Макс Брэнд.

Неуловимый бандит

(страница 1 из 21)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

Мужчины, собравшиеся в «Элбоу-Руме», лучшем салуне городка Маркэм, говорили о Джоне Крисмасе[1]1
  Крисмас от англ. Cristmas – Рождество.


[Закрыть]
. И в этом не было ничего удивительного, ибо в те времена повсюду на Западе, стоило лишь собраться компании хотя бы из трех человек, разговор в конце концов почти неизбежно сворачивал на то, что слышно о знаменитом бандите и его похождениях. Позже завсегдатаи вспоминали, что они привычно обменивались новостями о Джоне Крисмасе и в тот день, когда Пенстивен впервые оказался в их городе, так как все, что было связано с его появлением в салуне, навсегда запечатлелось в их памяти, произведя поистине неизгладимое впечатление.

Кто-то громко объявил:

– В прошлую пятницу Крисмас снова устроил перестрелку в Паркервиле.

– В пятницу или в любой другой день – какая разница? – охотно откликнулся бармен. – Выходных у него не бывает.

И тут подал голос Пенстивен, до сих пор молча и скромно стоявший в дальнем конце стойки бара. Он был рослым парнем с волевым, темным от загара лицом, с которого, однако, не сходило благодушное выражение, совершенно не вязавшееся с его внешностью, а взгляд его был чист, как у наивной шестнадцатилетней девицы. Извиняющимся тоном, словно стыдясь собственной неосведомленности, он тихо спросил:

– Скажите, а кто такой этот Джон Крисмас?

Присутствующие с подозрением уставились на него. Судя по говору, парень был явно нездешним.

– И он еще спрашивает, кто такой Джон Крисмас! – язвительно хмыкнул бармен, не глядя на Пенстивена.

Казалось бы, такое замечание должно было неизбежно смутить чужака, но тут Винс Картер, видимо, тоже решил над ним покуражиться – следующая реплика принадлежала ему.

Вообще-то Винс был неплохим парнем, однако благодаря могучему телосложению силы имел с избытком и не упускал случая лишний раз найти ей хоть какое-нибудь применение. При ходьбе он отчаянно размахивал руками из-за того, что горы железных мускулов на плечах не позволяли держать их прижатыми к туловищу. Если же ему нужно было обернуться, то все тело тоже оказывалось развернутым, будто массивная шея слишком жестко соединяла воедино голову и плечи.

Винс Картер издевательски пояснил:

– Джон Крисмас, как ему и полагается, приходит в конце года, под Рождество. Так что, если хочешь разыскать его, отправляйся прямиком туда.

Пенстивен ничего не ответил. Взгляд его был по-прежнему благожелательным, зато окружающие смотрели на него теперь с еще большим подозрением. Разумеется, в реплике Винса Картера не было ничего оскорбительного, однако она предполагала хоть какую-то реакцию со стороны собеседника. Может быть, незнакомец просто не мог ответить по-мужски?

Тогда, с молчаливого одобрения толпы, Винс Картер продолжил развивать свою мысль, зная, что никто не станет возражать, если он еще немного поиздевается над этим высоким чужаком.

Винс часто нарывался на неприятности, однако ему очень редко удавалось подыскать себе противника соответствующей комплекции. А этот незнакомец хоть и не мог тягаться с ним по части мускулов, но роста был почти одинакового.

– Если хочешь разыскать Крисмаса, дождись сперва конца года, – сказал Винс. – Хотя, обладая хорошим нюхом, его можно найти и пораньше. Но мне кажется, твой нос для таких дел совершенно не годится.

Это было уже слишком, что все прекрасно понимали, но, в конце концов, в обществе малообразованных людей к чужакам всегда относились с некоторым предубеждением. Разумеется, никто из присутствующих не отвернулся бы от Пенстивена и оказал бы ему посильную помощь, встретив его где-нибудь на дороге, в глуши, если бы тот вдруг попал в беду; но, с другой стороны, вряд ли во всем салуне нашелся бы такой человек, кому не доставляла бы удовольствия эта сцена.

Теперь Пенстивен обернулся и, хотя лицо его оставалось по-прежнему невозмутимым, все же отозвался:

– Мне не нравится такой тон.

Винс Картер недоуменно уставился на него. Он не верил своим ушам. Затем, отбросив всякие формальности, направился к незнакомцу, встал рядом и поинтересовался:

– Как тебя зовут?

– Мое имя здесь абсолютно ни при чем, так что я предпочел бы не называть его, – ответил Пенстивен.

Картер растерянно заморгал, будто не веря собственным глазам. Но теперь, когда он лишний раз убедился, что чужак, похоже, не собирается перед ним пасовать, его охватил азарт.

– Так ты хочешь сказать, – медленно проговорил Винс, – что не назовешь мне своего имени, да? По-твоему, я, значит, этого не достоин? Как говорится, не станешь метать бисер перед свиньями? Так прикажешь тебя понимать?

У Пенстивена была привычка в самый критический момент вскидывать левую руку и осторожно проводить кончиками пальцев по пробору в волосах. Вот и теперь он сделал то же самое, после чего вежливо улыбнулся, глядя на Картера.

– Именно это я и имел в виду, – подтвердил он.

– Ну что же, – угрожающе взревел Винс, – тогда я заставлю тебя изменить свое мнение.

– На улицу, ребята! Ступайте на улицу! – приказал хозяин заведения, всем своим видом давая понять, что он не допустит потасовки в салуне.

На что Боб Пенстивен ответил:

– Зря вы так волнуетесь. Это не займет много времени.

Говоря это, он проворно отступил на шаг в сторону, уклоняясь от мощного удара, который Картер хотел обрушить на его голову, затем отклонился чуть назад и, как бы между делом, заехал противнику кулаком в челюсть, отчего массивная голова драчуна оказалась запрокинутой назад, а на подбородке образовалась ссадина, похожая на мазок темно-алой краски. Толпа охнула от неожиданности.

Однако все обратили внимание, что Пенстивен не спешил закрепить свое преимущество. Он по-прежнему стоял, положив руку на стойку бара, но выражение его лица больше не казалось по-мальчишески безмятежным. Теперь он был, скорее, серьезен, сосредоточен и вел себя так, будто ему просто выпала возможность понаблюдать за чужой дракой.

Между тем Винс рассвирепел окончательно. Ему казалось невероятным, что удар кулаком мог возыметь столь плачевные последствия.

– Он меня чем-то ударил, – прохрипел Картер. – Мошенник!

– У него в руке ничего не было, – возразил один из ковбоев. – Так что, Винс, все честно. А теперь давай врежь ему!

Картера не пришлось долго уговаривать. Когда туман в его голове потихоньку рассеялся, он снова оценил хрупкое телосложение противника и приготовился к броску, решив на сей раз отказаться от боксерских ударов и провести борцовский захват.

Бросив короткий оценивающий взгляд на надвигающуюся тушу, Боб Пенстивен сделал короткий шаг навстречу противнику. Если предыдущий удар он нанес правой рукой, то теперь настала очередь бить левой. Его кулак скользнул между огромными ручищами Винса и точно впечатался в челюсть, но уже с другой стороны.

Картер отпрянул назад, сделал по инерции несколько шагов, с трудом удерживаясь на ногах, и с размаху влетел спиной в стену, отчего у него тут же перехватило дыхание.

– Я не хочу тебя калечить, – произнес Пенстивен. – Лучше бы ты вместо упражнений в остроумии просто ответил на мой вопрос.

– Ну, я тебе сейчас устрою! – пообещал Винс. – Ты у меня сейчас будешь носом по полу ездить, молокосос паршивый!

Он бросился в атаку в третий раз, но теперь действовал более осмотрительно. Даже попытался боксировать, однако Пенстивен встретил его градом ударов, два из которых благополучно достигли лица драчуна. Незадачливый Картер начал истекать кровью, и все же ему удалось добиться того, на что он очень рассчитывал с самого начала, – сумел подойти к чужаку достаточно близко, чтобы можно было провести захват.

Наблюдавшие за необычным поединком зеваки вздохнули с облегчением. А то им уже стало казаться, что их чемпион выдохся и сокрушительного поражения ему не миновать. Зато теперь, когда ему удалось навалиться на противника, дело приобрело совсем другой оборот.

– Только не заляпай кровью мою рубашку! – внятно проговорил Пенстивен.

И тут все увидели, что на самом деле Винс не мог запачкать кровью одежду чужака, так как голова его была высоко поднята и запрокинута назад, что, несомненно, выглядело странно для всякого мало-мальски знающего толк в борьбе! Но уже в следующий момент зрителям стало ясно – в подобной позе Картер оказался не по собственной воле. Теперь они отчетливо видели, как незнакомец, сунув руку за плечо противника, впился пальцами в его челюстную кость, отчего голова и оказалась откинутой.

Винс попытался колотить чужака огромными ручищами, но из этой затеи ничего не получилось. Затем, высвободив правую руку, попробовал ударить кулаком в лицо Пенстивена, но тот успел сделать мастерскую подсечку и тут же нанес удар под коленки драчуна, отчего тот с грохотом повалился на пол.

Чужак мгновенно опустился рядом с ним на одно колено и двумя руками ухватился за правую руку Картера. Локоть Винса находился на полу, Пенстивену достаточно было сделать одно легкое движение, чтобы сломать ему плечевой сустав.

– Я спрашивал о Джоне Крисмасе, – напомнил он, – а ты сказал…

– Дай мне только подняться, и я разорву тебя в клочья! – пообещал побежденный.

– Ты что-то сказал о Джоне Крисмасе? – напомнил Пенстивен.

Картер громко застонал:

– Ты сломаешь мне руку! Кто-нибудь, остановите его! Он меня калечит!

– Эй, чужак! – подал голос Том Рэндал. – Отпусти лежачего! Ты и так уже победил. Отпусти его, пусть себе идет!

Тяжело ступая, Том Рэндал решительно направился к небольшому пятачку, на котором разворачивались события, но Пенстивен лишь равнодушно взглянул на него.

– Пожалуйста, не мешайте нам, – вежливо попросил он.

Том остановился. Коснулся было пальцем рукоятки пистолета в кобуре у правого бедра, но выхватывать оружие не спешил.

– Так как же? – настаивал Боб Пенстивен, немного увеличив давление. – Ты расскажешь мне о Джоне Крисмасе?

– Черт возьми! – вскричал Картер. – Крисмас… я не знаю, где он. Я никогда его не видел. Я не знаю. Отпусти мою руку!

Пенстивен поднялся и старательно отряхнул колено, которым касался пола, потом посмотрел на пальцы и ладонь правой руки, выпачканные кровью. Картер тоже вскочил на ноги, хотел выхватить пистолет, но оружия при нем не оказалось, тогда он опрометью бросился к выходу и выбежал на улицу.

Пенстивен подошел к рукомойнику в углу салуна, вымыл руки, вытер их носовым платком, извлеченным из нагрудного кармана рубашки, после чего снова занял свое место у стойки бара. Там стояла его недопитая кружка с пивом, он сделал из нее небольшой глоток.

– Почему ты так обошелся с Картером? – полюбопытствовал бармен, невысокий рыжеволосый человек, судя по всему, ирландец.

– Потому что он вывел меня из себя. А еще потому, что мне хотелось известить о моем приезде Маркэм и его окрестности, – пояснил Пенстивен улыбаясь.

Его улыбка как бы подчеркивала несерьезность сказанного.

Глава 2

Никогда еще стены «Элбоу-Рума», завсегдатаи которого обычно были не прочь приврать и прихвастнуть, не слышали столь необычного разговора, который состоялся вслед за этим между чужаком и барменом. Пенстивен при этом не переставал мило улыбаться, так что со стороны могло показаться, будто он просто развлекает собравшихся, потчуя их небылицами.

Бармен задавал тон беседы, направляя ее в нужное русло.

– Что ж, чужак, полагаю, ты показал всем нам, что дерешься довольно неплохо, – начал он.

– Да, драться я умею, – вежливо согласился Пенстивен.

Тихий ропот пробежал по рядам собравшихся. Настоящие бойцы никогда не хвастаются. Никогда! Ну, то есть пока им удается сохранять трезвость мышления.

А этот парень во всеуслышание признавал, что он хороший боец. Джерри – так звали бармена – прищурился настолько, что его глаза почти исчезли в складках кожи.

– И все-таки, чужак, как я вижу, ты почему-то говоришь об этом с улыбкой.

Пенстивен попивал пиво и по-прежнему улыбался.

Несмотря на драку, свидетелем которой ему довелось стать, хозяин бара все же не был склонен верить хвастуну на слово, поэтому продолжил:

– Но коль скоро ты и вправду умеешь хорошо махать кулаками, то почему бы тебе не попробовать себя на боксерском ринге, а? Там можно заработать кучу денег!

– Наверное, я и смог бы разжиться деньгами на этом деле, – подхватил Пенстивен. – Но только рано или поздно мне попался бы противник сильнее меня. А я не люблю быть битым. К тому же все одновременно не могут быть чемпионами мира.

– А я, грешным делом, подумал, что ты им уже был, – хмыкнул Джерри.

– Нет, ты так не думал, – возразил несносный Пенстивен. – Просто пытаешься втянуть меня в разговор и выставить перед всеми дураком.

Маленькие хищные глазки бармена широко распахнулись.

– Похоже, тебя на мякине не проведешь. Скажи, чужак, это так?

– Напрасно тратишь время на пустую болтовню! – отмахнулся Пенстивен. – Я не хочу ни с кем ссориться, а ты как будто специально напрашиваешься на неприятности. Так что давай потише на поворотах! – Он произнес это, продолжая улыбаться, по-прежнему учтиво и рассудительно.

Джерри потряс головой, словно вышедшая из воды собака.

– Но ведь кроме кулаков есть и другие методы борьбы, – вкрадчиво заметил он.

– Имеешь в виду ножи, дубины и прочее оружие? – уточнил Пенстивен.

– Слушай, – усмехнулся Джерри, – ты прямо-таки читаешь мои мысли! Но может, и действительно стреляешь так же ловко, как орудуешь кулаками?

– Смотря из чего стрелять, – протянул Пенстивен. – Я довольно неплохо владею винтовкой, но со стрельбой из ружья дела обстоят получше, хотя приходилось встречать охотников на уток, которые давали мне сто очков вперед.

– Ну вообще! Ты меня удивляешь! – не без сарказма воскликнул Джерри.

Остальные собравшиеся помалкивали, с видимым интересом прислушиваясь к разговору. Этот тихоня чужак перечислял свои достоинства, будто бы был породистой скотиной, выставленной на продажу в базарный день!

– Зато по части стрельбы из револьвера, – закончил свою мысль Пенстивен, – мне нет равных. – И снова отхлебнул пива.

В то время, пока взгляд парня казался устремленным в кружку, Джерри закатил глаза, став похожим на раненого быка. Судя по выражению его лица, он, наверное, мог бы даже застонать, тем более что рот его был приоткрыт, но не издал ни звука. Хотя в конце концов собрался с духом и заявил:

– Полагаю, круче тебя на всем свете нет никого.

– Да, – скромно подтвердил чужак, – осмелюсь утверждать, это так. Я один из самых крутых.

– Что ж, очень рад за тебя, – продолжал бармен. – Мне много приходилось слышать о крутых парнях, метко стреляющих из револьверов, но вот увидеть хотя бы одного своими глазами как-то не доводилось. Я имею в виду тех ребят, что насаживают шесть яблок в ряд на забор из колючей проволоки, а затем проносятся мимо верхом на лошади на расстоянии примерно двадцати пяти футов от него и на полном скаку выстрелами сбивают все яблоки. Слышал, что это делается именно так. Но, полагаю, для такого непревзойденного стрелка, как ты, эдакий трюк – сущие пустяки? Тебе, наверное, не составит труда продемонстрировать нечто подобное?

– Совершенно никакого, – прозвучало в ответ.

Джерри уперся ладонями в стойку и напрягся. Он раскраснелся и шумно, прерывисто дышал. А на лицах любопытствующих посетителей, слышавших хвастовство Пенстивена, застыли недоверчивые ухмылки.

– Да уж, братец, не хотел бы я попасть тебе под руку и стать мишенью для демонстрации твоих способностей по части стрельбы, – заметил Джерри. – В том смысле, что таким парням, как ты, лучше демонстрировать свои таланты на яблоках, чем на себе подобных, не так ли?

– Именно это я и имел в виду, – кивнул Пенстивен. – В чужом краю обычно приходится отвоевывать себе место под солнцем. И если я докажу, что могу постоять за себя, надеюсь, необходимость в дальнейших разборках попросту отпадет?

– Ты так думаешь? – затаив дыхание, переспросил Джерри.

– Очень на это рассчитываю, – лучезарно улыбнулся Пенстивен.

– Чужак, – проговорил Джерри срывающимся голосом, – вот здесь у меня лежат как раз шесть яблок, на той стороне улицы есть забор из колючей проволоки, а у коновязи прямо перед входом в мое заведение полно лошадей – выбирай любую. Не хотелось бы тебя утруждать, но, как ты сам только что объяснил, все было бы гораздо проще, если бы ты сел на коня и с ходу посшибал яблоки с забора. Тебе даже не обязательно пускать лошадь рысью, пусть себе идет шагом. Как видишь, мы люди не гордые. Никакими особыми талантами по части стрельбы не отличаемся. Ради такого случая я даже мог бы одолжить тебе пару пистолетов, если хочешь.

С этими словами Джерри сунул руку под стойку, и глаза его загорелись дьявольским блеском.

Но тут из-под полы куртки Пенстивена, как по волшебству, появились два револьвера, дула которых оказались направленными на бармена. Джерри показалось, что чужак даже как бы не смотрит в его сторону, а, опустив глаза, внимательно их разглядывает. Он медленно разжал пальцы и выпустил оружие, которое намеревался извлечь из-под стойки. В тот же самый момент стволы обоих кольтов опустились. Бармен понял, что это отнюдь не было простым совпадением. Ему только что довелось побывать под прицелом сразу двух револьверов, так молниеносно извлеченных из кобуры, что он даже не мог предположить, что такое вообще возможно!

Присмотревшись, он заметил, что на кольтах спилены прицелы. Приглядевшись повнимательнее, увидел, что и спусковые крючки тоже отсутствуют.

– Оружие в полном порядке, – объявил Пенстивен. – Тебе остается насадить яблоки на забор…

– Слушай, – перебил его бармен, – а что ты сделал со своими пушками?

Кольты исчезли так же внезапно, как и появились; даже зоркий глаз Джерри не сумел заметить, куда они подевались.

– Обыкновенная ловкость рук, – с подкупающей откровенностью признался необычный посетитель. – Достигается ценой многолетних тренировок с самыми разными предметами, через упражнения для пальцев и тому подобные премудрости; и лишь после этого я взялся за оружие. Заряженный револьвер, надо сказать, игрушка довольно опасная. Так что пришлось принять кое-какие меры предосторожности. И даже сейчас ячейку патронника напротив дула я всегда держу пустой. Правда, из-за этого каждый кольт оказывается заряжен лишь пятью патронами, но зато так гораздо безопасней. Как говорится, личный покой прежде всего. Что же касается практических навыков обращения с револьверами, то конечно же всякому понятно: в перестрелке исход боя зачастую зависит от скорости реакции и умения быстро выхватывать оружие. Так что мне пришлось научиться и этому тоже.

Джерри рассеянно выдвинул полупустой ящик, вынул из него шесть яблок и молча направился к выходу. Чужак последовал за ним из прохладного полумрака салуна на залитый ослепительным солнечным светом тротуар, где было пыльно и жарко. Вслед за ними на улицу высыпала толпа зевак.

Перейдя через дорогу, бармен насадил рядком все шесть яблок на шипы колючей проволоки. Это были мелкие желтые яблочки, и теперь друг от друга их разделяло расстояние всего в дюйм или около того, что должно было значительно увеличить скорость стрельбы.

– Можешь выбрать любую лошадь на свое усмотрение, – хрипло напомнил Джерри, указывая на длинный ряд животных у коновязи.

– Я в лошадях не разбираюсь, – объявил чужак. – Может, посоветуешь, какую взять, – самую покладистую изо всех?

– Не разбираешься в лошадях? – удивился Джерри. – Что ж, чужак, вряд ли из меня получится хороший советчик. Но только на твоем месте я взял бы вон того гнедого одноглазого мерина. Такой спокойный конь, что его даже привязывать необязательно.

– Ладно, – согласился Пенстивен. – Рискну взять гнедого мерина. Уверен, ты не станешь меня обманывать. Не так ли, бармен? – Он пристально посмотрел на него.

И хотя с лица чужака все еще не сходила улыбка, внутри у Джерри все похолодело.

– Если у тебя есть какие-то сомнения насчет гнедого мерина, то возьми вон ту серую кобылу, что стоит рядом, – предложил он.

Пенстивен кивнул, оседлал серую кобылу и немного проехал на ней по улице сначала шагом, затем расью, наконец, галопом.

Лошадь неслась галопом, когда совершенно неожиданно он на полном скаку бросил поводья, выхватил оба револьвера и открыл стрельбу по яблокам. Все произошло так быстро, что никто даже не успел сосчитать, сколько было сделано выстрелов. Когда же стрельба утихла, на заборе осталось лишь одно-единственное яблоко, повиснувшее на обрывке тонкой кожицы, но и оно через мгновение упало на землю.

Развернув лошадь, Пенстивен подъехал обратно к салуну, спешился и оставил животное у коновязи, после чего перезарядил револьверы, загнав пять пуль в барабан одного и еще одну в свободный патронник другого.

Толпа тем временем переместилась к забору, где в траве валялись яблочные останки. При этом вид у всех был такой сосредоточенный, словно на земле у забора были разбросаны золотые слитки. Затем, все еще пребывая в глубокой задумчивости, мужчины потянулись обратно к салуну и застали там Пенстивена, как ни в чем не бывало потягивающего из кружки недопитое пиво.

Джерри прошествовал за стойку и встал напротив него.

– Это самая классная стрельба, которую мне когда-либо приходилось видеть, – признался он.

– Спасибо, – ответил Пенстивен. – Правда, с одним выстрелом я все же переборщил – взял слишком высоко и излишне вправо. Чуть не промазал. Это мой недостаток – я часто забираю слишком высоко и правее, чем нужно.

– Ну что ж, – отозвался бармен, – тогда позволь мне дать тебе один совет. Ты уж постарайся не брать слишком высоко и не перегибай вправо, когда встретишься со Стю Картером. Винс-то к тебе больше не полезет. Особенно сейчас, после того как узнает про яблоки. Но вот Стю наверняка заявится сюда, чтобы вызвать тебя на разговор. И пушки свои тоже прихватит с собой, уж можешь не сомневаться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное