Макс Брэнд.

Неуловимый бандит

(страница 3 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Но ведь ты живешь с ней под одной крышей, так? – уточнил он.

– А что в этом такого? – удивилась девушка. – Меня это вполне устраивает, тем более что у меня есть законное право там оставаться. По завещанию отца половина дома принадлежит мне. Так что никаких проблем! Я не обязана стелить кровати, мести пол, стирать и готовить. Правда, иногда я помогаю накрывать на стол. А иногда – нет. Короче, живу в свое удовольствие, потому что люблю свободу.

– Может, это не совсем справедливо по отношению к твоей мачехе? – предположил Пенстивен.

– Я хожу на охоту. И еще ловлю рыбу, – возразила она. – Мне это не в тягость, да и к тому же не приходится покупать мясо в лавке. В доме всегда полно постояльцев, а мужчины любят оленину и форель. Так что, как видишь, у нас с ней все по-честному.

– Вообще-то да, – согласился он. – Но уж если говорить о свободе, то, на мой взгляд, у тебя ее не больше, чем у любого юноши твоего возраста.

– А ты протри глаза, – посоветовала Барбара. – Это же ясно как Божий день. Во-первых, у молодого человека моего возраста обычно есть пара предков – отец и мать, которые постоянно изводят его своими нравоучениями, суют нос в его дела. Во-вторых, даже если это и не так, ему все равно приходится задумываться о своей дальнейшей карьере, обзаводиться собственным стадом, учиться управляться с лассо и метко стрелять, чтобы быть всегда готовым к проискам возможных врагов и недоброжелателей. – Тут она кивнула, посмотрев на него, затем договорила: – Что же касается девиц моего возраста, то они все время влюбляются. Это же просто какая-то напасть! Увлекаются то одним парнем, то другим. Любовь разбивает их сердца или заставляет трепетать в ожидании счастья. Глядеть на это тошно. Да ты и сам все прекрасно знаешь!

– Вообще-то я никогда не пользовался особым успехом у девушек, – признался Пенстивен. – И, полагаю, ты тоже, наверное, не стала бы тратить на меня время, а? – Он улыбнулся.

– Нет, разумеется, я знаю, что рано или поздно мне тоже придется полюбить, – вздохнула Барбара, игнорируя его вопрос. – И тут ничего не поделаешь, потому что это так же неотвратимо, как смерть или зима. Рано или поздно такое случается со всеми. Так что придет время, когда в наших краях объявится какой-нибудь заезжий, умудренный жизнью ковбой или даже парень из местных, который поманит меня пальцем, а я соберу вещички и буду готова пойти за ним хоть на край света. Но пока что этого не произошло. Я просто живу и радуюсь жизни, а время идет своим чередом.

– Звучит заманчиво, – заметил он. – Удивительно, что другие люди не пытаются последовать твоему примеру.

– Просто им не везет так, как мне. Может, недостает меткости при стрельбе из винтовки, или же у них совершенно другой жизненный расклад, – предположила она. – Существует много причин, из-за которых другим девушкам так никогда и не удается стать по-настоящему свободными. Честно говоря, иногда мне даже кажется, что свобода им попросту не нужна. Они рождаются совсем ручными, словно домашние утки, которые живут в сарае.

Им не дано сняться с места и улететь куда-нибудь в далекие края в погоне за вечным летом. А мне именно этого и хочется больше всего в жизни. Слушай, Чужак, что это я все болтаю, а ты все больше отмалчиваешься?

– Это потому что я профессиональный слушатель, – улыбнулся Пенстивен. – Насчет меня не беспокойся. Я никому не проболтаюсь.

– Считаешь себя благородным героем, да?

– Не знаю, – пожал плечами юноша. – Никогда об этом не задумывался.

– Обостренное чувство долга, да? – продолжала допытываться девушка. – Разве не оно преследует тебя в жизни и в конце концов ты оказываешься загнанным в ловушку?

– В некотором роде, – уклончиво ответил он.

Девушка понимающе покачала головой. Взгляд ее темно-голубых глаз был по-прежнему дерзок, но теперь в нем промелькнула тень сострадания.

– Да уж, на слове тебя не подловишь, – заключила она. – Ты что-то задумал, а если мужчина что-то задумал, то допытываться у него об этом все равно что глядеть в омут – все равно ничего не разберешь.

– Вот как? – изумился Пенстивен. – У меня нет никаких тайн. Я самый обычный парень.

Она упрямо покачала головой и возразила:

– Никто из обычных парней не может палить из револьвера так, как ты, Чужак. Я перевидела многих хороших стрелков, но все они тебе в подметки не годятся.

– Рад, что тебе понравилось, – сдержанно заметил он.

– Мне не понравилось! – взорвалась она. – Ненавижу убиц и убийства! Вот и все.

– А я-то тут при чем? – Он постарался изобразить на лице неподдельное удивление.

– Ты ступил на тропу войны, – уверенно заявила она. – Я это сразу поняла. Но беда в том, что ты можешь преследовать какого-то одного человека и попутно отправить на тот свет еще дюжину. Ты слишком хорошо владеешь кольтом, чтобы время от времени не постреливать из него.

– Будем надеяться, что это не так, – проговорил Пенстивен.

– Вместо того чтобы просто надеяться, лучше поскорее начать молиться, – посоветовала она. – Такие ребята, как ты, редко доживают до старости и заканчивают жизнь с дивным веревочным ожерельем, затянутым на шее.

– Что-то не вполне тебя понимаю…

– А тут и понимать нечего! – огрызнулась Барбара. – Я и так уже наговорила слишком много и, наверное, могла бы сказать еще что-нибудь.

– Мне нравится тебя слушать, – признался он. – Так объясни, почему я, по-твоему, в скором времени должен попасть на виселицу?

– А потому, что ты ничего не боишься. Когда я спустилась с дерева, откуда до этого следила за тобой, любой другой на твоем месте испугался бы. Ты же даже не пошевелился. Спрыгнув вниз, я повнимательней присмотрелась к тебе, но твой взгляд был спокоен, словно стоячая вода.

– И это означает, что я обречен совершить убийство?

– Да, – подтвердила она. – Ты не боишься, потому что уверен в себе и в тех пистолетах, что у тебя в руках. Мне уже приходилось видеть такое же выражение на лицах других парней. Хорошие были ребята, но только почему-то все они умерли молодыми. Я желаю тебе удачи, Чужак, но было бы неплохо, если бы тебе хоть кто-нибудь набил морду. А то слишком уж ты спесивый, как я погляжу!

В ответ он улыбнулся и кивнул:

– Что ж, пожалуй, неплохой совет.

– Ладно, мне пора, – объявила девушка. – Прощай, Чужак!

– А тебе в какую сторону?

– Обратно в город.

– И мне туда же.

– Тогда идем.

Они пошли рядом. Она ступала, словно молодая лань, то и дело настороженно озираясь по сторонам, зорко наблюдая за происходящим вокруг. Ни одна тень, промелькнувшая среди деревьев, ни один опавший листок не оставался ею незамеченным. Он же просто шагал, то и дело спотыкаясь.

– Перестань таращиться на меня и смотри, куда идешь, – сердито бросила девушка. – Под ноги надо глядеть! – Затем остановилась, сурово уставилась на него и, подбоченясь, с явным раздражением приказала: – Перестань дурить!

– Честно говоря, я уже испытываю к тебе некоторую слабость, – признался Пенстивен, – но голову пока еще не потерял.

– Я иду другой дорогой, – объявила девушка. – Слушай, чего я такого сделала, что ты пялишься на меня глазами влюбленного теленка? Отвечай!

– Не знаю, – промямлил он. – Это довольно странное ощущение.

– И что же ты чувствуешь? – поинтересовалась она. Этот разговор ей был явно не по душе, но любопытство все-таки взяло верх.

– Словами не описать. Это где-то вот здесь, внутри тебя, – объяснил он, показывая пальцем на грудь.

– Правда? Ну да, наверное. Что-то вроде морской болезни, так?

– Ага, вроде этого.

Барбара понимающе закивала, а вслух заметила:

– Должно быть, это жутко противно.

– Вообще-то да, – согласился Пенстивен. – Но пока что все еще не так безнадежно. Думаю, к обеду пройдет само собой. К тому же утро – самое счастливое время дня. Потому что мозг, как правило, не успевает проснуться окончательно.

– Ты говоришь толковые вещи, – похвалила девушка. – И как долго собираешься оставаться в наших краях?

– Не знаю. Может, задержусь еще на денек-другой.

Она задрала голову и внимательно посмотрела на вершины деревьев, как если бы заметила там белку, затем одобрила:

– Что ж, и правильно. Довольно глупо тратить время на дурацкие сантименты. Останемся просто друзьями.

– Мне тоже жаль, что так получилось, – признался он. – Очень не хотелось бы отвлекаться на мысли о девчонках. У меня других забот полно.

Она опять кивнула:

– Это уже совсем другой разговор. Надеюсь, ты скоро избавишься от этой напасти.

– Запросто, – пообещал он.

– А раньше тебе доводилось испытывать подобное дурацкое чувство? – небрежно полюбопытствовала девушка.

– Вообще-то да. Знаешь, ведь мужчины в каком-то смысле дураки. Стоит только женщине улыбнуться, встретиться с мужчиной взглядом, заговорить как-то, как ему кажется, по-особенному, и его тут же начинает преследовать ее навязчивый образ. Но лично меня, к счастью, сия чаша миновала. Моя голова была занята совершенно другим. Так что ни одной женщине не удастся испортить мне жизнь.

Она протянула ему руку.

– Ты хороший парень. Молодец. Ты мне нравишься. Жаль только, что нет возможности доказать это в деле, не причиняя ущерба твоим чувствам. Прощай! И послушай моего совета, убери эти свои пушки подальше, иначе сам же потом хлопот не оберешься. Я знаю, что говорю, всякое пришлось повидать. Человек, проливающий кровь других, никогда не бывает счастлив – если, конечно, он нормальный человек, а не бесчувственная скотина. Если ты силен, как буйвол, то совсем необязательно проводить остаток своих дней, взбираясь на гору и волоча при этом на себе тяжеленную ношу. Почему бы не выбрать путь попроще? Чувство долга, вынуждающее искать неприятности на свою голову, не может быть праведным.

Пожав ему руку, она направилась в заросли, потом обернулась, помахала на прощанье и вскоре скрылась за деревьями.

Глава 6

Весь остаток утра Пенстивен проходил мрачным, чувствуя в душе неясную тревогу. Позднее, во время обеда, сидя в гостиничной столовой, он услышал доносившийся с улицы мелодичный голосок проходившей мимо девушки и едва удержался, чтобы не вскочить с места, не броситься к окну.

Юноша пытался убедить самого себя, что все дело в страхе, – это боязнь предстоящего поединка со Стю Картером леденит его душу и заставляет сердце гулко колотиться в груди. Однако вскоре вынужден был признать, что ни до одного из братьев Картеров ему нет ровным счетом никакого дела. Перед глазами стояла та поляна в лесной глуши, где шумят сосны, а в воздухе терпко пахнет смолой и хвоей.

Все это время он думал о Барбаре Стилл, снова и снова вспоминая ее голос, лицо, открытый и по-мальчишески дерзкий взгляд. Каким-то непостижимым образом благодаря именно ему она казалась еще более женственной. Будучи не в силах разобраться в собственных чувствах, Пенстивен начинал раздражаться и злиться.

Он почти не кривил душой, сравнив свои ощущения с морской болезнью и тоской по родным местам. Но помимо этого его грудь переполняла безотчетная радость, а еще отчего-то было немного грустно. Он уже был готов искренне пожалеть, что вообще встретился с ней, и в то же время сознавал, что не променял бы минуты этого мимолетного свидания ни на какие другие воспоминания.

Покончив с обедом, юноша с радостью покинул тесное помещение и вышел на улицу, залитую ослепительным светом палящего солнца, втайне надеясь, что это поможет ему отрешиться от навязчивых видений. Так оно и вышло. Горячие лучи вмиг заставили забыть обо всем и сосредоточиться на раскаленном пекле улицы. День выдался на редкость жарким. Пот ручьями струился по его лицу, но ему это даже нравилось. Зной помогал избавиться от сердечной боли.

Когда же льдинка в душе, как ему показалось, растаяла окончательно, он отправился на другой конец улицы и вошел в салун «Элбоу-Рум», где сел за столик в дальнем углу и не торопясь выпил кружку пива.

Джерри, хозяин заведения, подошел, остановился возле него и принялся по привычке протирать крышку стола полотенцем, как обычно полировал стойку бара.

– Извини за вчерашнее. За эти дурацкие подначки, – произнес он. – Это все из-за меня. Я думал, ты просто новичок, заезжий неумеха. Конечно, может, ты и впервые оказался в наших краях, но ты настоящий мужчина. А мне теперь только и остается надеяться, что ни с тобой, ни со Стю Картером ничего не случится. Он неплохой парень.

– Не имею ничего против него, – ответил Пенстивен. – Я пришел сюда лишь потому, что он попросил об этом.

– Так еще же рано.

Пенстивен проницательно посмотрел в лицо бармена:

– Я подумал, что у него могут спешить часы.

Джерри вздохнул и констатировал:

– Ну и рисковый же ты парень! Доведись мне оказаться на твоем месте, так я бы дрожал как осиновый лист и лез на стенку от страха.

– Если бы у тебя была такая подготовка, как у меня, никуда бы ты не делся, – отмахнулся юноша. – Я же не какой-то там любитель. Я – профессионал. И хотя мне никогда прежде и не приходилось никого убивать, я достаточно натренирован и в совершенстве владею этим искусством.

Бармен снова вздохнул:

– Это все из-за меня. Я вовремя не вмешался и не остановил вас. Наоборот, лишь подлил масла в огонь, как последний дурак. Какой же я идиот!

Он направился обратно к стойке, но задержался, чтобы сказать:

– До прихода Картера еще целый час. Но может, он узнает, что ты уже здесь, и примчится пораньше. Учти, Чужак, Стю… Стю одинаково хорошо стреляет с обеих рук. Это всем известно, так что, предупредив тебя об этом, я не выдаю никакого секрета.

– Спасибо, – поблагодарил Пенстивен. – Никогда бы так не подумал.

Он продолжал потягивать пиво, когда через черный ход в салун вошел высокий человек с болезненным лицом и уныло опущенными плечами.

Бросив взгляд в сторону Пенстивена, он подошел к бару и тихонько свистнул, привлекая внимание Джерри. Потом юноша услышал воркующий голос бармена, в котором звучали на редкость подобострастные интонации.

– Будьте уверены. Сюда никто не войдет.

Затем мужчина приблизился к столику Пенстивена. С лица его не сходила улыбка, но была она какой-то вымученной, страдальческой. На щеке его под правым глазом красовалась большая темная бородавка.

– Я – Док Шор, – объявил высокий человек. – У меня есть к тебе разговор, Чужак.

– Присаживайтесь, – предложил Пенстивен. – Желаете что-нибудь?

– Меня вполне устроит возможность немного с тобой побеседовать, – отозвался Док Шор, опуская тощий зад на ближайший стул. – Я пришел поговорить с тобой, потому что ты молод, дерзок, умеешь стрелять и к тому же в гостинице поговаривают, будто не собираешься здесь надолго задерживаться. Это так?

– Так, – подтвердил юноша.

– У меня есть для тебя работа.

– Что за работа?

– Делать то, что скажут.

– Вообще-то наездник из меня не слишком хороший, – признался Пенстивен. – В том смысле, что норовистого мустанга я не объезжу; но если речь идет о простых лошадях – нет проблем. С лассо я тоже немного умею управляться. Но скажу честно, на ранчо мне никогда прежде работать не приходилось.

– А при чем тут ранчо?

– Если вы имеете в виду рудник, то там я тоже не работал, – продолжил парень. – Хотя, возможно, этому нетрудно научиться.

– В городе полно погонщиков скота и рудокопов, готовых взяться за любую работу, – сказал Док Шор. – Я же хочу предложить тебе совсем другое дельце.

– Что еще за дельце?

– Десять долларов в день плюс издержки.

Пенстивен пристально посмотрел на Шора, и тот выдержал этот взгляд.

– Ну так как?

Молодой человек неопределенно пожал плечами. Предложение некоторым образом могло совпадать с его собственными планами.

– Даже и не знаю, – протянул он. – А что делать-то?

– Ничего особенного: держать язык за зубами, не зевать по сторонам и делать, что велят. Для начала нужно будет сесть на коня и кое-куда съездить. Возможно, придется также немного пострелять.

– И когда вы хотите, чтобы я начал?

– Прямо сейчас.

– Через час у меня здесь назначена встреча. Пожалуй, после нее я бы и согласился поработать на вас.

– Нет, сейчас или никогда. Решай!

– Тогда я лучше откажусь.

Шор пожал плечами:

– Тебе так не терпится убить Картера?

– Нет. Я этого вовсе не хочу. Но все-таки мне хочется узнать, каково это, увидеть направленное на тебя дуло пистолета, кроме того, я уже пообещал ему, что приду. Так что просто так взять и убежать не могу. Даже за двадцать раз по десять долларов в день.

Док Шор испытующе уставился на юношу. С лица его не сходила прежняя болезненная улыбка.

– Тогда вот что, – объявил он в конце концов. – Мы с Картером давние друзья. Если ты уедешь отсюда, он тоже не придет.

– Тоже не придет? – изумленно повторил Пенстивен. – Он же никогда не отступает. К тому же, как я слышал, очень дорожит своей репутацией. А кроме того, я…

– Картер, – медленно проговорил Шор, – предпочтет дружбу со мной всей своей дурацкой репутации.

– И тогда нас обоих станут презирать за это соглашательство, за то, что мы не стали стреляться, – угрюмо пробормотал Пенстивен.

– Весь город будет знать, что я этому поспособствовал, – заверил Шор. – Так что вина падет на меня. Тем более, что Джерри уже знает о моем посредничестве.

– А кто вы такой? – полюбопытствовал Пенстивен.

– Скоро узнаешь.

Юноша почувствовал, что в душе у него зарождается радостное волнение.

– Незнакомый человек, неведомая работа, десять долларов в день, – перечислил он. – Что ж, неплохо. Я согласен. Но учтите, если вы меня обманываете, а Картер объявится… – Он осекся, выпятив подбородок.

– Я вру лишь в случае крайней необходимости, – объявил Шор. – Он сюда не придет. А теперь пошли со мной. Нам надо подобрать тебе коня.

Глава 7

Торговец лошадьми проживал на южной окраине Маркэма, к нему они и направились. Встали у забора и стали смотреть на разномастных лошадей, собранных в одном загоне. Там были и изящно выгибающие шеи длинноногие красавцы скакуны, и самые обыкновенные мустанги.

– Так какого коня ты бы выбрал для себя? – поинтересовался Шор.

– А далеко ехать? – вопросом на вопрос ответил молодой человек.

– Сейчас три часа. Завтра к этому времени ты должен будешь проехать около сотни миль. Путь неблизкий! В дороге тебе придется менять лошадей. Так все же какого коня ты взял бы для начала?

– Я не разбираюсь в лошадях, – признался Пенстивен. – Дайте мне такую, чтобы была выносливой, не норовистой, с ровным шагом.

– Тогда как насчет вон того вороного?

– Я слышал, что вороные намного хуже переносят жару, чем лошади более светлых мастей. К тому же он кажется беспокойным.

Док Шор улыбнулся, и на сей раз его улыбка получилась несколько шире, чем раньше.

– Может, в лошадях ты и не разбираешься, но кое-что соображаешь, – похвалил он парня. – Тогда я на мое усмотрение подберу тебе что-нибудь подходящее.

Его выбор пал на средней величины чалого мустанга с большой головой, несколько покатой спиной и маленькими злыми глазками, налитыми кровью. Док Шор тут же расплатился с торговцем, купив заодно седло, потник и уздечку. Потом вывел коня из загона и передал повод Пенстивену.

– Мне нужно заскочить в гостиницу и взять кое-какие вещи, – сказал молодой человек.

– Поедешь налегке, – распорядился Шор. – Из вещей можешь прихватить только дождевик. И все. Пойми, в таком путешествии каждый лишний фунт поклажи резко уменьшает и твои, и наши шансы на успех! – Он вынул из кармана бумажник и принялся отсчитывать зеленые купюры. – Вот твое жалованье за месяц вперед. Еще сотня на текущие расходы. И двести долларов сверху, потому что, когда будешь в пути менять лошадей, возможно, тебе придется и приплатить. В дороге постарайся приноровиться к этому мустангу. Возьми на заметку его достоинства, а при смене коня лучше подбирать что-нибудь похожее. Будь осторожен, такой и лягнуть способен, но не бойся – не съест. Конь, конечно, норовистый, да только побрыкается и перестанет. – Он немного помолчал, затем нервно кашлянул и спросил: – Слышал когда-нибудь о Сан-Хасинто? Это в двадцати пяти милях к югу отсюда, на реке.

– Нет.

– Дороги туда нет, – пояснил Шор. – Но, если будешь держать путь строго на юг, попадешь точно по назначению. В Сан-Хасинто разыщешь человека по имени Хуан Оньяте. Но вполне возможно, что тебе и не удастся найти никого, кто отзывался бы на это имя. В таком случае разыщи мужчину косого на правый глаз – когда он смотрит прямо, то кажется, будто все пытается заглянуть куда-то за угол. Как найдешь его, отдашь ему вот это. – С этими словами он достал из кармана коротенькую прозрачную трубочку из полого стержня гусиного пера, оба конца которой были запечатаны, а вовнутрь вложен миниатюрный свиток узкой бумажной полоски, и добавил: – Он даст тебе дальнейшие указания.

– А что, если его вдруг не окажется в городе?

– Маловероятно. Но если его там и не будет, разузнай, где он, и отыщи. И имей в виду, Чужак, мы платим тебе в десять раз больше, чем зарабатывает на пастбище погонщик скота, потому что рассчитываем, что ты раз в десять лучше любого из них справишься с этой работой. К тому же у тебя теперь есть конь и шестьсот долларов наличными, но это лишь начало. Мы доверяем тебе деньги в расчете на твою сообразительность. Полагаю, оба твоих револьвера всегда при тебе? А винтовка у тебя есть?

– Нет.

– Тогда я сейчас схожу за ней и скоро вернусь. А ты тем временем попробуй погарцевать на своем чалом.

Пенстивен покорно сел в седло и тут же об этом пожалел, ибо в тот же момент мустанг пулей сорвался с места, попутно взвился на дыбы и сбросил его с себя.

Ему удалось не выпустить из рук поводья, однако чалый продолжал нестись вперед и протащил всадника еще несколько ярдов по земле, прежде чем тот сумел кое-как подняться на ноги и затормозить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное