Евгений Лукин.

Слепые поводыри

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

   – Назад… – хрипло скомандовал Игорек. – Не дай бог, прилив начнется… Тогда вообще хана…
   Добравшись до берега, оба упали на теплый песок и долго приходили в себя. Не было сил даже снять разбухшие хлюпающие ботинки.
   – Ну что?.. – хрипловато осведомился наконец Игорек. – Не пропало еще желание остаться?..
   В ответ Андрей лишь выругался по-черному.
   – Тем не менее, как я уже говорил, податься некуда… – с мрачным удовлетворением заключил Игорек. – Ладно. Пойдем Влада в чувство приводить… Надеюсь, он тут без нас ничего больше не натворил?..
 //-- *** --// 
   Влада они нашли там, где и оставили – под кроной пьяной пальмы. Убийца лежал, уткнувшись лицом в песок, и признаков жизни не подавал.
   – Дышит хоть?..
   – Дышит…
   Присели рядом.
   – Жалко парня… – Игорек вздохнул.
   – А Сувенира не жалко? – буркнул Андрей, избегая смотреть в сторону лагуны.
   – И Сувенира жалко… – печально молвил Игорек. – И нас с тобой жалко… Кстати! Имей в виду: по этому делу мы уже проходим не как свидетели, а как сообщники… Уразумел?
   Внезапно Влад приподнял голову, сел, принялся озираться.
   – Где?.. – невнятно и отрывисто спросил он.
   – Там… – Андрей неловко указал на взлетающую над рифами пену.
   Влад равнодушно посмотрел – и отвернулся.
   – Одна просьба, ребята, – сказал Игорек. – Только без достоевщины! Без этих ваших «вяжите меня, православные…» Ну и так далее… Все! Никакого Сувенира в природе не было! Вы двое, во всяком случае, о нем даже и не слышали…
   – А кто с нами возле магазина тусовался? – вяло спросил Андрей.
   – А хрен его знает! Бомж какой-то… И потом, ребята! Вы же в России живете! В России, а не в Полинезии! Неужели вы всерьез думаете, что его кто-то хватится, объявит розыск? А если здесь найдут… Ну, полез купаться, подхватило волной, ударило о риф… Короче! Приводим себя в порядок и выбираемся обратно…
   – А-а… с этим как… со всем?.. – Андрей беспомощно огляделся.
   Игорек усмехнулся через силу.
   – Меня вот сейчас больше тревожит другое… – признался он. – Наследили мы там, в балке, или не наследили?..
 //-- *** --// 
   Не наследили. Над микрорайоном уже висели плотные сумерки и лил дождь. По дну балки клокотал смутно различимый ручей. Какие уж тут, к черту, следы!..


   – Так-то вот, Андрюша… – покряхтывая и отводя глаза, проговорил Игорек. – Глупо, конечно, все вышло, дико. Хотя, может, оно и к лучшему… Жить, как он жил? Знаешь, я бы от такой жизни на третий день повесился… – Шумно выдохнул, помолчал. – Ну… все-таки человек был.
Давай-ка помянем… Не чокаясь…
   Андрей скорбно склонил в кивке выпуклый лобик и наполнил стопки.
   – Земля пухом… – сдавленно пробормотал он, но осекся, вспомнив окрашенный кровью бурун и взметнувшееся из глубины пятнистое черно-зеленое тело змеевидной твари.
   По-прежнему не глядя друг на друга, молча выпили.
   – Мужики, вы чо?! – послышался из угла отчаянный пьяный голос Влада. – Вы чо, мужики?.. Совсем уже, да?..
   По бледному перекошенному лицу текли слезы. Хотел сесть на кровати, но локоть подломился – и убийца снова ткнулся головой в подушку. А правое ухо и щеку он все-таки сжег…
   – Пусть лежит… – тихо сказал Игорек шевельнувшемуся было Андрею.
   Тот оглядел с тоской обшарпанную комнатенку: все те же вздувшиеся пузырями обои, все тот же самодельный стеллаж с пропыленными книгами, та же пишущая машинка в углу… Может, ничего не было? Ни острова, яркого, как бред наркомана, ни грохота прибоя, ни обломка резной дубины, ни ужасающе отчетливого хруста позвонков… Пригрезилось – да и сгинуло…
   Однако в какой карман руку ни сунь, везде был песок.
   – Глупо… – сказал наконец Андрей.
   – Ты о чем?
   – Да о Сувенире…
   – Так! – решительно прервал его Игорек. – А теперь слушай меня. Наша единственная глупость в том, что мы вообще за ним пошли. Все остальное было неизбежно, Андрюша… Мне, что ли, Сувенира не жалко? Жалко. До слез жалко… Но ты представь на секунду: вот остался он в живых… И что тогда с нами? В психушку сейчас, наверное, не отправляют… Значит, по несчастному случаю на рыло – и все дела…
   Помолчали.
   – Ладно. К делу, – глуховато сказал Игорек и оглянулся на плотно закрытую форточку. Предосторожность – излишняя, на улице лило ливьмя. – Увязли мы, Андрюха, сам понимаешь, по уши. Мало того, что сунули нос в будущую государственную тайну, так теперь еще и это… – Игорек поднял голову и посмотрел в упор. – Что делать будем?
   – Да пошло оно все к черту! – искренне выпалил тот. – Близко туда больше не подойду!..
   – Врешь… – спокойно сказал Игорек. – Через неделю полезешь. А то и раньше…
   Андрей вскинулся, уставил на него бешеные голубые глаза, хотел возразить – и вдруг запнулся, задумался.
   – Вот и я о том же… – меланхолически промолвил хозяин квартиры. – Чем бы мы сейчас друг другу ни поклялись – все равно ведь полезем…
   – Дайте водки!.. – рыдающе, с ненавистью потребовал из угла Влад. И еще раз – взвинтив себя до истерики: – Водки дайте, козлы!..
   – Леж-жать! – страшно проскрежетал Игорек – и убийца испуганно притих. – Так вот, просьба такая… – негромко, доверительно продолжил он, подаваясь к Андрею через стол. – Пока земля не подсохнет – к балке не приближаться… А то напечатаешь следов – и… Ну, ясно, короче…
   Андрей покивал. Жалостно скривясь, покосился на Влада.
   – Куда ж мы все-таки попали? – спросил он чуть погодя.
   Игорек усмехнулся.
   – Географически? Или по временной шкале? – ворчливо уточнил он.
   – Как это? – не понял Андрей.
   Хозяин квартиры со вздохом порылся в кармане и извлек тот самый перламутровый крюк, которым поигрывал еще на острове.
   – Вот… – сосредоточенно проговорил он. – Понимаешь, Андрюша… Я допускаю, что кто-то в наши дни может такое изготовить. Но сам-то он наверняка этой штукой рыбу ловить не будет! Он ее будет ловить нормальным стальным крючком! Американской штамповки… А такие вот произведения искусства сдают в этнографический музей, а не бросают на берегу… Да, кстати! Дебильник твой не заработал?..
   Андрей схватился за талию, где у него располагался плейер, и сноровисто вправил в каждое ухо по проводку.
   – Пашет… – испуганно понизив голос, сообщил он через некоторое время. – На всех каналах пашет… Странно… – Вынул наушнички и, помаргивая, уставился на Игорька.
   – Во-от… – задумчиво повторил тот, наполняя стопки до половины. – Я, конечно, могу ошибиться, но как-то уж больно все складывается одно к одному. Крючок этот, резная дубина, ни единой банки на пляже… А главное – в эфире тишина…
   Андрей медленно откинулся на спинку стула.
   – Слушай… – слабо выдохнул он. – Я ведь тоже об этом подумал… Прошлое, да?..
   На кровати в углу привскинулся расхристанный, бледный с прозеленью Влад.
   – Вы о чем?.. – плачуще выкрикнул он. – Да я же сейчас вот только… этими вот руками… А вы – о чем?..
   Застонал – и вновь простерся ничком. На сей раз Игорек с Андреем даже не оглянулись. Оба напряженно глядели друг на друга. За черным давно не мытым стеклом шуршал дождь.
   – Игорек! – упав грудью на край стола, зашептал Андрей. – Но ведь если это, в самом деле, прошлое… и европейцы туда еще не добрались…
   Желтоватые глаза Игорька усмехнулись.
   – Не дают покоя лавры Гонсало Герреро?.. – осведомился он.
   – А чем мы хуже?
   – Перелопачивать историю… – по-прежнему не сводя с Андрея насмешливых глаз, с пьяной назидательностью выговорил Игорек, – хорошо за бутылкой водки… на досуге… А как дойдет до практики… Сколько мы там пробыли? Часа два-три? И смотри, уже сколько глупостей наделали! А что же тогда с нами было бы через неделю… через две? Герреро… – с горечью повторил он. – Герреро был солдат! Фортификатор. Моряк. Начал – с нуля. Даже ниже, чем с нуля… Поднялся от раба до военного советника… А мы – болтуны!.. Лохи!.. Ты оружие-то хоть раз в руках держал, студент?..
   Может, от выпитого, может, от обиды, но Андрей побледнел.
   – Игорек… – сдавленно проговорил он. – Это ведь дело наживное! Да если там взаправду прошлое… Ты понимаешь или нет? Тут… – Андрей стукнул кулаком по столу.– Тут мы не можем ничего! А там… – Он неистово ткнул длинным пальцем в непонятном направлении. – Там мы можем все!.. Герреро… – в запальчивости продолжал он. – Да что он знал, твой Герреро?.. Только то, что у него тогда в башке было?.. Ты же сам говорил: его на Юкатан волной выбросило! А в нашем распоряжении – любая библиотека… Я в «Интернет» влезть могу! И ствол сейчас раздобыть – не проблема…
   – Представляю! – язвительно сказал Игорек. – А выходы на торговцев оружием у тебя – есть?.. Можешь не отвечать – нету их у тебя! Нету… Ты начинаешь эти выходы искать… Не подскажете ли, дескать, где приобрести по дешевке автомат Калашникова модернизированный?.. Тебя спрашивают: зачем? Ты в ответ плетешь хрен знает что… Тебя берут на заметку. Дальше рассказывать?
   Андрей подумал, выпил.
   – Н-ну, почему же обязательно автомат?.. – сбившись, возразил он. – Охотничье ружье можно… Выправить билет…
   – С одной берданкой историю не переделаешь, – ворчливо заметил Игорек. – И вообще, кто тебе сказал, что там – непременно прошлое?
   – Ты сказал!
   Секунды полторы Игорек с выражением бесконечного терпения глядел на Андрея.
   – Я в котельной работаю, – кротко напомнил он. – Тоже мне специалиста нашел!
   – Мужики, вы о чем?.. – невнятно стонал в подушку Влад. – Вы о чем, мужики?..
 //-- *** --// 
   Заснули под утро и проспали почти полдня. Пробуждение, однако, оказалось далеко не столь мучительным, как можно было того ожидать. Трезвый, словно бы не пивший Игорек поднял их часа в четыре и, запретив даже думать об опохмелке, принялся отпаивать кефиром из холодильника.
   – Послушайте опытного человека! – довольно бодро внушал он. – Сгорают исключительно по пьянке… Так что, ребятки, имейте в виду: с этого момента – никакого поддатия, никаких сопливых откровений с сокурсниками и особенно – с любимыми девушками. Потому что болтовня нам сейчас обойдется – сами понимаете, как дорого! Еще неизвестно, что мы там найдем, в этой нашей лазейке, а вот потерять можем все…
   Живчик этакий…
   Андрей слушал, сутулился, хмуро кивал. Влад сидел бледный и притихший, жевал анальгин.
   – Вообще придется отсекать все лишнее… – продолжал с нажимом Игорек, как бы между прочим окидывая взглядом полки с книгами. – Иногда будет больно! Очень больно. Как вчера. Хорошо еще, что среди нас нашелся один решительный человек! Иначе бы и рассуждать сейчас было не о чем…
   Влад вздрогнул и опустил голову.
   – Если ты ждешь утешений, Владик, то их не будет! Парень ты крепкий, переживешь… Только расслабляться не надо! Хотя у нас на это, честно говоря, просто нет времени… Кстати! Вас в общежитии не хватятся?
   – Кто?..
   – Отлично! А у меня и вовсе отгулы… – Игорек подошел к пыльному изнутри и струисто-грязноватому снаружи окну. – Солнышко, – отметил он чуть ли не с удовольствием. – Снег – смыло, завтра, глядишь, и лужи подберет… – Он снова обернулся к Андрею с Владом, оглядел оценивающе. – А как вы, друзья, смотрите на физическую работу?.. Нет, я понимаю, с бодуна, конечно, не в кайф… Зато сразу всю дурь из башки вышибет… Короче, предлагаю преодолеть себя, перекусить – и прогуляться к балке.
   – Прямо сейчас? – растерялся Андрей. – Ты же сам вчера говорил, что, пока не подсохнет…
   Игорек усмехнулся.
   – Да мало ли чего я вчера говорил! По пьянке-то…
 //-- *** --// 
   Действительно, пригревало. Кое-где уже зеленела травка – короткая, как стрижка призывника. Вооруженные двумя лопатами и пилой, экипированные похлеще покойного Сувенира, все трое остановились на краю балки. Лазейка в иной мир располагалась над боковой промоиной. Если присмотреться, слабое дрожание воздуха было заметно даже отсюда, сверху. Справа и слева от лазейки торчали кусты, чуть поодаль имела место небольшая свалка. Кто-то, видать, капитально отремонтировал квартиру, а мусор вывозить – поленился, сбросил в овраг.
   – Значит, план такой… – сказал Игорек. – Промоину – углубить чуток, сделать прямоугольной. Дальше ставим коробку (строительный материал найдете на свалке) – и обрушиваем лопатами склон. Работенка, конечно, грязная, но ждать, пока просохнет, сами понимаете, глупо… Ясна задача?
   – Так мы вдвоем, что ли, будем?.. А ты?
   – А я сейчас ищу слесарей, и они мне по знакомству варят крышку… Ну чего уставились? Другие вон жильцы подвальчики под картошку прямо посреди двора копают – и то ничего… А я – культурно, в балке… Кстати, со слесарями надо будет потом расплатиться. В долг-то они мне, конечно, поверят, но дня на два-на три, не больше…
   – А спросят, что мы тут делаем?..
   – Да никто не спросит! Скажешь, в крайнем случае, что я вас нанял…
   – Какой же дурак по весне подвал копает? Картошку-то зимой хранят!
   Игорек поморщился, озабоченно потрогал щеку.
   – Слушай, Андрей, не усложняй ты жизнь – себе и нам! Ко мне здесь все уже привыкли, считают тронутым… А репутация, брат, великое дело!
 //-- *** --// 
   Как в воду глядел Игорек. Любопытствующих не нашлось… А было на что посмотреть. Слаборазличимая лазейка при малейшем неловком движении скусывала то рукоятку лопаты, то целый бок одного из землекопов. Со стороны это, наверное, должно было восприниматься, по меньшей мере, страшновато…
   Работодатель объявился лишь часам к шести, когда коробка из обломков досок, кусков линолеума и распиленных отсыревших древесностружечных плит, служивших когда-то основой паркета, была установлена. Бог его знает, насколько разбирался Игорек в истории, но психолог он, кажется, был неплохой… К концу работы ребята испачкались и вымотались настолько, что предаваться самоедству и, тем более, горевать о каком-то там Сувенире сил уже просто не оставалось. Вскоре вернулось и чувство юмора – отважились зубоскалить… Самого Игорька теперь промеж собой иначе, как эксплуататором, даже и не называли.
   Эксплуататор принес им пожрать и сообщил, что с крышкой все в порядке – сварена. Осталось принести.
   – А вот где бы руки вымыть?.. – задумчиво молвил Влад.
   – То есть как – где? – весело удивился Андрей. – В лагуне…
   И безбоязненно ткнул пальцем в облачко дрожащего воздуха, забранное теперь с четырех сторон кусками древесностружечных плит и прочего. Палец размыло по вторую фалангу.
   – О! – сказал Андрей, округлив голубенькие глаза. – Идея! Там и перекусим! Искупаемся заодно…
   После этого бестактного предложения Влада тут же накрыло воспоминаниями о вчерашнем. На желтоватом морщинистом лице Игорька также обозначилось сомнение.
   – Ну, не здесь же, в конце концов! – нажал Андрей. – В антисанитарных условиях…
   Действительно, условия в балке были не для приема пищи… Сырость, грязь, откуда-то тянуло дохлятиной.
   – Черти вы полосатые! – сказал в сердцах Игорек. – Давайте хоть верх сначала настелим, крышку поставим…
   – А кто увидит?
   – Скорее всего, никто. Но зря-то зачем рисковать?
   Андрей задумался.
   – Да принесем пару реек, положим накрест!.. А сверху – линолеума кусок. Там вон еще обрывков полно осталось! Будем вылезать – подумают: внутри сидели…
   На том и порешили.
 //-- *** --// 
   Над атоллом занимался рассвет. Взорвался, зашумел, загрохотал прибой. Брызнуло в глаза встающее из-за океана солнце. Проморгавшись, Игорек (он лез последним) внимательно осмотрелся. Вроде бы за истекшие сутки на острове ничего не изменилось… И очень плохо, что не изменилось! Морщинистое лицо Игорька дернулось болезненно: под низко склоненной пальмовой кроной он углядел вчерашнюю пустую бутылку из-под водки. Резная плоская дубина валялась рядом. Хотел окликнуть Влада, но тот уже оцепенел, беспомощно уставясь на орудие убийства. Опять из обморока вынимать…
   Решительным шагом Игорек приблизился к беспечно брошенной улике, поднял и что было сил швырнул в сторону лагуны. Почти докинул.
   – Вопросы будут? – бешено проклокотал он, поворачиваясь к ребятам. Нахмурился, смягчился. – Короче, чтобы покаянных этих морд я больше не видел… Ты еще к батюшке сбегай – на исповедь!.. Историю они перекраивать собрались! – С желчной гримасой Игорек сбросил с плеча туго набитый рюкзачок. – С такими-то личиками!.. А на будущее запомните: любой малейший поворот истории – это сотни тысяч трупов! Сотни!..
   В напряженном молчании разделись, искупались в лагуне (по дороге Игорек снова подобрал дубину и зашвырнул еще дальше), после чего распаковали рюкзак и, расстелив в пальмовой тени драный тоненький плед, приступили к трапезе.
   – Кстати, насчет батюшки я не шучу… – хмуро заметил Игорек. – Имей в виду, Влад: церковь у нас со времен Петра в случае государственной измены на тайну исповеди – плевать хотела! Сначала в охранку стучали, потом, надо полагать, в госбезопасность… Не исключено, что стук идет по сей день. Так что, учти…
   В ответ Влад лишь скривил свой и без того кривоватый рот. К святой и равноапостольной православной церкви он относился ничуть не лучше, чем к коммунистической партии. Но в любом случае жесткая отповедь Игорька подействовала на вчерашнего убийцу живительно. Да и жрать хотелось…
   Вскоре Влад уже оклемался настолько, что смог принять участие в беседе:
   – Игорек, – негромко позвал он. – Так вы это с Андреем насчет прошлого… серьезно или как?..
   – Да черт его знает… – с искренним недоумением молвил Игорек. – Похоже на то, но… прямых свидетельств я пока не вижу… Конечно, дай бог, чтобы это оказалась именно древняя Полинезия…
   – Почему «дай бог»?
   – Потому что в современной Полинезии нас рано или поздно засекут американцы… Или французы… А у них контрразведка нисколько не лучше нашей. То есть не хуже, я хотел сказать. Короче, Влад! – устало взмолился он. – Давай не будем забегать вперед… Вот достроим наш подвальчик, обшарим как следует лагуну… А до той поры даже и говорить-то не о чем. Так, мечтанья…
   – Н-но… решать-то что-то надо! Потом поздно будет…
   – Да все уже решено за нас!
   – Кем?
   – Обстоятельствами, Влад, обстоятельствами. Ты же сам видишь, что каждый наш ход – вынужденный… Что решать-то? Лазить сюда или не лазить? Так мы уже здесь, мы уже влезли – причем, по уши… Черт бы драл этого лысого, но, похоже, свобода – это, действительно, осознанная необходимость…
   Внезапно Андрей (он сидел лицом к воде) поднялся с пледа и, не веря своим голубеньким вытаращенным глазам, уставился куда-то вдаль.
   – А вот фиг там – мечтанья… – сдавленно выговорил он.
   Игорек и Влад оглянулись – и тоже встали. За грохочущими у рифа бурунами клубились косые паруса. Их было очень, очень много. Мимо кораллового островка шел целый флот – вне всякого сомнения, военный: огромные каноэ следовали в строю. Взамен флагов с верхушек мачт слетали и змееподобно вились радужные вымпелы, связанные, судя по яркости красок, из птичьих перьев.
   И, хотя расстояние до туземной флотилии было весьма и весьма значительное, все трое, не мешкая, отступили под прикрытие низкой пальмовой кроны.
   – Они… сюда, что ли? – негромко, словно опасаясь, как бы его не услышали там, за рифами, выпершил Влад.
   – Вряд ли… – растерянно отвечал Игорек, присевши и отстраняя вверх для лучшего обзора пальчатый лист. – Такая армада… Что им тут делать? Хотя… Может, у них эта лагуна – вроде гавани?..
   – А как же они через рифы?
   – Значит, где-то должен быть проход…
   Завороженные зрелищем, трое смотрели, как флот медленно скрывается за пальмовой рощей. Высокие клювовидные штевни, сдвоенные корпуса… Палубы (Бог ты мой – палубы!), парящие над водой… Все. Прошли…
   – Потрясающе… – выдохнул наконец Игорек. – И ведь без единого гвоздя! Черт знает чем сработано: кость, камень, раковины… А представляете, чего они натворят, если им дать металл?..
   – Значит все-таки прошлое? – Забавно, но ликующе взвить голос Андрей осмелился только теперь.
   – М-да… – Игорек озадаченно поскреб редеющую макушку. Взгляд его упал на расстеленный под пальмой плед. – Так… С перекуром – завязываем! Быстренько все доедаем, приводим местность в первоначальный вид – и за работу! Там сейчас, между прочим, темно станет, а нам еще крышку тащить…
   Все было съедено, убрано и уложено за пять минут.
   – Ну так что? – не отставал Андрей. – Прошлое?!
   – Да прошлое-то оно – прошлое… – задумчиво отозвался Игорек, вскидывая рюкзачок на плечо и с неудовольствием наблюдая, как Влад, прыгая на одной ножке, вправляет другую в грязную штанину прорванных на коленке рабочих брюк. – Хм… А знаешь, Андрюша, кажется, нам и впрямь повезло… Ну вы сами прикиньте: построить флот, поставить под ружье (или, я уж не знаю, под копье!) чертову уйму народу… Это ведь под силу только государству… А государств в первобытной Полинезии, насколько мне известно, было три: Гавайи, Тонга и Таити… Почти уже сложившиеся государства… впоследствии, понятно, разрушенные христианами…
   Они оделись и двинулись к лазейке.
   – И что? – жадно спросил Влад.
   – А то, что без оружия сюда соваться больше не стоит…
   – Людоеды?
   – Нет. Просто я о них очень мало знаю… А становиться рабом, как Гонсало Герреро, что-то не тянет…
   – То есть рабство у таитян – тоже было?
   – Я ж тебе говорю: понятия не имею, – бросил через плечо Игорек. – Кажется, было… – Он вновь повернулся к лазейке – и обмер.
   На глазах у всех из прозрачного подрагивающего облачка высунулась изумленная чумазая мордашка, а в следующий миг ее владелец выбрался на этот свет окончательно – черноглазый пацан лет семи-восьми, в дорогой, на диво грязной куртейке и столь же грязных брючках, вправленных в облепленные глиной высокие шнурованные сапожки. Вообще впечатление было такое, будто взяли разодетого в пух и прах ангелочка с обложки журнала мод и пару раз окунули в хорошо взбаламученную лужу.
   – Идиоты… – тихонько простонал Игорек. – Боже, какие идиоты! – Оглянулся беспомощно. – Ну и что теперь делать?!
   Андрей оторопело шевелил губами. Влад пятился. Бледное перекошенное лицо, судорожный оскал…
   – Н-нет!.. – в ужасе просипел он, будто ему уже вручали ритуальную дубину и подталкивали к новой жертве.
   – Ой!.. – ошалело сказала чумазая жертва, озираясь и хлопая длинными пушистыми ресницами. – Море!..
 //-- *** --// 
   Первым по традиции опомнился Игорек.
   – А ну-ка марш отсюда! – сурово сводя брови, гаркнул он. – Тебе кто сюда разрешал? Совсем от рук отбились!..


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное