Максим Шахов.

Шанс только один

(страница 5 из 26)

скачать книгу бесплатно

21

Глеб Красовский запустил движок «Чероки» и, прежде чем тронуться, предусмотрительно покосился в боковое зеркало:

– Что, проблемы со связью возникли?

– Да не только со связью, – вздохнул Виктор. – Проблем, Глеб, честно признаться, выше крыши.

– Опять угроза теракта? – сочувственно кивнул Красовский, трогая джип с места.

– Даже хуже. На работе неприятности…

– А-а, понятно, – посмотрел на Виктора Глеб. – Так, может, тогда кидай ее к чертовой матери, а, Витя? С твоим-то опытом и послужным списком долго быть безработным пенсионером не придется. Хочешь, я тебя к себе устрою?

– Не знаю, может быть… – задумчиво проговорил Виктор. – А к себе – это куда?

– В концерн «Старойл».

– Это тот, у которого офис на Ордынке? – присвистнул Логинов. – Круто…

– Круче не бывает, – кивнул Глеб. – Денег у моих боссов немерено, да и вообще серьезная структура. Костяк правления составляют старые «зубры» из бывшего Миннефти Союза с наработанными связями и всем прочим. Так что если надумаешь, милости просим, протекцию я тебе всегда составлю. Хотя, честно признаться, ты в ней особо и не нуждаешься. Про то, как ты спас на границе с Казахстаном президента, легенды ходят в узких кругах. Мне несколько человек рассказывали.

– Было дело, – равнодушно кивнул Виктор. – А чем ты в этом «Старойле» занимаешься? Если у них все схвачено?

– Как чем? Разведкой, конечно. По специальности. Это только обыватели думают, что у богатеев жизнь – сплошной шоколад. А жизнь у них, Витя, между нами говоря, сплошной стресс и полное говно, хоть и в шоколаде. Денег-то они в свое время срубили немерено, но в этом-то и заключается корень их проблем. Потому что где много денег, там и много желающих этими деньгами поживиться. Криминал, доблестные правоохранители, всякие контролирующие ведомства. Но это все мелочи. А есть ведь еще и конкуренты, которые спят и видят, как бы одним махом прибрать инфраструктуру процветающей компании к своим рукам. А это, согласись, соперники посерьезней. Но и это еще не все. Самое главное, что за наших нуворишей наконец-то взялось и государство. Они-то думали, что грехи дикой приватизации уже списаны за сроком давности. Ан нет! Веришь, после истории с Мороховским и «ФУКОСом» все члены моего правления с собой в лимузинах стали возить атташе-кейсы!

– С бельишком, что ли, для СИЗО? – хмыкнул Виктор.

– Да нет, с комплектом для срочной загранкомандировки – визы, паспорта и дорожные чеки. Чтоб, значит, при первом сигнале опасности сдриснуть за кордон и уже оттуда сориентироваться в ситуации – возвращаться или резко перейти в политическую оппозицию к президенту с прошением о политическом убежище за бугром…

– Так ты, значит, отслеживаешь возможные угрозы для своих боссов?

– Ага, – почти весело кивнул Красовский. – Детская работа, после ПГУ-то. Тут и отслеживать нечего, только плати, а информацию тебе агентура сама в клюве принесет – хоть прокурорская, хоть ментовская.

– Поощряете, значит, коррупцию в родном отечестве, Глеб Андреевич? – хмыкнул Логинов.

– Чего ее поощрять-то? Я еще удивляюсь, как на официальных учреждениях еще не додумались вывешивать утвержденный прейскурант взяток – кому, за что, сколько.

– Тут ты прав, конечно, – вынужден был согласиться Логинов.

– А я, Витек, всегда прав, – улыбнулся Красовский. – «Степуху» свою проспоренную помнишь?

– Такое не забывается.

– То-то и оно, – кивнул Глеб, останавливая джип. – А вот, кстати, и твой салон мобильной связи.

Двигай, я жду…

22

«Преграда», на которую в темноте налетел Леня Аникеев, оказалась петлей толстого стального троса. Проволочные пряди троса от долгого нахождения в воде проржавели и полопались. Когда Леня ухватился за трос, в его ладонь впились десятки острых, словно иголки, концов. Но Аникеев этой боли даже не почувствовал.

Наоборот, он тут же для верности ухватился за трос и второй рукой. И издал торжествующий звук. Трос свисал с берега – с наклонного берега, укрепленного установленными под углом плитами. Наверное когда-то давно, при строительстве канала, этот трос сняли с экскаватора, чтобы заменить на новый. Да по советской привычке прямо на месте и бросили. А потом, при планировке берега, присыпали и утрамбовали землей. И никто тогда даже не задумывался, что всеобщая бесхозяйственность через много лет спасет жизнь сотруднику ФСБ.

Он просто покрепче вцепился в трос, малость передохнул и стал подтягивать свое тело к берегу. Поток кидал его из стороны в сторону, норовя сбить с курса, но это было уже неважно.

Особо лазать в школе по канату Аникеев не любил, но технику этого дела освоил – спасибо физруку.

Помогая себе скрещенными ногами, Леня кое-как вскарабкался до среза грунта и отчаянным усилием перевалился наверх.

Некоторое время он лежал без движения. Потом приподнял голову и издал какой-то булькающий смешок. Следом Леня с трудом приподнялся на карачках и выматерился куда-то в темноту:

– Ну что, падлы, урыли меня…

В общем-то, матерщинником Аникеев не был, но тут случай был особый. Добавив еще несколько непечатных выражений, Леня, пошатываясь, поднялся на ноги.

Напряжение его отпустило. И только тут он вдруг почувствовал, насколько замерз. Его снова начало колотить. Леня поспешно стащил с себя легкий гольф и выжал – сперва майку, потом его. Следом выкрутил штаны – тоже тонкие и потому впитавшие очень мало воды.

Пару минут спустя Леня легким аллюром устремился в сторону Москвы. Там за деревьями просматривался какой-то огонек. Туфли Аникеева остались в канале, так что бежать было легко. А на колючки, иногда впивавшиеся сквозь носки в ступни, он особого внимания не обращал: после всего случившегося это было бы смешно.

Бег не очень согрел Леню, зато он пришел в себя окончательно. И понял, что если в ближайшие двадцать минут он не попадет в тепло, то наверняка свалится с воспалением легких.

Эта мысль подгоняла его, и вскоре он приблизился к заветному огоньку. Тот оказался фонарем, горевшим над закрытыми наглухо воротами. На воротах было написано, что это садово-огородное товарищество «Дагомыс».

Лене было все равно – «Дагомыс» так «Дагомыс», лишь бы отогреться. Еще метров за пятьдесят его почуяли собаки. Сразу две беспородные шавки подскочили к воротам и отчаянно затявкали. Выглядели они не очень устрашающе, поэтому Аникеев с ходу ухватился за прут ворот и крикнул:

– Эй, есть кто? Открывай!

В этот миг из темноты к воротам метнулось что-то черное и стремительное. Леня едва успел отдернуть руку, как на ворота с хищным рыком бросился доберман.

– Вот же блин! – подался назад Леня. – Зверюга… Эй, открывайте!

Доберман глухо лаял и исходился злобой. Опасливо глядя на него, Аникеев снова крикнул:

– Эй! Откры…

В этот миг наверху что-то щелкнуло. Леня осекся и задрал голову. Стоявшая слева от ворот сторожка была двухэтажной. Наверх, к железной двери, вела крутая лестница.

Сама дверь осталась закрытой, в ней приоткрылось окошко, в окошко высунулась опухшая харя. Ее владелец с трудом нацепил камуфляжную кепку и навел резкость на Леню:

– Чего расшумелся?.. Ты кто таков?

– ФСБ, отец! Открывай!

«Отец» был здорово пьян. Но не настолько, чтобы не рассмотреть Ленин «прикид».

– Како-тако ФСБ? – рявкнул он. – Ты на себя глянь! Пшел отсюда, бомжара!

– Немедленно откройте! Я офицер ФСБ! Выполняю задание! – решил пронять старика официальным тоном Аникеев.

Тот растерялся только на секунду.

– Ежли ты из ФСБ, «корочку» покажь!

Тут уж на секунду растерялся Леня, а потом промямлил:

– Да поймите вы, удостоверения у меня нет…

Сторож сразу осмелел:

– А нет, так и пшел отседа! Бомжара! Расплодилось вас тут, житья нет! Вчерась только одного наладил, седня второй!

– Да поймите… – сделал последнюю попытку объясниться Аникеев, но сторож его уже не слушал.

Громыхнув засовом, он выскочил на площадку наверху лестницы с помповым ружьем в руке.

– Не слышал, что говорят? Щас я тебя по-другому налажу!..

С этими словами сторож передернул затвор ружья и прицелился…

Аникеев понял, что пора смываться, и дал стрекача. Разошедшийся сторож долго махал ему вслед «помповиком» и возмущался:

– Ваще бомжары озверели! Ни днем, ни ночью покоя не дают! Из ФСБ он, гляди каков! Завтра небось Путиным представится, бродяга чертов! Отстреливать таких надоть…

Отбежав на приличное расстояние, Леня оглянулся. Шавки продолжали бесноваться за воротами, сторож же как раз закрыл за собой дверь. А перед этим пропустил в свою будку добермана…

Это навело Аникеева на интересную мысль. И он резко повернул, чтобы обогнуть забор садово-огородного товарищества.

23

Логинов уже потянулся к дверной ручке джипа, но в последний момент замер и повернулся к Глебу.

– Что-то не так? – спросил тот. – Подъехать поближе?

– Да нет, не в этом дело… – в нерешительности проговорил Виктор. – Мне неудобно тебя напрягать, но у меня времени в обрез. В общем, мне нужно на время пару чистых «мобильников», желательно скрытой связи. Как у вас в «Старойле» насчет этого?

– У нас с этим полный порядок, – сказал Красовский. – Но тут, Витя, есть одно «но». Это как-то связано с твоими проблемами по работе?

– Да, – кивнул Виктор.

– Тогда своих «мобильников» я тебе не дам, – покачал головой Красовский. – Сам посуди, мало ли что может случиться. А связываться со своей бывшей конторой я бы не хотел, это чревато.

– Я понимаю, – вздохнул Виктор.

– Да нет, ты не понимаешь, – с улыбкой покачал головой Глеб. – Я тебе помогу, но по-умному. Сейчас, только отъедем на всякий случай.

Отогнав джип за угол, Глеб открыл безукоризненно выполненный тайник и выудил из стопки разнокалиберных документов уже порядком потрепанный паспорт нового образца:

– Держи, Витя, фотография там такая, что подойдет пятидесяти процентам предъявителей мужского пола. Оформишь договор на этот паспорт. А насчет того, как по открытой связи объясняться кодированными фразами, не мне тебя учить. Паспорт, когда в нем отпадет надобность, уничтожишь. И концов никто никогда не найдет, даже если контора из миллиона звонков вычленит и расшифрует твои, в чем я очень сильно сомневаюсь.

Логинов быстро раскрыл паспорт и невольно ухмыльнулся. Школа ПГУ, как и «Альфа», остается навсегда. С фото на Виктора смотрел некий среднестатистический субъект с короткой стрижкой, явно «сработанный» на компьютере. Если особо не присматриваться, то подобная фотография действительно могла подойти пятидесяти процентам мужиков – ведь человек мог поправиться или переболеть и похудеть, да и прическу поменять согласно моде.

– Спасибо, Глеб! – кивнул Виктор.

– Да не за что, – пожал плечами Красовский. – Но ты там бдительности не теряй. Вдруг клерки что заподозрят, уходи. У меня «ксив» полно, на другую оформишь…

24

«Домушник» из Аникеева был никакой, ему просто повезло. Двинувшись по периметру садово-огородного товарищества «Дагомыс», Леня минут через пять рискнул перебраться через забор.

Немного выждав, он двинулся к первому попавшемуся домику. Тот оказался небольшим, двухэтажным, с бронированной дверью и толстыми решетками на окнах.

А холод подступал все сильнее и сильнее. Поднявшись на крыльцо, Леня от отчаяния дернул за ручку двери. Та даже не шелохнулась.

Он судорожно вздохнул и автоматически повернул голову вправо. Дело в том, что на даче его родителей под козырьком имелся тайник, где они оставляли ключи – на случай, если Леня приедет, а их не окажется.

Леня шагнул к столбу, подпиравшему навес, поднялся на цыпочки и пошарил в щели. Там было пусто. Уже ни на что не надеясь, от отчаяния Леня шагнул влево и повторил операцию.

Каково же было его удивление, когда под окоченевшими пальцами что-то звякнуло. Еще не веря в свою удачу, Аникеев схватил связку.

Но на ощупь определил, что ключей целых три штуки. Недолго думая, Леня принялся их засовывать один за другим в замочные скважины. И минуту спустя оба замка бронированной неприступной двери оказались открыты.

Леня нырнул внутрь, нашарил колесико одного из замков и закрылся изнутри. После чего на ощупь двинулся в дом. Свет включать он побоялся, но домик был типовым. Во всяком случае, его планировка почти в точности повторяла планировку родительской дачи.

Аникеев безошибочно повернул на небольшую кухню, убедился, что окошко плотно закрыто шторой, и принялся искать спички. Спички тоже оказались на привычном месте. Дальше Леня привычно открыл вентиль газового баллона и дрожащей рукой зажег обе конфорки.

Голубые язычки заплясали в темноте. Леня протянул к ним руки и улыбнулся – впервые за эту проклятую ночь. Слегка отогрев руки, он поспешно разделся и нашел на вешалке при входе сухую одежду. Нацепив все, что только попалось под руку, Леня вернулся на кухню.

Есть ему не хотелось, а вот согреться бы не помешало – изнутри. Он открыл створку шкафа и даже не удивился. У родителей там на всякий случай всегда стояла бутылка водки. Стояла бутылка и здесь, только не водки, а сизого самогона. И не пол-литровая, а полуторалитровая, пластиковая.

Леня быстро скрутил пробку и принюхался. От сивушного запаха по спине пробежал холодок. Но выбирать не приходилось. Поэтому, в общем-то, малопьющий Аникеев бухнул на стол железную кружку (эмалированную, точно такую же, как у родителей) и набулькал в нее самогона по самый край.

Потом закрыл бутылку, левой рукой закрыл нос, а правой влил в себя лекарство… Несколько секунд после этого он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть, потом наконец судорожно сглотнул и осипшим голосом произнес:

– Ни фига себе, сколько ж в ней градусов? Так же и без пищевода остаться можно…

25

Два телефона на подложный паспорт Логинов оформил без проблем. Персонал салона мобильной связи состоял исключительно из сексапильных девиц, озабоченных своей внешностью. В наличии имелся, правда, еще и охранник мужеского полу, но тот был озабочен исключительно собственным похмельем.

Само собой, что сличать фото в паспорте с оригиналом персоналу было недосуг.

Вскоре Логинов благополучно покинул салон и плюхнулся на сиденье джипа.

– Порядок? – осведомился Глеб.

– Порядок, – кивнул Логинов и протянул паспорт. – Держи, спасибо.

– Да ну, – отмахнулся Глеб. – Все равно засвечен. Оставь, может, еще пригодится, если у тебя неприятности. Куда?

– На Ленинградский проспект.

Глеб кивнул и без лишних вопросов тронул джип с места. Доехав до Балтийской, они развернулись.

– Здесь припаркуйся, – кивнул Логинов, когда справа показался сквер.

Красовский вильнул к банку и остановился. Видя, что Логинов не в духе, он не лез с расспросами. Так предписывала профессиональная этика чекиста, и Красовский ее правил придерживался.

– Я скоро, – кивнул Виктор, выбираясь из машины.

– Да я не спешу.

Логинов миновал кафе и свернул за угол. В сквере бродило несколько пожилых людей, пара человек выгуливали собак. Степан Горов сидел на скамейке и вроде как читал газету.

Едва Логинов появился в поле зрения, Горов тут же принялся проверять – нет ли «хвоста».

– Да все нормально, Степа, – сказал Логинов, присаживаясь рядом с Горовым на скамейку. – Держи…

Горов отложил газету и взял протянутый телефон:

– Откуда дровишки?

– Разжился по случаю. Оформлен на фиктивный паспорт. Так что мы теперь со связью. Мой номер в памяти, понял?

– Ага… – потыкал в кнопки Степан. – Так что будем делать, шеф?

– Да особого выбора нет. Проедем для начала к этой пятиэтажке, где все случилось. Мне светиться там не с руки, так что опросишь соседей ты… Вдруг что-то наклюнется?

– Понял, – кивнул Горов и поднялся. – Вы на «девятке»?

– На джипе…

– Не понял…

– В аварию я попал, Степа.

– В какую еще аварию? – насторожился Горов.

– Да расслабься, это не то, что ты думаешь, – ухмыльнулся Логинов. – Пошли, по дороге расскажу…

26

Проснулся Аникеев от протяжного визга. С таким визгом у соседей ларешников, живших под ним, по утрам ровно в семь открывалась железная дверь. Поначалу Леня даже собирался сходить с ними поругаться, чтобы смазали петли, но все как-то не решался, а потом привык и даже будильник перестал заводить. Зачем его заводить, если ровно в семь внизу взвизгнет, открываясь, дверь, а потом еще ухнет на весь подъезд, ударившись о стену.

Вот и на этот раз вслед за визгом раздался приглушенный удар. Услышав все это сквозь сон, Леня потянулся и с зевком продрал глаза.

– Ну и приснилось же мне!.. – успел пробормотать он и осекся.

Вместо своей комнаты Леня увидел какую-то тесную комнатушку. И лежал он вовсе не на своем диване-книжке, а на узкой старомодной кровати с никелированными набалдашниками.

В тот же миг Аникеев ощутил тупую боль в мышцах и разом вспомнил все – ночное пробуждение в микроавтобусе, двоих незнакомцев и последующее купание в ледяной воде канала.

Рядом с кроватью на стуле стояла пластиковая бутылка с мутной жидкостью. При виде ее у Лени невольно перехватило дыхание – накануне ночью он в профилактических целях, чтобы не подхватить воспаление, заставил себя принять на грудь две с половиной кружки этой микстуры.

А снаружи между тем уже донеслись шум машины и скрип гравия под ее колесами. Леня отбросил в сторону многочисленные покрывала и бросился к окну. Осторожно приоткрыв занавеску, он выглянул в щель.

Во двор въезжал двухдверный «Опель-Кадет» цвета то ли «мокрый асфальт», то ли «синий металлик». Пожаловал хозяин.

– Вот же черт! – пробормотал Аникеев, соображая, что делать.

Ночной опыт общения со сторожем подсказывал ему, что объяснение будет не из легких. А у него и так неприятностей было выше крыши да и времени не было…

Вспомнив о времени, Аникеев быстро посмотрел на часы и тихонько присвистнул: «CASIO» показывали 14.50. Получалось, что он проспал чуть больше девяти часов.

«Опель» остановился, щелкнула дверца. Леня подался вперед и с трудом рассмотрел водителя. Из машины выбралась молодая женщина. Судя по всему, она приехала одна.

Леня облегченно вздохнул. Женщина обогнула машину и закрыла ворота. По ходу дела Аникеев смог рассмотреть ее получше.

На вид – года двадцать три – двадцать четыре, среднего роста, стройная, но не хрупкая, как Лера. Волосы черные, коротко стриженные. Одета просто – в джинсы, кроссовки и спортивную куртку с майкой. Закрыв ворота, женщина наконец повернулась к Аникееву лицом.

И Леня невольно вздохнул. Приехавшая хозяйка дачи не была красавицей. Она было просто симпатичной – настолько, что Аникееву вдруг стало ужасно неудобно. Перед Лерой… Потому что Аникеев поймал себя на мысли, что именно такая девушка – простая, не вычурная – нужна ему.

Мысль, что и говорить, была весьма своевременной – особенно с учетом положения, в котором оказался Аникеев. И Леня тут же отбросил ее прочь.

Подавшись чуть назад, он следил за тем, как хозяйка вытащила из машины сумку и легко взбежала с ней на крыльцо. Здесь она попала в «мертвую зону», так что о ее дальнейших действиях Аникеев догадывался по приглушенным звукам.

Сперва что-то звякнуло – это женщина поставила сумку, потом раздался шорох вверху – она пыталась нашарить ключи. Леня облегченно вздохнул – ключи были у него, а раз так, то ему оставалось только дождаться, пока женщина уедет.

Не нашарив ключей, она произнесла «Странно!» и попыталась нащупать связку с другой стороны – точь-в-точь как Леня ночью. Само собой, что ключей не оказалось и там.

Несколько секунд спустя запикал клавишами «мобильник».

– Алло, мама! Привет! Я с дачи звоню… Что-то ключей на месте нет. Вы их не забыли оставить? Не знаешь? Папа оставлял?.. Да нет, не буду я ему звонить, отвлекать… Сама спросишь. Просто мой комплект где-то в машине валяется, я им уже триста лет не пользовалась… Ага, как вернусь, позвоню. Ну все, пока!

– Вот же черт… – пробормотал Аникеев, подавшись назад.

Его надеждам уйти по-английски сбыться было не суждено. Некоторое время Леня колебался, потом решительно двинулся к двери. Во-первых, чему быть, того не миновать, а во-вторых, у женщины можно было разжиться «мобильником»…

Леня решительно взялся за колесико замка и повернул его. И так же решительно распахнул дверь.

Девушка уже успела спуститься с крыльца. Обернувшись на полдороге к машине, она уставилась на Аникеева.

– Здравствуйте! – как можно спокойнее сказал Леньчик и даже постарался улыбнуться.

– Здравствуйте… – ответила женщина.

– Не бойтесь, я сейчас все объясню, – успокоительно проговорил Аникеев, ступая на крыльцо.

– Да я и не боюсь, – ответила женщина, быстро оглядываясь по сторонам.

Самое главное, что она действительно не очень испугалась, просто оценивала ситуацию. И Леньчик снова совсем некстати вдруг вспомнил о Валерии – уж та бы если и не брякнулась в обморок, то наверняка бы взвыла пожарной сиреной.

Начало обнадеживало, и Аникеев улыбнулся еще шире:

– Это хорошо, что вы не боитесь. В наше время редко встретишь такую мужественную девуш…

Чтобы гарантированно избежать эксцессов, Леньчик хотел было для разрядки выдать еще несколько комплиментов, но женщина его резко перебила:

– Кто вы?

– Да я как раз и хочу вам рассказать, – проговорил Аникеев с самым миролюбивым видом и сделал шаг с крыльца. – Дело в том…

Однако девушка была начеку и снова перебила Аникеева:

– Не приближайтесь ко мне! Стойте на месте!

– Ах да! Извините! Дело в том, что я сотрудник ФСБ. И при выполнении задания попал в… критическую ситуацию. Вот мне и пришлось воспользоваться вашей дачей, понимаете?

– Понимаю, – кивнула женщина, окидывая «доспехи» Аникеева цепким взглядом. – И одеждой моего папы…

– Да, да, – кивнул Леня. – И одеждой…

– А также самогоном, – продолжила женщина, втягивая носом воздух.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное