Лора Брантуэйт.

Замок снов

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Джон был искренне убежден, что делает для любимой все возможное.
   Странно, но и снотворное не спасло Тэсс от кошмаров.

   Из темного, глухого, холодного тумана, рассеянного в пустоте, ей удалось вырваться, но пространство, в которое она попала, вряд ли можно было назвать более уютным. Оно было ей знакомо: дом на границе между мирами из ее последнего романа. Большое старое здание, поблекшие обои, выцветшие, но плотные и темные занавеси на окнах, мебель середины прошлого века. Паркет на полу загадочным и жутковатым образом поглощает звук шагов. Не было слышно ни шороха одежды Тэсс, ни ее тяжелого дыхания, хотя ей казалось, что даже сердце колотится громко-громко, гулкими толчками посылая кровь по венам. Зато все звуки дома были отчетливы и явны: непонятный шелест, тихий, на грани слышимости, шепот, самопроизвольный скрип ступенек старой лестницы. Казалось еще, что где-то наверху не закрыто окно и ветер со стуком качает его, чуть дребезжит стекло, шуршит занавеска.
   Но самое ужасное было в том, что сейчас и Тэсс не знала, где, на какой ступеньке лестницы, за какой дверью ждет ее граница непонятного, чуждого, зыбкого и ирреального мира. Опасного мира, который создало воображение Тэсс и над которым она не имела уже ровным счетом никакой власти.
   Тэсс хотелось сбежать, но она не знала, где выход. На первом этаже было невероятное множество дверей, но за каждой – лишь лестница или коридор. И за любой мог оказаться тот мир. Тэсс уже почти что хотела попасть в него, лишь бы вырваться из пространства этого проклятого дома, но, дернув одну из бесчисленных дверей, она наконец ощутила на лице порыв холодного осеннего ветра, который швырнул в нее несколько сухих шершавых листьев. Солнца не было. Вместо него на небе в облачной массе тускло мерцало какое-то блеклое пятнышко. Тэсс шагнула через порог.
   Тьма. Проплывающие мимо пятна серого света. Они плывут медленно-медленно, и это странно: в лицо бьет сильный ветер. Ощущение полета, но непонятно в каком направлении: вверх, вниз или вперед. Там кто-то ждет. И сердце наполняется ужасом и радостью от скорой встречи с ним. Хоть бы сам дьявол! Но я должна быть с ним. И я буду!

   Сон оборвался внезапно. Тэсс со странным смешанным чувством облегчения и неудовольствия осознала себя лежащей в своей постели, на согретой простыне. На подушке, которая еще не просохла от прикосновения влажных волос и теперь холодила щеку. За окном разливался ясный утренний свет.
   Джона рядом не было. Вместо него – торопливо набросанная записка.

   «Не хотел будить. С добрым утром. Позвоню вечерком.
   P. S. Что я говорил? Ну разве тебе не легче?»

   Усмехнулась. Нет, не легче. Мне пусто и страшно. И я не хочу быть здесь. Не люблю тебя. Мне надо к нему. И я точно знаю, что смогу уйти.
   Тэсс села на постели, скрестив ноги.
Она пыталась понять свой сон. Напугавшая вчера мысль о смерти странным образом оформилась и перестала быть страшной. Сон стал своего рода кульминацией, которая повернула действие к развязке.
   Наверное, я готова. Ведь я уже умерла во сне? Кажется. Кто-то сильный и любящий ждал меня.
   Почему-то мысль о том, что больше не надо будет ощущать на теле ласки Джона, показалась приятной и легкой. Ведь все можно решить очень просто. Если жить незачем, то к чему затягивать? Но воспоминание о теплой воде, поглощающей сознание, пугало. Взгляд Тэсс быстро скользнул по флакону со снотворным. Встряхнула. Таблеток хватит. Высыпала и пересчитала. На ладони – восемнадцать белых и таких опасных кружков. Но не осталось воды в стакане.
   Судорожно сжав кулак, Тэсс встала и пошла в ванную. Мыслей больше не было. Одна только странная решимость и напряженные до предела нервы.
   Телефон взорвался резкой дребезжащей трелью так неожиданно, что Тэсс вздрогнула и разжала пальцы. Таблетки рассыпались по полу. Звонок повторился, потом еще раз и еще… Тэсс стояла посреди комнаты в оцепенении.
   Боже, что я делаю?! Господи, прости! Это твой знак…
   Тэсс рванулась к телефону и хриплым от волнения голосом ответила:
   – Алло? – Джон, если это ты, я до конца дней буду любить только тебя. Может, это тебя мне Бог послал как спасение?
   Из трубки прозвучал совершенно незнакомый мужской голос, очень дружелюбный.
   – Здравствуйте, мисс Гринхилл.
   Ослабевшие ноги не держали ее. Она опустилась прямо на пол.
   – Здравствуйте.
   – Эдвард Коллинз, адвокатская контора Эндрю Бертама.
   Глаза Тэсс расширились от удивления. Невидимый собеседник будто уловил эту реакцию.
   – Мисс Гринхилл, не могли бы вы приехать в наш офис? Дело очень важное.
   – Что случилось? – протянула она.
   – О, не волнуйтесь, пожалуйста. Вы получили наследство.
   Тэсс стала лихорадочно соображать, кто из ее близких мог отойти в мир иной. Ничего не понимаю… Кроме тети Бетси, у меня никого нет, а она звонила два дня назад…
   – Приезжайте, мисс Гринхилл. Обсудим это дело. Адрес такой…
   Тэсс механически начеркала несколько слов фломастером на обрывке страницы.
   …Через час желтое лондонское такси уже везло ее обратно домой. Зрачки Тэсс все еще были удивленно расширены, на губах играла растерянная полуулыбка. Так не бывает. Или бывает, но только в сказках. Из-за последней воли человека, которого я никогда не знала, я все еще жива. И очень хочу жить дальше: интересно ведь, как теперь сложится судьба?
   Пожилой водитель, необыкновенно молчаливый для таксиста, изумленно поглядел в зеркало заднего вида на пассажирку: Тэсс громко расхохоталась.
   А все же что входит в обязанности хозяйки конного завода?


   Действительно, жизнь часто делает совершенно немыслимые зигзаги и преподносит нам подарки, которых мы не ждем. В тот момент, когда Тэсс почти не ощущала связи с жизнью и готова была оборвать ее, судьба откровенно вмешалась в события и не позволила сделать непоправимого. Сюрприз был потрясающий, просто из разряда фантастики. Разве не мечтаем мы о неожиданно свалившемся с неба наследстве? Тэсс повезло. Хотя такие мечты ее и не посещали, наследство она получила. Причем этот подарок судьбы не был сопряжен с какой-то ощутимой потерей: Томаса Селти Тэсс никогда не знала и лишь теперь, много лет спустя, вспомнила рассказы бабушки о некоем Томе, самой большой любви ее жизни. Им так и не суждено было сочетаться браком, но память о нем бабушка Тэсс, миссис Гринхилл, хранила всегда.
   Так вот, как Тэсс узнала со слов адвоката, этот самый мистер Томас Селти в прошлом месяце отдал Богу душу, и, судя по словам его управляющего, последней волей умирающего было передать свое поместье Тэсс, внучке «его обожаемой Деборы». Тэсс чувствовала некоторые угрызения совести по поводу того, что совершенно незнакомый человек так позаботился о ней. Надо же, как он любил бабулю.
   При отсутствии письменного завещания, которое по непонятной причине Селти так и не составил, это устное волеизъявление было принято за основу при распоряжении наследством. Тем более что других наследников вроде бы не было. Так что сейчас Тэсс на очень кстати отремонтированном стареньком «фиате» ехала на север страны, чтобы вступить в права наследства.
   Поместье, кстати, тоже было не из обыкновенных. Как с удовольствием объявил Тэсс добродушный адвокат мистер Коллинз, она стала хозяйкой не просто земли и дома, но и конного завода, одного из старейших на севере страны, пусть и не самого процветающего на данный момент. Эта деталь, пожалуй, и стала причиной того, что теперь Тэсс никак не могла согнать с лица улыбку, таким странным и забавным казалось ей новое положение хозяйки конюшен, как пренебрежительно назвал ее Джон. Тэсс, кажется, никогда не была даже на скачках или других соревнованиях по конному спорту. А теперь коренная жительница Лондона, утонченная интеллектуалка, писательница Тереза Гринхилл едет в какое-то захолустье, где самый крупный ближайший город – Уэркингтон, чтобы насладиться положением владелицы конного завода и поближе познакомиться с лошадьми! Тэсс в очередной раз фыркнула.
   Она настояла на том, чтобы ехать именно на машине. Ей, видите ли, очень захотелось новых ощущений: сельских видов из окна автомобиля, обеда в придорожной закусочной, ночевки в дешевом мотеле… Одним словом, приключений, то есть того, что могло стать приключениями для столичной жительницы с очень маленьким опытом путешествий. Джон порывался поехать с ней, но его задержали дела на работе, а так как Тэсс не сиделось на месте, то он благословил ее и отпустил на все четыре стороны.
   Ясное дело, что редактор Тэсс, мистер Барри, не очень-то обрадовался ее внезапному отъезду, но впервые за долгое время он видел ее сияющие глаза и искреннюю улыбку. Пускай развеется, наберется новых впечатлений, подумал мистер Барри и согласился перенести дату представления нового романа.
   Вопреки всем тайным желаниям Тэсс ночь, проведенная в заведении в мотеле, оказалась удивительно спокойной, если не сказать скучной. Никаких приставаний грубоватых дальнобойщиков, никаких пьяных драк в баре… Тэсс даже была несколько разочарована серенькой обстановкой бедного на события места. Хотя, возможно, тут и случаются происшествия – в другие вечера. Но по безразлично философ-скому виду хозяина и горничной нельзя было ничего сказать об их насыщенной жизни. Тэсс провела несколько относительно спокойных часов в сыроватой холодной постели на не очень белых простынях, непроизвольно считая звонкие капли, падающие из протекающего крана в ванной. Лишь относительно спокойными эти часы были потому, что Тэсс была слишком взволнована необычными впечатлениями дня и предстоящим визитом.
   Теперь Тэсс действительно наслаждалась ощущением необыкновенной, абсолютной свободы и яркими осенними видами за окном: золотисто-карамельные поля, пестрые леса, кое-где – озера, в которых отражалось пронзительно-синее холодное небо с белыми пушинками облаков; холмы, часть из которых можно было бы сравнить с невысокими горами. Горы вдали, кстати, Тэсс тоже видела. Мелькали то и дело фермы и деревушки, но более или менее крупных поселков Тэсс сегодня не попадалось. Судя по карте, она уже подъезжала к повороту на дорогу к «Белой долине».
   Тэсс было легко и радостно, как ребенку, который заблудился в незнакомом доме, долго бродил по темным пустым комнатам, плакал, пугался, злился, мечтал найти выход, не мог, снова искал и которого в конце концов кто-то добрый и сильный взял за руку и вывел в ярко освещенную красивую комнату с множеством игрушек. И малыш больше не плачет и не мечется в поисках двери, ведущей наружу, ведь ему здесь стало хорошо…
   Вот и поворот с указателем: «Белая долина». Местность действительно холмистая, так что «долина» в названии вполне уместна. Интересно, а почему же она белая? Холмы-то покрыты лесами, травой на худой конец…
   Зря Тэсс так увлеклась размышлениями на этимологические темы. Потому что именно по этой причине от ее внимания ускользнула большущая выбоина на дороге. «Фиат» сильно тряхнуло. Машина обиженно чихнула, и мотор заглох.
   – Черт, черт, черт! – Кипя от негодования, Тэсс дергала ключ зажигания. Безрезультатно. Мотор не подавал признаков жизни. Черт, Билли, и это ты называешь работой?! Чтоб я еще раз обратилась к тебе за помощью?! – возмущалась Тэсс. Да лучше я сама научусь с умным видом ковыряться под капотом, чем еще раз понадеюсь на твою помощь!
   Доподлинно неизвестно, что именно отремонтировал в «фиате» Билли, но это что-то явно не было основной причиной частых в последнее время незапланированных остановок.
   Тэсс сидела в машине и нетерпеливо барабанила пальцами по рулю. Ждать было, собственно говоря, нечего. По пустынной дороге за последние полчаса не проезжал никто. В сотовом очень кстати кончилась зарядка.
   Господи, ну почему же не может все быть хорошо?
   Сделав еще несколько глубоких вдохов для приведения нервной системы в состояние относительного равновесия, Тэсс выбралась из машины и взвалила на плечо огромную сумку. Она не столько представляла собой страшную тяжесть, сколько производила таковое впечатление в качестве ноши чрезвычайно хрупкой женщины, однако нести ее до «Белой долины» нужно было мили четыре.
   Тэсс шумно вздохнула и отправилась мерить шагами дорогу. Повезло мне: хотя бы дорогу знаю наверняка! Она даже пожалела о своей легкомысленной жажде приключений. Сама виновата. Хотела – на вот, получи!
   При других обстоятельствах Тэсс была бы счастлива совершить прогулку по таким местам. Узкая проселочная дорога прихотливо вилась между пологими холмами, поросшими лесом, во многих местах еще зеленым.
   Здорово! Я теперь смогу здесь жить! И никогда больше не стану таскать на себе таких тяжестей!
   Тэсс уныло поправила на затекающем плече сумку. С этим балластом пешая «прогулка» заняла больше часа. Самым большим удовольствием было взбираться вместе с лентой дороги на холмы. При спуске Тэсс испытывала трудно преодолимое желание усесться на сумку и съехать вниз. Пожалуй, если бы кроме одежды там не лежал еще новенький ноутбук, она поддалась бы искушению.
   Наконец, свернув за очередной холм, Тэсс тихо вскрикнула от восторга: ей открылся вид на «Белую долину». У подножия высокого, больше похожего на небольшую сглаженную гору холма стоял величественный старинный дом. Почти замок. Большое трехэтажное здание было сложено из крупных серых камней. По углам высились четыре надежные круглые башни. Если бы Тэсс не была предупреждена о страсти покойного мистера Селти к старинной архитектуре и культуре вообще, она и вправду лишилась бы рассудка от счастья, решив, что стала обладательницей самого настоящего средневекового замка. Тэсс уронила сумку со счастливым вздохом.
   Вот это дом! Наверняка с привидениями. Что может быть прекраснее? Она лучезарно улыбнулась. Ветер быстрой волной скатился по склону с холма, из-за которого вышла Тэсс, подхватил и разметал ее волосы, игриво пролетел мимо, ударил в стены старого дома, как про себя окрестила она его, и приветственно пробежался по кронам деревьев, растущих на холме позади дома. Он увлек за собой целый янтарный шелестящий дождь из листьев. Тэсс видела, что во дворе перед домом объезжал лошадь высокий светловолосый человек. Он обернулся на порыв ветра, замер на мгновение, кажется изумленно. Тэсс догадалась, что он заметил ее. Пришлось вскинуть на плечо свою необъятную сумку и вступить на финишную прямую. Тэсс приподняла подбородок повыше. Очень хотелось бы выглядеть достойной наследницей мистера Селти. Но сохранять подобающий вид, если одежда на тебе запылилась, волосы растрепаны, а за спиной громоздится сумочка чуть ли не больше тебя, согласитесь, очень и очень нелегко…
   Светловолосый человек уверенным сильным движением направил лошадь в ту сторону, где стояла Тэсс. Всадник и его конь приближались быстро и ритмично. Тэсс разглядела наконец, что волосы у мужчины не просто светлые, а серебристо-пепельные. А лицо вроде бы молодое. Неужели он родился седым? Непокорные серебристые пряди спадали на лоб. На суровом лице как угли горели строгие, недобрые глаза. Под этим жестким взглядом Тэсс почувствовала себя очень уязвимой.
   Поравнявшись с ней, мужчина лихо спрыгнул на землю. Хорошие манеры. Но неуютное ощущение от прохладного пронизывающего взгляда не оставляло Тэсс. Незнакомец оценивающе смотрел на нее.
   – Чем могу быть полезен, мисс?..
   Тон мужчины навел Тэсс на мысль о том, что она скорее потащила бы свою сумочку обратно в Лондон, чем рискнула попросить его о какой-то услуге. Не грубый, нет, совсем не злой голос. Просто металлически-холодный и властный. Голос хозяина.
   – Гринхилл, Тереза Гринхилл. Добрый день… – Она смутилась, явно не ожидая того, как неуловимо быстро расширились глаза ее собеседника.
   Он поклонился, не глубоко, но очень уважительно, чем ввел ее в еще большее смятение.
   – Добро пожаловать, мисс Гринхилл. – Он сделал шаг к ней и легко перехватил ношу, которая стала уже, кажется, раз в двадцать тяжелее, чем была час назад. – Если позволите.
   На его плече любимая сумка Тэсс смотрелась гораздо более естественно. Она поразилась тому, какой обаятельной оказалась улыбка этого человека, когда лишь уголки его губ чуть вздернулись кверху, но глаза блеснули мягким лукавым огоньком.
   – А вы так от самого Лондона добирались?
   Тэсс покраснела и принялась сбивчиво объяснять, где именно осталась ее машина. Мужчина, шагавший рядом в направлении дома, кивнул. Потом внезапно остановился, сделал еще один поклон и произнес:
   – Простите, мисс Гринхилл. Я не представился. Грегори Дарт, управляющий «Белой долины».
   – Очень приятно. – Тэсс протянула для приветствия руку и удивилась, какой горячей была твердая ладонь нового знакомого. От этого прикосновения по телу едва уловимой искоркой прошла волна напряжения. Тэсс взмахнула ресницами и несколько поспешно сунула руку в карман куртки. Что-то непонятное и потому пугающее проскользнуло и во взгляде Грегори.
   Господи, и с этим странным типом мне теперь жить рядом, в одном доме? Кажется, я знаю, как можно назвать новую книгу: «Человек с холодным взглядом»! Тэсс и не заметила, что впервые за последние недели подумала о своих книгах без отвращения.
   Зато она поняла, что еще настораживающего, цепляющего было в Грегори. Он довольно сильно хромал на левую ногу.
   Хромой бес, пронеслось в голове Тэсс. Каков же был ее испуг, когда она заметила быстрый, искоса брошенный на нее взгляд Грегори! Или я слишком громко думаю, или он и в самом деле может читать мысли…
   Они почти подошли к дому. Грегори отдал поводья лошади какому-то невысокому крепкому пареньку. На прощание он ласково провел рукой по морде животного и прошептал ему в ухо что-то, наверное совсем интимное. Тэсс не без защитной иронии подумала, что управляющий был бы гораздо более приятным собеседником, если бы относился к людям с такой же симпатией, как к лошадям. Но не дано – значит не дано.
   – Мисс Гринхилл…
   – Тереза или Тэсс, прошу вас… – Ей подумалось, что строить какие-то дополнительные барьеры в общении с Грегори вовсе незачем. С этим мистер Дарт и сам превосходно справится.
   – Хорошо, Тереза… Вы, кажется, уже заметили, как сильно я люблю лошадей, – с усмешкой сказал Грегори.
   Тэсс сделала над собой усилие, чтобы не заморгать. Телепат…
   – Я вырос в «Белой долине». Это мой дом в самом глубоком смысле слова. А лошади – моя семья…
   – А другой разве нет? – не задумываясь поинтересовалась Тэсс и тут же покраснела от своей бестактности. – Простите, я не хотела…
   Бровь Грегори иронически приподнялась.
   – Мне интересно: почему поместье называют «Белой долиной», – пролепетала совсем смущенная Тэсс.
   – Здесь часто опускаются туманы, и долина будто залита молоком. Это очень красиво, вы сами увидите… Тереза. – Грегори говорил, опустив голову. Они подошли к высокому крыльцу, и он пропустил ее вперед, приоткрыв перед ней массивную дубовую дверь.
   У Тэсс создалось впечатление, что она попала в сказку. Как завороженная ходила она по комнатам «замка», осторожно прикасаясь к гобеленам и дубовым панелям, которыми были отделаны стены, к тяжелой старинной мебели, некоторые образцы которой вполне годились на роль мечты антиквара, останавливалась у окон и подолгу любовалась видами на леса и холмы. Ей уже показалось, что вся прежняя жизнь осталась где-то далеко и ее место заняла другая, волшебная, теснее связанная с доброй старой Англией, чем с современной европейской страной. Тэсс вошла в библиотеку, один взгляд на которую заставил ее сердце радостно забиться: большое, просторное помещение, с уходящим вверх арочным потолком. Кажется, на нем были даже какие-то фрески. Стены уставлены стеллажами, а на них – сплошные ряды книг. Видимо, мистер Селти был очень образованным человеком. Не исключено, конечно, что богатая библиотека интересовала его только как антураж старинного замка, но Тэсс преисполнилась благоговением и искренним уважением к человеку, который в наш безумный век прогресса создал себе такой дом.
   Тэсс так погрузилась в общение с духом «Белой долины», что совсем забыла о воплощении этого духа, которое следовало за ней по пятам, отставая всего на несколько шагов, чтобы дать новой хозяйке насладиться необыкновенной романтической атмосферой. Грегори с легкой полуулыбкой, отражавшейся больше в глазах, чем на губах, следил за ней, за тем, с каким почти что священным трепетом прикасалась она к некоторым вещам, и думал о том, что у «Белой долины» появилась достойная ее владелица. Убедившись, что Тэсс не особенно интересуется его объяснениями, он предоставил ей совершить самостоятельное знакомство с домом. Естественно, взяв на себя труд проследить, чтобы она не заблудилась ненароком.
   Тэсс чувствовала себя счастливой. То, что она выпустила из виду присутствие Грегори, было проявлением даже не рассеянности, нет. Просто Тэсс была писательницей, и ее воображение могло заменить ей какого угодно гида. Действительно, какая, по сути дела, разница, услышишь ты реальную историю вещи или вместо нее в твоей голове родится поэтическая легенда, объясняющая происхождение и судьбу предмета? Тэсс давно уже жила в наполовину иллюзорном мире, населенном образами из ее фантазий. Если воображаемое так же ярко и живо, как действительное, то как провести четкую грань? И зачем, собственно?
   А в «Белой долине» пространство для рождения фантастического мира было самое что ни на есть подходящее. И Тэсс с радостью, знакомой только творческим людям, окунулась в новый мир. От этого чувства краски делались ярче, грань между светом и тенью где-то становилась контрастнее, а где-то совсем размывалась, сердце билось быстрее, а в кончиках пальцев ощущалось легкое покалывание.
   – Мне нужно написать… – рассеянно прошептала она с легкой улыбкой. И каково же было ее удивление, если не сказать – испуг, когда она услышала за спиной хрипловатое:
   – Простите?
   – Ой! – совершенно искренне выдохнула Тэсс и непроизвольно прижала руку к груди. В дверном проеме виднелась высокая, несколько угловатая фигура. Грегори стоял, сложив руки на груди, и пристально наблюдал за ней. Неизвестно, как долго. А я тут, как школьница, которую пустили походить по пустынному музею, хватаюсь за все! Тэсс стало почему-то неловко, что этот странный человек может подумать, что она плохо воспитана. – Я… Извините, я не ожидала, что кто-то ответит на мои слова.
   Грегори подавил улыбку. Точнее, она как ветерок скользнула по его лицу, оставив след только в глазах.
   – Мне удалось вас подслушать. Так вот, если вам нужны ручка и бумага…
   – Да нет же, нет, я не то имела в виду. Я писательница… – Тэсс покраснела от смущения, ей почему-то показалось нелепым представляться таким высоким званием этому человеку. У нее возникло ощущение, что он не то что старше, а много… древнее ее, что ли. И уже знает о ней все. И сейчас рассмеется, услышав признание беллетристки.
   Грегори не рассмеялся, только вскинул брови.
   – Вот как? Большая честь для «Белой долины».
   Тэсс ненавидела общаться с людьми, с которыми никогда не знаешь, шутят они или говорят серьезно.
   – Ну… не то чтобы писательница… Ах, называйте сами, как хотите, но я зарабатываю тем, что пишу мистические романы. – Тэсс рассердилась бы, если бы Грегори не внушал ей такого бессознательного страха.
   – Понятно. Значит, все-таки писательница. Что ж, атмосфера «Долины» может явить вам вдохновение. Если я что-то в этом понимаю.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное