Лора Брантуэйт.

Замок снов

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – Да, безусловно. – Тут Тэсс обеспокоилась наконец судьбой своей сумки. – Простите, а где мои вещи?
   – В вашей комнате. То есть это была комната для гостей, но она очень удобная. – Грегори замялся.
   Вряд ли хозяйке понравится положение гостьи в собственном доме, поняла его заминку Тэсс. С другой стороны, дом принадлежит ей пока что лишь формально.
   – Мы подумали, что вам будет не очень уютно в спальне мистера Селти, – продолжил Грегори. – Я провожу вас, Тереза. – С этими словами он вышел.
   Тэсс поспешила следом. Они поднялись на второй этаж по ближней боковой лестнице. В этой части коридора царил голубоватый полумрак, но впереди он заканчивался стеной с окном. Но фоне яркого светлого прямоугольника резко очерчивалась фигура идущего впереди Грегори, и Тэсс поразилась тому, с какой неуловимой и, казалось бы, невозможной грацией двигался этот хромой человек.
   Комната Тэсс была первой справа. Когда она открыла скрипнувшую дверь, то сразу увидела огромную старинную кровать под балдахином. Только присутствие Грегори удержало ее от того, чтобы немедленно рухнуть на нее. А еще в комнате был камин – кажется, самый настоящий. Тэсс уверилась, что счастье есть. И сказка про Золушку продолжается. Можно даже обойтись без принца. Определенно, камин лучше! На каминной полке стояли какие-то безделушки. На противоположной от входа стене – два окна. Любимых, арочных. Мама была бы в восторге. Жалко, она этого не видит… Стеллажи по стенам – полупустые. Видимо, основной фонд все же содержится в библиотеке. Простой письменный стол справа от входа. Тэсс словно вернулась в какое-то родное прошлое, которого никогда не знала, но которое тем не менее любила всей душой. Сердце радостно отзывалось теперь на знаки этого незнакомого, но дорогого прошлого.
   – Ваш дом вне времени. – Тэсс обернулась к Грегори. – Я уж и не знаю, в какой год попала: дом, похожий на средневековый замок, эта мебель конца девятнадцатого века…
   – А ванная в духе двадцатого. Может несколько развеять романтическую атмосферу. Уж не обессудьте. – Грегори показал на незаметную с первого взгляда темную дверь в углу. – Я вас оставлю. Если понадоблюсь, я во дворе.
   Тэсс вздохнула с облегчением, когда дверь закрылась – под его рукой на удивление бесшумно. Странный. Интересно, это добрый или злой дух из сказки?
   …Когда Тэсс открыла глаза, солнце уже клонилось к вечеру, и его косые лучи падали на темно-синее атласное покрывало. Тэсс первым делом огляделась и ущипнула себя: а не сон ли все произошедшее? Нет, не похоже. Нигде больше я не видела таких обоев в полосочку. А камин в самом деле настоящий. Воображение тут же услужливо нарисовало Тэсс картину: холодный зимний вечер, в камине потрескивают и играют язычками пламени поленья, распространяя в комнате душистый смоляной запах, а она лежит, свернувшись калачиком в постели, и смотрит на огонь… Господи, спасибо тебе за это…
   Тэсс ни за что на свете не вспомнила бы, как заснула.
Одежда на ней была все та же, дорожная, значит, скорее всего, она отключилась сразу после ухода Грегори. Она чувствовала себя свежей и отдохнувшей. Для полного счастья не хватало лишь горячего душа.
   Ванная действительно оказалась самой обычной. Тэсс с наслаждением завернулась в свой пушистый махровый халат и закрутила голову полотенцем. Хотелось потянуться и замурлыкать. Она не стала отказывать себе в таком невинном детском удовольствии. Надеюсь только, что этот хромой бес не умеет видеть сквозь стены!
   Тэсс стала разбирать вещи. У нее было странное чувство, что наконец-то она дома. Необычное, таинственное пространство «Белой долины» действовало на нее просто магически. Внешнего мира почти что не существовало. Во всяком случае, Тэсс ни разу не вспомнила о том, что надо бы позаботиться о судьбе своего «фиата».
   Из сумки чуть ли не под звуки фанфар был извлечен ноутбук. Тэсс осторожно поставила его на стол, любовно погладила крышку. Включила. И, повинуясь острой потребности выражения своих эмоций, не отдавая себе отчета в том, что взяла отпуск на две недели, легко застучала по клавишам…
   Из творческого забытья Тэсс вывел громкий стук в дверь. Она поежилась, представив, кто сейчас стоит за дверью. Но делать нечего.
   – Войдите. – Тэсс обернулась.
   Дверь открылась без скрипа, но против всех ожиданий на пороге возникла вовсе не фигура Грегори. В комнату вошла, приветливо улыбаясь, высокая крупная женщина лет пятидесяти с аккуратно причесанными густыми седыми волосами. Одета она была в коричневое платье с белым фартуком, из чего следовало, что это служанка, причем самая подходящая для «Белой долины» – старой закалки.
   – Здравствуйте, мисс Гринхилл. Меня зовут Мэри.
   Тэсс поднялась навстречу женщине и протянула ей руку.
   – Очень приятно. Зовите меня Терезой или Тэсс, как вам больше нравится.
   Мэри посмотрела на хрупкую Тэсс с тем скорбным видом, с каким только заботливые бабушки и мамы могут смотреть на своих внучек-дочек, истязающих себя диетой или просто по неудачному стечению обстоятельств отличающихся болезненной худобой.
   – Хорошо, мисс Тереза. – Мягкая улыбка Тэсс и ее тихий голос окончательно убедили Мэри в том, что это хрупкое и слабое создание крайне нуждается в опеке и заботе. Прежде всего, разумеется, в гастрономическом отношении. – Если вам что-то понадобится, зовите меня. А мистер Грегори велел спросить, спуститесь ли вы к ужину. Я уж для вас расстаралась…
   – Да, конечно. Спасибо, Мэри, я приведу себя в порядок и спущусь.
   – Вот и замечательно! Я накрою к семи, – просияла та.
   Тэсс внезапно посетила блестящая, как ей показалось, идея.
   – Мэри, у меня уже есть одна просьба… Я очень хочу ужин при свечах.
   – Я устрою, мисс Тереза, – кивнула Мэри. И, уже выходя, обернулась и добавила: – Знаете, мистер Грегори так волновался перед вашим приездом, все думал, какой же хозяйки ждать. Злой ходил как черт…
   Ох, бедняжки, и как они это пережить-то смогли?! Он, да еще и злой, подумала Тэсс.
   – А сегодня вот перестал хмуриться, – продолжала Мэри. – Даже улыбается, когда думает, что его не видит никто. Вы не бойтесь его. Он к вам наверняка теперь хорошо будет относиться. Да и я сама вижу, что вы здесь ко двору пришлись.
   Тэсс медленно и неумолимо покрывалась румянцем.
   Мэри, которая было вышла, вдруг снова возникла в дверях и произнесла заговорщицким шепотом:
   – А про свечи еще мистер Грегори попросил. Ему же тоже хочется во всей красе нашу жизнь здесь показать, да только потом руками замахал: не надо, мол, а то еще как двусмысленный намек поймет…
   Тэсс хихикнула.
   – Ладно, намек так намек. А все равно ужин в замке должен проходить при свечах!
   Мэри подмигнула ей, раскатисто рассмеялась и закрыла за собой дверь.
   У Тэсс ушло полчаса на то, чтобы закончить главу и привести себя в порядок. Она выбрала простое бархатное платье цвета красного вина. Выходя в коридор, Тэсс ожидала даже факелов на стенах, однако там вполне мирно горели просто стилизованные под подсвечники светильники. Спустилась по парадной лестнице. Гостиная была пуста. Там царил такой плотный сумрак, что Тэсс побоялась, и небезосновательно, наткнуться на какую-нибудь мебель. Дистанция до двери, за которой предположительно находилась столовая, была почти пройдена, как вдруг… В общем, раздался грохот падающего стула (кажется, даже не одного), и Тэсс, почувствовав пронзительную боль в ноге, осознала себя сидящей на полу в крайне неудобной позе – прямо на спинке опрокинутого стула.
   Она, конечно, с радостью согласилась бы, чтобы обитатели дома не услышали странного шума и проигнорировали инцидент в гостиной, но нет же! Дверь столовой распахнулась, и из освещенного мягким желтым светом помещения выбежал Грегори. С опозданием на несколько секунд оттуда же появилась Мэри.
   – Что, черт возьми, здесь происходит?!
   Неизвестно, ожидали ли в «Белой долине» грабителей или нет, но интонации у Грегори были такие, будто еще мгновение – и он откроет прицельный огонь. Однако он не увидел ничего криминального. Только сидящую на полу посреди опрокинутой мебели худенькую женщину с бледным лицом в обрамлении непросохших черных волос, на котором сияли широко распахнутые испуганные глаза. Она совсем жалким, детским жестом поглаживала ушибленную коленку.
   – Ой, – пискнула Тэсс, когда откуда-то сверху и вправду примчался парень с ружьем, тот самый, который сегодня утром занимался лошадью вместе с Грегори. – Я не хотела, простите, – только и смогла выдавить она из себя.
   Грегори зарычал.
   – Кто додумался выключить свет в гостиной?! – Он бросился к Тэсс и принялся ощупывать ее ногу.
   Тэсс снова удивилась, какими горячими были его пальцы.
   Мэри, благоразумно сделавшая вид, что вопрос был риторическим, и промолчавшая, хлопотала тут же с пакетом льда.
   – Со мной все в порядке, не волнуйтесь, – прошептала Тэсс. – Вот только я вам тут мебель раскидала…
   Грегори расхохотался. Тэсс никогда бы не могла подумать, что этот хмурый и суровый с виду человек может так заразительно смеяться: искренне, весело, очень естественно.
   – Ладно, мисс Разрушительница, с ногой и вправду все хорошо, простой ушиб. – Грегори чуть успокоился, потом снова взорвался смехом. – Идемте ужинать. – Он помог Тэсс подняться и, поддерживая ее под руки, провел в столовую, взглядом приказав пареньку ликвидировать последствия инцидента.
   Тэсс никогда в жизни не видела столько свечей. И никогда не думала, что это так красиво. Маленькие огоньки были рассеяны по всему пространству столовой, огненные блики дрожали на стенах, на посуде, на бокалах с вином, на блестящей поверхности висевших на стене ножей и клинков. В камине – сбылась мечта Тэсс! – тлели красноватые угли. Она ахнула и восхищенно взглянула снизу вверх на Грегори.
   – Добро пожаловать в «Белую долину»! – Он не улыбался, но Тэсс слышала в его голосе нотки удовольствия.
   Она благодарно кивнула.
   Грегори изящным движением, словно всю жизнь только и отрабатывал его на велико-светских приемах, подвинул ей стул.
   Стол был накрыт на двоих. Мэри с сыном – как выяснилось, его звали Стэнли – ужинали отдельно, на кухне.
   Тэсс была очарована обстановкой, обаянием и уютом, которым веяло от вкусной домашней пищи, и пытливым взглядом Грегори, горевшим из-под спадавшей на лоб седой пряди. Тэсс удивилась: прежде ей казалось, что у него темно-карие глаза. А сейчас рассмотрела, что они серые, правда более насыщенного оттенка, чем ее левый глаз. Красивый он, пронеслось в ее мозгу. Странный, но все равно красивый.
   Разговор не клеился: собеседник Тэсс был немногословен. Но она больше не чувствовала в нем никакой враждебности. Ей показалось, что от него исходит такое же обаяние, как и от всей «Белой долины»: в Лондоне он показался бы Тэсс чуждым, непонятным, может быть в этой загадочности опасным, но здесь, в глуши, в старом доме, затерянном среди лесов и холмов, не могло быть другого Грегори.
   О мистере Селти Грегори особенно не рассказывал. Он только подтвердил то, что Тэсс уже и так знала: мол, покойный хозяин «Белой долины» в молодости был влюблен в бабушку Тэсс, хранил о ней память, незадолго до смерти справлялся о ее судьбе и выяснил, что, кроме Тэсс, в роду не осталось никого. Вот ему и захотелось почтить память возлюбленной…
   – А почему он не завещал дом вам? – вырвалось у Тэсс. Что-то подсказывало ей, что Грегори, должно быть, прожил здесь всю жизнь и более достойного преемника Селти не мог себе найти.
   Грегори равнодушно пожал плечами.
   – Это не имеет значения. Он хотел, чтобы дом принадлежал вам. Кстати, о моей судьбе он тоже позаботился: мистер Селти хотел, чтобы я оставался управляющим «Белой долины» так долго, как захочу. Это тоже зафиксировано в документах. Одним словом, вам не удастся меня уволить, – усмехнулся Грегори.
   – Да я не…
   – Знаю, – просто сказал он. – Кстати, вы лошадей-то видели?
   – Н-нет, то есть вообще-то видела, а здешних – нет, – смутилась Тэсс. Ей показалось, что бровь Грегори приподнялась чуть насмешливо.
   – Что ж, тогда завтра у вас будет прекрасная возможность познакомиться с ними поближе. – Он поднес к губам бокал с вином, потом помедлил и предложил тост: – За молодую королеву «Белой долины»!
   – И за хранителей «Белой долины»! – Щеки Тэсс разрумянились.
   После ужина Грегори проводил Тэсс в спальню. Уже у двери вспомнил:
   – Да, ваш «фиат», конечно, в гараже. Стэнли что-то там поправил.
   – Ах да, «фиат», – рассеянно произнесла Тэсс. – Спасибо, Грегори.
   – Грег. Спокойной ночи.
   – Спокойной ночи. – Тэсс закрыла дверь. Ей показалось, что Грегори еще несколько мгновений постоял у ее порога. Непостижимо хотелось спать. Раздевшись, Тэсс с удовольствием вытянулась под прохладной синей простыней. Насыщенный, необыкновенный день таял в сознании, оставляя ощущение волшебной сказки. Тэсс сразу провалилась в глубокий сон.
   За весь день она ни разу не вспомнила о Джоне.


   Тэсс бежала по мрачному коридору. Звука своих шагов она не слышала. Странное освещение выхватывало из мрака и обливало мертвенным бледным светом какие-то сырые пятна на потолке, с которого звонко срывались крупные капли; провалы ниш в стенах, из которых торчали чьи-то тонкие маленькие кости; иногда пятно света падало на висевшую на стене картину… Ох, лучше бы не падало: словами невозможно описать, что было на этих полотнах изображено.
   Ужас накатывал холодными тошнотворными волнами. Тэсс не узнавала этого коридора, но какой-то частью души помнила его. Сколько лет уже она ищет выход из этого замкнутого в кольцо туннеля? Тэсс не знала. Что-то гнало ее вперед. Даже не что-то, а предчувствие чего-то страшного, что следовало за ней по пятам, не отставало ни на шаг, но и – что, может быть, даже хуже – не приближалось. Тэсс задыхалась, воздух был сырым и затхлым, кислорода не хватало, легкие начинали гореть изнутри. Тэсс остановилась, чтобы перевести дыхание.
   Вдруг по краю воспаленного сознания скользнула мысль. Даже не мысль, нет, просто ощущение, взволновавшее еще больше. В спину Тэсс подул ветер. Не может быть… Ветер не возникает из ниоткуда в закрытом помещении. Значит, я бегу не туда! Выход позади…
   Тэсс повернулась, и более сильный порыв хлестко ударил в лицо, подхватил волосы. Она побежала. Одежда плотно облепляла ее тело, и она чувствовала себя почти раздетой, нет – еще хуже, – бесстыдно обнаженной под взглядом какого-то страшного могучего существа, которое играет с ней в кошки-мышки, может схватить в любой момент, но вместо этого наслаждается ее мучениями, ее животным страхом. Неведомо как Тэсс ощущала, что кто-то улавливает каждый удар ее сердца, каждый вдох и выдох, непрерывный ток горячей крови по венам. И ему очень нравится эта игра.
   Тэсс знала, что пробирается по тем местам, которые уже проходила сегодня, но не могла их узнать. Она благодарила силы небесные за то, что не может видеть, куда ступают ее ноги, что хрустит под тяжестью ее тела, что прилипает вязкой клейкой массой к ногам.
   Ветер становился все сильнее. Он нес с собой уже не только сырость и затхлость промозглого коридора, но и запах земли, опавшей листвы… Тэсс бежала изо всех сил.
   Приоткрытая дверь возникла внезапно. За ней разливался свет, виден был кусочек неба, а на пороге лежали сухие кленовые листья.
   Внезапно ветер исчез. Его просто не стало. Тэсс рванулась к двери, но не успела: она захлопнулась с глухим звуком и на ее месте стала все отчетливее проступать каменная стена. Тэсс взвыла от отчаяния. Это превратило ее крик в хохот. Или это был чужой хохот? С ужасом Тэсс ощутила, как воздух уплотняется вокруг нее, сотней невидимых скользких щупальцев облепляет тело, сковывает движения. «Я хочу взять свое», – шепнул мрак. Тэсс завизжала.

   И проснулась.
   Она лежала в своей постели, шелковистой, согретой теплом ее собственного тела. В окна бил лунный свет, серебристые квадраты распластались на полу. Это только сон, очень плохой сон. Здесь я в безопасности.
   И точно в насмешку над этой мыслью в тот же момент с треском распахнулась дверь. В комнату ворвался Грегори. Тэсс лежала не шелохнувшись, пораженная до глубины души.
   – Чего вы хотите от меня?!
   – Что произошло?!
   Оба выдохнули эти фразы одновременно. Тэсс дрожащей рукой нашарила выключатель ночника. Теплый неяркий свет залил комнату. Грегори зажмурился, потом прикрыл глаза ладонью, посмотрел на Тэсс, охнул и, бормоча извинения, поспешно ретировался. Она проводила его изумленным взглядом, нахмурилась. Что бы это значило?! Она приподнялась в кровати, шелковая простыня скользнула по коже, и только тогда Тэсс догадалась, почему, собственно, извинялся Грегори: по старой привычке она спала обнаженной. Тэсс покраснела, но не смогла сдержать улыбки. Будет знать, как врываться по ночам в спальни к одиноким дамам!
   Из-за двери послышался громкий шепот Грегори:
   – Тереза, что все-таки случилось? Вы так кричали…
   – Нет, ничего, просто страшный сон, – тоже шепотом ответила Тэсс.
   – Понятно. Э-э… может, вы оденетесь и я войду?
   – Да-да, сейчас. – За неимением ночной рубашки Тэсс натянула безразмерную футболку, которая прикрывала ноги до середины бедра, зато огромный ворот съезжал набок и обнажал плечо. Быстрым движением открыла дверь.
   На пороге возник пунцовый от смущения Грегори. Тэсс очень старалась не рассмеяться, но слишком сильным был контраст между тем суровым странным мужчиной, которого она видела днем, и тем, кто стоял сейчас перед ней.
   Тэсс кивком пригласила его войти.
   – Простите, что разбудила, Грег. – Она опустилась на постель. Комическая сцена с участием хромого беса позабавила ее, но сейчас к ней вновь вернулось ощущение слабости. Ей никак не удавалось унять дрожь в руках, и она нервно комкала ими одеяло.
   Грегори занял кресло рядом с кроватью, со стороны окна.
   – Да я, собственно говоря, не спал. – Только тут Тэсс заметила, что он полностью одет, в той же черной рубашке и брюках, в каких она видела его за ужином. – У меня тоже проблемы со сном, частая бессонница. Зато много читаю, – невесело усмехнулся он. – Я как раз шел из библиотеки и услышал ваш крик. Вы меня напугали.
   – Послушайте, давайте на «ты», а то нелепо как-то выходит в такой обстановке. – Тэсс бросила взгляд на напольные часы. – В полтретьего ночи…
   – Хорошо, Тереза, давай на «ты». Хочешь, я зажгу камин?
   Тэсс энергично закивала. Мало чего ей хотелось в этот момент больше, чем успокаивающего треска поленьев в камине и согревающего огня. Грегори сделал все быстро и уверенно. Тэсс в очередной раз отметила необыкновенную пластику его четких движений.
   – Спасибо, так гораздо лучше, – прошептала она.
   – Не за что. – Быстрый, но внимательный взгляд Грегори выражал заботу – может быть, даже больше, чем ему того хотелось бы.
   – Посиди со мной, мне страшно, – непроизвольно вырвалось у Тэсс. Очень-очень давно она ни к кому не обращалась с подобной просьбой. Даже к Джону. Особенно к Джону. После смерти матери у нее не осталось ни одного человека, который бы мог рассеять ощущение ужаса от дурного сна. А в Грегори Тэсс каким-то подсознательным чутьем угадывала эту добрую силу. Ну если он и вправду воплощенный дух «Белой долины», разве он не сможет отогнать мои кошмары, если я попрошу его?
   Грегори вернулся и занял свое место подле кровати Тэсс.
   – Конечно. – На его красивом благородном лице причудливо сплетались отражения света и тени.
   Тэсс очень хотелось спросить, о чем он думает, но решимости не было. Ей уже и без того стало немного стыдно за свою детскую выходку.
   – Знаешь, я читал, что, если проговорить кошмар, он покажется менее реальным и от него будет легче избавиться, – произнес Грегори, чуть помолчав.
   – Может быть. Но у меня не получается. Я, напротив, часто вижу то, что проговариваю – в книгах. И наоборот. Эти сны – мой крест, я должна нести его, иначе моя жизнь будет совсем-совсем другой.
   – А про что ты пишешь сейчас? – осторожно спросил Грегори.
   – Про дом, – улыбнулась Тэсс и пояснила: – Герой захотел уединения и купил старинный дом на окраине маленького городка. Про него ходила дурная слава, но, конечно, он не внял, иначе книги бы не получилось.
   Лицо Грегори оставалось очень серьезным.
   – Так вот. Он ожидал даже привидений, но там получилась история похуже: в пространстве этого дома слишком истончилась грань между мирами – нашим, реальным, и тонким, тем, где существуют наши сны и фантазии. Часто не самые радужные. И теперь герой никак не может предугадать, где, за какой дверью, на какой ступеньке ждет его, подстерегает тот мир. Ему бы уехать, а он пытается налаживать контакт. Он даже еще не разобрался до конца, хочет ли он на самом деле закрыть эту дверь между мирами… – Тэсс замерла, пораженная тем, с каким вниманием и интересом, совсем не напускным, слушал ее Грегори. Она еще ни с кем не говорила так упоенно о своих книгах. И ни от кого не получала отдачи. Она благодарно улыбнулась и, повинуясь порыву, прикоснулась к горячей мужской руке.
   – А дальше?
   – А вот этого я пока не знаю, – рассмеялась Тэсс. – Понимаешь, книга рождается сама по себе, я иногда удивляюсь, как мало в этом зависит от моей личной воли…
   – Всегда?
   – Кажется, да.
   Грегори погрузился в задумчивое молчание. Он запустил длинные пальцы в свои густые пепельные волосы.
   – О чем ты думаешь? – Тэсс набралась-таки смелости. Она почти физически ощущала, как где-то тает корочка льда на поверхности их отношений.
   – Так, вспомнил одну историю из слышанных в детстве.
   – Расскажи…
   – Ох, не знаю, как ты спать-то после нее будешь, – улыбнулся Грегори.
   – Ха! Гораздо лучше, чем если сама насочиняю себе чего-нибудь страшного на сон грядущий. Так что расскажи.
   – Уговорила, – усмехнулся Грегори.
   И как же этот человек мог показаться мне пугающим сегодня? Если и дух, то скорее добрый…
   – В общем, много лет назад в этих краях появилась женщина. Молодая красивая валлийка с дивным мелодичным голосом. Многие мужчины потеряли из-за нее голову. Но жениться никто не торопился: за ней тянулась репутация ведьмы. Говорили, что она слышала голоса и видела больше того, что доступно другим. Она жила здесь года два, помогала на ферме мистера Броди. Судьба сложилась так, что она полюбила мужчину из местных. Он был же
   – Все-таки красивая история. Хоть и печальная. Это правда было?
   – Было, – вздохнул Грегори. – А ты спи.
   – Сплю, – покорно согласилась Тэсс. Последнее, что она видела, – это фигуру высокого человека, склонившегося над огнем в камине.
   До утра Тэсс спала без сновидений.
   Может, и вправду добрый и сильный дух охранял ее?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное