хочу, чтобы ты выглядела плохо. Это будет несправедливо… У тебя есть какое-нибудь вечернее платье, красивое, а?..

Вечернее платье у Оксаны было. И не одно. Только сказать убийце об этом она не могла – спазм по-прежнему сковывал горло. Поэтому Корчак слегка кивнула головой.

– Это хорошо, – обрадовался убийца. – И когда тебя найдут, и в гробу ты должна выглядеть красивой. Я обязательно приду на тебя посмотреть. Ты какие цветы любишь больше всего? Розы?..

– Вообще-то орхидеи… – наконец смогла произнести Оксана.

Убийца дал ей шанс, и она просто была обязана этим шансом воспользоваться.

– Орхидеи?.. – неуверенно спросил убийца.

– Да.

– Но орхидеи к гробу не положишь. Они не будут гармонировать с обивкой. Нет, орхидеи исключены…

Рука убийцы словно бы в задумчивости соскользнула с живота Оксаны и переместилась на бедро. Оксана невольно напряглась, но он просто провел пальцем до коленки девушки.

– Жаль, очень жаль, что оно уже никому не будет принадлежать…

С убийцей что-то происходило, и Оксана поняла, что это нужно использовать. Но как?.. Ответ нашелся сам собой.

– Только не это, пожалуйста, умоляю тебя… – сжала коленки Оксана.

Лучший способ спровоцировать мужчину – попросить его не делать «этого». И убийца тут же часто забулькал.

– Прошу… – умоляющим тоном попросила Оксана.

– Я так долго ждал этого момента, иногда даже не верил, что он когда-нибудь наступит, – донеслось из-под колпака. – Неужели не я, освещенный тремя фонарями, в темноте столько лет по осколкам бежал пустырями? И сиянье небес у подъемного крана клубилось. Неужели не я? Что-то здесь навсегда изменилось. Кто-то новый царит, безымянный, прекрасный, всесильный, над отчизной горит, разливается свет темно-синий. И в глазах у борзых мельтешат фонари – по цветочку, кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку. Значит, нету разлук, значит, зря мы просили прощенья у своих мертвецов. Значит, нет для зимы возвращенья. Остается одно: по земле походить бестревожно. Невозможно отстать, обгонять – только это возможно…

14

Дувший со стороны Персидского залива ветер нагибал пальмы и покрывал нереально голубую гладь гостиничного бассейна рябью. Солнце спряталось в странной дымке. Похоже, на карликовый эмират надвигалась песчаная буря.

Впрочем, Увайса Абдурзакова природные катаклизмы Аравийского полуострова сейчас интересовали меньше всего. Увайс с нетерпением ожидал возвращения Тухана Масаева. Тот сегодня встречался с эмиссаром «Аль-Каиды». Именно от этой встречи зависело финансирование чеченских боевиков.

Наконец ворота распахнулись. К крыльцу дорогого даже по арабским меркам отеля подкатил черный блестящий «Мерседес». Увайс облегченно вздохнул и наконец отошел от окна. Времена, когда главарей чеченских боевиков встречали за границей как героев, с помпой принимали в Белом доме и на Даунинг-стрит, канули в Лету. Последовательная позиция России и ее успехи в борьбе с исламским терроризмом сделали свое дело. В результате даже в арабских странах чеченцы вынуждены были соблюдать строгие правила конспирации. Вот и в этом отеле Увайс с Масаевым поселились под вымышленными именами.

Пару минут спустя Масаев коротко постучался в номер Абдурзакова.

Тот открыл, Масаев ввалился в номер и только после этого сдернул с головы дурацкий клетчатый платок, который заменял местным мужчинам головной убор.

Дойдя до ближайшего кресла, Тухан тяжело опустился в него и с гримасой потер вытянутую ногу. Увайс с сочувственным видом спросил:

– Может, принести аспирина?

– К черту аспирин! Лучше водки!

Увайс первым делом вернулся к двери номера и запер ее на фиксатор.

В мусульманских странах спиртное под запретом. Если какой-нибудь служащий отеля по недоразумению откроет дверь своим ключом и застукает их, можно и в тюрьму угодить…

Только после этого Увайс извлек со дна чемодана бутылку и налил водки в пиалу. Тухан благодарно кивнул и опрокинул лекарство прямо в горло, даже не поморщившись. Чеченцы так водку не пьют, но Тухан Масаев был не совсем обычным чеченцем.

В восемьдесят седьмом году он поступил учиться в Московский институт инженеров землеустройства, но через год был отчислен оттуда за академическую неуспеваемость. Осев в Москве, Масаев некоторое время работал в торгово-закупочном кооперативе, но для него это было слишком скучно. Поэтому, когда в девяносто первом году ГКЧП предпринял попытку государственного переворота, Тухан оказался в первых рядах вооруженных защитников Белого дома.

После этого он уже не смог расстаться с оружием. В Москве все быстро успокоилось, зато в Чечне с конца августа началось вооруженное противостояние с федеральными войсками. Масаев без колебаний бросил свой кооператив и вернулся на родину. Он оказался прирожденным воином, поэтому в бардаке, воцарившемся в Чечне после разгона парламента Чечено-Ингушской АССР, почувствовал себя как рыба в воде.

Уже в ноябре девяносто первого года Масаев возглавил захват в Минеральных Водах пассажирского самолета «ТУ-154» и угнал его в Турцию, где сдался местным властям. Те террориста отпустили, и Тухан окончательно поверил в свою звезду. Захват Буденновска сделал его знаменитым на весь мир. С тех пор Масаев воспринимался уже как один из самых авторитетных руководителей боевиков. И его цветные портреты одно время расходились на Кавказе не хуже, нежели в свое время черно-белые фотографии Сталина…

Но сейчас Тухан Масаев был вовсе не похож на бравого бригадного генерала с цветных открыток, который когда-то считался национальным героем Ичкерии. В номере Увайса Абдурзакова сидел просто выглядевший намного старше своих лет человек со страдальческой гримасой на морщинистом лице. При прорыве из Грозного Масаев подорвался на мине и лишился ступни. И теперь при переменах погоды он испытывал приступы ноющих болей.

– Налей еще! – стукнул пиалой о стол Тухан.

Увайс снова налил водки. На этот раз Масаев выпил ее медленно, потом вытер губы тыльной стороной ладони и потянулся рукой к стоящей на столе вазе с фруктами. Увайс Абдурзаков понял, что боль слегка отступила, и тут же спросил:

– Ну, как прошла встреча?

– Хреново! – покачал головой Тухан, прожевав киви.

Увайс нахмурился. Русская поговорка гласит: с глаз долой, из сердца вон. Именно это и происходило с Масаевым. Пока он находился в Чечне, его авторитет был огромным. Однако федералы постепенно практически полностью взяли территорию некогда мятежной республики под свой контроль. Из-за этого Масаев уже довольно длительное время вынужден был скрываться за границей, и его стали на Кавказе забывать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное