Людмила Горбенко.

Джинн из подземки

(страница 6 из 39)

скачать книгу бесплатно

– Тонкая нервная система административного работника не вынесла столкновения с грубой реальностью в лице нашего толстяка,– хихикнула Вторая.

– Даже в двух лицах,– поправил я.– Лично я предлагаю не транжирить и без того скудные казенные средства на покупку ненужной в будущем шляпы для Третьего. Все равно личина в течение суток отклеится.

– Правильно! – обрадовалась Вторая, прижимая к сердцу тощий кошель.– Позаимствуем у господина Ниацина аптекарскую шляпу, пока он спит, и дело с концом!

– Решено. Ну что, орлы, достаем костюмы…

Горы. Старая дорога от прииска на Тор

– Помоги, Макарий,– Ужка обеими руками навалился на низкий выступ скалы, который, по мнению Квайла, ничем не отличался от точно таких же по соседству, за исключением криво намалеванной красной метки «FE-45».– Ы-ых…

– Как хотите, но я не верю, что это вход,– заявил Квайл, поднимая факел выше и скептически глядя на пыхтящих товарищей.– Да, понимаю, мой город далек от гор и гномьих поселений, я дикий невежа, и о подземке только слышал от других, но где же логика? Не может быть, что гномы вот так, как сейчас вы…

– Помолчи, студент! – рявкнул Макарий.

Ужка молча метнул в Квайла мрачный взгляд. От чрезмерного усилия лоб Вольдара покраснел, а на шее вздулись жилы, что вкупе с широкими скулами неожиданно сделало его похожим на упрямого бычка.

Насупившись, Квайл сдвинул «шалашиком» несколько валунов, которыми была в изобилии завалена дорога, пристроил факел между ними, прошаркал в сторонку (после стремительного спуска со старой дороги одна из подметок начала отрываться, и башмак теперь просил каши) и, скрестив руки на груди на манер оперного героя, уставился в гору. Чем больше он смотрел, тем больше убеждался, что скала абсолютно монолитна, и в ней нет не то что полноценной двери, но даже щели, в которую сможет без ущерба здоровью протиснуться мышь.

Разве что вот этот камень лежит не слишком естественно. Как-то не так. Словно его специально поместили между двумя другими, а на самом деле…

– Я понял! – крик Квайла унесся куда-то вверх и спустя секунду вернулся слабым эхом.

– Что орешь, Рыжий? – рассердился Вольдар.– Еще одного обвала хочешь?

– Мне кажется, что вы давите не на то место. Вход здесь,– он ткнул пальцем.

– Ох уж эти умники! – скрипнул зубами Макарий.– Всех учат. И бабу рожать, и корову доиться. Поучи местного жителя дорогу находить, поучи…

– Погоди.– Ужка отодвинул Квайла в сторону и прижал ладонь к камню.

Длинные пальцы еле заметно перемещались по серой поверхности, легонько постукивая по ней подушечками. Закончив исследование, он смущенно опустил голову.

– Правда…

– Что правда? – не сразу сообразил крепыш.– Ты хочешь сказать, что мы как деревенские дурачки битый час бодали глухую скалу, вместо того чтобы сдвинуться на шаг?

– Я не виноват! – тут же запротестовал Вольдар.– Какие-то шутники перенесли метку. Откуда я мог знать?

– А Рыжий откуда узнал? Эх, ты…

– Ученье свет,– не слишком одобрительно пробормотал проштрафившийся Ужка.

– Может, все-таки попробуем открыть? – ненавязчиво предложил светящийся от гордости студент.

– Да что тут пробовать! – Вольдар подковырнул камень сбоку и, подпихнув плечом, медленно сдвинул его в сторону.

– Прошу!

Из черноты потянуло пылью и сыростью.

Квайл отшатнулся.

– Узковато.– Макарий вынул голову из дыры и оглянулся на лошадей.– А они?

– Придется наведаться завтра с мужиками,– пожал плечами Вольдар.– Мне не откажут. Заодно и до городского прокатного пункта подкинут, чтобы пешком не возвращаться. Лишь бы не сожрали их за ночь… – Ужка с сомнением глянул на понурых лошадок и на минуту задумался.– Послушайте! У кого-нибудь спиртное есть? Лучше не пиво, а что покрепче.

– Вот,– после секундного колебания студент достал из-за пазухи плоскую флягу,– полыняк.

– Ничего себе собрался в дорогу наш Рыжий! – присвистнул Макарий.– Решил прихватить с собой зеленую фею? Уважаю, уважаю…

– Очень хорошо! – обрадовался Ужка, откручивая пробку и щедро поливая скалу над лошадями полынной настойкой.– Зверье эту горечь терпеть не может! Будем надеяться, что обойдется. Вещи и факелы берем с собой. Давайте по одному, я первый.

– До свидания, Звездочка,– грустно сообщил лошади Квайл, и кобыла встревоженно хлопнула длинными ресницами.

Узкий в начале вход постепенно становился шире, пока резко не оборвался.

Пролетев над пустотой, студент неожиданно для себя плюхнулся задом на абсолютно гладкую наклонную поверхность. Впереди вскрикнул Макарий и чертыхнулся Вольдар.

Дальше спускались как ребятишки с ледяной горки. Вниз, все время вниз, стремительно скользя и бестолково выставляя в стороны локти. Вокруг было темно и тихо. Только кожа старательских костюмов время от времени издавала пронзительный скрип, да Макарий нервным шепотком молился себе под нос.

Когда Квайл уже уверился, что они будут спускаться бесконечно, пока не свалятся в адский котел, его ноги неожиданно уперлись в преграду. Не удержав равновесия, студент неловко стукнулся коленками, но тут же вскочил.

Рядом счастливо засмеялся Вольдар.

– Как вам понравилось начало? Не бойтесь, самое неприятное уже позади, мы на станции. Макарий, факел у тебя?

– Держи.– Слегка дрожащая рука крепыша неуверенно протянулась в пространство.– Где ты, не вижу. Вот это ты?

– Это я,– с нервным смешком признался Квайл, отводя от лица факел.– Тьфу! Да не тычь ты! Смола горькая!

Два раза щелкнуло зажигало. Свет от вспыхнувшего факела в первый момент показался студенту таким ослепительно ярким, что он непроизвольно зажмурился. А когда открыл глаза…

Они стояли в облицованном гранитными плитками зале правильной кубической формы. Над головой сияло фальшивыми звездами нарисованное небо, и скалилась абсолютно круглая искусственная луна. За спиной виднелся отполированный до блеска пандус, по которому они, судя по всему, только что спустились. Рядом с ним уходила вверх, теряясь в темноте, подъемная конструкция с оборванными цепями. Оставшиеся три стороны куба представляли собой гладкие стены с широкими арочными проемами, в которые вполне могла войти не только низкорослая Звездочка, но и все три лошади, даже если их выстроить в ряд.

Мысленно дав себе приказ не открывать рот от удивления, Квайл с опаской заглянул в ближайший к нему проем и все-таки не сдержался, ахнул – далеко вперед по тоннелю бежали две полосы голубоватых шариков-светлячков.

– Камни-отражатели,– пояснил Вольдар.– Даже свечи достаточно, чтобы видеть, куда едешь.

– Итить твою… – потрясенно пробормотал Макарий.

Довольный произведенным эффектом, Вольдар подошел к одной из стен бокового ответвления и надавил на выступающий рычаг. С жутким скрипом откуда-то сверху выпрыгнула тележка и начала рывками опускаться вниз, пока не раздался тихий щелчок. Пальцы Вольдара пошарили по передней стенке и нащупали слегка припыленные выступающие дуги-накладки, внутри которых виднелись два камня неправильной формы.

От поворота дуги по часовой стрелке один из камней вдруг засветился ярким желтым сиянием, словно миниатюрное солнце, и рассыпал в воздухе горсть искр. Другой медленно разгорался, пока не стал совершенно прозрачным, демонстрируя свое нутро, наполненное множеством острых кристалликов, похожих на ежей.

– Кажется, контакт есть, еще работает,– со вздохом облегчения выпалил Ужка.

– Мы должны в это сесть? – Макарий с мистическим ужасом коснулся пальцем идеально правильного угла тележки и тут же отдернул его.

Вольдар засмеялся и быстрым поворотом дуги в обратную сторону заставил камни потухнуть.

– Нет. Я просто проверил. Нам в противоположном направлении. Если вы, конечно, не собираетесь совершить небольшой вояж по окрестным горам и городам.

– Упаси бог! – вздрогнул Макарий.– Находились уже, спасибо. Давай быстрее к твоей деревне, пока подземка силы окончательно не высосала…

– А это что? – Квайл обнаружил неприметную поначалу маленькую круглую нишу, забитую булыжниками и серым цементом.

– Не трогай! – поспешил крикнуть Ужка, и эхо вернулось откуда-то из-под потолка, искаженное странными гортанными отголосками.– Не трогай, разорвет на части! Это ход в Лакатку, гномий городок. Он как раз под горой.

Студент восхищенно ковырнул ногтем выступающий камень.

– Сюда,– Вольдар гостеприимным жестом указал в боковую арку, в начале которой уже выстроились одна за другой абсолютно идентичные тележки.– Каждый занимает отдельную вагонетку. Сейчас, только путевые камни проверю…

Такое же «солнышко» послушно вспыхнуло, только уже не желтым, а нежно-сиреневым сиянием.

– Порядок. Заряд цел, можно ехать.

– И оно поедет… само?

– Ну да.

От восхищения глаза Квайла вспыхнули еще ярче, чем чудо-камень. Это был тот особый блеск, что бывает у прирожденных изобретателей в момент осенения гениальной мыслью. Но даже если человек не видел в своей жизни ни одного гениального изобретателя, подобный взгляд ему наверняка знаком. Нечто похожее можно наблюдать у вполне обычных категорий граждан, которым случайно подвернулась полезная бесхозная вещь, к тому же плохо лежащая.

Прочтя в серых глазах Квайла тайную мысль, Ужка хмыкнул:

– Успокойся, Рыжий, и убери руки. Думаешь, ты первый додумался? Половину кристаллов стянули еще полвека тому назад и повтыкали в оглобли. Только ни одна телега или карета почему-то без лошади так и не пошла. Зато пример одного особо умного кучера, которого до самого нутра тряхнуло магией, когда он полез разбирать «ежа», отбил охоту к дальнейшим экспериментам. Говорят, гномы вступали в сговор с самим чертом, чтобы создать для подземки эти камни! За каждого «ежа» платили чистым золотом в многократном размере! Ладно, сейчас я проверю крепления, и едем. Садитесь в вагонетки, каждый в свою.

– Ой! Какая-то вещица на дне,– настороженно начал было Макарий, но, поднеся к глазам «вещицу», быстро разочаровался: – А, да это просто бабский лиф… Видать, кто-то с подружкой в гномов играл… Ну и народ у вас, Ужка!

– Ух ты! – перебил его не сдержавший удивления студент, рассмотрев на боку крайней тележки витиеватую надпись.– Что это?

– Уймись, Рыжий,– похлопал его по плечу Макарий, к которому после пикантной находки окончательно вернулась обычная уверенность в себе.

– Да пусть спрашивает,– улыбнулся Вольдар, впрыгивая в головную вагонетку и наклоняясь к жесткой сцепке в виде крючковатой драконьей лапы, соединяющей ее со следующей.– Мне самому в детстве было интересно. Мы здесь, если хочешь знать, почти каждый закоулок облазали. Боязно, а ну как обессилеешь до пустоты, но любопытно… Кое-что не для человеческого ума, но надписи – это совсем просто.

– Ты знаешь гномий? – со священным ужасом вытаращил глаза Макарий.

– Ты его тоже знаешь. Корунд, шпинель, альмандин, турмалин, малахит, серпентин, изумруд. Названия всех камней произошли из него – и драгоценных, и дешевки. В старогномьем на письме выбрасывали все гласные, оставляя только согласные буквы. Видишь, на моей вагонетке написано «длм»– значит доломит. Каждая порода транспортировалась отдельно.

– Почему? – уточнил Квайл.

– Гномы считали, что смешивать их нельзя, утратят свои свойства.

– Скажите, какие тонкости! – скривился Макарий, степенно усаживаясь на дно второй тележки.

– Угу,– буркнул Квайл, обнаруживший к своей досаде, что на боку его транспорта начертаны слова «млк брсв прд», и весьма этим фактом обиженный. Расшифровать надпись иначе как «мелкая бросовая порода» у него не получилось.– Можно подумать, что они были великими магами!

– Нет, гномам, конечно, до магов далеко,– рассудительно согласился Вольдар.– Но все-таки они могли много такого, что нам не дано. Гномьим клинком можно опоясаться, и при этом он с одного удара перерубает кабанью голову. Это вам не трехслойное халлийское барахло из железа и дешевой стали. А скорострельные арбалеты? А «разящее кольцо»? Адская штучка. Кроме того, согласись, все знают: никто лучше старого гнома не изготавливал талисманы. Они саму душу в камне чувствовали, понимаешь? У нас ходят слухи, что под подземкой, под гномьим городом, глубоко в недрах земли есть особый сад, в котором…

– Так мы едем или будем лясы точить? – мягко напомнил о себе Макарий.

– Сейчас! – опомнился Ужка.– Секунду, только стартовый рычаг найду…

Квайл поймал себя на том, что ему страшновато покидать станцию и ехать в пугающую неизвестность. Но тут лязгнул металл дуги, «солнышко» бросило в стороны искрящиеся лучи света, «ежи» затрещали внутри ставшего прозрачным путевого камня, под сводом тоннеля загудело, Вольдар довольно крякнул, и тележка резво понеслась по теряющимся в бесконечности параллельным направляющим.

– С бо… – крикнул Макарий и замычал, прикусив язык.

Некоторое время ехали без разговоров. Вольдар беспечно мурлыкал что-то тягучее себе под нос, не открывая рта. Студент зыркал по сторонам, время от времени втягивая голову в плечи, чтобы избежать неприятно щекочущих мазков паутины по лицу. Какое расстояние они проехали, было непонятно.

Постепенно ход вагонеток стал более гладким и плавным. Пассажиров уже почти не трясло.

– Смешно, но мне сейчас кажется – выйдем мы на поверхность, а там прошло лет десять,– рискнул подать голос Квайл.

– Лишь бы выйти,– угрюмо откликнулся Макарий.– Что-то мы едем-едем…

– Сейчас! – перебил его Ужка.

– Станция?

– Запасной выход! Сейчас вагонетки начнут поворачивать, и вы по моей команде прыгаете направо. Приготовьтесь…

В ожидании команды студент заранее встал и, как оказалось, поступил очень глупо. Тележку тряхнуло на повороте, и он, не удержавшись на ногах, неловко упал, больно ударившись ребром.

– Вот сейчас… сейчас… Прыгайте! – Крик Ужки застал Квайла в тот момент, когда он смешно болтал в воздухе свободной рукой, спешно принимая вертикальное положение. Как назло, рюкзак зацепился за ржавый крюк на боку.

Спрыгнуть студенту удалось уже в последний момент, когда вагонетки резко ухнули вниз, в ничем не освещаемую черную пустоту.

– Уфф… – выдохнул Макарий.– Я уж думал, тебе конец, Рыжий. Что случилось?

– Ничего,– преувеличенно широко улыбаясь, ответил трясущийся Квайл.– Решил прокатиться еще круг. Тележки после этого куда поворачивают? К началу?

– На этом перегоне вагонетки внизу переворачиваются и высыпают свое содержимое в специальные контейнеры,– похлопал его по плечу Вольдар.– После чего порода поступает в крупное сито. Потом сортировка, удаление отходов, дробилка… почти как на нашем прииске. Думаю, Рыжий, дальше тебе не интересно.

Квайла передернуло.

– Почему же? – упрямо прохрипел он, внутренне обмирая от подступившей слабости.

– Любопытно, как долго мы ехали,– пришел на помощь Макарий.– Час, два?

– Не дольше двадцати минут,– уверенно сказал Ужка.– С учетом лишней болтовни.

– Не может быть!

– Пошли.– Ужка довольно потянулся и указал факелом на длинную лестницу.– Ступайте осторожно, ступеньки узенькие.

Крик досады шумно упавшего Макария подтвердил эти слова – крепыш поторопился и сейчас стоял на четвереньках, потирая колено.

– Итить твою! Моя нога тут и боком не поместится!

– А ты на носочках,– подсказал Квайл.

– Да у меня и носочки… Итить твою!

Спустя несколько минут неудобная лестница все-таки закончилась, и глазам приятелей предстала низкая, слабо подсвеченная арка в стене.

– Проходим через ворота и на выход! – радостно объявил Вольдар.– Думаю, уютная поляна и пастушеский дом устроят вас, друзья мои. А там уж и до деревни рукой подать.

Показывая пример, Ужка первым подошел к проему и решительно протопал сквозь него. Макарий и студент, на всякий случай почти вплотную друг за другом, кинулись следом, но совместный проход в арку не получился.

Беспрепятственно пропустив Макария, ворота неожиданно вдруг проявили весьма строптивый характер, едва к ним приблизился Квайл. Перед его лицом резко опустились глухие металлические створки, под сводом арки вспыхнул красный огонек и что-то сверху тревожно загудело.

– А! – Рыжий отпрыгнул назад, потирая оцарапанный дверкой кончик носа.

– Нет, это дьявол знает что такое! – заорал из-за закрытой дверки Макарий.– Итить твою… чуть половину задницы не отхватило! Я прямо… тить-растить…

– Что стряслось? – испуганно осведомился студент.

– Это я у тебя хочу спросить,– раздраженно откликнулся из-за двери Вольдар.– Выходной тамбур задраился. Подземка настроена таким образом, что пронести сквозь ворота даже огрызочек ценного металла невозможно. Что ты прячешь на себе, Рыжий?

– Н-ничего, кроме монет!

– А если без шуток?

– Правда, ничего! – возмутился Квайл.– Почему вы мне не верите?!

За воротами раздался горький смех.

– Мы-то готовы поверить,– язвительно сообщил Вольдар.– Беда в том, что ворота уговорам не поддаются. Спрашиваю последний раз: что ты протащил с собой в подземку? Золото гномы никогда не считали особо ценным, серебро тем паче. Неужели философский камень? Слушай, а может, ты маг?

Студент упрямо замычал и злобно толкнул двери плечом.

– Бьется наша птичка в клетке,– прокомментировал Макарий и вдруг охнул: – А ведь я, кажется, знаю!

– Все ты врешь! – вскинулся Квайл, в бессильной обиде колотя кулаками по бездушному металлу дверей.– Это неправда!

Повисла пауза, нарушаемая лишь негромким шепотом Макария и протестующими восклицаниями Ужки. Наконец пальцы Вольдара нервно забарабанили снаружи.

– Студент,– ласковым тоном забойщика крупного рогатого скота поинтересовался он.– А ну признавайся, рыжий курицын сын! ТЫ УКРАЛ НА ПРИИСКЕ КУСОК ПЛАНКИТА?

Отпираться было глупо.

Квайл опустил плечи и прижал ладонь к тому месту на своем теле, где немного в стороне от заднего кармана, под льняным исподним, под бледной кожей давно не видевших солнца бедер зубрилы-студента была вшита плоская плашка самого дорогого в мире умного металла. Прикосновение придало ему уверенности в себе.

– Не украл, а взял для научного эксперимента,– с вызовом сказал он.– А что?

Тор. Приют святого Паллы

Когда запыхавшийся брат Нилс подбежал к воротам приюта, его уже ждали. Настоятель лично стоял за решеткой, нервно теребя связку ключей.

– Скорей! – Против обыкновения, он даже не спросил своего монаха о сборах. Просто отпер замок, кинул ключи ожидающему неподалеку брату Миту и заспешил к дверям, увлекая за собой Нилса. В рукаве, за который схватился настоятель, предательски зазвенело, но старик не обратил на это внимания: он так торопился, что взлетел по лестнице, пропуская ступени. Затем, не омыв рук, нырнул мимо апсиды с изображением Господа в боковину церковного зала, к исповедальным кабинкам.

– Садись!

Руки в коричневых старческих пятнышках тщательно притворили первую дверь исповедальни, потом – вторую и задернули тяжелую штору: меры предосторожности, которые применялись в исключительных случаях вроде принятия исповеди от церковного начальства или особы королевской крови, путешествующей инкогнито. Брат Нилс понял, что разговор предстоит серьезный. И не ошибся.

– Скажи-ка, сын мой,– явно волнуясь, начал настоятель,– готов ли ты выполнить для приюта и лично меня одно э-э-э… деликатное поручение?

Брат Нилс послушно вытянулся в струнку:

– Что необходимо сделать?

– Найти брата Михаила. Только что я принимал исповедь на «Санта-Фаррала», отпускал грехи одному несчастному. Брат Михаил был со мной, нес свириллион…

Нилс понимающе кивнул, пряча в складки капюшона усмешку. Использование больных в качестве бесплатной тягловой силы было в приюте делом обычным. Именно они катали бочки с вином и грузили на телеги ящики с полными бутылками для отправки.

Что же касается свириллиона – громоздкой бандуры с начинкой из глиняных трубочек с отверстиями и приделанными сбоку мехами для подачи воздуха, то его вообще могли поднять немногие. А уж с задачей тащить свириллион вслед за настоятелем (который исповедовал грешников не иначе как под жуткие потусторонние звуки) и вовсе справлялся один Михаил. Крепкий, как пахотный вол, бледнолицый северянин играючи взваливал на плечо ремень с инструментом и без единой жалобы пер его, куда прикажет настоятель.

– Брат Михаил сбежал,– коротко сообщил настоятель.– Вместе со свириллионом. Сначала я думал, что мой подопечный вернулся в приют, но здесь его нет, я обыскал все. Если бы брат Хаспер не уехал на рынок со свежей партией крепленого «Мирры святого Паллы», я бы послал его, но сейчас у меня нет выхода. Я вынужден просить тебя о помощи. Обойди город и найди Михаила! Немедленно!

– Из-за этого и звонили? – удивился Нилс.– Вы опасаетесь за инструмент?

Старик нетерпеливо сжал кулаки:

– Да гори он синим пламенем, гроб с музыкой! Мне нужен сам Михаил! Срочно! Если окажет сопротивление – лишай сознания и тащи волоком!

– То есть как? – совсем растерялся Нилс.

– Быстрее! – Пальцы настоятеля принялись перебирать четки с такой скоростью, что отдельные бусины слились в единую янтарную окружность.– Иначе он может кому-нибудь проговори…

Уже вскочивший выполнять поручение монах замер с наполовину выпрямленными ногами.

– Что-о?

– Черт! До чего не вовремя уехал Хаспер! Сдвинешься ты с места или мне придется вызывать профессионального бойца?!

Вот сейчас настоятель явно сказал больше, чем собирался, понял Нилс. Прокол. Подобное выражение лица он несколько раз наблюдал у прохожих, виновато разводящих руками – нет денег, монах, прости – и тут же роняющих на мостовую туго набитый кошель. Что же натворил безобидный полудурок, если приор готов заполучить его любой ценой? Даже без любимого свириллиона? И без сознания?

– Вы что-то недоговариваете? – тактично спросил Нилс, нарочито медленно опускаясь обратно на лавку. Голубые глаза выжидательно уставились на настоятеля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное