Джек Макдевит.

Военный талант

(страница 4 из 28)

скачать книгу бесплатно

– Мистер Бенедикт, я – Капра Бримбери, младший партнер фирмы.

Это подтверждало мое первоначальное предположение, что наследство Гейба имело гораздо большую стоимость, чем я воображал. День обещал быть удачным.

Голос ее звучал приглушенно-доверительно. Таким тоном разговаривают с человеком, на время ставшим тебе ровней. Пока мы беседовали, Капра излучала такой энтузиазм, словно приветствовала нового члена клуба избранных.

– Нам будет его не хватать, – сказала она. – Мне бы хотелось найти нужные слова.

Я поблагодарил ее, и она продолжила:

– Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы облегчить вам вступление в права наследства. Думаю, за поместье удастся получить очень хорошую цену. Разумеется, при условии, что вы хотите его продать.

Продать дом?

– Я не думал об этом.

– За него можно получить довольно много денег, Алекс. Когда решите, дайте нам знать, и мы будем рады вести ваши дела.

– Спасибо.

– Мы пока не смогли установить точную стоимость поместья. Имеется, как вы понимаете, много неясностей: произведения искусства, антикварные вещи, предметы с раскопок и тому подобное. Все это затрудняет оценку. Не говоря уже об обширных земельных участках, стоимость которых ежечасно колеблется. Как я понимаю, вы хотите пользоваться услугами брокера вашего дяди?

– Да, конечно.

– Хорошо.

Она небрежно сделала у себя пометку, как будто мое решение не имело особой важности.

– А как насчет ограбления? – спросил я. – Что-нибудь узнали?

– Нет, Алекс. – Она понизила голос. – Странное дело. Я хочу сказать, что никто такого не ожидал. Чтобы кто-то вламывался в чужой дом?! Использовав газовый резак, они проделали дыру в двери черного хода. Мы были в ярости.

– Не сомневаюсь.

– И полиция тоже. Они ведут расследование.

– Что именно похищено? – спросил я.

– Трудно сказать. Если ваш дядя вел учет, то список пропал, когда стерли центральную память. Нам известно, что взяли голографический проектор и что-то из серебра. Возможно, какие-то редкие книги. Мы пригласили его друзей, чтобы они попытались определить, что пропало. И еще, возможно, драгоценности.

– Сомневаюсь, чтобы их было много, – заметил я. – Но в доме есть несколько чрезвычайно ценных артефактов.

– Да, нам это известно. Мы проверили их по списку страховой компании. Все на месте.

Капра снова перевела разговор на финансовые дела, и в конце концов я согласился почти со всеми ее предложениями. На вопрос о секретном коде она вынула коробочку, у которой разрушается запор после того, как ее откроют.

– Она откроется на звук вашего голоса. Но вам нужно назвать дату вашего рождения.

Сделав все необходимое, я вынул конверт. Подпись Гейба шла поперек клапана. Внутри я обнаружил код, состоящий из тридцати одной цифры.

Да, Гейб оказался предусмотрительным.


«Оставляю все на твое усмотрение, я тебе доверяю».

Дьявольски громкие слова для никчемного племянника.

Когда-то Гейб разочаровался во мне.

Хотя он ничего мне не говорил, но его прежнее одобрение моего интереса к древностям сменилось сдержанной снисходительностью, поскольку мне не удалась карьера полевого археолога. Он должным образом поощрял меня и выказывал энтузиазм по поводу моих академических «достижений», однако в глубине души наверняка думал, что ребенок, который ездил с ним в лагеря на раскопки разрушенных городов полусотни цивилизаций, чувствует себя более свободно на товарной бирже. И что еще хуже, товаром были реликвии прошлого, которые, как утверждал Гейб, становились все более уязвимыми перед нашими тепловыми датчиками и лазерными бурами.

Он проклял меня за мою ограниченность. Я читал это в его глазах, слышал в том, чего он не говорил, чувствовал в его постепенном отчуждении. И все-таки, несмотря на существование небольшой группы профессионалов, с которыми Гейб раскопал бесчисленное множество цивилизаций, именно ко мне он обратился в связи с открытием «Тенандрома». Эта мысль грела меня. Я даже испытывал смутное удовлетворение оттого, что Гейб просчитался с мерами предосторожности и позволил похитить файл «Таннер». Гейб ошибался, как и все мы.

Следующий визит я нанес в полицейский участок. Там мне сообщили, что они усиленно расследуют происшествие, но пока не могут похвастаться особыми достижениями и свяжутся со мной, когда что-нибудь прояснится. Я поблагодарил, не очень надеясь на успех, и уже поднес руку к обручу, чтобы прервать связь, как появился маленький пухлый человек в форме и помахал мне рукой.

– Мистер Бенедикт? – Он кивнул, словно понимая, что я в крайнем затруднении. – Меня зовут Фенн Рэдфилд. Я старый друг вашего дяди. – Он взял меня за руку и с энтузиазмом потряс ее. – Счастлив познакомиться. Вы похожи на Гейба, знаете ли.

– Мне уже говорили.

– Ужасная потеря, ужасная. Пожалуйста, зайдите ко мне. В мой кабинет.

Он повернулся и вышел, а я подождал, пока не сменятся координаты места действия. Источник ответа опять передвинулся, стал ярче. В закопченные стекла окон потоком лился солнечный свет, я сидел в маленьком кабинете, где витал запах спиртного.

Рэдфилд плюхнулся на жесткую, неудобную на вид кушетку. Его рабочий стол окружала целая батарея терминалов, мониторов и пультов управления. Стены были увешаны свидетельствами, наградами, официальными документами и многочисленными фотографиями: Рэдфилд возле стремительного полицейского скиммера; Рэдфилд, обменивающийся рукопожатием с женщиной весьма важного вида; Рэдфилд на месте катастрофы, покрытый нефтяными пятнами, с ребенком на руках. Последняя фотография висела на самом видном месте. Я решил, что Фенн Рэдфилд мне нравится.

– Сожалею, мы пока не смогли сделать большего, – сказал он. – Правда, почти не за что зацепиться.

– Понимаю, – ответил я.

Рэдфилд пригласил меня сесть на стул, а сам уселся за столом.

– Стол похож на крепость, – хихикнул он. – Отпугивает людей. Я все собираюсь избавиться от него, но он у меня уже так давно. А мы, между прочим, нашли серебро. Или, по крайней мере, часть его. Трудно сказать наверняка, но у меня такое ощущение, что все полностью. Сегодня утром. Мы еще не ввели данные в компьютер, поэтому полицейский, с которым вы говорили, не мог об этом знать.

– И где оно было?

– В ручье, примерно в километре от дома. Лежало в пластиковом мешке под настилом дорожки, пересекающей поток. Детишки нашли.

– Странно, – сказал я.

– Согласен. Оно не представляет особой ценности, но все же достаточно дорогое. Значит, у вора не было возможности продать или надежно спрятать его.

– Серебро взяли для отвода глаз, – предположил я.

– Да? – В глазах Рэдфилда вспыхнул интерес. – Что заставляет вас так думать?

– Вы же называли Гейба своим другом.

– Да. Когда позволяло время, мы ходили вместе на прогулки. И еще мы много играли в шахматы.

– Он когда-нибудь рассказывал вам о своей работе?

Рэдфилд хитро посмотрел на меня:

– Иногда. Могу ли я узнать, к чему вы клоните, мистер Бенедикт?

– Воры унесли файл с данными. Взяли именно проект, над которым Гейб работал перед смертью.

– И как я понимаю, вам о нем мало известно.

– Правильно. Надеюсь, у вас может оказаться какая-то информация.

– Понимаю. – Рэдфилд откинулся на спинку стула, положил руку на крышку стола и нервно забарабанил по ней пальцами. – Вы хотите сказать, что серебро и все остальное взяли для отвода глаз.

– Да.

Полицейский встал, обогнул стол и подошел к окну.

– В последние три месяца или около того ваш дядя был чем-то озабочен. Кстати, он и играл чертовски плохо.

– Вы не знаете почему?

– Нет, не знаю. В последнее время я редко с ним виделся. Гейб действительно говорил мне, что занят каким-то проектом, но так и не сказал, в чем тот заключается. Обычно мы регулярно встречались с ним раз в неделю, а несколько месяцев назад наши встречи прекратились, и с тех пор Гейб появлялся редко.

– Когда вы видели его в последний раз?

Рэдфилд подумал.

– Возможно, за шесть недель до известия о его гибели. В тот вечер мы играли в шахматы, но я видел, что его что-то беспокоит.

– Он выглядел озабоченным?

– Он отвратительно играл, и я разбил его наголову. Выиграл пять или шесть раз, что просто невероятно. Его голова была занята не игрой. Гейб сказал, чтобы я радовался, пока могу. В следующий раз он меня разделает под орех. – Рэдфилд уставился в пол. – Вот так.

Он достал из-под стола стакан пунша лимонного цвета.

– Часть моей диеты, – сказал он. – Желаете?

– Конечно.

– Хотел бы помочь вам, Алекс, но я просто не знаю, чем занимался Гейб. Могу только сказать, о чем он все время говорил.

– О чем же?

– О Сопротивлении. О Кристофере Симе. Он помешался на этой теме: хронология военных действий, кто там был, как развивались события. Я тоже интересуюсь этим, как и все остальные, только он говорил об этом все время. В самый разгар игры это раздражает. Вы меня понимаете?

– Да, – ответил я.

– Он не всегда был таким. – Рэдфилд наполнил второй стакан и протянул мне. – Вы играете в шахматы, Алекс?

– Нет. Когда-то я выучил ходы, очень давно. Эта игра мне никогда не давалась.

Лицо Рэдфилда смягчилось, словно он осознал, что разговаривает с ущербным человеком.


Вернувшись домой, я просмотрел сводку новостей. Сообщалось об очередной стычке с «немыми». Корабль получил повреждения, имелись жертвы. С минуты на минуту ожидали заявления правительства.

На Земле собирались проводить референдум о выходе из Конфедерации. Голосование должно состояться через несколько дней, но, очевидно, некоторые крупные политики поддержали движение за отделение, и аналитики пришли к выводу, что весьма вероятно положительное решение.

Я просмотрел другие сообщения, а Джейкоб комментировал события, утверждая, что настоящая проблема заключается в будущих действиях центрального правительства, если Земля и в самом деле попытается выйти из Конфедерации.

– Они же не смогут остаться в стороне и позволить им уйти, – мрачно заметил он.

– Такого никогда не случится, – сказал я. – Вся эта ерунда для внутреннего употребления. Местные политики хотят выглядеть крутыми парнями, атакующими начальство. – Я вскрыл банку пива. – Давай займемся делом.

– Давайте.

– Запроси главные банки данных. Что у них есть на Лейшу Таннер?

– Я уже смотрел, Алекс. На Окраине сведений, по-видимому, не много. Есть три монографии, посвященные ее переводам и комментариям к ашиурской литературе. Могу показать вам все три. Должен заметить, что просмотрел их и не обнаружил ничего для нас полезного, хотя там есть много интересного в общем смысле. Знаете ли вы, что ашиурская цивилизация старше нашей почти на шестьдесят тысяч лет? И за все это время у них не родился мыслитель, способный превзойти Тулисофалу. Она появилась почти в начале их развития и сформулировала многие из их этических и политических принципов. Таннер склонна считать, что Тулисофала занимает у них место, аналогичное нашему Платону. Между прочим, она вывела из этой параллели несколько захватывающих умозаключений…

– Потом, Джейкоб. Что еще?

– Еще известны две монографии, но они уже не индексируются. Следовательно, их будет трудно найти, если они вообще существуют. Одна исследует ее способности как переводчика. Другая же озаглавлена «Дипломатические инициативы Сопротивления».

– Когда она опубликована?

– В тысяча триста тридцатом году. Восемьдесят четыре года назад. Монография удалена из базы данных в тысяча триста сорок втором году, а последняя копия, которую мне удалось отследить, исчезла примерно в тысяча триста восемьдесят первом. Ее владелец умер, поместье продано на аукционе, и где оно находилось, неизвестно, записей нет. Я буду продолжать поиски. Могут существовать какие-то материалы, не вошедшие в общую систему, но сохранившиеся в специализированных банках данных. У коллекционеров, в неизвестных исследованиях и так далее. Все это зачастую не индексируется. К сожалению, наши системы регистрации оставляют желать лучшего. Некоторые дневники и памятные вещи хранятся на Каха Луане, где Таннер преподавала до и после войны. В Архиве Конфедерации имеются ее записные книжки, а в Хринварском космическом музее экспонируются фрагменты ее мемуаров. Кстати, они оба расположены на Деллаконде. Мемуары, по моим сведениям, чрезвычайно фрагментарны.

– Назван в честь битвы, – заметил я.

– Хринварский? Да. С точки зрения тактики отличный бой. Сим был выдающимся человеком. Совершенно выдающимся.


На следующий день я посетил полдесятка университетов, Институт Квеллинга, Историческую ассоциацию Бенджамина Мейнарда и места встреч Сынов Деллаконды. Меня, естественно, интересовало все связывающее Таннер с Талино или, в более широком плане, с Сопротивлением. Ничего существенного. Я нашел несколько упоминаний о ней в частных документах, старых рассказах и тому подобном. Все скопировав, я устроился поудобнее, готовясь провести долгий вечер.

Только небольшая часть материалов была посвящена самой Таннер. Ее имя мелькает при обсуждении работы штаба Сима и его методов сбора разведданных. Я нашел только один документ, в котором ей отводилась большая роль, – забытая докторская диссертация, написанная сорок лет назад, где рассматривалось разрушение Пойнт-Эдварда.

– Джейкоб?

– Да. Я уже прочитал. Знаете, здесь скрывается какая-то тайна.

– В чем?

– Пойнт-Эдвард. Почему ашиуры его разрушили? Ведь он был уже покинут.

Я помнил эту историю: в первый же год войны обе стороны поняли, что нельзя защитить населенные центры. В результате появилось тайное соглашение, согласно которому тактические цели не будут размещаться вблизи населенных районов, а города не будут подвергаться нападению. В Пойнт-Эдварде ашиуры нарушили эту договоренность, и никто не знал причины.

– Однако Сим узнал о том, что готовится, – продолжал Джейкоб. – И эвакуировал двадцать тысяч жителей.

– Только двадцать тысяч? – спросил я. – Мне всегда казалось, что их было намного больше.

– Илианда была заселена кортаями – религиозной группой, которая всегда плохо относилась к посторонним. Они настолько жестко контролировали иммиграцию, что у них начался культурный и экономический застой. Теперь все изменилось. Но в годы Сопротивления в городе царила теократия и практически все население планеты жило там. Общественная жизнь была очень важна для них.

Как утверждалось в документе, поступив таким образом, Сим пожертвовал всей своей разведывательной сетью. Ашиуры немедленно поняли, что их сообщения перехватывались и расшифровывались, поэтому сменили все: аппаратуру, шифры, время передач и маршруты. Только спустя восемь месяцев после прихода Лейши Таннер деллакондцы начали восстанавливать то, что потеряли.

– Возможно ли это? – спросил я.

– Она была чрезвычайно умна. И заметьте, ашиуры среагировали на свой провал не слишком изобретательно. Шифры были заменены не полностью, и ашиуры попытались компенсировать этот недостаток использованием древней формы их базового языка. Вы еще не дочитали до этого места.

– Я думал, у них нет языка. Они же телепаты.

– Нет разговорного языка, Алекс. Но им все равно нужна система для постоянного хранения данных и концепций. Письменный язык. Тот язык, который они использовали, имел классическое происхождение. Его знал каждый образованный ашиур.

– И Лейша?

– И Лейша.

– Теперь мы, по крайней мере, знаем, почему Сим постарался завербовать ее.

– Тем не менее любопытно, – сказал Джейкоб.

– Что именно?

– Я не о Таннер. Пойнт-Эдвард. «Немые» разрушили пустой город. Они наверняка знали, что там никого нет. Зачем было трудиться?

– Какая-нибудь военная цель неподалеку? – предположил я.

– Может быть, и так. Но об этом ничего не известно. И еще одна странность: не последовало никакого возмездия. Сим мог бы появиться возле одной из ашиурских планет и сровнять с землей любой город по своему выбору. Почему он этого не сделал?

– Возможно, они эвакуировали всех из Пойнт-Эдварда, и поэтому он не хотел начинать цепь репрессий.

Мы нашли голографическое изображение Таннер, хранившееся вместе со снимками штабных офицеров с корабля «Меч Конфедерации». В то время ей было примерно двадцать семь лет, и она выглядела хорошенькой даже в сине-голубой форме флота Деллаконды. Однако приветливое выражение лица Таннер казалось явно неуместным среди озабоченных и мрачных физиономий окружавших ее мужчин.

Я попытался прочесть выражение ее глаз: она знала нечто такое, что через два века заставило Гейба пуститься по следу в Даму-под-Вуалью. Я растянулся на диване в нижней гостиной, глядя на неясное изображение. Жаль, что в те годы еще не существовало техники изокристаллов: насколько проще было бы связаться с ней и задать несколько вопросов.

Я все еще смотрел на Таннер, когда Джейкоб тихо сообщил мне о посетителе.

На стоянку за домом спускался скиммер. Изображение Таннер исчезло, а на верхнем экране появился летательный аппарат. Уже стемнело, и Джейкоб включил наружные лампы, освещающие дорожку. Я наблюдал, как пилот поднял фонарь кабины и легко спрыгнул на землю.

– Джейкоб, кто это?

– Понятия не имею.

Женщина знала, где расположены камеры. Она посмотрела прямо в одну из них и прошла мимо, решительно направившись к дому.

Я ждал ее.

– Добрый вечер, – сказал я.

Она была высокой, сероглазой, длинноногой, в плаще оливкового цвета. Ее лицо скрывала тень.

– Вы, должно быть, его племянник, – сказала она тоном, в котором сквозило легкое неодобрение. – Он что, действительно был на «Капелле»?

Голос звучал хрипло, а в ее глазах отражался колеблющийся свет фонаря.

– Входите, пожалуйста.

Женщина быстро огляделась, скользнув взглядом по каменному демону.

Она сняла плащ и повесила его у двери, словно делала это уже не один раз. Незнакомка выглядела довольно привлекательной, хотя в ее чертах не было мягкости, глаза смотрели пронизывающе, а подбородок агрессивно вздернулся.

– Меня зовут Чейз Колпат.

Ее тон не допускал сомнений, что я должен знать это имя.

– Алекс Бенедикт, – представился я.

Женщина оценивающе оглядела меня, слегка наклонила голову и разочарованно пожала плечами:

– Меня нанял ваш дядя, он должен мне значительную сумму денег. – Чейз неловко переступила с ноги на ногу. – Мне жаль, что приходится говорить об этом в столь тяжкий для вас момент, но я думаю, что вам следует знать.

Она отвернулась, прекращая обсуждение неприятной темы, и прошла в кабинет. Чейз села у камина, поздоровалась с Джейкобом, который непринужденно и без колебаний сделал ей комплимент по поводу ее внешности. Затем искин принес теплый фруктовый напиток, приправленный ромом, и Чейз, отхлебнув немного, протянула руки к огню.

– Без него здесь странно.

– Мне тоже так кажется.

– В чем там дело? – неожиданно спросила она. – Что он искал?

Начало показалось мне многообещающим.

– Вы работали с ним над проектом?

– Да, – ответила она.

– Позвольте мне задать вам тот же вопрос. Что он искал?

Чейз рассмеялась. Смех был чистым и звонким.

– Понимаю. Значит, он и вам не сказал?

– Нет.

– И никому другому?

– Никому из моих знакомых.

– Но ведь что-то должно быть известно Джейкобу.

– Джейкоба подвергли лоботомии.

Чейз с изумлением взглянула на монитор, который все еще передавал изображение скиммера.

– Вы хотите сказать, что никто не имеет представления, чем он занимался последние несколько месяцев?

– Насколько мне известно, никто, – ответил я с нарастающим раздражением.

– Записи, – произнесла Чейз, словно объясняя непонятное ребенку. – Должны остаться записи.

– Они утеряны.

Это ее доконало. Она расхохоталась.

– Ну и ну, – выдавила она между приступами хохота, – будь я проклята. Это так на него похоже.

– Вам что-нибудь известно? Хоть что-нибудь?

– Проект имел какое-то отношение к «Тенандрому». Гейб обещал, что я разбогатею. Кроме того, говорил он, все его прежние дела по сравнению с этим выглядят тривиальными. «Я потрясу всю Конфедерацию» – вот как он говорил. – Чейз подперла руками подбородок и покачала головой. – Самое идиотское дело, в котором я когда-либо участвовала.

– Но все же участвовали. Что вы должны были сделать, чтобы заработать эти деньги?

– Я – пилот третьего класса. Малые межзвездные корабли. Гейб нанял меня, чтобы я провела некоторые исследования и куда-то доставила его. Не знаю куда. Послушайте, мне все это довольно неприятно. Гейб оставил меня на Сараглии, причем после того, как я уже потратила значительную сумму из собственных средств.

– Сараглия? «Капелла» исчезла как раз по дороге на Сараглию.

– Правильно. Мы должны были там встретиться.

– И вы не знаете, куда Гейб хотел направиться потом?

– Он не говорил.

– Довольно странно.

Я не очень-то старался скрыть свои подозрения, что Чейз пытается погреть руки на смерти Гейба.

– Он сам сорок лет имел лицензию пилота, и я никогда не слышал, чтобы он позволял кому-то вести свой корабль.

Чейз пожала плечами:

– На это я не могу ответить. Не знаю. Но мы именно так и договорились. Учитывая время перелета минус аванс, он задолжал мне плату за два месяца плюс расходы. У меня все подтверждено документами.

– Контракт?

– Нет, – ответила она, – у нас устное соглашение.

– И никаких письменных документов?

– Послушайте, мистер Бенедикт. – В голосе ее зазвучало напряжение. – Постарайтесь понять. Последние несколько лет мы с вашим дядей вели довольно много дел, доверяли друг другу и хорошо ладили. У нас не было необходимости прибегать к контрактам.

– Что это за исследования? – спросил я. – Связанные с «Тенандромом»?

– Да. – Одно из поленьев в камине треснуло и упало в огонь. – Это корабль разведки. Несколько лет назад он летал в скопление Дама-под-Вуалью, и они, очевидно, что-то там увидели… – Чейз откинула голову на спинку стула и прикрыла глаза. – Гейб хотел узнать, что именно, но мне не удалось это выяснить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное