Джек Макдевит.

Военный талант

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

Гейб поднялся, оттолкнувшись руками от кресла, открыл бар, извлек бутылку и два стакана.

– «Туманящий голову», – объявил он. – Твой любимый.

Хорошо быть дома!


Вступив в беседу с кристаллокопией, я нарушил свое правило – отдался во власть изображений и позволил себе принимать иллюзии за реальность. Только сейчас я осознал, как соскучился по этому украшенному панелями и заставленному книжными полками кабинету в задней части дома. Он всегда был одной из моих любимых комнат. Вторая находилась на чердаке – волшебное место, откуда я столько раз следил за лесом, ожидая появления драконов или вражеских солдат. Он пах сосной, свежими полотняными занавесками, касселитовыми книжными обложками и паленым деревом. Здесь полно экзотических фотографий: заброшенная башня, увитая плющом, которую охраняет непристойный идол, состоящий из брюха и зубов; разрушенная колонна в совершенно пустынной местности; маленькая группа людей у ступенчатой пирамиды, освещенной парой лун. На одной из стен висела репродукция картины Маркросса с изображением бессмертного «Корсариуса», а рядом – рисунки мужчин и женщин, с которыми работал Гейб, выполненные в технике многослойной печати, и среди них – мой портрет в четырехлетнем возрасте.

Здесь всегда было много разных вещей, найденных Гейбом во время полевых сезонов: игрушки, компьютеры, лампы, статуэтки. Даже сейчас я видел какой-то цилиндрический, весь в заклепках предмет под стеклянным колпаком.

Я поднял бокал, показывая, что пью за здоровье дяди. Он поднял свой, наши глаза встретились, и я почти поверил, что у нас с Гейбом наконец-то все наладилось. Напиток был теплым, довольно мягким и имел привкус прошлого.

– Тебе надо кое-что сделать, – сказал Гейб.

Он стоял перед картиной Ван Дайна, изображавшей развалины в Пойнт-Эдварде. Знаете, темные руины, а над ними красно-золотые кольца и скопление серебряных лун. Таким его нашли после нападения.

Кресло было удобным, даже сверхъестественно удобным, «Туманящий» – превосходным. Такой эффект всегда возникает от объектов, которые не существуют в реальности. Некоторые говорят, что совершенство портит иллюзию, что воспроизведение с кристаллов могло работать лучше, если бы физические ощущения были приглушены или имели какой-нибудь дефект, как в реальности.

– Что именно? – спросил я, полагая, что Гейб собирается попросить меня разумно вести дела поместья, следить, чтобы деньги шли на благое дело, не транжирить их на скиммеры и женщин.

Он помешал кочергой в камине. Пламя взметнулось ввысь, из-за решетки тяжело вывалилось полено, облако искр взлетело и растаяло. Я ощущал на лице жар.

– Как это случилось? Сердечный приступ? Проблемы с зафрахтованным кораблем? Меня переехало такси по дороге в космопорт?

Я не мог удержаться от улыбки, видя любопытство кристаллокопии:

– Гейб, корабль так и не вышел из прыжка.

– Ну какой сукин сын! – Сначала у него вырвался смешок, потом он разразился хохотом. – Значит, я погиб в обычном пассажирском рейсе!

Я тоже засмеялся.

«Туманящий голову» согревал мой желудок, и я снова наполнил бокалы.

– Смешно, – сказал он.

– Самый безопасный вид путешествий на один пассажиро-километр, – заметил я.

– Будь я проклят, если еще раз сделаю такую ошибку. – Однако его смех затих, и последовало долгое молчание. – И все же мне бы хотелось увидеть.

Я ждал продолжения и, поскольку он молчал, подтолкнул его:

– Увидеть что? Что ты искал?

Он отмахнулся от вопроса:

– Сказать тебе честно, я чувствую себя не совсем удобно, делая все это. То есть было бы порядочнее, если бы люди не болтались тут после того, как… – Он помахал рукой в воздухе, подыскивая подходящее слово. – Ушли в лучший мир. – Его голос звучал неуверенно. Растерянно. – Мне пришлось принять меры предосторожности. – Его глаза округлились. – Ты помнишь Хью Скотта?

Я немного подумал, потом ответил:

– Нет.

– Полагаю, у тебя не было причины его запомнить. А как насчет Терры Нуэлы? Это ты помнишь?

Разумеется. Терра Нуэла была первым поселением, основанным за пределами Солнечной системы. Ее построили на горячей скалистой планете, вращающейся вокруг беты Центавра, и, конечно, сейчас это всего лишь дыра в пустыне. Именно туда Гейб впервые взял меня с собой на раскопки.

– Да, – сказал я, – самое горячее место из всех, какие я видел.

– Скотт тоже участвовал в том путешествии. Я подумал, что ты можешь помнить его. После захода солнца он водил тебя на прогулки.

– Допустим. – Я смутно припомнил крупного бородатого человека. Правда, в том возрасте мне все казались большими.

– Если бы ты увидел Скотта сейчас, ты бы его не узнал.

– Здоровье? – спросил я. – Супружеские проблемы?

– Нет. Ничего похожего. Около трех лет назад он вернулся из разведывательного полета. Вернулся мрачный, озабоченный, сбитый с толку, совершенно непохожий на себя. Как я подозреваю, психиатр мог бы прийти к выводу, что он подвергся глубокому изменению личности.

– И что?

– Он находился на борту «Тенандрома», большого нового корабля космической разведки. Они увидели нечто очень странное в Даме-под-Вуалью.

– Что именно?

– Он не захотел мне рассказать, Алекс. Ни в чем не признался.

– Тогда это просто твои догадки?

– Я знаю, что они увидели. Или, по крайней мере, думаю, что знаю. Я как раз летел туда, когда…

Он не смог продолжать, замолчал и махнул рукой, указывая на потолок.

– И что, по-твоему, они увидели?

– Не уверен, что могу много тебе рассказать, – вздохнул Гейб. – При таких передачах всегда существует проблема безопасности. Тебе тоже не захотелось бы, чтобы все вышло наружу.

– Почему?

– Поверь моему слову.

Гейб снова сидел в своем кресле и потирал лоб, как обычно это делал, стараясь что-то рассчитать.

– Тебе придется вернуться домой. Мне очень жаль, но по-другому нельзя. Все, что тебе нужно, находится у Джейкоба, в файле «Лейша Таннер». Адвокаты сообщат тебе код доступа. – Лицо Гейба помрачнело, и он вскочил с кресла. – Чертовски досадно пропустить такое, Алекс. Я тебе завидую.

– Гейб, у меня здесь дела. Я не могу просто взять и улететь.

– Понимаю. Наверное, мне легче найти помощь в другом месте. У меня есть несколько коллег, которые душу бы отдали за такую возможность, но мне хотелось возместить нам с тобой потерянные годы. Это мой дар и твоя награда, Алекс. Сделай, как я прошу, и ты никогда не пожалеешь. По крайней мере, мне так кажется.

– И больше ты ничего не скажешь?

– Остальное ждет тебя дома.

– Кто такая Лейша Таннер?

Гейб не ответил.

– Ты захочешь сам заняться этим. Пока ты еще не знаешь сути дела, я должен предупредить тебя, Алекс, что здесь важно выиграть время. Если в течение тридцати стандартных дней ты не явишься в контору «Бримбери и Конн», предложение направят другому лицу. Прости меня, но я не могу рисковать. Дело не должно ускользнуть от нас.

– Гейб, ты все-таки сукин сын.

Я произнес это небрежным тоном, и он улыбнулся:

– Вот что я тебе скажу. – У него был самодовольный вид. – Я знаю правду о Талино.

– Кто такой, черт побери, Талино?

Он вытянул губы трубочкой:

– Людик Талино.

– А, предатель.

Гейб кивнул.

– Да, – мечтательно произнес он.

– Штурман Кристофера Сима. Возможно, один из самых невезучих людей на свете.

– «Бесчестных» – более подходящее слово.

– Да. Спустя два столетия он все еще возбуждает страсти. – Теперь Гейб быстро ходил по комнате, настоящий фонтан энергии.

– А ведь он всегда утверждал, что невиновен.

Я пожал плечами:

– Все давно быльем поросло, Гейб. Мне понятен твой интерес, но меня удивляет такая секретность в связи с Талино. Будь добр, объясни суть дела!

– Мне не хотелось бы продолжать этот разговор, Алекс. Ты не представляешь, что поставлено на карту. Выезжай как можно скорее.

– Хорошо, будь по-твоему.

В действительности мне было глубоко наплевать на коллекцию глиняных горшков или на то, что Гейб нашел в этот раз. В каком-то смысле сейчас были последние минуты, которые мы проводили вместе, и я мог думать только об этом.

– Я сообщу адвокатам о своем приезде. Правда, нужно уладить здесь кое-какие дела. Не знаю, хватит ли мне тридцати дней. Но если это ждало два века, думаю, несколько месяцев затяжки не повлияют на результаты поездки.

– Нет! – Гейб наклонился ко мне, и в его глазах появился слабый намек на насмешку. – Вероятно, не повлияет, хотя тебе придется спросить «Бримбери и Конн». Я предоставил им некоторую свободу действий. Полагаю, все будет зависеть от того, сочтут ли они тебя надежным человеком. – Гейб подмигнул. – Когда ты ознакомишься с файлом, то можешь решить, что я действовал неправильно. У меня нет надежного способа предугадать твою реакцию, признаюсь, что и сам не пришел к окончательным выводам относительно собственного поведения в этой истории. Но я оставляю все на твое усмотрение, поскольку доверяю тебе. Жаль, что не могу быть с тобой до конца.

– Ты там будешь, – сказал я.

Гейб рассмеялся:

– Сентиментальная чепуха, Алекс. Меня уже нет, и все это меня больше не волнует. Вот так! Но если ты захочешь что-нибудь сделать для меня, то пошли после завершения дела подобающий сувенир в Институт Аккадии. – При мысли о такой перспективе он расплылся в улыбке. – Эти сволочи всегда называли меня дилетантом. – Гейб протянул ко мне руки. – Кажется, это все, Алекс. Я люблю тебя и рад, что могу поручить это дело тебе.

Мы обнялись.

– Спасибо, Гейб.

– Все в порядке. Я хочу, чтобы это осталось семейным делом. Так или иначе… – Я уже встал, но он продолжал смотреть мне в глаза. – Сделай все как надо, и нашими именами назовут университеты.

– Не знал, что тебя волнует такая чепуха.

Его губы изогнулись в насмешливой улыбке.

– Я уже умер, Алекс. Мне приходится думать о будущем.

II

ТАЛИНАСТЫЙ, прил.: 1) склонный отступать перед опасностью; 2) робкий, жалкий; 3) характерный для труса. (См. ТРУСЛИВЫЙ). Синонимы: трусливый, малодушный, ненадежный, пугливый, слабый в коленках.


Людик Талино – на протяжении двух столетий это имя вызывало лишь презрение и жалость. Оно никогда не порождало столь сильных чувств, как имя Иуды или Бенедикта Арнольда, предавшего доверившихся ему и активно участвовавшего в уничтожении людей, которым он поклялся хранить верность. Талино никогда не был предателем в этом смысле. Никто не верил, что он мог бы продать своего капитана врагам. Однако проступок, в котором Талино обвиняли и синонимом которого стало его имя, был еще более постыдным: в решительный момент он бежал.

Я послал в библиотеку запрос на ТАЛИНО и провел вечер, читая отчеты об этой старой истории.

Сообщения тех лет были фрагментарными. Насколько мне известно, не уцелело ни одного деллакондского корабля эпохи Сопротивления, многие банки данных были стерты, и в живых тогда осталось всего несколько свидетелей.

О самом Талино известно мало. Возможно, он был деллакондцем, но существуют доказательства в пользу того, что он родился в Городе-на-Скале и, как утверждает один крупный историк, вырос на Окраине. Наверняка известно только то, что, когда началась война, Талино уже служил дипломированным техником на одном из десяти деллакондских фрегатов. Почти два года он прослужил на «Прокторе» в качестве специалиста по вооружению и штурмана, а потом получил должность штурмана на знаменитом корабле Сима «Корсариус».

Очевидно, воевал Талино вполне достойно. После сражения у Гранд-Салинаса он был представлен к награде лично Симом, хотя все записи потеряны, и получить подтверждение невозможно. Во всяком случае, Талино оставался на этом легендарном корабле в течение великих дней Сопротивления, когда «Корсариус» возглавлял объединенный флот из шестидесяти фрегатов и эсминцев. Флот сдерживал крупные силы ашиуров. В конце концов Окраина, Токсикон и другие внутренние системы поняли общую опасность, оставили старые распри и объединились для ведения войны. Но к тому времени Кристофера Сима и «Корсариуса» уже не было на свете.

После Гранд-Салинаса, когда деллакондцы и их союзники остались с ничтожно малыми силами, лишившись последней надежды, Сим увел остатки флота к Эбонаю для ремонта и пополнения боезапаса. Но ашиуры, почувствовав возможность покончить со старым врагом, упорно преследовали его, и деллакондцы приготовились к битве, которая, они не сомневались, станет для них последней.

Тогда, накануне сражения, случилось нечто, давшее пищу историкам на последующие два столетия.

Большинство источников утверждало, что Талино и шесть членов экипажа «Корсариуса» попытались убедить капитана прийти к соглашению с безжалостным врагом, а когда Сим отказался, покинули его. Говорили, что предатели, оставив послание, проклинающее капитана и войну, сбежали на Эбонай.

Другие же утверждали, что Сим, убедившись в бесплодности дальнейшего сопротивления, созвал экипаж и освободил его от всех обязательств. У меня эта версия всегда вызывала недоверие. Конечно, легко сидеть в теплой комнате и клеймить позором поступки, совершенные в крайних обстоятельствах, но мне было противно сознавать, что Талино с товарищами мог воспользоваться благородством Сима и бросить своего капитана. Это было бы даже более достойно презрения, чем прямое предательство и бегство под покровом темноты.

Так ли это было или иначе, но именно это событие породило легенду о том, что Сим спустился на Эбонай, прошел по притонам угрюмой планеты, обратился за помощью к дезертирам, бродягам, беглым преступникам и в конце концов совершил с ними свой последний – бессмертный – рейд против подавляющих сил противника.

То были времена великих свершений. Каждый ребенок Конфедерации знал историю о семи безымянных мужчинах и женщинах с мрачной планеты, согласившихся пойти с Симом, и об их гибели несколько часов спустя во время последней стычки с врагом. Большинство исследователей придерживались мнения, что в прошлом они служили во флоте, хотя некоторые считали их простыми техниками. В любом случае герои стали популярной темой докторских диссертаций, романов, живописных полотен и серьезных драматических произведений.

Фактического материала о Талино было мало. Даты рождения и смерти. Диплом инженера, Университет Шенка, Токсикон. Бросил своего капитана. Никаких официальных обвинений не зарегистрировано, так как флот, на котором он служил, прекратил существование вскоре после его предательства.

Я затребовал импрессионистскую трагедию Баркрофта «Талинос». Он прибавил окончание «с» к имени, чтобы придать ему аристократизм и создать драматический эффект. Я намеревался бегло просмотреть ее, но увлекся с первого же акта. Это меня удивило, потому что я не большой поклонник классического театра.

Поджарый бородатый актер-кристаллокопия играл роль Талино, представляя его гонимой, меланхолической личностью и добиваясь впечатляющего эффекта физического присутствия. Его снедает ярость к ашиурам и могущественным планетам, которые бездействуют, пока небольшие силы союзников несут всё больший урон. Его верность Кристоферу Симу, страсть к Инаиссе, молодой жене, так и не нашедшей покоя в супружеской жизни, подогревают динамику пьесы. Действие происходит накануне решающей схватки в окрестностях Ригеля.

Сим уже потерял надежду уцелеть, но намеревается спасти экипаж. Он один поведет «Корсариус», нанесет столько ударов противнику, сколько сможет, и примет смерть, которая, даст бог, объединит человечество.

– Если же нет, – говорит он Талино, – если они все же не придут, то тебе предстоит спасти что сможешь. Выходи из боя. Улетай в Даму-под-Вуалью. Настанет время, когда и Земле, и Окраине придется принять участие в битве. Тогда ты сможешь вернуться и научить этих проклятых глупцов, как бить «немых».

Серые затененные декорации дышали тоской и отчаянием. Орбитальная станция у Эбоная походила на средневековую крепость: массивное сооружение, длинные переходы, редкие стражи, приглушенные голоса людей, спертый воздух. И над всем этим витает ощущение бренности жизни и трагедии. Ход событий вышел из-под контроля человека.

Талино отказывается выполнить приказ капитана.

– Пошлите кого-нибудь другого объединять уцелевших, – отвечает он. – Мое место с вами.

Сим, уступая минутной слабости, благодарит его, но колеблется. Талино настаивает:

– Не унижайте меня.

И Сим неохотно соглашается. Они вместе пойдут в последнюю атаку.

Талино должен сообщить эту новость Инаиссе. Она надеялась, что боевые действия прекратятся, и прямо говорит о намерении Сима пойти на смерть и «забрать тебя с собой». Она не просит мужа нарушить обещание, понимая, что если он это сделает, то их будущая жизнь окажется разбитой.

Инаисса идет к Симу и доказывает ему, что его смерть деморализует деллакондцев и дело будет проиграно. Когда ей не удается убедить капитана, женщина просит доверить ей одно из орудий, чтобы до конца остаться с мужем.

Сим тронут ее просьбой и приказывает Талино покинуть корабль. Когда штурман отказывается, его запирают на орбитальной станции, откуда он может наблюдать, как техники заканчивают ремонт «Корсариуса» и готовят его к бою. Талино также замечает прибытие экипажа, вызванного командиром в неурочный час. Он пытается подключиться к корабельной системе, чтобы прослушивать разговоры на борту, но кто-то перерезал внешнюю проводку. Через несколько минут после прибытия члены экипажа с угрюмыми лицами покидают корабль.

Они приходят на орбитальную станцию и выпускают Талино. Сим освободил их от обязательств. Талино пытается убедить пилотов вернуться на корабль, но они знают, что ждет их на следующий день.

– Если бы наше присутствие могло спасти его, – говорил один из них, – мы бы остались, но он твердо решил умереть.

Освобожденный Талино идет к Инаиссе, чтобы проститься с нею и вернуться к капитану. Когда она отказывается покинуть его, Талино приказывает увести ее силой. Однако его собственная решимость вскоре угасает, и он направляет Симу сообщение: «Я принимаю предложение моего капитана; не могу поступить иначе, да поможет мне Бог…»

Но Инаиссе, решившей сопровождать мужа, удается занять место среди Семерки. Таким образом, Талино теряет и честь, и жену.


Предположение о том, что Инаисса входила в число семи добровольцев, до сих пор было мне незнакомо. Существовали две голографические статуи того периода, изображающие ее на борту «Корсариуса». Один скульптор поставил ее у пульта управления, разместив слева фигуру Сима. Другой изобразил момент, когда капитан узнает ее.

Имелись сотни вариантов этой истории, бесчисленные описания характера Талино и мотивов его поведения. Иногда его изображали проигравшимся и обремененным долгами, принимающим деньги от агентов противника; иногда – обиженным на то, что ему не доверили командовать кораблем; иногда – соперником Сима в тайном романе, сознательно организовавшим гибель командира.

Есть ли правда в этом нагромождении мифов и фантазий? Что имел в виду Гейб?

Значительное внимание уделялось и другим аспектам события. Роман Арвена Кимонидеса «Марвилл» написан от лица молодого человека, присутствовавшего на совещании Семерки, но потом смалодушничавшего. С тех пор он живет с больной совестью. Принято считать, что Микал Киллиан, великий конституционный арбитр, которому во время битвы у Ригеля могло быть лет восемнадцать, пытался стать одним из добровольцев, но получил отказ. Вайтбери вывел на сцену своего знаменитого циника Эда Барбера. Эд не только сам не хотел стать добровольцем, но даже удержал от подобного намерения молодую женщину, которая, по его мнению, заслуживала лучшей доли. Десяток других романов и пьес, пользовавшихся в свое время популярностью, изображали либо свидетелей призыва Сима, либо членов Семерки.

Существовало также множество светокартин, фотоконструкций и одна крупная симфония. В шедевре Санригала «Сим у врат ада» рядом с великим капитаном находились трое неизвестных героев. В «Инаиссе» Чигорина жена Талино живет среди наркоманов и отбросов общества, а в «Финале» Моммзена какой-то бродяга в лохмотьях помогает Симу справляться с управлением подбитого «Корсариуса», раненый член экипажа лежит ничком на палубе и проститутка с Эбоная жмет на гашетки орудий.

Я подозреваю, что Сим все-таки заставил экипаж почиститься и помыться, и когда наступил конец, то он был внезапным и всеобщим. Впрочем, какого черта! Это отличное произведение искусства, хотя и не очень правдоподобное.

Дезертиры исчезли из поля зрения, став объектом всеобщей ненависти. Талино прожил почти полвека после гибели своего капитана. Говорили, что совесть не давала ему покоя, а негодование окружающих гнало его с планеты на планету. Он умер на Окраине, почти сумасшедшим.

Я не смог найти записей об Инаиссе. Баркрофт настаивает на том, что она существовала, однако не приводит ссылок на источник. Его утверждение о разговоре с Талино ничем не подтверждено. Сам Талино тоже упоминал о ней.

Историки развлекались два столетия, пытаясь угадать имена добровольцев, даже спорили о том, не было ли их в действительности шесть или восемь. За прошедшие столетия статус Семерки вырос, они стали не просто героями войны, а символом самых благородных черт Конфедерации – взаимных обязательств правительства и самых ничтожных из граждан.


Я уладил все дела и собрался домой.

К счастью, моя связь с миром, в котором я жил последние три года, была весьма слабой, поэтому мне не составило труда завершить дела, договориться о продаже большей части имущества и упаковать остальное. Я попрощался с несколькими друзьями, обещая, как обычно, когда-нибудь их навестить. Это было шуткой, принимая во внимание расстояние от Рэмбакля до Окраины и мою ненависть к межзвездным кораблям.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное