Людмила Макарова.

Близкие звезды

(страница 6 из 29)

скачать книгу бесплатно

– А так же белые мышки, морские свинки, петушиные бои, тараканьи бега, пираньи в аквариумах и крокодилы в ваннах.

– Виктор, уймись, – оборвал Гардон оживившегося бортинженера. – Как ты представляешь сам процесс отлова декоративных животных в горящих джунглях на болотах?

– Сэр, вы всегда меня недооценивали! Фирма предоставила запись звуковых сигналов в качестве приманки. К тому же животные должны находиться в вольерах.

– Нормально, – буркнул радист. – Еще и по клеткам лазить! Одумались бы вы, пока не поздно, зоофилы.

– Ты груб и неотесан, Кейт, – ответил Блохин. – Никто не собирается лазить по клеткам. Начиная с четырех утра я занимался силками, ловушками и программированием погрузчиков.

– Это вместо контрольного пилотирования! – сказал Стрэйк Гардону. – Не зря я спать спокойно не могу, когда этот пустозвон на вахту заступает. Вот, пожалуйста. Доказательства во всей красе!

– Я даже знаю теперь, чем скрашу остаток жизни по выходе на пенсию, – едва слышно закончил мысль Блохин.

– Бордель купит, – в полголоса сказал Серж Джою. – Спорим? «Биос» – контора не бедная.

Бортинженер бросил в его сторону взгляд, исполненный добропорядочности.

– Я открою магазин охоты, – скромно произнес он. Стрэйк встал, молча обошел вокруг своего места и сел обратно, скрывшись за спинкой кресла первого пилота, что означало крайнюю степень раздражения.

– Высажу, – сказал Рэд. – Виктор, если ты не заткнешься, я оставлю тебя пожары тушить.

– Лучшие лаподавилки галактики! Мобильные удушки и рыболовные крючки с системой впрыска цианистого калия! Бронетехника в аренду по желанию клиента, – продекламировал Серж. – Посмотри на себя. Из тебя же только браконьер получится! Кстати, Джери, если мы не хотим проскочить планету, можно уже снизить скорость. Стрэйк, ты там живой?

– Черт бы вас побрал, языкастых, – проворчал Стрэйк. – Джой, комплексное торможение!

– Левис, – сказал Рэд, обращаясь к Белтсу, вошедшему минут пять назад и заставшему часть разговора.

– Да, сэр?

– Подготовьте пилотируемые посадочные модули и оба малых звездолета. Посмотри, что там Блохин сотворил с погрузчиками. Если кто-то из ребят хочет поучаствовать в розыске животных, я не возражаю. По два человека на машину. О количестве задействованных модулей доложить штурману. Сегодня Серж нас координирует. Кейт, с тебя – сканирование: вдруг кто-то остался…

– Да, сэр.

– Стрэйк, Ив – на планетолет. Блохин – со мной на катер. Серж и Фил – орбита и наш возврат. Старт по готовности.

Стажер еле заметно вздохнул. Еще раз попасть в одну машину с капитаном, на которого он теперь смотрел едва ли не с благоговейным трепетом, оказалось не так-то просто. Исправлять его ошибки Рэд еще с грехом пополам соглашался, учить – нет. Джой исподволь взглянул на первого пилота: заметил он его кратковременное разочарование? Ив не хотел никого обидеть. Оставалось только принять предложенные правила и благодарить судьбу за то, что хотя бы старпом старается слепить из него пилота.

Сам Гардон уже почти жалел, что согласился на аферу, но отступать было поздно.

До отпуска оставалось совсем мало времени, и начинающееся рискованное предприятие имело все шансы стать одним из последних его приключений в космосе. Слово, данное Кире, капитан нарушить не мог, подвергать команду опасности – тоже. Единственное, что оставалось, – это максимально усилить экипажи машин, что он и сделал. Виктору расклад сразу показался несколько странным. Кроме Джоя, любой из них справился бы вдвоем с техником. Гардон обычно в таких случаях брал с собой на катер Белтса или Фишера, оставляя Стрэйку планетолет, а желающим – посадочные модули. Попытка поговорить с капитаном с глазу на глаз ни к чему не привела.

– У Джеральда не бывает проколов, – отрезал Рэд. – Там небезопасно. Хочешь с ним, я поменяю пары.

– Рэджи, речь не обо мне…

– И не обо мне. Поэтому Джой пойдет со Стрэйком.

Виктор прикусил губу. Рэд чего-то не договаривал относительно аферы и своего в ней участия, а ссоры перед стартом были ни к чему. Кроме того, когда в рубке обсуждался район высадки, Гардон с Джеральдом схлестнулись перед всем комсоставом, как в старые добрые времена. Причем, оба говорили так, словно уже бывали на планете. Какое-то время Блохин и Рэд работали в ангаре молча.

– Капитан, это Стрэйк. Мы готовы. Координатор на месте. Старт?

– Старт. Мы за вами.

Гардон уже сидел в кресле пилота. Виктор, повозившись с ловушками, наконец плюхнулся рядом. Рэд медлил: ему нисколько не хотелось снова оказаться в горящих джунглях.

– Я воевал здесь, и Джери тоже, – произнес капитан, не дожидаясь очередного вопроса. – Пристегнись. Серж, мы тоже поехали. Старт.

Атмосфера планеты считалась пригодной для дыхания. По инструкции, когда космонавт покидал борт несущего космического корабля, скафандр надлежало надевать в любом случае, вне зависимости от класса звездолета доставки и типа планеты назначения. Естественно, ни один космолетчик строго этого правила не придерживался, когда речь шла о вылазке на планету с атмосферой, сходной по составу с земной. Капитан и бортинженер «Моники» не были исключением. Гардон посадил катер в нужной точке и похлопал себя по карманам летного комбинезона.

– Ч-черт, сигареты забыл.

– Давай вернемся, Рэджи, – вдруг сказал Блохин, пристально наблюдавший за капитаном во время посадки. – Ты мне не нравишься сегодня.

Виктор отработал с Гардоном много лет. Он видел его битым, пьяным, смертельно уставшим и злым, но никогда – беспомощным. Даже для него Рэд всегда оставался этаким бывалым космопроходцем со стальным взглядом, который мог шутить, когда самому Виктору уже было не до смеха. И вдруг представления, выдержавшие испытания самыми безнадежными ситуациями, рухнули в одночасье без всяких видимых причин, словно Рэд на несколько минут убрал невидимую защиту.

Капитан промолчал.

– Останься на «Монике», а я возьму вторым Сержа. Гардон отрицательно покачал головой.

– Все не так просто… Где я мог их забыть? – он еще раз пошарил в многочисленных карманах комбинезона. – В рубке, наверное, оставил.

Капитан набрал код шлюзовых замков. Блохин понял, что разговор о возвращении окончен, и молча перешагнул порог, первым ступив на платформу трапа. Следом выбрался Гардон. Почва под ногами противно хлюпала. Сквозь дымную занавесь едва просвечивали спирально закрученные стволы деревьев, сплетавшиеся с ограждением вольеров. Алые, синие, желтые шапки крон непрерывно роняли серпантинные ленты. Ветер празднично разбрасывал их по поляне, на которой стоял катер. Трепещущие ленточки липли на комбинезоны и сыпались на отливающие сталью поручни трапа, разбиваясь о них в разноцветные комочки. С лохматого ковра местной травы со звуком, напоминающим хлопанье птичьих крыльев, вскидывались стреловидные листья, плевались вверх слизистыми струями, на лету сбивая серпантин и сплетаясь с ним в единое целое. Отчаянный, безумный праздник продолжения биологического вида на краю гибели, как любовь смертельно больных.

Рэд заходил на посадку с севера, с той стороны, где земля уже была выжжена дотла. Чернота пепелища, широкая полоса жадного трескучего огня и этот пронзительный спиралевидный листопад.

– Виктор… куда ты меня притащил…

– Что?

– Где твои дракончики? В трех километрах справа полоса огня!

– На поверхности семь экипажей, – раздался голос штурмана. – Фишера я оставил за Левиса на борту. Работаю на прием сообщений. Докладывать только время посадки и выхода на орбиту. Координаты на сканерах – отчетливо. Проход к шлюзам «Моники» по моей команде. Капитан?

– Хорошо, Серж. Мы сели только что.

– «Моника», это Стрэйк. Посадка в 12.48. Хотелось, как в детстве верить в то, что смерти нет и падающие обратно на траву стрелы, оплетенные семенами разноцветных крон, обязательно возродятся из пепла, пропустив беду через себя. Может, так оно и происходило здесь из века в век. Ни Рэд, ни Виктор, стоявший задрав голову, чтобы рассмотреть невероятной красоты кроны деревьев, не были специалистами по космобиологии.

Они пошли расставлять ловушки. Тяжелый болотный туман с едким дымом образовывали густой смог, и Гардон первым надел маску.

– На месте декоративного дракончика я бы здесь не выжил, – признался он Виктору, настраивающему манок. – Сыро, неуютно. А вольеры здоровые. Интересно, на сколько особей рассчитаны?

– Не знаю. Но то, что ты не декоративный дракончик, – сразу чувствуется. Это взрослые особи живут во дворцах, а детеныши выживают только в джунглях. Богатые владельцы специально привозят сюда любимцев для спаривания и проведения медового месяца.

– Не надо про медовый месяц, – улыбнулся Рэд. – Мне все еще совестно перед осьминожками.

Несмотря на пессимистические взгляды капитана, касающиеся среды обитания, жалобно курлыкающие дракончики чуть не сбили космолетчиков с ног, возникнув перед катером из тумана, стоило Блохину включить манок. Они оказались совершенно ручными и очень красивыми, размером с крупную овчарку. Чешуя переливалась всеми цветами радуги. Кайма небольших крыльев с замысловатыми разводами была ослепительно белой. Шея – словно в пене кружев. Гардон даже потрогал одного из них, чтобы убедиться, что это не шерсть и не декоративный ошейник. А глаза! Большие, влажные, совсем не драконьи…

Техники на модулях и пилоты сделали уже несколько заходов, прочесывая сканерами буйную зелень сельвы.

– Кажется, все, которые не попали в огонь, – подытожил Стрэйк. – Еще заход, капитан?

– Нет необходимости. Мы облетим район, посмотрим, что осталось. Кейт?

– Никого не нашел. Чистая эвакуация. Обслуживающий персонал уцелевших звероферм вывезли. Местного населения после войны практически не осталось.

– Пристегнись, – зарычал Рэд на Виктора. – Сколько раз можно повторять!

Блохин демонстративно отключил связь с орбитой и защелкнул фиксаторы.

– Только не психуй, Рэд. С какой точки начнем? Пройдя над дельтой реки несколько раз, они выбрали место для очередной посадки.

Платформа трапа пошла вниз, и гул пожара заполнил собой все окружающее пространство. Тяжелый дым, закрывший высокое зеленоватое небо, отрезал их от космоса. Земля под ногами ощутимо вибрировала и дымилась. В ловушках оказалось еще семь полуживых, наглотавшихся дыма дракончиков, которых космолетчики быстро покидали в багажный отсек.

Люк еще не успел закрыться, когда огромный огненный столб, рассыпавшись фонтаном искр, прорвался на площадку сквозь сырые джунгли. Почва, обожженная при посадке, предательски вспыхнула. Блохин одним прыжком заскочил в кабину и втащил Гардона. Рэд, чертыхаясь, бросился к панели управления. Пока он устанавливал режим терморегуляции в багажном отсеке, блокировал люки и заводил двигатели, земля, оказавшаяся густым переплетением корней, выгорела, и малый бортовой звездолет на две трети корпуса погрузился в болотную жижу. Капитан подумал, что надо убираться как можно скорее: катер нагружен, и неизвестно, хватит ли мощности двигателей поднять машину из глубины трясины.

Рэд положил руки на штурвал. Пляшущие языки огня сжигали блеклые декорации действительности. Рыжее на черном. Огонь в пустоте. Огонь в кабине. Огонь в джунглях, на глазах превращавшихся в пепел.

– Виктор, взлетай…

Он уже горел здесь, на торфяниках планеты Джунгли. Рэд помнил бой, в котором его подбили, долгое-долгое падение, вращающийся задымленный горизонт и глухой удар. Потом Гардон целый вечер выползал из истребителя, который от каждого незначительно движения все глубже уходил в трясину. Выбравшись, Рэджинальд увидел перед собой стену огня. Следующие сутки он убегал от пожара по болотам, пока не наткнулся на части регулярной армии, офицер которой без долгих колебаний сдал его на Зону-77 как дезертира.

– Э-э, Рэджи! В чем дело?

– Я здесь… звездолет утопил…

– Что с тобой!? Ладно, подожди.

Катер перестал биться на одном месте, разбрызгивая вязкую грязь, выполз из трясины и начал набирать высоту. Блохин потряс капитана за плечо.

– Что случилось? Рэд! Мы взлетели уже, просыпайся давай. Перегрузка основных систем?

Реальный мир, буквально свалился на капитана, внезапно встав перед глазами из темноты, как рекламная заставка. Рэджинальд ошалело посмотрел на напарника.

– Привет, – сказал Блохин. – Честно говоря, я даже немного испугался.

– Чертовщина, – пробормотал Рэд. – Мы транслировались на орбиту?

– Я предусмотрительно отключил связь с самого начала, если ты помнишь. Только коммуникаторы оставил.

– Не помню.

– Займись стабилизацией полета и его траекторией.

– Ты что-то говорил про сбой в системах?

– Я говорил про тебя в профессиональных инженерных терминах, – ухмыльнулся Блохин и включил передатчик. – Серж, мы здесь. Куда нам?

– Заходите с левого борта, – тут же откликнулся штурман. – Правый под разгрузкой. Координатор – экипажу: на борту семь машин из семи. Возврат – сто процентов. Потери людей – ноль, потери техники – ноль. Сканирование завершено. Планетарная разведка закончена. Командование судном сдал.

На платформе ангара кроме техников их неожиданно встретил Стрэйк. Посмотрев на все еще бледного Гардона, он не сдержался.

– Как-то вы криво летели, ребятки. С вами все в порядке?

– А что не так? – спросил Рэд.

Первый пилот сделал неопределенный жест и вопросительно посмотрел на Виктора, но тот сосредоточенно считал дракончиков. К моменту появления в рубке капитан окончательно пришел в себя.

– Как у нас обстоят дела с пропитанием для животных?

– Нормально, – ответил Кейт. – Если верить информации хозяев, они могут не есть около трех суток без последствий для здоровья.

– Экономичная скотинка, – заметил Блохин. – Только я думаю, что трое суток они и так не ели.

– Вот и займись провиантом.

– Капитан, мы уходим с орбиты? – спросил Джери.

– Да, уходим. Где расположен ближайший филиал компании «Биос»?

Через некоторое время, оставив на вахте Сержа, комсостав разошелся по каютам.

– Капитан, я хочу нанести вам визит, – раздался в каюте Гардона голос Блохина.

– Заходи.

После того, что случилось, у Рэджинальда не было никакого желания пускать другу пыль в глаза. Когда Виктор вошел, Гардон лежал на диване с сигаретой в зубах. На полу стояла недопитая бутылка джина.

– Как самочувствие? – спросил бортинженер, оценив картинку.

– Десять баллов, – ответил Рэд. – Сам не видишь?

– Что происходит? – Виктор подкатил кресло. – Почему, черт возьми, ты напиваешься в свободном поиске?

– М-м-м… зря я дверь открыл…

– Перестань, Рэджи. – Блохин убрал бутылку. – Я сегодня сыграл вместо тебя роль первого пилота и ни словом не обмолвился об этом Стрэйку. И сейчас меня распирает от любопытства.

– Нет ничего нового, чем хотелось бы поделиться. – Рэд сел, швырнув подушку в угол. – Скорее наоборот. Все возвращается на круги своя. Жизнь – это такая злая штука…

– Погоди. Что возвращается? Что-то я не помню, чтобы с тобой такое часто бывало.

– Нельзя погрузиться в чужие воспоминания. Разумеется, это случилось в первый раз, мой проницательный друг. Сегодня я в первый раз завалил старт.

– Да ты не старт завалил. Ты сам чуть на старте не завалился! Ты бы видел себя со стороны!

– Ха! Ты много хочешь. Кому дано счастье видеть себя со стороны…

– Я не понимаю, что ты…

– И не надо понимать! Дело давно к тому шло… Я старый больной человек, а ты пристал со своими драконами… В итоге мои драконы чуть меня не сожрали! Вот и все.

Гардон был уже сильно пьян, хоть и говорил довольно отчетливо. Блохин замолчал, подыскивая нужные слова. Таким, как сегодня, он не видел своего друга никогда. И никогда не слышал от Рэджинальда ничего подобного.

– Рэджи, очнись. Все в порядке. Ну утопил звездолет когда-то, ну и что?

– Истребитель я здесь свой утопил, Виктор. Эл ноль пятый с четвертым бортовым номером.

Виктор махнул рукой, словно говоря: «Ну истребитель так истребитель, черт с ним».

– Остался жив и в первый раз, и во второй – и слава богу. Выпил – и хватит. Все нормально уже. Ты назови хоть одного пилота экстра-класса, который ни одной машины за свою жизнь не повредил или не угробил!

– Стрэйк.

– Ну, началось! Тогда почему Дорвард его раньше не переманил? Поискать, так всем найдется, что вспомнить. Чего тебя так вышибло?

– Не знаю, что там у других, а от моего экстра-класса, как выяснилось, мало что осталось. Если у тебя есть кусок мыла и веревка, я бы одолжил их минут на десять. И вообще, иди к черту! Что ты сюда приперся?

Блохин присвистнул.

– Рэджи, перестань нести околесную. Вставай! – сказал он и потащил слабо отбивающегося капитана под холодный душ. Минут через пять интенсивной терапии капитан начал грязно ругаться, и Виктор счел это благоприятным прогностическим признаком.

Рэд провел рукой по влажным волосам.

– Лучше поговорим о дракончиках, – сказал он. – Кстати, куда ты дел куртку?

Но поговорить о дракончиках они не успели, потому что вахтенный вызвал Гардона с мостика. Рэд, не подумав, включил видео.

– Сэр, у нас неприятности.

– Да? Замечательно! Я так и думал.

Сержа несказанно озадачил ответ и внешний вид капитана.

– Служба безопасности, сэр…

– Перестрелять их к чертовой матери! – в сердцах сказал Рэд и, посмотрев на сбитого с толку штурмана, добавил: – Сейчас я приду.

Он небрежным взмахом руки стер изображение с экрана каюты, включил личный коммуникатор на постоянный прием и повернулся к бортинженеру, натягивая форменную куртку.

– Ну что за жизнь, а?! Ни напиться, ни повеситься. Спасибо, Вить. Пойдем.

Вроде бы на этом можно было поставить точку. Но Блохин надолго замолчал, задумавшись о случившемся. Привычный облик «бывалого космопроходца», который так любил примерять на себя Рэджинальд, спасаясь от любопытных глаз, больше не внушал бортинженеру особого доверия. И Виктор смутно догадывался, что с этого дня ему суждено всегда видеть обе стороны медали.

– Без вас я не решился открыть огонь, сэр. Сент-Фалль сидел, развалившись в кресле первого пилота. На обзорном экране маячил патрульный крейсер СКБ.

– Чего орлы хотят? – поинтересовался Гардон, кивнув штурману и усевшись на свое место.

– Разумеется, содрать штраф. Перевозка животных в неприспособленном помещении, отсутствие ветеринарных ведомостей, неуплата пошлины. Кажется, я забыл еще пунктов пять обвинительного заключения.

– Любят господа загребать жар чужими руками, – заметил бортинженер. – Обдерут, как липку.

– Виктор, придумай что-нибудь, – устало сказал Гардон, – а то мы сядем всем экипажем: за оказание вооруженного сопротивления органам охраны правопорядка.

– Ты бы, в самом деле, отошел от пульта, капитан, – посоветовал Серж.

– Послушайте, – вдруг оживился Блохин, – этих драконов кто-нибудь ест? Впрочем, не важно! Мы же везем потенциальный комбикорм! Поднимайте всех. Животных надо заставить лежать неподвижно. Там есть дохлые?

– Уже есть, – ответил Кейт, входя.

– Прекрасно, остальные будут спать как убитые, даже лучше. Серж, пошли. Рэд, задержи их визит, если сможешь. Кейт, вызови Стрэйка. Слепите с ним хотя бы подобие контракта по реализации биологических отходов на случай, если потребуется документ.

Гардон молча кивнул и только сейчас ответил на вызов. В итоге его все-таки вынудили пригласить патрульных на борт. У лифта капитан столкнулся нос к носу со штурманом.

– Пойдем.

– Куда? – удивился Серж. – В зверинце уже полный порядок. Натуральное кладбище.

– Встречать гостей.

– А почему не Джери?

– Занимается документацией. У него, как у помощника капитана, больше прав.

Пока они шли по коридору к трюму, Гардон сообразил, что лучше бы ему сейчас не показываться на глаза блюстителям порядка как можно дольше.

– Серж, – сказал капитан, – вести переговоры сегодня будешь ты. Я к концу разговора подойду.

– С чего вдруг?

– Звезды так расположились. Идея проста: драконы сдохли. Мы договорились с сельхозобъединением Марайны сбыть их за бесценок в качестве корма, подлежащего переработке.

– Тебя только что сняли с должности? Рэд несколько секунд медлил с ответом.

– Меня могут протестировать, – нехотя сказал он. Сент-Фалль окинул взглядом капитана, которого слегка качало.

– С чего ты напился, Рэд? – В вопросе штурмана угадывалось скорее сожаление, чем осуждение. Дурные привычки друг друга команда знала наперечет. Но на период свободного поиска их старались оставлять за бортом звездолета, что до сего момента большинству членов экипажа, включая и самого капитана, вполне удавалось.

– Не хочу объяснять.

– По крайней мере честно.

– Значит, договорились?

– Как скажешь, капитан.

Серж Сент-Фалль, или по матери Сергей Валеев, был человеком оригинальным, с большим самомнением и злым языком. С Гардоном он познакомился весьма необычно, разыскав его на дрейфующей спасательной базе. Когда Рэд пришел по вызову в комнату посетителей, он увидел черноволосого молодого человека, одетого стильно и чуть небрежно. Бархатисто-черные, словно подведенные, глаза незнакомца смотрели изучающее. На шее болталась изящная золотая цепочка с полумесяцем, а на лацкане его более чем штатского костюма красовался штурманский значок. Рэджинальд холодного поздоровался.

– Есть одна проблема, командир, – сказал незнакомец. – Вы ведь любите совершать подвиги? – Его тонкие брови приподнялись, придав лицу выражение не то легкого пренебрежения, не то любопытства.

– Работа такая, – небрежно ответил Рэд.

Они устроили небольшую словесную дуэль и понравились друг другу чуть больше, чем вначале. Серж тогда первый год работал в торговом флоте после окончания ВШК. Совершая челночные рейсы, его корабль несколько раз проходил мимо старого военного спутника времен Первой звездной войны, болтавшегося на орбите планеты Брист. Спутник имел антикварный вид и воспринимался неотъемлемой частью пространства вокруг торговой трассы. Но однажды Сержу показалось, что тот изменил орбиту. Штурман навел справки и выяснил, что на планете несколько дней назад наблюдались подвижки коры. Брист представлял собой склад радиоактивных элементов, и в прежние времена его изрыли шахтами, добывая ядерное горючее. Траектория спутника проходила как раз над «заглушкой» одной из шахт.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное