Людмила Леонидова.

Капризы женской любви

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

   – Может, ты и вина такого не пробовала? – Надменная девушка в блузке с воланами, сидевшая рядом с Серегой, презрительно фыркнула, посмотрев на Олю как на белую ворону.
   – Закусывай, скоро подадут шашлыки. Ты любишь шашлыки? – стараясь загладить неловкость, Сергей подошел к новой гостье и сам положил ей что-то на тарелку. Десятки глаз устремились на нее.
   – Спасибо, – произнесла Оля.
   Мясо на стол мамы и тети Лели попадало крайне редко.
   В простеньком платьице, которое ей сшила Леля, и дешевых босоножках она чувствовала себя здесь совсем чужой. Присутствующие девушки были в импортной одежде и дорогой обуви. От них пахло французскими духами. О таких нарядах ей приходилось только мечтать. Уставившись в тарелку, она пробовала деликатесы, изредка поглядывая по сторонам.
   Дачный домик оказался лучше любой московской квартиры, в которой Оле приходилось бывать, с полированной мебелью и коврами на полу. Накрытый стол ломился от невероятно вкусной еды: в хрустальных ладьях возвышались горки салатов с крабами, в серебряных плошках переливалась красная икра, осетрина тонкими ломтиками светилась на специальных блюдах. Сережиных гостей обслуживали несколько официанток в белых кружевных кокошниках.
   – Ты из этих? – спросил ее на ухо сосед, показывая на разодетых девчонок.
   – Мы с Сережей вместе учимся. – Оля с укором покачала головой, давая понять, как она относится к этой компании.
   – А что это ты так головой качаешь? Сюда, за этот высокий забор, вхожа только элита общества – золотая молодежь. – Оля продолжала с непониманием смотреть на нового знакомого. – Кремлевские детки, слышала про таких? – И, не получив ответа, добавил: – Я тоже не из них. Кстати, меня Виктором звать, я школьный друг Сереги. Будем знакомы.
   – Оля.
   Он под столом пожал ей руку.
   – А ты не знала, что здесь, на Рублевке, живут только такие?
   – Нет, – честно созналась девушка.
   – Вот сейчас напьются и порнуху по видику запустят.
   Оля вновь подняла брови.
   – Может, ты и видик никогда не смотрела?
   – Нет, – честно призналась Оля. – Одной моей знакомой из-за границы привезли, только фильмов она пока еще не достала.
   – О чем ты там с моей невестой шепчешься? – Полупьяный именинник подошел к друзьям.
   Оле показалось, что те, кто услышал заявление Сереги о невесте, посмотрели на нее еще более презрительно и надменно. Мол, с какой это стати к нам затесалась?
   – Ты правда его невеста? – поинтересовался Виктор.
   – Первый раз слышу, – с обидой в голосе отозвалась Оля. – Я с ним раньше только в институте общалась. А про такое, – Оля показала то ли на компанию, то ли на стол, – даже и не подозревала.
   Многоярусный торт с кремовыми розочками завершил обильный ужин.
На нем горели двадцать две свечи. Кто-то выключил свет.
   – Загадай желание, загадай! – кричали изряд но выпившие друзья Сергея.
   Сережа изо всех сил раздувал щеки, чтобы загасить свечи. От этого в темноте он казался похожим на щекастого зайца из мультика «Ну, погоди!».
   – Все вместе. – Виктор решил помочь другу: – Раз, два, три!
   – Уф-ф!
   С помощью присутствующих гостей упрямые свечки были потушены. Вспыхнул яркий свет огромной хрустальной люстры.
   – А ведь желание не сбудется, сам не смог! – подначивали его разгулявшиеся приятели.
   – Я загадал, что женюсь на самой красивой девушке!
   – Она здесь? – спросила его соседка.
   – Здесь, – отозвался Сергей и посмотрел на Олю. Все взоры с завистью вновь устремились на нее.
   – Давайте потанцуем, – громко предложил Виктор. – Серега врубай.
   – Дамы приглашают кавалеров, – выкрикнул кто-то, и та девушка, которая интересовалась, здесь ли возлюбленная Сережи, ухватила его за руку.
   Заиграла музыка. Свет вновь погасили, и мужскую часть компании быстро расхватали. Оля продолжала сидеть за столом.
   – Не хотите ли посмотреть занимательный фильм? – раздался в темноте чей-то мужской голос. – Зачем вам детские танцы-обжиманцы? Там в спальне у хозяев видеомагнитофон, выпивка. Солидная компания собралась. Только вас не хватает.
   – Пойдем со мной, – услышала она шепот Виктора.
   Но цепкая рука тащила ее уже совсем в другую сторону. Так она попала в спальню к родителям Сергея. Здесь на большом телевизионном экране шел фильм: группа полуголых девиц в длинных черных подвязках и чулках, в кружевных передничках, без лифчиков и трусов бегала по зеленому лугу. Неожиданно появился пастух в тирольской одежде с дудочкой в руках. Вся стая голопопых девушек бросилась на него, яростно срывая с него одежду. Та же цепкая рука в темноте пробралась Оле под платье, обхватив грудь. Она вскрикнула.
   – Потише, – шикнули на нее, – если невмоготу, есть рядом комната для уединения.
   – А-а! Так это новенькая здесь забавляется, а строила-то из себя…
   – Оля, это ты? – Совсем рядом она услышала голос Виктора.
   – Уведи меня, – взмолилась девушка.
   Он легко отпихнул прилипшего к ней кавалера и вернул в столовую. Там начиналась вакханалия. Перепившиеся девушки, танцуя, активно приставали к кавалерам. Те не сильно возражали. Прислуга, вероятно, привыкшая к таким развлечениям молодежи, незаметно прибирала со стола.
   – Пора отсюда бежать, – решил Виктор.
   – А мы сможем? Здесь столько охраны.
   – Здесь не тебя охраняют. А от тебя. И вообще я тут не в первый раз, положись на меня.
   Оля посмотрела на решительного парня и поняла, что на такого действительно можно положиться.
   Выбравшись из гостиной, они сначала проникли на веранду, а потом, взявшись за руки, чтобы не потеряться в темноте, пробрались через парк к воротам. И сбежали. Так случилось, что навсегда.
   – Невесту мою увел, – позже обижался на друга Серега.
   – Только ты один знал, что она твоя невеста. Сама Оля об этом не догадывалась.
   Ухаживал Виктор красиво: покупал цветы, провожал домой, даже писал стихи.
   После первой ночи, проведенной с красавицей курса, Виктор сделал ей предложение.
   – Выйдешь за меня? – Во всех делах он был скор на решения.
   – Давай подождем. Мне еще учиться. Мама не разрешит.
   – Мы ведь любим друг друга? – не разделяя ее взглядов, удивился Виктор.
   – Мама считает, что любовь нужно проверять. Давай подумаем. Может, мы характерами не сойдемся.
   – Я никогда не останавливаюсь на достигнутом, – жестко заявил Виктор. – Пойдем к твоей маме.
   – Ребята, ну куда вы спешите? Нужно институт закончить. Подождите, – попросила Василиса, – времена-то какие тяжелые. На что жить?
   – Не волнуйтесь. Я стану очень богат. У нас с Серегой большие планы.
   Василиса в сомнении покачала головой, но сама, промаявшись без мужа, не посмела встать поперек дороги дочери.
   Они поженились. Вскоре поменялся строй и страна. Однако Оленька успела окончить институт и получить распределение в НИИ. Виктор не обманул. Открыв один из первых кооперативов вместе с Сергеем, он разбогател.
   Позже друзья рассорятся и разбегутся. Но Виктор уже будет твердо стоять на ногах. У него с Ольгой родится первый желанный ребенок – девочка. Имя ей придумает отец: Надежда.
   Надежда на их с Оленькой замечательное будущее, которого не будет.


   И вот я, Надежда, волей судьбы оказалась в аэропорту Нью-Йорка.
   – Такси не нужно? – спросил меня кто-то по-русски, прервав воспоминания. Я посмотрела на часы. Все прилетевшие со мной одним рейсом рассосались.
   – Куда ехать? Довезу недорого, – болтая ключом от машины, спросил меня, как в Москве, мужчина в кроссовках и джинсах.
   Не могла же я сказать, что не знаю, куда ехать, поэтому, отказавшись, решила ждать до победного. Воспоминания продолжали лезть в голову.
   Как маме жилось первые годы с отцом, никто не рассказывал, зато о том, как развелись, разговоров было столько! Бурно вспыхнувшая любовь-морковь не выдержала испытания временем. Между ними пробежала черная кошка. Каждый стал жить своей жизнью.
   Я отца и не помню, расстались они с мамой, когда мне было лет пять. Но даже до этого я чаще жила у бабушки Василисы и Лели. Бабушка много занималась мной.
   Поэтому так же, как и она, я решила стать педагогом. Окончив десять классов, поступила в педагогический. К тому времени снова высшее образование вошло в моду. Не то что во времена перестройки. Говорят, после революции девяностых все бросали учебу и шли в бизнес. Нарождалась новая буржуазия. Мой отец оказался в первых рядах. Физики, математики и даже гуманитарии создавали собственные кооперативы, богатели. Раньше я считала, что там, где деньги, там красивая жизнь, женщины, готовые на все. Да и по разговорам мой отец, пока я росла, поменял несколько жен, одну моложе другой. Завел с ними кучу детей.
   Правда, лично попробовав бизнес на вкус, понимаю, что ошибалась.
   Бабушка Василиса о моем отце всегда отзывалась с уважением. Считала, что жизнь изменилась и ценности поменялись, вот от этого они с мамой и разошлись.
   Наше семейное гнездо очередной раз разрушила революция. А может, предсказание ворожеи в ночь перед Рождеством?
   Только мне от этого не легче: дети всегда тяжело переживают разводы родителей. У всех моих подружек по институту были отцы. Хвастаясь, они заявляли: «Ты ведь знаешь, мой отец в банке работает», «Он у меня фирмач», «У нас тачка – улет», «После сессии отец обещал путевку на Канары купить».
   В нашем педагогическом институте на занятиях все чаще стали твердить о плохом воспитании в неполных семьях. Беспризорные дети на вокзалах и в ночлежках как следствие неполных семей. А те, с которыми мамаши все-таки справляются, вырастают с комплексами – неполноценные члены общества! Меня это стало доставать. Еще не повзрослев, я приставала к маме: «Как же так случилось, что вы разошлись?»
   – В чем дело? – стала спрашивать я.
   – А что, собственно, тебе не хватает? С деньгами у нас все нормально.
   Я знала, что отец до сих пор переводил деньги на мой личный счет. Но мама начинала сердиться всякий раз, когда я заводила разговор об отце.
   – Зачем он тебе?
   – Хочу, чтобы был. – Я настаивала на объяснении.
   – Зачем?
   – Как у всех!
   – А, вот оно в чем дело!
   Ну, чтобы мама не подумала, будто у меня комплекс, рассказала, что недавно прочла книжку про Мэрилин Монро. Оказывается, она была нежеланным ребенком. И всю жизнь от этого страдала. Мечтала увидеть своего отца. Не верила, что ему не хочется посмотреть, как она выросла и какой красавицей стала. Она надевала свои лучшие наряды и воображала, как однажды незнакомец постучит в дверь и скажет: «Я пришел за тобой, моя доченька!»
   – Пришел? – Мама даже прослезилась от моего рассказа.
   Я помотала головой:
   – Так и не дождалась.
   – Ты не думай, папа тебя любил и очень хотел, чтобы ты родилась. Просто у нас с ним не сложилось.
   – Ты жалеешь?
   – Что теперь жалеть, столько лет прошло! – В сердцах мама махнула рукой, и я поняла, что она его еще любит. – Ты ведь взрослая, догадываешься, что у меня есть… – Мама помедлила.
   – Любовник Алик, – подсказала я.
   Мама с ним по воскресеньям встречалась, иногда даже оставалась на ночь. Или приглашала к нам, когда я у бабушки ночевала. Они с тетей Лелей мне всегда рады были. Поставят раскладушку на кухне и про прошлую жизнь рассказывают. Интересно! Тетя Леля о том, как фильмы снимала с самим Лихановым! Даже на его роман с бабушкой намекала. Он, конечно, давно умер, и жена его Маровская тоже.
   Теперь современные артисты выносят свою личную жизнь на общественное обсуждение. Про них в журналах пишут. Про все, про все. И у кого какие любовницы и дети внебрачные. Это раньше неприличным казалось. Все скрывали. А сегодня на снимке в солидном журнале втроем снимаются: в середине престарелый папаша семейства, справа старшая жена, слева младшая… любовница, с ребенком на руках. Папаша умиленно смотрит на потомство. Старшая жена контролирует младшую, чтобы к другому не сбежала.
   Если бы бабушка Василиса в наши времена с таким, как Лиханов, тусовалась, весь бы мой курс мне завидовал! А я бы в лучах его славы купалась, как правнучка от внебрачной дочери.
   Бабушка считает, что в сторону артистов даже смотреть нечего. Ни-ни! С ними жизнь нечеловеческая. И тетя Леля ее поддерживает.
   С Аликом мама меня не знакомит. Бабушка Василиса, когда спрашиваю, только рукой машет.
   – Пригласи его к нам, познакомимся, может, он с нами будет жить, – предложила я маме.
   Мама неуверенно покачала головой, но все-таки однажды мой каприз выполнила.
   Поздно вечером в нашу квартиру позвонили. На пороге стоял крепкий белобрысый мужчина. Вполне солидный, с портфелем и в плаще.
   – Здрасьте, девчонки, – изрек белобрысый и подал маме увядший цветок. – Не возражаете, я пройду, – сказал он, потому что я стояла на входе, как бронепоезд. Он, легко приподняв меня, переставил на другое место, сунул в руки плащ и прошел в комнату.
   – Не возражаем, – запоздало отозвалась я и добавила: – Располагайтесь.
   Он расположился за столом. На часах стукнуло одиннадцать.
   – Ну что, девчонки, поужинаем? – потирая руки, проговорил он.
   Мама неловко засуетилась. А я села напротив и, подперев руками подбородок, уставилась на Алика. Выглядело это немного нахально. Но он, чувствовалось, тоже не из робких.
   – Выпьем что-нибудь по случаю нашего знакомства? – все-таки первым, не выдержав моего взгляда, предложил он.
   – Выпьем, – согласилась я, продолжая рассматривать белобрысого.
   Алик был с гладким, откормленным лицом, накачанный, с бицепсами спортсмена – прямо гимн здоровому телу, как говорят, настоящий олимпийский бог.
   Тарзана чем-то напоминает, с извилинами плоховато, и внешне, если честно, ничего из себя. Такие должны нравиться всем женщинам. А главное, видно, что ему все по барабану, ничего не берет в голову.
   – Ну, неси, – приказал он, по-хозяйски оглядывая буфет – знал, где у нас стоит спиртное.
   Мама уже летела к столу с бутылкой сухого вина. Разлив вино, он провозгласил тост:
   – За наше будущее! – и залпом опрокинул фужер.
   – А вы… вы кто по профессии? – пригубив вина, полюбопытствовала я.
   Алик на минутку задумался, видимо, не ожидая такого вопроса.
   – Был инженером, а сейчас, можно сказать, коммерческой деятельностью занимаюсь.
   – Да?
   – Да. – Он не смутился.
   – И как успехи?
   – Честно?
   – Честно.
   – Не очень.
   – Обидно. Мой отец тоже коммерсант.
   – Слышал.
   – У него успехи неплохие. Он нам с мамой до сих пор помогает.
   – Это очень похвально.
   Тут за Алика вступилась мама:
   – Мы с Аликом до перестройки в одном НИИ работали, ну потом долго не виделись.
   – Да, случайно встретились, при оригинальных обстоятельствах. – Алик усмехнулся.
   – Алик меня тогда очень выручил.
   – Нет-нет, это Оля мне руку помощи протянула. На работу устроила.
   – И чем все кончилось?
   – Не то! – Мамин любовник щелкнул пальцами. – Понимаешь, мне пища для ума необходима, а там все одно и то же, все одно и то же.
   – Да, у Алика голова светлая. Рацпредложения, изобретения…
   – Я заметила, даже ореол вокруг головы, мама, взгляни, светится!
   – Надежда не груби, – одернула меня мама. – Алик еще и талантливый руководитель.
   – Может, он нами руководить собирается?
   – Возможно. В доме у мужика всегда работа найдется. – Алик не обиделся. Он вылил в свой фужер остатки вина из бутылки и с аппетитом набросился на борщ, который мама приготовила для меня.
   Всю ночь я не могла сомкнуть глаз. Стены в современном доме тонкие, слышимость потрясающая.
   Уснув на рассвете, я решила, что без такого «папы» можно обойтись.
   Мама, смущаясь, согласилась.
   – Мам, а если я своему отцу позвоню, ты как? – Мама с недоумением посмотрела на меня. – Биологическому, – робко добавила я.
   Мама заплакала. Мне стало ее жаль.
   – Столько лет жила со мной! Никакого отца не нужно было. Что с тобой?
   – Сама не знаю, – заскулила я вместе с ней.
   Размазывая по щекам слезы, мама порылась в записной книжке:
   – На, звони. Только поподробнее объясни, кто ты. Он забыл о нас.
   – Как это забыл? А деньги кто-то за него посылает?
   – Это для него мелочь. После того как расстались, я с ним столько лет не виделась. Слышала, что у него после нас еще две семьи было.
   – И дети тоже?
   – И дети.
   – Это его рабочий телефон?
   – Да.
   – Сотового нет?
   – Нет.
   – Мам, а почему ты все-таки с ним разбежалась, мне кажется, ты до сих пор его любишь? Что-нибудь случилось такое?
   – Бабушка тебе не рассказывала?
   – Нет. Мама тяжело вздохнула, решившись наконец-то мне рассказать.


   После революции девяностых, когда отец начал свой бизнес, у него дела сразу пошли в гору. Все его считали трудоголиком – целыми днями на работе. Мамин НИИ, куда ее распределили после вуза, закрыли. Она осталась не у дел. Конечно, я этого всего помнить не могла, маленькой была. Бабушка Василиса часто брала меня к себе. Мама одна-одинешенька дома куковала. Отец ей ни в чем не отказывал: хотела дорогое платье из бутика – пожалуйста, украшение – ради Бога. Только, со слов мамы, он на ней этого всего не замечал. Наденет новое платье, дорогие украшения навесит и сидит дома. А он на встречах, по ресторанам, с партнерами, а может… в общем, его жизнь протекала отдельно от ее. Приходил поздно, а иногда просто звонил и не приходил. Она не требовала объяснений, не задавала вопросов. Чувствовала, что семейная жизнь катится под откос. Стало казаться, что он ею и как женщиной перестал интересоваться. Тогда мама попросила, чтобы отец ее устроил на работу.
   Меня она отдала в садик. Хотелось на люди. Папа порекомендовал ее в одну из фирм по продаже авиационных билетов и турпутевок. Фирма небольшая, человек десять. Шеф – мужчина. Больше половины сотрудников занимались туризмом, а мама с еще одной девушкой – длинноногой голубоглазой Ксюшей – билетами. Поначалу маму все жутко раздражало, особенно эта Ксюша, потому что мужики западали на нее, и когда она просто на них смотрела, готовы были улететь, куда угодно, даже в совершенно ненужном им направлении.
   Она только хлопала длинными ресницами, улыбалась пухлыми накачанными губками, зубки свои белоснежные показывала, и клиент был готов.
   Маме вообще не нравились длинные сухопарые девицы, напоминающие вешалки. В нашем роду женщины не маленькие, и бабушка Василиса, и мама не дюймовочка, только не такие тощие. Еще ее раздражали эти новомодные старые имена: Ксюша, Фекла, Дарья. Поведение этих кривляк просто выводило ее из себя – покачивание бедрами, воркующий голос, уговаривающий клиентов. После многолетнего сидения дома, где было не все в порядке, все это было непривычно. И клиенты на работе ей не нравились тоже: вечно куда-то спешили, требовали, чтобы им продавали билеты именно на сегодня, а потом по двадцать раз меняли дату отлета. Тем более что она работала не ради денег. Отец всем в доме нас с мамой обеспечивал. Поначалу ей хотелось все бросить и уйти. Только большого выбора у нее не было.
   И она постепенно привыкла. Пригляделась к Ксюше и даже стала кое-что от нее перенимать. Сначала советовалась по поводу одежды, потом макияжа. Когда целыми днями сидишь бок о бок, даже манеру общения с клиентами перенимаешь.
   К маминому удивлению, отец не обращал внимания на перемены в ней. А она, изменившись, чувствовала себя увереннее, лучше. Себя преподносила по-другому. На нее мужчины стали заглядываться, флиртовать! Может, все это со временем и на пользу бы семейным отношениям пошло, если бы не дурацкий случай.
   Однажды утром, убегая на работу, отец мимоходом попросил помочь с билетом некому господину Барсову, приехавшему с каких-то нефтепромыслов.
   – Ему нужен удобный рейс в Лондон. Постарайся, пожалуйста, он наш богатый клиент, – сказал он маме.
   Когда солидный, очень привлекательный мужчина появился в офисе, представился Барсовым и, улыбаясь, вроде бы положил на маму глаз, она даже не удивилась. Случись такое полгода назад, она сочла бы это наваждением. Но после своего преображения приняла как само собой разумеющееся. Заметив, что Ксюша тоже встрепенулась и нарисовала на своем лице одну из лучших улыбок, мама собралась сама его обслужить, но тут ее вызвали к шефу. Однако она успела шепнуть Ксюше, что это клиент от папы, хотя в этом не было необходимости. Пока компьютер-тугодум подбирал Барсову рейс, Ксюша успела принести клиенту кофе и окружить его теплом и заботой. Дальнейшее маме увидеть не удалось, она вышла из комнаты. Ей показалось, что Барсов проводил ее многозначительным взглядом. Вернувшись, она гостя уже не застала, однако поинтересовалась, все ли в порядке. Ксюша ответила, что все о’кей.
   На следующий день, когда в трубке раздался знакомый бархатный голос, ей припомнился многозначительный взгляд Барсова.
   – Это опять я. Вы еще меня не забыли? – Он явно флиртовал.
   – Кто? – притворилась мама, будто не узнала.
   – Я обращался к вам вчера по поводу билета в Лондон от Виктора.
   В ответ она защебетала ангельским голоском и сама удивилась, как подражает Ксюше.
   По компьютеру она разглядела, что Барсов стоял на «листе ожидания», а это означало, что в случае отказа кого-нибудь он получит билет на желаемый рейс.
   – Может быть, мне сегодня еще раз к вам зайти? – явно намекая на общение, предложил Барсов.
   Про себя улыбнувшись, мама вежливо ему отсоветовала, объяснив, что как только появится место, компьютер сам его зарезервирует. Но ей все равно было приятно.
   – Чем вы тут в Москве вечерами занимаетесь? – спросил он так, как делают люди, собравшиеся вас куда-то пригласить.
   – Охраняем семейный очаг, – сама того от себя не ожидая, ответила она игриво. Хотя считала, что ей только кочерги не хватало, чтобы помешивать в этом очаге тлеющие угли, а в случае если у папы хватит нахальства заявиться с любовницей, запустить в него этой кочергой. Правда, про любовниц ей ничего известно не было.
   – Женщине с такой внешностью, как у вас, грех сидеть дома, – попытался разогреть ее Барсов.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное