Людмила Горбенко.

Хозяин химер

(страница 8 из 35)

скачать книгу бесплатно

Наскоро позавтракав вчерашней кашей, Геллан едва успел утереть рот, как настырный Терслей выдернул его из-за стола и потащил вниз.

Первое, что увидел Геллан, оказавшись на заднем дворике, был конь.

Невысокий, не более шести локтей в холке, грубоватой конституции, он топтался у забора, объедая молодую крапиву. У него была толстая шея, короткий вислый круп и выражение хронической непокорности судьбе на длинной морде.

– Гм, – сказал принц тактично.

Терслей хихикнул.

– Знаю, знаю, о чем ты сейчас думаешь. Ожидал увидеть чистокровку? Вот была бы глупость! Ты не смотри, что он скромный. Зато выносливый, в галопе резв и работать может хоть в упряжи, хоть под седлом, хоть под вьюком. И громких шумов не боится.

– Как же звать это бесценное сокровище? – уныло уточнил Геллан, уже понимая, кому предназначен выносливый уродец.

– Корд, – сказал Терслей.

– Корд, – задумчиво повторил Геллан, и конь шумно вздохнул, положив горбоносую голову ему на плечо.

Сзади раздалось ехидное воронье карканье.

Обернувшись, принц увидел краснощекого мужчину средних лет в помятой одежде, стоящего в стороне. Некогда шоколадного цвета куртка в данный момент имела своеобразный оттенок, именуемый в народе «цветом детской неожиданности», заправленные в сапоги штаны подозрительно напоминали заношенное исподнее, и только крахмальная рубаха сияла безупречной белизной, намекая на то, что ее хозяин вполне приличный и достойный человек. Черты его лица были крупны и несимметричны: растрепанные пышные бакенбарды, рот с кривинкой, брови разной длины и нос бумерангом. Резко прекратив каркать, незнакомец почесал ноздрю и молча застыл, к чему-то прислушиваясь.

Взгляд его серых глаз был нечеловечески безмятежен, и, приглядевшись, Геллан понял почему. Незнакомец просто не фокусировал зрение ни на одном предмете, игнорируя реальность и витая в неких неведомых облаках.

– Это он? – шепотом спросил принц.

– Да. Жекон Шумный собственной персоной. Внештатный сотрудник Гильдии, – так же тихо пояснил Терслей.– Сейчас он остальных лошадей приведет, и займемся оружием, магическими припасами и общей экипировкой. Ты почему перед сном сапоги слуге не отдал, как я тебе вчера велел?

– Забыл, – пожал плечами Геллан.

– Напрасно. Возможно, часть дороги придется идти через болото, их надо было барсучьим жиром пропитать, чтобы не промокали.

Тем временем калитка громко хлопнула – маг вышел.

– Теперь я понимаю, отчего он получил свою кличку, – хмыкнул Геллан.

– Нет, пока не понимаешь, – серьезно возразил Терслей.– Думаешь, это шум? Я посмотрю, как ты через пару дней будешь уши лоскутами затыкать. Жекон – жуткий позер и питает слабость к театральным эффектам. А уж как примется после колдовства силы восстанавливать – хоть святых выноси и местное население эвакуируй.

– Почему? – удивился Геллан.

– Потому. Знаешь, как маги подзаряжаются?

– Сладкое едят, – осторожно сказал Геллан, стараясь не проявлять излишней осведомленности.

Придворный маг отца всегда носил на поясе мешочек карамелек, это он помнил.– Конфетки, например.

– Сладкое! Сладкое, брат Геллан, оказывается, не самая сытная вещь! Наш Жекон провел ряд экспериментов и вычислил гораздо более интересный продукт. Коктейль «магический» называется. Не поручусь за пропорции, но самогоном от этого чудодейственного пойла прет за версту. Зато, как утверждает Жекон, один стакан является жидким заменителем целого мешка конфет.

– Пьет, – догадался Геллан.

– Пьет? – взвился Терслей.– Если это называется пьет, то я не знаю, что делают остальные, потребляющие алкоголь. Наливается до бровей! Жрет все, что горит! Я как узнал, что он с нами идет, – чуть прямо на месте от заказа не отказался!

– Ничего, – успокаивающе тронул приятеля за плечо Геллан.– Справимся. Ледяная вода, вороний помет наконец крепкие веревки. На свете существует масса способов успокоения бушующих алкоголиков. У нас в семействе был один пьющий двоюродный дядюшка…

– Ага! – буркнул, перебивая его, Терслей.– Только твой дядюшка не был магом! Хотел бы я посмотреть, как ты рискнешь облить Жекона ледяной водой или подсунуть ему помет! Да он тебя самого в ворону превратит!

Дядюшка Геллана действительно не был магом. Он был правящим королем. Умение превращать обидчиков в ворон ему было просто ни к чему – он легко превращал рисковых смельчаков в безголовые трупы одним мановением руки, но рассказывать об этом Терслею явно не стоило, и Геллан промолчал.

Тем более что в этот момент калитка опять распахнулась и во двор степенно ступил Жекон, ведущий в поводу пару коней, при виде которых у принца заныло сердце. Первый был обычный ладный скакун мышастой масти, зато второй…

Второй был практически точной копией его родного Вихря, оставленного скучать без хозяина в далекой Оттии. Широкая грудь, короткая сильная спина, маленькая голова и мощная шея. Почувствовав, что на него смотрят, конь двинулся величавым танцем вдоль забора, картинно высоко поднимая ноги.

– Это и есть твой новый стрелок, Терслей? – спросил маг, предварительно ощупав застывшего Геллана липким взглядом.– Хорошенький. А чего он на лошадей так уставился? Никогда не видел, что ли? Кто он в миру?

– Скорняк, – пояснил Терслей.

– Значит, прикидывает, как шкуру ловчей снимать, – понимающе кивнул маг и наконец соизволил обратиться напрямую к Геллану: – Ну здравствуй, новый стрелок. Ты уж моего Ниала пока на ремни не полосуй, сделай милость.

– Да я… Как вы только можете… – смешался принц.

– Ух, какой чувствительный мальчик! – восхитился Жекон.– Просто дуся!

– Э! – протестующее открыл рот принц, но маг уже потерял к нему интерес и вплотную занялся погрузкой на коня каких-то свертков и фляг, скрепленных друг с другом тонкими цепочками и веревками.

Движения Жекона были резкими, порывистыми, и крепления то и дело рвались. Связывая веревки по новой крупными узлами, маг громко ругался своим скрипучим птичьим голосом, пересыпая брань загадочными словосочетаниями: «куриная слепота», «белая плесень», «заячий скок», «темень простая»…

При упоминании «темени простой» в мозгу Геллана словно что-то щелкнуло, и он вспомнил, как маленьким мальчиком стоял на балконе, а семейный маг точно так же, как сейчас Жекон, укладывал в подкаретный ящик импортированное с континента магическое снаряжение для боевого отряда.

Действительно, очень похоже.

Разве что свертков сейчас в два раза больше.

28-я верста дороги на Нифер. Случайно уцелевшая поляна среди поваленного леса

– Ладно. Ставьте метку над кратером и зовите гноментов, – мертвым голосом изрек наушник.

– Есть звать гноментов. Хотя… кажется, они уже здесь, – убитым тоном признался я, глядя на подъезжающую кибитку с выведенной наверх трубой, из которой, весело пыхая, выпрыгивали комочки дыма.– Помяни лихо…

– Отряд дорожного патрулирования Орасса и Каперии! – бодро заорала низкая фигурка, еще не успев спуститься по резной деревянной лесенке.– Вижу, у вас проблемы?

– Никаких! – процедила Вторая, с тоской оглядываясь на дорогу, усыпанную дамским нижним бельем, словно грядка семенами. Отдельно, как спаренные корзинки для сбора урожая, на обочине покоился Парасин лиф.

– У-у-у! – порадовался гномент, без малейшего смущения поднимая с земли окровавленное ухо и принюхиваясь к нему.– Человечинка! И лес вповалку! Да тут, кажется, магией попахивает. Заказное или просто народный шабаш?

– Несчастный случай, – ровным голосом сказала Вторая, утирая лоб и отряхивая от земли бедро, приходящееся как раз на уровне лба гномента.

– Ничего себе несчастье! – хмыкнул гном, отшвыривая кусок чужой плоти так небрежно, словно это была грязная бумажка.– А кто там к дереву привязан?

– Убийцы, – пояснил Третий, с ненавистью оглядываясь на пленников и грозя поваленному лесу кулаком.

– Серьезно? – обрадовался гном, потирая маленькие ладошки друг о друга.– Ребята! Сюда! Есть работенка!

– Ну это на два часа… – обреченно протянул в наушнике голос куратора.

– Мы не виноваты! – буркнул я.

– А кто виноват? – взорвался куратор.– Принц убит! Убит позорно, случайно, не успев выполнить свою миссию. Разорван в клочья прямо на глазах сразу трех полевых работников, которые хлопали глазами, вместо того чтобы защитить его! А все дисциплина ваша, Пятый!

– Да мы… – начал оправдываться я.– Старались всеми силами! Третий так вообще себя превзошел!

– Ты про кровяные колбаски? – дрогнул голос куратора.– Не надо об этом, вот позорище… упаси Сатана, кто из начальства дознается!

– Да где же вы? – продолжал надрываться под кибиткой гном, нетерпеливо дергая за полог.

– Идем, – лениво отозвался наконец басовитый голос, и полог раздвинулся, выпуская наружу маленькую ножку, обутую в форменный ботинок.

Лирическое отступление.

Уже не первый год в подземных гномьих владениях вновь кипит жизнь. Маленький народец, как в славные прежние времена, производит оружие, добывает редкие металлы, выращивает драгоценные камни особой чистоты, виртуозно надувая представителей человеческого рода во время сбыта всей вышеперечисленной продукции. Кроме этих традиционных занятий, гномы все чаще нанимаются в верхние города приморья охранниками, уборщиками и уличными стражами. Причем если уборщиками в основном служат гномы мужского пола, то в бригадах гноментовской стражи около трети сотрудников – барышни с крепкими кулачками и непомерно высокими амбициями.

О! Легка на помине!

Решив продемонстрировать идеальное воспитание и полную законопослушность, я вежливо протянул руку малышке в сером форменном комбинезоне, неуклюже спускающейся по шаткой лесенке. Гномиха презрительно фыркнула, проигнорировала мою конечность и, чудом не сверзившись на сломанной ступеньке, спрыгнула-упала на дорогу.

Вот еще одна новая зараза нашего мира, выползающая из-под земли: фемигномизм во всей красе.

Оглядев наши растерзанные кареты, толпу свидетелей и отдельно стоящих в два ряда жен и наложниц принца, старший гномент навскидку оценил фронт работы, загрустил и приступил к допросу:

– Имя!

– Жак.

– Что можете сказать о смерти хозяина?

– Я ничего не видел.

Закончив заполнять бумагу, гномент пристально посмотрел слуге в глаза с тем особенным выражением «мы оба знаем, что ты виноват», которое свойственно опытным представителям закона.

– Следующий!

Второй слуга послушно сделал шаг вперед.

– Имя!

– Жак.

Встретив второго Жака, гномент не слишком удивился. Действительно, ничего особенного, имя вполне распространенное. Но после допроса третьего, четвертого, пятого и шестого Жака мелкий служака начал проявлять признаки раздражения, явно подозревая скрытое издевательство над своей персоной. К несчастью, после слуг настала наша с толстяком очередь.

– Имя! – настороженно спросил гном, глядя на меня снизу вверх с предостерегающим прищуром.

Посудите сами – что я мог ему ответить? «Носитель Отрицательной сущности полевой работник шестого ранга индивидуальный инвентарный номер 437/138-5»? Конечно нет, ведь многочисленные Фарадовы «половинки», «четвертинки» и «осьмушки» знали меня под совершенно другой кличкой, прекрасно вам известной.

Понурившись и уже предвкушая недоброе, я открыл рот и как можно тише и мягче сказал:

– Жак…

За что уважаю гноментов, так это за крепкие нервы. Представитель человеческой расы после этого признания уже давно бы оттоптался бы на нашей подозрительной компании по полной программе, а он ничего. Удержал себя в руках.

Когда меня отпустили и пришла очередь Третьего, гномент поступил очень просто. Глядя в глаза толстяку, он утвердительно уточнил:

– Жак?

Третий кивнул.

Гном спокойно смял стопочку уже заполненных протоколов допроса, вышвырнул прочь, достал чистый бланк и начал размашисто заполнять.

Заглянув ему через голову, я обнаружил, что на бланке выведено:

«Слуги – одиннадцать человек. Имя – Жаки. Показания – ничего не видели».

Выйдя таким образом из положения, гномент дежурно оскалился нам и приступил к тяжелой артиллерии: жены и любовницы.

Уже наученный горьким опытом, сотрудник закона не стал распыляться. Очередной бланк был озаглавлен «жены», явно признавая тот факт, что жены – это одна цельная особь, состоящая из нескольких женщин исключительно в силу национальной специфики, но все равно имеющих одно мнение на всех.

Когда остатки Фарада были аккуратно сметены в кучку и погружены в карету вместе со связанными преступниками, несчастные овдовевшие дамы закончили отвечать на вопросы и кибитка в сопровождении кавалькады карет удалилась, я облегченно вздохнул. Вот теперь все законно. Ни один ангел не подкопается, мы ни при чем.

Подул ветерок, играя тонкими цепочками паранджи нашей прекрасной напарницы.

Вторая поежилась в своем не по сезону легком костюмчике и осторожно шепнула в свой микрофон:

– Товарищ куратор! Фарад мертв, охранять некого. Что прикажете делать дальше?

– На базу? – предположил Третий.

– Ага, – каменным тоном сказали в наушнике.– Премию получать. За быстро и виртуозно выполненное задание. Три секунды – и от здорового мужика одни обрывки остались! Вот спасибо, ребятушки! До тридцати с лишком годков клиент дожил, пока на свою беду не нанял телохранителей. Простейшее дело осилить не смогли!

– За решетку, – догадался толстяк, опуская рога и мрачнея лицом.

– Там видно будет, – вздохнул куратор.– Оставайтесь пока на месте и ждите коллег. Особая бригада должна вот-вот прибыть, чтобы поучаствовать в завтрашних аукционных торгах. Попросите подкинуть вас до Нифера.

– Есть! – буркнул я, нервно подергивая хвостом.– А что наши коллеги собираются приобрести на завтрашнем аукционе?

– Ничего особенного, – холодно сказал куратор.– Так называемого кота в мешке. Обычный деревянный ящик, в каких распродают имущество, оставшееся после смерти неизвестных магов. По некоторым сведениям, из двенадцати штук, что удалось собрать по стране, один представляет собой настоящую ценность. Именно в нем старые записи архимага Аша, дневник с текстами заклинаний и необходимые принадлежности для выращивания химеры.

Только сейчас до меня дошло, отчего Организация столь щедро бросалась золотом, оплачивая дорожные расходы покойного Фарада – в кои-то веки слухи оказались правдой. Обычно в финансовых вопросах наша администрация предпочитает умеренность, граничащую с патологической скаредностью.

– Неужели этот ваш легендарный аш-шуар – обычная химера? Да ведь их кто только из магов не делал! Могу прямо сейчас поделиться секретным рецептом: берешь туловище козла, голову льва, хвост змеи, сшиваешь воедино – только крепко, чтобы не оторвались, – и готово! Все животные должны быть одного пола, по желанию тушку можно украсить крыльями. Видите, как просто?

– У недалеких личностей все просто, – ядовито сказал куратор.– Только почему-то до сих пор никто, кроме архимага Аша, не сумел создать формулу существа, не знающего поражений, не подверженного усталости и способного с равным успехом истреблять кого угодно: от бактерий до демонов. Я тебе больше скажу – архимаг предполагал, что его новая химера является практически вечной, и на всякий случай придумал «химериаш» – заклинающее число химеры, иначе именуемое «хозяином химер» и позволяющее отдавать этим созданиям любые приказы вплоть до самоуничтожения.

– Архимаг Аш действительно создал такую удивительную химеру? – удивилась чертовка.– Но ведь это противоречит элементарной логике! Таких монстров просто не может быть в природе!

– Их и не бывает, – согласился куратор.– Только жизнь, Вторая, штука сложная. Она одной природой не ограничивается. Аш-шуар был самым простым и при этом самым совершенным созданием архимага Аша. Старичок использовал для его создания части тел не трех, а шести разных животных, и козы среди них не было – архимаг терпеть не мог коз, они напоминали ему о далеких временах нищего детства, когда он вынужденно зарабатывал на жизнь изнурительным выпасом огромного стада. Лев, утконосый вепрь, скорпион, дикобраз, грифон и гигантский варан – именно на них пал выбор. Соединив составные части, Аш начинил сырую заготовку вместо сердца магической капсулой, укрыл все это дело коконом и оставил для окончательного дозревания. Целительные заклинания способствовали росту и быстрой регенерации. Боевые – наделили химеру способностью к сражениям. А вот дальше уже пошла чистая импровизация – архимаг применил специальную формулу непобедимости.

– Значит, если мы заполучим точные заклинания и вырастим копию аш-шуара, эта тварь начнет без устали крошить всех подряд? – недоверчиво уточнил я.

– Не всех, – язвительно ответил куратор.– Эта, как ты выразился, тварь…

Рассказ остался неоконченным. Оттопыренное от любопытства ушко нашей напарницы загородило мне обзор, но по характерному скрежету металла о камень и обиженной ругани можно было догадаться: прибыла капсула с коллегами.

– Уф! Еле успел! – доложил запыхавшийся черт, утирая потный лоб.– На пределе летел. Только какого лешего меня подгоняли, понять не могу. Аукцион-то отменили!

– Как? – удивился куратор.– Разве торги магического имущества назначены не на завтра?

– Вряд ли, – безмятежно ответил посыльный.– В аукционную палату зачем-то пробрался один из мелких демонов соседнего мира. Судя по фигуре, пяточным шпорам и синему цвету кожи – это шакс, обитатель Адского Болота. Он поджег зал еще до начала распродажи «котов в мешках», причем поджег так качественно, что аукционная палата сгорела дотла буквально за несколько секунд. Как прикажете распорядиться выданными казенными деньгами?

Из наушника вылетел протяжный стон.

Радуясь тому факту, что пожар никак нельзя было списать на нашу бригаду, мы приняли из рук взмыленного коллеги три увесистых кошеля и резво погрузились в капсулу, затолкав казенные монеты для лучшей сохранности под сиденья.

– Мы в гостиницу! – крикнула чертовка, выпихивая носком ботинка назойливого посыльного, вознамерившегося занять ее место.

Под скрежет кураторских зубных протезов капсула взмыла в воздух и понеслась в сторону границы с Малой Велией, ориентируясь на Нифер. Это был первый случай в моей практике, когда Третий не жевал во время полета, а Вторая не произнесла ни слова.

Мы уже были на подлете, когда из багажного отсека донеслось отчетливое царапанье.

– Что это там? – вопросительно подняла брови чертовка.– А ну, Третий, посмотри!

– Почему опять я? – попытался запротестовать толстяк, но при виде угрожающе прищуренных глаз нашей красавицы молча слез с сиденья и зашаркал в хвостовую часть капсулы.

Спустя минуту из багажного отсека полетели такие звуки, что я не выдержал. Выбрав в качестве временной парковки заброшенный пустырь, посадил капсулу, заглушил двигатель и кинулся на помощь лучшему другу.

Как оказалось, помощь не требовалась, Третий был в полном порядке и даже весел. Уперев руки в бока и наклонившись, он с интересом рассматривал нечто довольно крупное, белое и отчаянно скулящее.

Чтобы разглядеть находку точнее, требовалось отодвинуть друга, что я и проделал с немалым трудом. Затраченные усилия окупились сторицей: ничего подобного в капсулах полевых работников до сих пор не водилось.

Перед отлетом с базы техники явно поработали над конструкцией багажного отсека, снабдив его двойными стенками. В данный момент перегородка была вырвана с мясом, и потайное отделение открылось для обозрения во всей своей красе.

Внутри, роняя крупные слезы на грубую холщовую подстилку, сидел самый натуральный ангел.

Его одеяния были измяты и запачканы, нимб темен от злости, нос покраснел и распух, мятые крылья светились пролысинами, а тощие ноги и руки сковывали тяжелые ржавые кандалы…

Буркат, дом Терслея

Корд оказался конем с характером.

Еще во дворе он то и дело наклонялся к Геллану, упорно щипал его губами за уши и ехидно ржал, словно намекая на то, что ему известна тайна нового стрелка и он сейчас всем ее расскажет.

В итоге Геллан, как последний дурак, натянул на голову позаимствованный в шкафу Терслея старенький кольчатый капюшон и тщательно застегнул его под подбородком – так зловредный конь не мог достать его многострадальные уши. В сочетании с нарядной курткой с двумя рядами пуговиц вид получался еще тот.

Узрев перед собой новичка-ловца в столь странном облачении, Жекон настороженно обошел его вокруг и, почесав затылок, вымолвил:

– А ты оригинал, дуся моя!

Бывший принц только скрипнул зубами.

Обижаться на злополучную «дусю» было делом безнадежным – маг попросту не реагировал на возражения. В отместку Геллан попытался сократить имя Жекона до обгрызанного «Жек», но желаемого эффекта не добился. Магу явно было безразлично, как к нему обращаются.

Приятным сюрпризом для принца оказалось то, что командиром их маленького отряда формально являлся не Жекон, разменявший минимум четвертый десяток, а молодой Терслей, о чем его новый приятель и поведал без малейшего смущения. По крайней мере, Геллана эта новость искренне порадовала.

Вторым сюрпризом оказалось хитрое наручное устройство, выданное ему командиром со строгим наказом «беречь пуще самого себя». Ценность имела вид широкого браслета с приделанным сверху круглым циферблатом, похожим на часовой, но поделенным всего на четыре сектора: «животное», «человек», «кулб» и «нечисть». Разноцветные кристаллы по периметру время от времени слабо моргали, и тогда легкая стрелка в центре принималась плясать, попеременно указывая то на «животное», то на «человек».

– Ну что, готовы? – Терслей критически оглядел помощников, хмыкнул при виде слегка побледневшего Геллана и разложил карту прямо на траве.– Глядите сюда. Я соединил линией те пункты, которые нам придется посетить, по принципу убывания срочности. Верхние Кожемяки – Биттивас – Верлют – Конеброды. На первый взгляд маршрут кажется петлистым, но если присмотреться, обнаруживаешь главное: первые два адреса находятся на одном тракте.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное