Людмила Горбенко.

Джинн из подземки

(страница 5 из 39)

скачать книгу бесплатно

– Опять?! – взвыл Третий.– Как не есть, не спать, так сразу мы!

– Постойте, почему Тор? – нахмурился я, и мой голос потонул в мощном рычании. До толстяка тоже дошло. Как водится, с некоторым опозданием.

– Тор?! Вы сказали «Тор»?! Один из городов Каперии? Но ведь это не наш участок! Что за неразбериха с планированием?

– Возьмите себя в руки, товарищ полевой работник инвентарный номер 576/654-3! – повысил голос куратор.– Взаимное соглашение о передаче спорного куска Каперии нашему филиалу уже подписано и вступает в силу через три дня! Да и вообще, я поражен вашей нелояльностью! Какое значение может иметь географическая принадлежность территории? Вам оказано особое доверие! Глава филиала лично выбрал вашу бригаду, ввиду нехватки времени применив метод случайного выделения среди хаоса и буквальной расшифровки судьбоносного знака на материальном носителе информации!

– Чего-чего? – перепугался Третий.

– Ткнул пальцем в список бригад,– снисходительным шепотом объяснила Вторая.– Тех, что не на задании. Или кости кинул.

Судя по оскорбленному молчанию в эфире, она попала в точку. Да-а, подфартило так подфартило. Каперия? Неизвестно, что хуже: отвечать за перерасход казенных средств или выполнять личное задание особы такого уровня. Да еще и на чужом поле к тому же. Спрашивается: почему бы пальцу главы филиала не взять курс немного ниже? Или выше? И зачем ему вообще сдалась какая-то коробочка? Цветы – лучший подарок для сложной политической комбинации! А еще лучше деньги. Если, конечно, прекрасная дама не слишком привередливая…

– Вот это везение! – без особого энтузиазма прокомментировал я.– Прямо как щенкам, которых несли в мешке топить, но не донесли. Вместо этого их взял к себе добрый дяденька в кожаном фартуке. Правда, потом оказалось, что он работает в трактире на замесе пирожков с мясом, а цветные пятна на фартуке – следы крови, но это уже детали. А уж какая ответственность возложена на щенков… пардон, нас! И на вас…

– Думаешь, я рад? – тоскливо признался куратор.– Да я валялся у них в ногах, умоляя отправить на дело еще две бригады! Хотя бы одну! Нет – отдел предсказаний категорически запретил устраивать столпотворение. Говорят: вероятность успешного исхода дел обратно пропорциональна количеству бойцов. Максимум три. Так что придется вам, ребятки, пахать эту ниву без помощников. Только я.

– Какие будут указания?

– Указания простые. Ваша группа должна незаметно помогать каждому из претендентов на титул и замок нейтрализовать другого, чтобы ускорить процесс. Вторая, обращаюсь лично к тебе: ключевое слово «незаметно». Третий, специально для тебя: помогать, а не мешать.

– А когда я мешал? – искренне удивился Третий.

– А ты не помнишь? – в свою очередь изумился куратор.– Ладно. Проведем теоретический тренинг. Пример: один из родственников собирается заколоть другого, но вы знаете, что попытка не удастся из-за неправильно выбранной точки приложения удара. Ваши действия? Вторая, говори.

– Пока этот слабонервный тип будет колебаться, незаметно настругаю жертву тонкими ломтиками! – кровожадно улыбнувшись, вскинулась чертовка.– Чтобы наверняка!

– И нарушишь этим дурацким поступком сразу две статьи Конвенции о не превышении полномочий! Третий!

– Что? А?

– Понятно.

Пятый!

Честно говоря, сама постановка вопроса меня несколько удивила. Если у человека имеется оружие в руках и стимул в виде огромного наследства, то он редко промазывает. И уж точно не поленится в случае промаха ткнуть в конкурента еще раз, два, три… Кто их, леший побери, ограничивает! Это же не соревнования! Количество подходов к снаряду не регламентировано!

– Э… подтолкну руку убийцы,– осторожно предположил я.

– На первый взгляд логичный вариант,– согласился куратор.– Только в деле имеется небольшая закавыка: отрицательное воздействие на смертных не должно превышать порогового значения, чтобы его не зафиксировали приборы Положительных. Разве что в случае самообороны, но лучше не рисковать. А то как замахнетесь, уже не остановишь…

– Получается, незадачливый убийца лишь ранит своего конкурента,– задумчиво пробормотал я.

– Можно попытаться воздействовать дистанционно, слабыми воздушными ударами, но тогда точность попадания стремится к нулю,– вздохнул куратор.– Или на заражение крови надеяться…

– Так и отлично! – вступила Вторая.– Может, их всех вообще… вжик! – и ядом, ядом!

– Ни в коем случае! – всполошился куратор.– Вторая, я же только что объяснил! Любое заметное отрицательное воздействие на человека даст волновой резонанс, и тут же будет зафиксировано наблюдателями Положительных! А дальше как обычно: Добро в очередной раз победит Зло и отбудет обратно в свой светлый мир, прихватив в качестве памятного сувенира все содержимое хранилища, включая «лучший подарок прекрасной даме». Никаких «вжиков»! Только легальные методы!

– Например,– насторожился я.

– Пятый, в конце концов, это невыносимо! Ты же заслуженный полевой работник, знаешь людей как облупленных! Уговаривайте их уехать! Запугивайте! Дайте им то, о чем они мечтают и во что действительно верят! Третий, а ты что молчишь?

– Испортился род человеческий,– грустно поведал толстяк.– Ни во что они нынче не верят и ни о чем не мечтают, кроме презренного металла.

– Именно потому в багажном отсеке и стоят две коробки свежеотчеканенных золотых монет,– торжествующе сообщил куратор.– Банковские упаковки по шестьдесят шесть паундов. Еще вопросы есть?

Я пожал плечами.

– Только небольшое уточнение: вот это строение на углу и есть искомая аптека? Табличка сбита.

– Сейчас гляну,– заторопился куратор.– Улица Святого Люциана, дом 3. Да, это она. Клиент предупрежден и ожидает.

Дом мне понравился. Старый, заросший плющом по самую крышу, с ладными окошками и ставнями из грубо обработанного ясеня. Единственное неудобство – крыша набрана из гладких каменных плит, а это не самый подходящий материал для посадочной площадки.

В конце концов, решив не церемониться, я нагло посадил капсулу прямо у парадного входа под стилизованной вывеской: кованая змея обвивает чашу. Надеюсь, никто не споткнется.

Ниацина Коваля разыскивать не пришлось. Едва мы переступили порог и сняли невидимость, он бросился навстречу и вцепился мне в воротник, мелодраматически мотнув головой в сторону здоровенных напольных часов с медным маятником.

– Ну сколько можно ждать! Вы раздражающе непунктуальны! Договаривались на семь, а уже…

– На моих без одной минуты,– улыбнулся я, пытаясь отодрать от формы цепкие руки с длинными заостренными ногтями.

– Позвольте! По моим часам сверяет время весь город! Вам нужно подкрутить свои.

– Скорее я подкручу Землю,– дружелюбно сообщил я.– На сколько, вы говорите? На минуту?

Лирическое отступление.

Прошу успокоиться слабонервных, схватившихся в этот момент за кресло (или за часы). Естественно, повлиять на вращение Земли я не в силах. Не тот ранг, как говорится. Те же, кому способности и положение позволяют проделать этот фокус, на глупости не размениваются. Но как приятно увидеть в глазах смертного смесь ужаса, уважения и зависти к чужому могуществу! Глоток такого коктейля пьянит не хуже дорогого вина, оставляя после себя весьма интересный букет после-вкусия. Лично я предпочитаю личности урожая южных широт (они откровенней в чувствах и выражениях) и как минимум двадцатипятилетней выдержки (по моему мнению, юношеский максимализм в большой концентрации забивает мягкие зрелые полутона).

– Раз уж мы все равно здесь, то предлагаю прекратить спор,– деловито вступил в беседу Третий.– Я достану договор?

– Только не ты! – Образ покрытой жирными пятнами накладной еще не стерся из моей памяти.– Пусть Вторая принесет.

Протянутый чертовкой документ аптекарский отпрыск изучал внимательно, водя пальцем по строчкам и беззвучно шевеля губами. Наконец, убедившись, что его не надули, Ниацин горестно вздохнул и смущенно потупился.

– А это будет не больно?

– Ну что ты! – рассмеялся я.– Как комарик укусил: раз, и все!

– Согласен.

– Нужно расписаться. Третий, подай нож.

– Нож? Ни в коем случае! – протестующе замахал руками фармацевт.– Я уже все подготовил. Вы подождете минуту?

Ни для кого не секрет, что к процедуре проливания собственной крови человечество относится по-разному. Кто-то щедро оставляет на полях сражений или на полу портового кабака целые стаканы, а для кого-то и уколоться булавкой настоящая трагедия. Способ, которым воспользовался трусишка Ниацин, был весьма оригинален.

Аптекарский сынок задрал рубаху и ловко прилепил к своему животу пару пиявок, взятых тут же, из витринного садка. Некоторое время, пока обитательницы болот сосали кровь, он морщился, но зато потом выводил свою подпись с улыбкой на лице, старательно макая перо в чернильницу, в которой нашли последний приют покойные пиявки.

Умно. Я бы даже сказал – изящно.

– Ну что там? – не вытерпел куратор.

– Готово.– Вторая приняла из рук клиента подписанный договор.

– Очень хорошо. Теперь загляни в правый нижний ящик аптекарского стола. Там должен лежать свиток с сургучной печатью. Нашла?

– Да, а что это такое?

– Документы, подтверждающие его родство с покойным графом. Нотариусы прибудут в замок через пять дней. Надеюсь, к этому времени претенденты с вашей помощью либо договорятся полюбовно, либо перебьют друг друга. Дальше пока полной ясности нет. Машина времени, как всегда, сломана и находится в процессе ремонта, заглянуть на неделю вперед не удастся. Отдел предсказаний клянется, что случится странное событие, освобождающее нам дорогу к хранилищу, но что именно, они не видят. Предварительно решаем так: как только все наследники будут устранены, вы должны быстренько предъявить широкой общественности нашего Ниацина и бежать с ним к хранилищу. Все подписи под свидетельством подлинные.

– Так он настоящий наследник? Кроме шуток? – удивилась Вторая.

– Теперь уже да. Чего это стоило Организации, говорить не буду. За одни только фиктивные браки пришлось отвалить сумму, которой лично мне хватило бы… ладно, не будем о грустном. Коротко говоря: формально все законно, а потому Ниацин сможет открыть и гномьи, и эльфийские запоры. Как только дверь будет вскрыта, вы немедленно входите внутрь, хватаете коробочку, магическую книгу и далее, не тратя времени на разглядывания и пререкания, перегружаете все, что там имеется, в грузовой отсек капсулы. Никаких визгов «ой, какая штучка!», взял – отнес, взял – отнес. Вторая, ты поняла?

– Чего тут не понять? Поняла.

– А вот я не понял,– признался Третий.– Чтобы быстренько предъявить широкой общественности данного пана, нам придется все время держать его под рукой. Вам не кажется, что он будет… э-э… мешать нам?

– Конечно, будет,– развеселился куратор.– Медики, они вообще народ докучливый. Заставляют вести здоровый образ жизни, что несовместимо с характерами всех носителей Отрицательной сущности вообще и полевых работников в частности. Особенно если они любят пожрать как ты, Третий. Успокойся, сынок – ни профилактического кровопускания, ни очистительной клизмы по пятницам не будет. Заморозьте клиента до поры до времени и суньте в багажный отсек. Как понадобится – реанимируете. Готовы? Карта местности у вас на дисплее, переоденетесь на ходу.

Пока напарники пристраивали в хвосте капсулы тело Ниацина, я внимательно изучил карту. Разлом, горы, река и выступающая углом прямо в море Цитадель, защищающая графский замок, на территории которого нам и предстояло трудиться.

– Сейчас я временно отключусь,– предупредил куратор,– так что смотрите, без глупостей. Над Разломом не снижайтесь, а на границе наоборот – сбавьте высоту до минимально возможной. Мне доложили, что группа 523 филиала уже вылетела из гаража. Они все-таки выбили разрешение на всякий случай присутствовать в замке, не принимая участия в событиях. В качестве запасных. Советую экипажу занять свои места, пристегнуться и стартовать немедленно. Не подведите! Надеюсь на твой авторитет, Пятый.

– Авторитет? Ага, как же.

Прощальный выдох куратора еще витал в эфире, а напарники уже брызнули врассыпную. Вторая извлекла из загашника килограммовую косметичку, а Третий кинулся сортировать пайки, раскладывая их на три неравные кучки: самую объемную себе, чуть поменьше мне и самую маленькую для нашей красавицы.

Решив, что лучший аргумент в пользу пристегивания это пара хороших синяков, я резко газанул.

– Ой! – возмутилась чертовка.– Помада укатилась.

– Если не сядешь, то и ты укатишься,– пообещал я с невинной улыбкой.

– Упаковка сублимированной свинины карри порвалась при старте,– радостно доложил толстяк.– Товарищ старший группы, разрешите утилизовать путем съедания? Нехорошо ведь, когда еда пропадает…

– Да сколько можно! – взорвался я.– Вторая, сядь на место, ты и так красавица! Третий, запомни: «еда» – это слово-паразит! Постарайся исключить его из своего лексикона!

– Ты на самом деле считаешь меня красавицей? – умилилась чертовка.– До чего приятно. А то все ругаешь и ругаешь… А как тебе макияж?

Я вздохнул.

– Разит наповал. Только теперь я понял смысл выражения «красота – это страшная сила» – чтобы махать такими ресницами, надо иметь накачанные веки. Детка, ты бы взяла на себя роль штурмана. Загляни в карту, куда дальше?

Вторая задышала в затылок, легонько куснув мимоходом мочку моего уха:

– Все время прямо. Только градус отклонения подсчитай.

– А ты не можешь?

– Мне отсюда плохо видно,– простодушно призналась красавица.– Сам прикинь, а я пока переоденусь. Или базу запроси.

К сожалению, граница приближалась, а мой запрос так и остался без ответа. Вместо привычного фона в наушнике что-то шуршало, сипело и грохотало.

– Кажется, пятьсот двадцать третий филиал забыл выключить глушилки,– сказал я.– Нечаянно.

– Вот гады! – рассердилась Вторая, с силой застегивая крючок на корсете.

– Что-то у меня нехорошие предчувствия,– нервно сглотнув, сообщил Третий.

– Они у тебя всегда нехорошие,– огрызнулся я, идя на снижение.

– И заметь: всегда оправдываются,– проскулил толстяк, по-страусиному зарывая голову в стопку одноразовых личин.

Вторая молча защелкнула пряжку на поясе, запрыгнула на штурманское сиденье и вперилась носом в дисплей.

– Спокойно, Пятый! Я с тобой. Сейчас не форсируй, придется лавировать. Осторожно! Куда ты!..

Деревья приближались с угрожающей скоростью, когда я обнаружил, что рычаг переключения заклинило, а тормозной механизм отказывается работать. Это был один из тех редких случаев, когда мне искренне хотелось услышать куратора, но он, как назло, молчал. Пришлось принимать решение самостоятельно.

Махнув рукой на конспирацию, я резко рванул руль вверх, одновременно выравнивая его по центру, и безо всяких расчетов направил капсулу по прямой к замку. Во всяком случае, в ту точку, которая показалась мне замком.

Наш транспортный гибрид повел себя изумительно. Капсула послушно изменила курс и помчалась в заданном направлении, все больше разгоняясь. Щекой я чувствовал восхищенный взгляд напарницы – наша красавица всегда любила скорость.

Наверное, мы поставили мировой рекорд.

То, что я издалека принял за графское родовое гнездо, оказалось донжоном Цитадели. Сам замок располагался рядом. Он был относительно приземист, но зато широк и прекрасно защищен от нападения: его окружало страховое укрепление с бойницами внутри башен и длинная галерея с люками в полу для слива горячей смолы.

На некотором расстоянии, словно дротик, воткнутый в землю, торчала башня семейного мага. Данную оккультную постройку с основным зданием соединял висячий мост, медленно раскачивающийся на ветру. Так как маги на данный момент стали на континенте редкостью, и своего мага имел даже не каждый город, в башне никто не жил.

Плоская крыша над центральной частью замка выглядела идеально приспособленной для посадки, но вот беда – как раз сесть я сейчас и не мог. Выкрутив руль до отказа вправо, я начал нарезать правильные круги над графским владением, судорожно нажимая на педаль, которая по-прежнему не нажималась, не нажималась, и опять не нажималась, чтоб ее!

Спокойно, Пятый! Без нервов! Просто прикинь мысленно, через какое время уместно будет катапультироваться, бросив на произвол судьбы казенную капсулу, под завязку набитую спецсредствами, реквизитом и качественной едой. Бедное транспортное средство будет летать, пока не кончится топливо, а потом, согласно инструкции, самостоятельно снимет с себя невидимость и рухнет на головы обитателей Цитадели. Представляю себе их замешательство, когда среди обломков обнаружится тело аптекарского сынка, все еще погруженное в анабиоз. Зато сколько радости при виде денег!

Спасение пришло неожиданно в виде растрепанной вороны, метящей нам прямо в лоб. Инстинктивно я шарахнулся в сторону, педаль вдруг провалилась в пол до упора, а под мое кресло перекатилось что-то круглое.

Губная помада? Губная помада, чтоб меня! А-а-а!..

Экстренное торможение привело к тому, что Вторая не удержалась в кресле и рухнула мне на колени.

Третьему повезло меньше.

Ничего не подозревающий толстяк треснулся затылком об ящик, но это было не самое большое зло. По закону подлости, удар головой пришелся точнехонько в середину надорванной пачки личин, безалаберно брошенной моим другом сверху. В результате Третий стал на некоторое время счастливым обладателем сразу двух лиц: донельзя обескураженного своего и туповато-жизнерадостного чужого.

Капсула подпрыгнула и встала. Я убрал затекшую ногу с педали и легонько ущипнул себя: жив. На крыше нет никого– следовательно, сгоряча мы опередили группу из 523-го филиала, а ведь им лететь было всего ничего. В наушнике только треск и писк. Что дальше?

Не спеша покидать мои колени, Вторая подняла вверх довольную мордочку.

– Вот это я понимаю, настоящий герой,– промурлыкала чертовка.– Ой! Да ты и помаду мою нашел! Дай сюда, вот спасибо!

Пообещав себе в самое ближайшее время сжечь дотла пару фабрик по производству косметики (исключительно для успокоения нервов, ничего личного), я криво улыбнулся, стряхнул красавицу на пол и распахнул люк.

– Ш-ш-ш…

Неужели база?

В наушнике отчаянно затрещало, и вдруг прорезался ничем не заглушаемый крик куратора:

– Молодец, Пятый! Я немедленно доложу главе филиала: вы первые! Как же тебе это удалось, сынок? Ну спасибо, вот удружил так удружил! Утерли мы нос гордецам-соседям! На их собственной территории утерли! Надеюсь, с командой все благополучно? А то я что-то беспокоился. Особенно за Третьего.

– Это еще почему? – деревянным голосом поинтересовался я.

– Да ты и сам знаешь,– доверительно зашептал куратор.– Наш толстячок черт в целом хороший, только вот на желудок слабоват. Стоит ему увидеть достойную съедобную цель, и пиши пропало. Как на него ни ори, куда, фигурально выражаясь, ни целуй, везде… гм…

– Вы не поверите, но новое задание уже изменило Третьего,– перебил я,– До неузнаваемости. Сейчас его куда ни целуй, везде лицо. И сзади, и спереди.

– Да ну?! – изумился куратор.– Покрутись, Третий. Ох! И правда! Как же это он так?

– Переборщил с маскировкой.

Вторая согнулась пополам от смеха.

– Придется паричок какой-нибудь приспособить,– озабоченно сказал администратор.– Или шляпу натянуть поглубже. Вторая, ты бы не смеялась над чужой бедой, а помогла товарищу. Там в багажнике, в лекарственном кофре, красный кошель с монограммой – это вам на непредвиденные расходы. Купите Третьему шляпу, заодно и в городе помелькаете, поищете жилье.

При слове «кошель» чертовка моментально оживилась. Мой мозг еще не успел дать команду мышцам, а она уже выудила из хвоста кофр, из кофра кошель, потрясла им в воздухе и на вес оценила содержимое:

– Всего-навсего четырнадцать паундов? Не густо… Товарищ куратор!

– Да!

– Это что – мелкие монетки для раздачи чаевых? Или я неправильно поняла задание, и вы планировали погрузить в анабиоз всю нашу команду?!

– Действительно,– поддержал я.– На эту сумму не то что приличного ночлега для троих – доброго стойла не наймешь.

– Пятый! Пятый! – осадил меня администратор.– Поднимись из теплого пекла на грешную землю, сынок! Откуда такие барские замашки? Экономная хозяйка на четырнадцать паундов легко прокормит в течение месяца десяток ртов. Ты хоть знаешь, как живут смертные?

– Под нами замок,– тактично намекнула Вторая.– И что-то мне подсказывает…

– Хорошо. Поставлю вопрос иначе. Что можно купить на один паунд?

Напарники не подвели, выпалив ответы практически одновременно:

– Двадцать кругов домашней свиной колбасы!

– Э-э-э… ночную сорочку с воскресной распродажи?

– Все ясно,– подвел итог куратор.– Скажу коротко: Организация не так богата, чтобы разбрасываться монетами направо и налево. Но если вы не станете транжирить казенные средства, то сможете снять пару приличных комнат недалеко от дворца.

– А если в свободное от работы время выйдем на площадь просить подаяния, то еще и с завтраком! – оптимистично закончила Вторая.

– Хотелось бы посмотреть на благодетеля, который достанет из кармана хоть гнутый сентаво, чтобы подать его Третьему!– хохотнул куратор.

– Не волнуйтесь, он сам возьмет,– отбрила Вторая.– Вместе с карманом.

– И вообще,– опомнился наш администратор.– Сколько можно пререкаться со старшим по должности? За дело, ребята! Третий, о чем задумался?

– Или пятнадцать горшков сечки со шкварками,– мечтательно причмокнув губами, сообщил толстяк.

– Что-о?

– Я говорю: на один паунд еще можно купить…

– Да ну вас!..– наушник исторг из себя что-то вроде сухого плевка и умолк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное