Людмила Горбенко.

Джинн из подземки

(страница 4 из 39)

скачать книгу бесплатно

– И правда, задатка жалко,– вздохнул Ужка.– Да и лошадей тоже…

– Ух ты, моя умница! – похлопал свою кобылку по крупу Квайл.– Не дрожи, не брошу! Скажите, а что если попробовать разобрать завал?

Ужка выразительно показал наверх: скалу подпирала целая пирамида из обломков камней. Тронь один, и вся неустойчивая конструкция завалится.

– О черт! – студент с досадой сжал кулаки.

– Не хнычь.– Ужка встал с земли, отряхнул штаны и подошел к склону вплотную, разглядывая обнажившиеся после камнепада охристые проплешины, проглядывающие сквозь жухлую траву. Отколупав подходящий кусок, он присел на корточки и принялся чертить прямо на большом валуне.

– Смотрите сюда. Согласно плану, мы должны были проехать еще пять поворотов, дойти до берега Этрюны, спуститься вдоль реки и уже внизу перейти по мосту на другую сторону, правильно?

Члены маленького отряда дружно кивнули.

– Не дошли мы всего ничего. Поворачивать обратно к началу дороги смысла не вижу, но разбирать завал страшновато– а ну как камнями засыплет? Проще вернуться назад к развилке. Помните, мы в том месте привал устраивали? Около пещеры.

– Ты хочешь пойти по новой дороге? – догадался Макарий.– Сам только что говорил – там опасно, особенно ночью.

– Во-первых, еще не ночь,– спокойно возразил Ужка.– Во-вторых, я не собираюсь идти по новой дороге. Чуть выше развилки идет охотничья тропа. Достаточно, если мы просто обойдем по лесу участок завала и спустимся снова уже за камнями. Склон там не слишком крутой, ступенчатый, лошади должны справиться.

– А если заблудимся? – По лицу Макария было понятно, что он скорее просидит здесь в ожидании чуда, чем согласится рискнуть.

– Кажется, кто-то недавно хвастался, что практичный человек нигде не пропадет? – насмешливо прищурился Ужка.

– Практичный человек не потащится в лес на ночь глядя!– не сдавался Макарий.

– Пошли. Чего зря сидеть,– решительно поднялся Квайл.– Ужка прав, вернуться мы всегда успеем.

Все еще колеблющийся крестьянин недовольно фыркнул, но подчинился решению большинства и первым забрался на лошадь, потихоньку ворча под нос. Квайл, подхватив повод, спешно потопал к широкому валуну. Со второй попытки ему удалось ловко взобраться в седло, и маленький отряд тронулся в обратном направлении.

Вход на охотничью тропу бывшие старатели приметили издалека – два внушительных обломка скалы представляли собой символические ворота. За сотни лет ветер и вода освободили камни от податливых вкраплений, проев в их телах множество ямок, которые тут же облюбовали мох и сорняки, покрыв поверхность валунов беспорядочными цветными пятнами.

Различить саму тропу в синеватом тумане было сложнее, так как она петляла между деревьями. Сухие сосновые иглы устилали землю толстым пружинящим ковром, скрывая острые обломки сланцевой щебенки и впадины. Пожалев лошадь, копыта которой неуверенно ступали по скользким иглам, Вольдар спешился. Следом за ним и остальные пошли пешком, стараясь идти след в след, чтобы ненароком не угодить ногой в кротовую нору.

Тем временем на лес плавно опускались сумерки.

Слабый ветерок холодными пальцами касался щек и шелестел ломкими, сонными ветками. В просветах между деревьями стало видно еще прозрачную, но постепенно набирающую цвет луну.

– Все-таки дотянули до темноты,– проворчал Вольдар, щелкая зажигалом и запаливая короткий дорожный факел.– Держитесь теперь вплотную.

Не сговариваясь, путники стянулись в такую плотную цепь, что хвост идущей впереди кобылы Макария почти уперся в лоб Квайла, щекоча его на каждом шаге. Не решаясь пожаловаться, студент терпеливо сдувал конские волосы с лица, пока не услышал на очередном повороте посторонний шум.

Хруст раздавленных сосновых шишек показывал, что поблизости ходит достаточно большое и, вероятно, опасное животное, но друзья ничего не заметили, и Квайл промолчал, тихо маясь от подступающего страха. Перспектива прослыть трусом казалась для него гораздо менее приемлемой, чем быть заживо съеденным.

По мере продвижения путников вперед лес становился все более плотным и все менее уютным. Ветви деревьев уже не свисали расслабленными плетями, а напряженно топорщились в стороны, как сжатые кулаки, готовые отбиваться от неведомой опасности. Подлесок исчез. Под ногами все чаще лопались дождевики, выстреливая облаками вонючей до щекотки в горле пыли – «бирючьего табака».

– Э-э… Ужка! А ты уверен, что это та самая дорога? – осмелился подать голос Макарий.

– Не забудь, я прожил в здешних краях первые двадцать лет своей жизни,– с преувеличенным задором ответил Вольдар.– Я тут каждую птицу по хлопанью крыльев узнаю. Видите впереди лысое место меж сосен? Это и есть Бирючья Плешь. Странно… Дерево какое-то, бумажками обвешанное… Раньше его не было! За выступом скалы должны быть каменные ступени. Точно – вот они! Мы на правильном пути!

Из-за кучи поваленных сухих стволов донесся неясный шорох.

– Интересно, это кто? – насторожился Макарий.

– Барсук-вечерник. Наверное, грибы нашел, он их любит.

– Ух! – обрадовался Макарий.– Я их тоже люблю. Погодите минутку, не спускайтесь, я сейчас.

Вручив повод своей лошади Квайлу и отобрав у Вольдара факел, крепыш шустро бросился в сторону и нырнул головой вниз. В лунном свете над лежащим стволом обрисовалась внушительная филейная часть, которая плавно двинулась вдоль завала.

– Грибница! Один к одному, красавцы!

– Крестьянин до мозга костей, одно слово,– со смешком прокомментировал Ужка.– Все бы ему урожай собирать.

– Ох ты! Иэ… эх… – донеслось из-за бревен.

– Что такое?

– Итить твою… Просыпал!

– Дырявые руки,– нервно хихикнул студент, напряженно прислушиваясь. Ему упорно мерещилось, что сзади кто-то идет.

– Бросай,– махнул рукой Вольдар.

– Так уже…? вздохнул Макарий.– Зато смотрите, что я нашел!

Крепыш с хрустом потянулся, разминая затекшую спину, и, подняв кверху факел, гордо продемонстрировал свой трофей.

– Просто шапка,– пожал плечами Квайл.

– Не просто шапка,– со смешком поправил Вольдар.– А старая овечья ушанка, поношенная до такой степени, что на нее даже нищий не позарится. Выкинь.

– Еще чего! – оскорбился Макарий.– Добром разбрасываться. Примерь, Рыжий.

Следующие события наглядно продемонстрировали, что крупная и сильная мужская особь даже с дырявыми руками всегда сможет скрутить в бараний рог особь более мелкую и более слабую. Как ни отбивался студент, как ни орал, Макарий натянул ему на лоб потрепанную шапчонку, любовно завязав узлом свисающие хвосты. Озверелый Квайл в порыве праведного гнева сумел вскочить на свою лошадь, даже не прибегая к помощи импровизированной подставки для ног в виде пенька и тут…

Сначала появились голоса – приглушенные, шелестящие в темноте звуки заполнили лес вокруг друзей мгновенно и до краев, как водопадная струя наполняет подставленную ладонь. «Х-ш…», «Ф-ш…» летало от дерева к дереву, отскакивало от рыжих сухих иголок прямо в настороженные уши испуганных лошадей.

Потом на короткий миг в лунном свете возникли они. Три смутных силуэта мелькнули между деревьями и тут же застыли, слились с пейзажем, став неотличимыми от изогнутых в результате многолетней борьбы за солнечный свет сосновых стволов.

Не дожидаясь команды, лошади буквально вжались в скалистый выступ на склоне.

– Ложись! – коротко скомандовал Вольдар, гася факел о камень и падая на узловатые корни. Рядом, взбив целый фонтан шишек, тяжело плюхнулся Макарий.

– Рыжий! Тревога, рядом дикие звери!

Но студент ничего не видел и не слышал.

Прижавшись к лошадиной шее, он яростно бился со злополучной шапкой, закрывающей ему уши, нос, глаза и брови. Зацепившись ветхой подкладкой за крючки ворота старательской куртки, проклятая шапчонка сидела как влитая в буквальном смысле этого слова и не собиралась сдавать позиции.

– У-у… Р-р-р… Оу! – Рот Квайла был совершенно свободен от пут, но извергал не конкретные слова, а нечленораздельное рычание и вой.

– Рыжи-и-ий! Тревога!

Затрещали ломающиеся ветки.

– Есть! – разнеслось по лесу.– Вот он, перевертыш, мохнатая башка! У, нечисть, прости господи… Бери щенка, Арип!

– Э! Да у него ноги еще совсем человечьи!

– Пали! Эта зверюга уже лошадь дерет!

Дальнейшее показалось Вольдару страшным сном.

Веселые огоньки побежали по фитилям, поджигая выстроенные дугой факелы. В их свете на некотором расстоянии вырисовался не звериный, а вполне человеческий кривой силуэт с облегченным походным арбалетом. Твердая рука натянула тетиву, и короткая стрела с ярким оперением приготовилась начать свой путь, метя пониже спины застывшего в нелепой позе разъяренного Квайла.

Так и не дождавшись от приятеля никакой реакции, Вольдар буквально взлетел над корнями с криком:

– Рыжий! Пригнись, идиот! Эй! Стоп! Не стреляйте!

Рядом, бестолково мыча и растопыривая руки, заметался Макарий.

Предостережение запоздало.

Острый наконечник приблизился к смешно откляченному заду коротышки-старателя, коснулся его и…

Из кустов, шумно хлопая крыльями, вылетела птица, на миг загородив Ужке обзор.

Этого короткого промежутка времени было достаточно, чтобы он не увидел, как стрела, неожиданно резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, полетела в обратном направлении.

Добравшись до арбалетчика, стрела повела себя еще более странно. Вместо того чтобы просто воткнуться в тело, она начала кружиться вокруг него на манер раздраженной пчелы, пока не улучила момент и не нашла пристанище в круглой ягодице, обтянутой узкими штанами.

К столь крутому повороту (во всех смыслах этого слова) стрелявший был не готов. Заполучив иголку, он взвизгнул и принялся выплевывать из себя бранные слова, а потом зашатался и, подавившись очередной порцией ругани, привалился к стволу и плавно сполз вниз, бессильно раскинув руки в стороны.

Где-то внизу глухо загрохотало.

– Арип? Арип, что с тобой?

Двое оставшихся целыми и невредимыми охотников бежали к поверженному приятелю. Вырванный из земли факел фыркнул в стороны букетом искр.

– Аккуратней, лес не подпали. Черт, да он себя поранил! Подержи, Вит, я вытащу иголку… Вот незадача, по самое оперение! Теперь часа три дрыхнуть будет…

– Как же он сумел – сам себя?

– Не иначе, лешаки посмеялись. Слыхал крики?

– А где зверь? – опомнился невидимый за толстым сосновым стволом Вит.

Зверя не было.

Решив не разбираться, случайно или нарочно вооруженные незнакомцы пытались подстрелить человека, опомнившийся Вольдар за шиворот сдернул с лошади все еще борющегося с шапкой Рыжего, и маленький отряд почти скатился со старой тропы, обдирая в полутьме бока об каменные ступени и силой таща на поводу лошадей.

Факел рискнули зажечь уже внизу.

– Вот она – наша родная старая магическая дорога! – почти прослезился Макарий, обнимая лошадь.– Итить твою, мы обошли завал! Матерь божья, до чего я испугался там, в лесу! До сих пор не верю – неужели живы? И идти осталось всего две версты?

– Надеюсь,– осторожно обронил Вольдар, снимая с головы студента шапку. Облегченно вздохнув, Квайл с наслаждением вышвырнул меховой капкан в пропасть.

– Ну и народ у вас, Ужка,– шумно выдохнул крепыш.– Бродят в лесу по ночам и, не разбираясь, палят из арбалета. А ты говорил – гостеприимные люди, в каждом доме путнику чарку нальют.

– Так на самом деле гостеприимные,– несколько смущенно подтвердил Вольдар.

– Ну да,– недоверчиво хмыкнул Макарий.– Ты еще скажи, что в Рыжего стреляли оттого, что он в гости идти не хотел.

– Да что стряслось? – неподдельное недоумение Квайла вызвало взрыв нервного смеха.

– Ладно, разговоры потом. Ночью в горах опасно,– опомнился Вольдар.

– Это мы уже поняли,– хмыкнул Макарий.– Ну что– вперед?

– И без остановок.

Однако буквально спустя несколько минут сразу за поворотом лошади остановились сами. Услышанный в лесу грохот оказался звуком очередного камнепада. На мелких, как подсолнечная шелуха, каменных обломках, заняв собой все пространство от склона до обрыва, покоился громадный округлый кусок скалы.

– И-иээ-х! – Вольдар попытался осторожно умостить ногу на выступе, но тут же спрыгнул обратно на тропу – камень шатался.

– Впереди завал,– сдержанно констатировал Макарий.– И сзади, насколько я помню, тоже… Что скажете? Сползаем по склону?

– Чтобы заполучить следующую порцию валунов на головы? – вздохнул Ужка.– Боюсь, нам остается только одно. Подземка. Вот и отметка на скале – рядом станция.

– Подземка?! Гномий транспорт?! – взвился Квайл.– Вы что! Я слышал, она у человека силы высасывает! Час походишь, и как вареный!

– В таком случае мы для нее не интересны. И так никаких сил уже нет,– вздохнул Ужка и, покосившись на напряженное лицо Макария, усмехнулся.– Да не трусьте вы так! Мы быстро!

Макарий неопределенно замычал, не торопясь, однако, двинуться с места. Квайл высказался прямолинейнее:

– Не поеду! Хоть режьте!

– Ну зачем же сразу резать? – улыбнулся Вольдар, подмигивая Макарию.

Яростный протест студента потонул в широкой ладони крестьянского сына.

Из частной коллекции начальника карантинной камеры.

Восстановленные файлы памяти утилизированных «глаз», работавших по пути от базы к травяной аптеке, над Разломом и на территории Тора

– …при жизни пан граф носил имя Коварный, что напрямую свидетельствует о том, что его официальным отцом был широко известный Генрих Иезуит, отцом которого, в свою очередь, считается некий Станислав Гунявый, а матерью – двоюродная племянница герцогини Изабеллы Тодорской по прозвищу Лихая Изабель… – Куратор сделал короткую паузу, во время которой шумно набрал в грудь воздух и продолжил:

– Материнская же ветвь нашего графа еще более интересна: он внук прославленной красавицы Марии Цитабарской, которая, хи-хи, была не только красавицей, но и ветреницей, в связи с чем при рождении ее ребеночка одарили королевскими наградами сразу три их величества, так как каждый считал себя его папой… Как мудрая женщина, Мария Цитабарская не разочаровывала своих любовников, и малыш еще при жизни заполучил столько уникальных вещичек, что к его совершеннолетию предприимчивая мама была вынуждена изготовить для хранения отцовских подарочков специальное помещение. Нанятые эльфы не смогли выполнить самостоятельно все пожелания капризной красотки Марии. Плюнув, они бросили работу и ушли, оставив тайное хранилище недоделанным. Мария не растерялась и привлекла к окончательной отделке гномов, которые ничего не поняли из эльфийских заморочек и нацепили на двери хранилища стандартные гномьи замки. Пока понятно? Пятый! Почему не отвечаете?

– Простите,– опомнился я.– Задумался.

– Думать не ваша прерогатива,– ласково напомнил куратор.– Для этого существуют административные работники. Я спрашиваю, в родословной покойного объекта все понятно?

– Что же тут не понять? – влез Третий.– Подвезло мужику с бабушкой. Полное хранилище сокровищ – подумать только!

– Не просто сокровищ,– мягко поправил куратор.– После смерти Марии Цитабарской хранилище ни разу не вскрывалось, но достоверный источник сообщил, что предположительно именно там пылятся в сундуках описанные в легендах уникальные вещицы. Как-то: редчайшее издание магического сборника предсказаний, клеенное кровью трех первомагов-основателей; два боевых щита, оставшихся после знаменательной битвы Добра со Злом, повлекшей за собой подписание Кодекса – соответственно Белый планкитовый и Черный амелантовый; эльфийская шарманка; чаша черного ассистента Фемиды; нагрудник Владыки; защитный шлем Одина с прорезью для единственного глаза….

– Предположительно? – Я иронично приподнял правую бровь.– То есть точных доказательств Организация не имеет? А если там нет ничего?

– А если есть? – вопросом на вопрос ответил куратор.

– Нам так позарез нужен амелантовый щит? Да у нас ими все кладовки завалены!

– Нам позарез нужна маленькая скромная коробочка полированного дуба с надписью на крышке «лучший подарок прекрасной даме»,– скупо поделился информацией куратор.– Книжка с предсказаниями не помешала бы – взяли бы магическую кровушку на анализ, посчитали хромосомы. И кое-что еще. По мелочи.

– Коробочка?! – изумился Третий.– Кому это наверху приспичило задабривать прекрасных дам игрушками?

– Какие уж тут игрушки! – возмущенно возразил куратор.– Тут, ребятушки, такое творится… – голос в наушнике понизился до шепота.– Случай беспрецедентный! Коробочку затребовал лично глава нашего филиала! Это древнейший артефакт, практически не имеющий цены!

Третий поперхнулся.

– Артефакт? Отчего же у «Прометея» не заказали?

– Пытались,– с досадой ответил куратор.– Но, как назло, опоздали. Буквально вчера какой-то предприимчивый товарищ уже подсуетился и получил на руки предпоследний экземпляр «лучшего подарка». Кучу денег отвалил, зараза…

Кажется, мысль о том, кто именно тот предприимчивый «товарищ», а точнее «товарищи», пришла нам с толстяком одновременно. По крайней мере, его лицо задумчиво вытянулось, уверен – мое тоже.

Итак… Карты отпадают. Про нитки из скатерти-самобранки и упоминать не хочу, за такое подношение даже любящая покушать дама, скорее всего, придушит. Причем этими же самыми нитками. А вот зеркальце…

Возникшую паузу заполнила Вторая.

– Ты что, Пятый? – шепнула она, прикрыв микрофон и легонько стукнув меня в бок.– Если ты думаешь о том же, что и я, то расслабься. Любая уважающая себя красавица бросит этот двусмысленный подарочек в морду дарителю.

– Почему ты так уверена? – напряженно возразил я.– Ведь сама выбрала из каталога именно этот лот!

Чертовка хмыкнула.

– Сама не считается. Одно дело купить что-то лично, а совсем другое – получить от кавалера. Это же намек! Намек на то, что возлюбленная уже не первой свежести! Заявись ко мне ухажер с подобным сюрпризом, я бы ему эту гнусность об голову разбила. А кому как не прекрасной даме знать психологию поведения других прекрасных дам?

– Гм-м… – буркнул толстяк сзади.– Логично…

– И правда,– облегченно вздохнул я, прекращая шептать и убирая палец с микрофона.– Значит, коробочка. Маленькая…

– Но очень ценная вещь! – подчеркнул куратор.– На настоящий момент в этом мире остался всего один экземпляр– тот, что лежит в графском хранилище. Вторая, закрой рот и не трудись выпытывать подробности, все равно не скажу. Не имею права.

– Но… но что глава филиала собирается делать с этой ценностью? – не удержавшись, умоляюще спросила Вторая.– Кому именно дарить? Как имя дамы?

– Не знает никто,– благоговейно ответил куратор.– Но ходят упорные слухи, что это он не для себя, а для САМОГО!

– Вот это да… – потрясенно ахнула Вторая.– Значит, прекрасная дама главы нашего филиала это… ого! Нет, не «ого». Скорее даже «ох-хо-хо»! Бедные мы, бедные – чертовки традиционной ориентации… Скоро совсем нормальных мужиков не останется…

– Товарищ полевая работница инвентарный номер 476/675-2! – заорал куратор, срываясь на визг.– Что за намеки вы себе позволяете? Я имел в виду, что коробочка затребована на самом высоком уровне! Рискну даже предположить, что она станет частью сложной многоходовой политический комбинации! По крайней мере, наш с вами любимый руководитель заперся на всю ночь и никого не впускал, разрабатывая план! Детали пока не известны даже мне! Высший гриф секретности, представляете?!

– Нет,– честно признался я, растерянно оглядываясь на напарников. Толстяк, как обычно, изобразил «умное» лицо – лоб наморщен, глаза выкачены. Вторая многозначительно закивала, но уверен, что лишь из чувства противоречия.

– Словом,– подвел итог куратор,– в целом задание пустяковое, но за коробочку придется бороться, не щадя себя. Подведете – убью своими руками, имейте в виду. Зато в случае удачи можете выбрать себе сувениры. На память.

– Полная кладовка артефактов… – Вторая мечтательно зажмурилась.

По счастливому выражению лица и беззвучно шевелящимся губам я понял, что она уже мысленно перегрузила в багажный отсек все мало-мальски ценное из графского замка и сейчас подсчитывает предполагаемую прибыль.

– Надеюсь, техники положили нам качественные отмычки,– изрекла наконец красавица.– Сколько там замков?

– Неважно сколько, важно какие,– уточнил куратор.– Загвоздка в том, что и эльфы, и гномы действительно превзошли самих себя. Ночью наша разведгруппа пыталась проникнуть в помещение сквозь стену, пол, потолок и потерпела полное фиаско. Уж не знаю, что именно из древних хитростей применили строители, но факт остается фактом: даже чертям ходу в сокровищницу нет. Открыть комнату может только действительный наследник, на место которого претендуют три человека. Пока.

– Что значит пока? – насторожился я.

– Это значит, что кусок слишком сладкий, чтобы на него не слетались мухи. Вот увидишь: не позже, чем через сутки, в замок начнут приезжать будущие наследники, готовые придушить, отравить или нечаянно вытолкнуть из окна досадную помеху на пути к богатству и власти. Что поделаешь, слаб человек. Ваша задача опередить преступников и…

– Позвольте! – вмешалась Вторая.– Мы должны убивать смертных? Но это же…

– Упаси Сатана! – возмутился куратор.– С чего вдруг такие кровожадные настроения, детка? Поверь, из желающих задушить друг друга в темном коридоре выстроится длинная очередь. Наш расчет строится как раз на том, что родственников несколько, и каждый предварительно постарается убрать с дороги конкурента, чтобы вступить в права наследства единолично. Публичное представление через шесть дней. Времени у нас в обрез – весть о хранилище расползается из Тора с устрашающей скоростью. Особо не расслабляйтесь там, среди аристократов, в ваших интересах не тянуть кота за хвост. Постарайтесь чаще бегать, чем есть или спать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное