Макс Арно.

Провокация

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   С разными вариантами свидетели говорили то же самое.
   Страшно обеспокоенный бонза удалился от места скопления народа. Оборот, который приняло дело, ему совершенно не нравился.
   Значит, его опасения относительно Нидерганга подтвердились. Тем или иным образом, тот должен был совершить неосторожности, которые погубили его. Но все же не это было самым главным.
   Недавно были даны формальные инструкции, чтобы были отмечены лишь члены американских организаций или их известных сообщников, значит, было мало оснований думать, что журналист явился жертвой этой организации.
   С другой стороны, если предположить, что Нидерганг был демаскирован, эта ликвидация была совершенно не в стиле обычных действий секретной полиции Америки.
   Обычно люди, от которых они хотели избавиться, становились жертвами несчастных случаев или «кончали самоубийством», или просто исчезали, и о них больше никогда не говорили. К тому же, они сперва старались получить все возможные сведения от человека, которого хотели уничтожить.
   Чикаторн почувствовал, как его тревога резко возрастает. Покушение могло означать, что было известно достаточно много, что не было необходимости спрашивать журналиста.
   При этой мысли бонза чуть не лишился остатков спокойствия. В сущности, его собственная жизнь стоили не больше, чем зернышко риса, но существовал конверт. И Нидерганг настаивал на том, что там содержались очень важные сведения.
   Чикаторн должен был бороться с желанием обернуться, чтобы посмотреть, не следит ли кто-нибудь за ним. У него было очень неприятное ощущение, что внимательные глаза непрерывно следят за ним и ни на секунду не выпускают его из вида, в то время как он заставлял себя идти спокойно.
   Он стал лихорадочно соображать. Нормально было предположить, что те, которые напали на журналиста, знают, что они встретились. Тут могли существовать лишь две гипотезы. Или они намеревались проследить за ним до того места, куда он отнесет конверт, или они собираются также убить его, чтобы отнять у него этот самый конверт.
   В обоих случаях нужно было найти возможность отдать конверт нужному лицу, не повергая его опасностям и не подводя Организацию. Проблема почти не выполнимая.
   Дойдя до этого пункта в своих размышлениях, Чикаторн почувствовал состояние лангуста, попавшего в ловушку. Очень неприятное ощущение.
   И он принял решение во что бы то ни стало разорвать невидимые сети, окружившие его, сети, которые он ощущал почти физически.
   Киан Ватенак долго торговался у лотка торговца, расположенного прямо на тротуаре у дороги, проходящей вдоль берега реки, когда Вальтер Нидерганг вернулся к своей машине.
   Предметом торговли была одна статуэтка, которые выделывают местные жители и которые туристы выдают за подлинные произведения.
Киан Ватенак уже сумел убедить торговца снизить цену на три четверти, что оставляло продавцу еще порядочный заработок.
   В такой стадии торговля уже прекратилась, и время уже проходило в разговорах на различные темы.
   Киан краешком глаза наблюдал отъезд тайландца на велосипеде с мотором. Он видел, как тот сунул руку в карман и вынул гранату, которую снял с предохранителя.
   – Я возьму ее, – проговорил он.
   Он с глубоким вздохом взял статуэтку.
   – Но это лишь потому, что я обещал своему белому другу найти такую.
   Продавец казался обиженным.
   – За такую цену ваш друг сделал хорошее приобретение, – уверял он. – Я почти потерял на ней.
   Киан протянул ему два билета, не переставая наблюдать за улицей. Убийца устремился к машине Нидерганга, чтобы бросить свою гранату. Вот он изо всех сил нажал на газ, чтобы подальше удалиться от него. Неожиданно улыбка Киана погасла. Другой велосипедист, которого он раньше не замечал, последовал за убийцей.
   – Завернуть ее вам? – предложил продавец.
   – Не нужно, – ответил Киан. – Большое спасибо.
   Он коротко кивнул головой и отвернулся.
   План не предусматривал того, чтобы двое нападали на Нидерганга, а в таком случае, это означало, что второй наблюдатель также следил за журналистом по поручению кого-то другого.
   Наморщив лоб, Киан сообразил, что было бы бесполезно в свою очередь бросаться по их следам. Они слишком далеко уже уехали, и единственным результатом этого можно было привлечь к себе внимание. Это было бы совсем глупо.
   Несмотря на то, что он ждал этого, взрыв гранаты заставил его вздрогнуть. В то время, как отовсюду раздавались крики, на его лице появилась тонкая улыбка, когда он смотрел на машину, из которой вырывалось пламя и густое облако дыма.
   Нидергангу не удалось выскочить из машины.
   Люди бежали со всех сторон и что-то кричали. Киан воспользовался тем, что все смотрели на горящую машину, чтобы избавиться от статуэтки, и бросил ее в мусорный ящик.
   Потом он быстро перешел через улицу в направлении магазинов. Появление на сцене неизвестного, который устремился вслед за убийцей, совершенно изменило ситуацию. Если этот последний не заметит, что за ним следят, то существовала возможность, что он отправится прямо на условную явку, так что было необходимо как можно скорее объявить тревогу.
   Киан приближался к лавке пряностей, хозяин и служащие которой вышли посмотреть на причину такого шума. Он попросил у хозяина разрешения позвонить по телефону, что ему было разрешено сделать.
   Телефон находился в самой лавке, но любопытство хозяина было слишком сильным, чтобы он бросил свой наблюдательный пост.
   Киан мог совершенно спокойно говорить по телефону. Его собеседник заверил его, что все необходимое будет сделано, и что ничего не менялось из ранее намеченного плана. Во всяком случае, в отношении его.
   Перед уходом из лавки он сунул билет в один бат под аппарат, заплатив за свой разговор. Потом он поблагодарил хозяина, который вытягивал шею, чтобы разглядеть что-нибудь, и быстрыми шагами направился к ограде Большого Дворца.
   Дойдя до угла Чароен Крунг Роад, он прошел еще около двадцати метров и остановился для созерцания витрины торговца «Куриос».
   Бонза Чикаторн появился несколькими минутами позже. Киан заметил, что у него очень смешная утиная походка, и что он очень торопится, используя витрину магазина, как зеркало, он внимательно посмотрел на людей, которые шли за бонзой.
   Первое, что он заметил, ему не понравилось. Фулонг, которому было поручено следить за бонзой, находился от него далеко сзади.
   Киан нахмурил брови. Фулонг был очень аккуратным человеком, строго выполнявшим все указания, и, кроме того, обладал необыкновенной ловкостью, что позволяло ему выслеживать людей в самых трудных условиях и не быть замеченным ими. Если Фулонг считал необходимым выдерживать такую большую дистанцию между ним и бонзой, значит, для того имелись солидные основания. Все еще пользуясь витриной магазина для наблюдения, а потом еще более удобной витриной, расположенной на углу улицы, Киан вскоре обнаружил эти основания. Вторая персона тоже следила за бонзой метрах в тридцати от него. Все это было очень некстати!
   Киан закурил сигарету и углубился в размышления по этому новому аспекту проблемы.
   Человек, который следил за бонзой, был тайландцем лет тридцати, с легкой походкой видимо, профессионал. Весь вопрос состоял в том, является ли он прикрытием бонзы или преследует те же цели, что и они. После того, как он взвесил все за и против, Киан решил остановиться на второй гипотезе, считая ее более правдоподобной, и, кроме того, это облегчало им их задачу.
   Небрежно затягиваясь дымом сигареты, он поравнялся с Фулонгом.
   – За бонзой следят, – прошептал тот, когда они шли несколько шагов вместе.
   – Я его видел, – ответил Киан. – Больше ничего?
   Фулонг отрицательно покачал головой.
   Киан в нескольких словах рассказал ему, как прошло покушение на Нидерганга, и сказал ему про телефонный звонок.
   – Какие будут инструкции? – спросил Фулонг. – Без изменения, – ответил Киан прежде чем удалился.
   Тан Нийом догадался о том, что произошло, когда увидел толпу людей, окруживших машину Нидерганга. Он поискал Симака Прамуака и, не увидев его, почувствовал некоторое беспокойство. Подумав хорошенько, он решил, что тот, видимо, обнаружил автора покушения и бросился по его следам.
   Бонза приблизился к толпе, окружавшей дымящийся каркас машины Нидерганга. Он, без сомнения, хотел узнать, что же произошло. После этого, вероятно, он станет подозрительней и примет необходимые меры предосторожности.
   Тан Задумчиво нахмурил лоб. Покушение на Нидерганга интриговало его в большей степени. Первое объяснение этому было, что он был ликвидирован по распоряжению организации, в которой он работал, потому что они обнаружили, что он раскрыт. Чикаторн, вероятно, пришел убедиться в том, что он не избегнул смерти.
   Но существовало также и другое предположение, и Тан с беспокойством рассмотрел его.
   В этом случае можно было предположить, что бонза тоже был намечен.
   С включенной сиреной подъехала полицейская машина. Многие Полицейские уже прибыли раньше и теперь отодвигали назад толпу любопытных, которые без конца прибывали.
   Тан подозрительно огляделся кругом.
   Если бонза находился на одной доске с Нидергангом, вероятнее всего, с ним не замедлят поступить так же, как и с журналистом. Значит, он будет первый, кто должен будет локализировать убийц, намеченных на операцию. Он не заметил ничего ненормального, и это немного его успокоило.
   Бонза обошел толпу. Тан подошел к продавцу, лоток которого стоял на тротуаре, и сделал вид, что заинтересовался статуэтками, стоявшими вокруг толстого Будды, изображавшего того, который находился в Бат Тримитр. Он подумал, что присутствие Самака было бы очень желательным, чтобы проследить за бонзой, и исключало бы риск быть обнаруженным.
   Что бы там не было, он должен был действовать один, и ему незачем было жалеть об отсутствии своего компаньона. Все, что он мог сделать, это молится, чтобы его не затащили бы в какую-нибудь ловушку.
   Бонза достиг ограды Дворца и решил идти около нее, оставаясь на Магарадж Роад.
   Тан последовал за ним на некотором расстоянии.
   Даже среди толпы шафрановое одеяние бонзы было так заметно, что он не боялся потерять его из вида.
   После Большого Дворца бонза продолжал свой путь через центральный рынок, в настоящий момент совершенно безлюдный. Немного не доходя до национального музея, он заколебался и неожиданно свернул к одному из бесчисленных деревянных мостков, которые служили пристанью для рыбаков и для барок торговцев рыбой. После быстрого взгляда назад он стал торговаться со старым тайландцем, совершенно сморщенным, который собирался отплыть на старой барке. Вскоре бонза прыгнул в барку.
   Тан стал быстро соображать. Единственной возможностью проследить за баркой было тоже воспользоваться какой-нибудь лодкой.
   Для этого ему достаточно было обратиться к какому-нибудь рыбаку и предложить ему двойную или тройную плату, чтобы он согласился проследовать за баркой, на которой отплыл бонза.
   Во всяком случае, такое действие с его стороны представляло серьезное неудобство, так как бонза сразу же обнаружил бы, что за ним следят.
   Пока барка удалялась от берега сильными взмахами весел, Тан подумал, что наилучшим выходом из положения будет нанять моторную лодку. Таким образом, он сможет пересечь реку в несколько минут и причалить намного раньше бонзы и, таким образом, не будучи замеченным им, продолжать свою слежку за ним.
   Тан решил пройти вдоль доков до конца Фра Атхит, где множество тайландцев причаливают свои моторные лодки, в том числе и более солидные суда, способные выдержать большие волны. Это было бы дьявольским невезением, если ему не удастся уговорить кого-нибудь из рыбаков. После последнего взгляда на бонзу, сидевшего посредине маленькой барки, Тан быстро направился по направлению пристани.
   Он уже почти дошел до угла, когда ощущение неотвратимой опасности заставило его откинуться назад.
   Раздался глухой звук «плоф», и пуля просвистела мимо него. Он имел достаточно времени, чтобы увидеть человека, который промазал по нему, благодаря его неожиданному скачку назад, и он быстро схватился за свое оружие.
   Слишком поздно!
   Странное видение промелькнуло в его мозгу, в то время как вторая пуля попала ему прямо между глаз.
   Бонза воспользовался моментом, когда барка качнулась, чтобы бросить взгляд в направлении берега, и сделал это так незаметно, что не видно было, что он поворачивает голову.
   Человека, которого он видел несколько раз позади себя, больше не было на берегу в том месте, где он его видел в последний раз после отплытия.
   Не дрогнув ни одним мускулом лица, выдавшим бы его мысли и беспокойства, он думал о том, как ему расценивать это исчезновение: как плохое или хорошее. Очень возможно, что его тоже скоро могут захватить. Равномерно двигая своими длинными веслами, старый тайландец в конической шапочке направлял свое судно к Бат Арун.
   Треть пути уже была пройдена.
   Бонза подумал о возможностях своих преследователей. Первая возможность была в том, чтобы воспользоваться услугами перевозчика, но это также имело и свои неудобства. Действуя таким образом неизвестный автоматически выдавал свои намерения. Чикаторн подумал, что он, вероятнее всего, воспользуется моторной лодкой, более быстрой и удобной. Их было целое множество, которые циркулировали по реке.
   Но в некотором смысле река была более надежным местом. Бонза ничего не боялся на воде. Правда, нападение для опытного убийцы не составляло никакой проблемы, но Чикаторн не думал, что они решатся на это. Тут действительно было слишком много народу, и они вынуждены были бы действовать, ничем не прикрываясь и с риском, что более быстрое судно может захватить их в свою очередь.
   Потом, у бонзы уже был готов план действий. Как раз около Бат Арун существовал маленький храм, где жило несколько дюжин монахов. Некоторые из них были ему неизвестны.
   Ему не составит никакого труда найти между ними нужного человека. Среди них многие действовали вроде него, так что ему не будет трудно раствориться между ними.
   Какое-то быстрое судно отчалило от берега и направилось прямо на барку, вздымая вокруг себя волны.
   Бонза с подозрением смотрел на приближавшуюся моторную лодку. На ее борту находилось два человека, и никто из них не был похож на того, кого он заметил раньше на берегу.
   Вместо того, чтобы успокоиться, бонза почувствовал страшное беспокойство. Что-то, что он не мог бы объяснить, говорило ему, что эти два человека направляются прямо к нему. Он сразу же подумал о конверте, спрятанном в складках его одежды.
   Старый лодочник продолжал грести с прежней невозмутимостью. Он еще ничего не понял. Бонза твердо понял, что ему надлежит сделать.
   Около того места, где он сидел, планка внутренней обшивки лодки немного отошла.
   Стараясь действовать так, чтобы его жесты были не заметны, бонза быстро сложил конверт в четыре раза по длине, потом, внешне он по-прежнему казался неподвижным, он сунул его за планку так, чтобы его совсем не было видно.
   Моторная лодка уже находилась метрах в двадцати и маневрировала, чтобы преградить барке путь. Сопровождаемая ревом мотора, вздымая гору пены, она приблизилась в то время, как ее водитель включил задний ход, чтобы затормозить.
   Заинтересованный, старый лодочник перестал грести и смотрел на моторную лодку, прищурив глаза. Что касается бонзы, то он смотрел прямо перед собой, как будто бы он ничего не видел и не слышал. Он уже решил, как ему надо будет действовать.
   Новый рев мотора, сопровождаемый ударом об лодку, и моторная лодка остановилась и стала сильно ударяться о бок барки, а лодочник стал пронзительно кричать.
   – Полиция! – пролаял один из людей.
   Он помахивал карточкой, которая могла быть официальным документом абонента какого угодно спортивного клуба.
   В то время как его компаньон старался, чтобы оба судна держались бок о бок, он прыгнул в барку, которая чуть не перевернулась от такого толчка. Старый лодочник снова стал издавать в ужасе вопли.
   – Замолчи! – закричал на него псевдополицейский. – Нас ты не интересуешь.
   Вынув большой пистолет с глушителем, он наставил его на живот по-прежнему неподвижного бонзы.
   – Это его мы должны задержать!
   Он глухо рассмеялся.
   Красноречивым жестом своего оружия он сказал на моторную лодку.
   – Влезай! – приказал он. – И не пытайся сыграть с нами шутку.
   Чикаторн, казалось, вышел из своего оцепенения и с вежливым удивлением посмотрел на пистолет. Он был готов держать пари на что угодно, что эти двое были полицейскими, и тот, который угрожал ему пистолетом, ни секунды не станет колебаться и опорожнит свою обойму ему а живот при малейшем подозрительном жесте.
   В течение доли секунды он собирался сделать это движение, которое немедленно прекратило бы его существование на этой земле.
   Потом он подумал, что это ничего бы не устроило, так как эти люди тогда, безусловно, убили бы лодочника, а это привело бы настоящую полицию, и она сунула бы нос в дела, которые должны были оставаться секретными. Живой лодочник сможет рассказать о том, что произошло, и оставался шанс, что те, которые будут обеспокоены его исчезновением, обнаружат конверт. По той причине бонза решил, что необходимо удалить обоих мужчин от барки.
   – Ну, ты решился? – нетерпеливо спросил тот, который держал барку.
   Чикаторн посмотрел на него с видом превосходства и ничего не ответил. С видом полной безразличности, он схватился за борт моторной лодки и без колебания скользнул в нее.
   Тот, который угрожал ему пистолетом, последовал за ним и угрожающе протянул руку по направлению к старому лодочнику, который дрожал всеми своими членами.
   – Убирайся! – прошипел он. – И чтобы тебя больше не видели перевозящим людей, разыскиваемых полицией.
   В то время как старый лодочник схватился за весла, чтобы поскорее отплыть, водитель включил мотор и направил лодку к середине реки. От неожиданного толчка бонза потерял равновесие и оказался сидящим на полу под издевательский смех тех двоих.
   Тот, который заставил его войти в моторную лодку, стал крутить пистолет в руке.
   – Значит, ты надеялся, что не попадешь в нашу компанию? – спросил он.
   С выражением глубокого презрения бонза выпрямился. Моторная лодка на большой скорости плыла к предместью северной части Бангкока. Прошло уже несколько минут.
   – Чего вы от меня хотите? – спросил он наконец безразличным тоном. – Я ведь лишь бедный монах, совершенно незначительный.
   Фальшивый полицейский прервал его ворчание:
   – То, что нам нужно, это конверт, который дал тебе Нидерганг, ответил он.
   Бонза с понимающим видом покачал головой и улыбнулся. За это время он рассчитал, что старый лодочник уже, безусловно, имел достаточно времени, чтобы проплыть следующую треть пути к противоположному берегу.
   Даже если моторная лодка станет теперь опять преследовать его, он сумеет исчезнуть в одном из многочисленных каналов. – Вы должны были сказать об этом сразу же, – проговорил он так, как будто речь шла о самой обычной вещи. – Всегда можно договориться. Неожиданно, когда его поведение совершенно не давало повода предугадать этого, он вскочил и перекинул ногу через край моторной лодки. Он услышал злобные крики тех двух и почувствовал страшный удар в спину.
   Потом воды реки сомкнулись над ним.


   Кристиан Фови отдал свои документы лейтенанту службы безопасности. После того, как тот внимательно осмотрел их, он убедился, что имя визитера было в списке, представляемом каждый день его вниманию. Как будто этого было недостаточно, он стал выстукивать некоторые данные на клавиатуре телетайпа, расположенного рядом с письменным столом и совершенно закрытого от нескромных взоров. – Что-нибудь не так? – вежливо спросил Кристиан Фови.
   – Эти средства контроля, без конца изменяющиеся и усиливающиеся, приводили его в недоумение и в полное смущение. Не то, чтобы он не признавал необходимости проверки, но он невольно с удивлением спрашивал себя, как это возможно, находить все новые вопросы.
   Прошло несколько секунд, потом одна лампочка стала мигать, освещая слабым зеленым светом видимую часть клавиатуры.
   Лейтенант повеселел.
   – Все ясно относительно вас, сэр, – заявил он.
   – А это что за новое изобретение? – поинтересовался Кристиан, указывая на телетайп.
   – Система электроники, совершенно секретная, – ответил лейтенант. – Если бы не зажглась зеленая лампочка, а зажглась оранжевая, я должен был бы задержать вас до той поры, пока не проведут другие проверки.
   Кристиан с понимающим видом кивнул головой.
   – Имеется еще и красная, – продолжал лейтенант. – В таком случае, я должен был бы удостовериться в вашей личности и помешать вам покинуть эту комнату даже при помощи силы.
   Кристиан невольно улыбнулся.
   – А это часто случается? – спросил он.
   Лейтенант вздохнул.
   – Это уже произошло один раз, – ответил он, – при большом начальстве. Это было короткое замыкание.
   Он взял пурпурный значок с двумя желтыми полосами и протянул его Кристиану.
   – Это даст вам возможность циркулировать в секторе строительства, где у вас дела, – пояснил он. – Вы должны будете вернуть его при выходе в обмен на ваши бумаги.
   Кристиан прикрепил значок к отвороту пиджака и направился к подъемнику, перед которым стоял на страже тип с геркулесовыми плечами. Очарованный видом значка, тот простер свою любезность до того, что открыл дверцу лифта и поклонился.
   Две минуты спустя Кристиан был проведен в кабинет Броуна.
   – Как поживаете? – весело осведомился он. – Судя по тому, что мне сказали, вы знаете такой фокус, который ломает все преграды.
   Броун сделал гримасу.
   – Не говорите мне об этом! – простонал он. Я уже начал думать, что они применят по отношению ко мне третью степень, чтобы заставить меня признаться, что я шпион.
   Он с покорным видом пожал плечами.
   – С некоторых пор ответственные за безопасность кажутся охваченными настоящей манией преследования.
   Он вздохнул.
   – Кто-нибудь изобретет новую систему контроля над предыдущим контролем. Иногда я начинаю колебаться, стоит ли мне пользоваться своей зубной щеткой, так как я боюсь, что в ее ручке спрятана телевизионная камера.
   Он предложил Кристиану жестом занять одно из кресел, предназначенных для посетителей. Тот последовал приглашению, закинул ногу на ногу и поправил складку на брюках.
   Это был высокий малый атлетического сложения, без единого лишнего грамма жира.
   Его движения, легкие и спокойные, являлись следствием его исключительной гибкости, и его появление всегда привлекало внимание.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное