Лопе де Вега.

Глупая для других, умная для себя

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

Лопе де Вега
Глупая для других, умная для себя

Действующие лица

Алехандро – брат герцога Флорентийского.

Дьего – знатный урбинец.

Камило – знатный урбинец.

Фабьо – слуга покойного герцога Урбинского.

Лисено – слуга Камило.

Марсело – знатный урбинец.

Рисело – крестьянин.

Диана – дочь покойного герцога Урбинского.

Теодора – племянница покойного герцога Урбинского.

Л?ура – служанка.

Фениса – служанка.

Альбано – приближенный Алехандро.

Дворяне.

Слуги.

Солдаты.

Свита.

Народ.

Действие происходит в Урбино[1]1
  Урбино – город и герцогство в восточной части Италии, граничившие с владениями Флоренции.


[Закрыть]
и других местах.

Действие первое

Поле близ деревни

Явление первое

Диана одна, в крестьянском платье.

Диана

 
Так ты в меня влюбился страстно
Простецким сердцем мужика?
Ты стал бы утверждать напрасно,
Что за любовь ничья рука
Виновного карать не властна.
Я – не совсем без разуменья,
И, хоть всю жизнь мою жила
В глуши безвестного селенья,
Я знаю, что любовь была
Любимым первенцем творенья,
Она, я знаю, породила
Все то, что есть, и все, что было;
Но я не верю, чтоб она
Была ничтожному дана
И в сердце низменном царила.
Я рада плющ сорвать со скал
Не для того, чтоб он побеги,
Надменный, вверх не простирал,
А потому, что, полный неги,
Он к камню дикому припал;
И виноград сорвать зеленый,
Его листвы густой покров,
Его лозы узор плетеный,
Который задушить готов
В своих объятьях эти клены.
Когда, ревнуя, может быть,
Или тоскуя пред рассветом,
Начнет пичужка голосить,
Я бы хотела быть мушкетом
Иль силой глаз ее убить.
А ты поешь мне то и дело,
Чтобы я ласковей глядела,
Мужик несчастный, – мне, когда
Я соловьиного гнезда,
Рассвирепев, не пожалела!
Ничьих речей я не приму
И не отвечу никому.
Когда порою издалёка
Мне эхо вторит одиноко,
«Молчи!» – я говорю ему.
Меня не могут обмануть
Тем, что отец мой – пахарь темный:
Душа, палящая мне грудь
Какой-то жаждою огромной,
Не верит этому ничуть.
Так высоки мои мечты,
Что, если б им возможно было
Пронзать воздушные пласты,
Сквозь небо я бы воспарила,
Взнесясь до звездной высоты.
Нет, я не верю! Неужели
Я – бедное дитя ущелий,
И мой отец – простой пастух,
Раз небеса столь мощный дух
В моей груди запечатлели?
Он так величествен и смел,
И я такие дали вижу,
Что мне несносен мой удел.
Всех, кто вокруг, я ненавижу
И жажду знаменитых дел.
Вчера (конечно, произвол
Толкует сны, приукрашая)
Мне снилось, будто бы орел
Ко мне спустился и, венчая,
Чело мне лаврами оплел.
Гордыню в сердце затая,
Я верю, хоть судьба моя
Мне не сулит нигде исхода,
Что иль обмолвилась природа,
Иль я – не то, чем стала я.
Умчитесь, ветры! Тишиной
Оденьте землю! Не клоните
Траву, омытую зарей!
Ручьи, утихните, молчите,
Уймите резвый говор свой!
Смиритесь, угадав желанья,
Давно таимые в тиши!
Замрите, полные вниманья!
Ведь не Нарциссы ли души –
Те, кто влюблен в свои мечтанья?[2]2
  Красивый юноша, охотник Нарцисс, отверг любовь прекрасной Эхо и в наказание должен был беспрестанно любоваться своим отражением в ручье, мучаясь от неудовлетворенной любви к самому себе.
(Ант. миф.)


[Закрыть]

Когда б велел Творец высот,
Чтобы мечта, что в нас живет,
В наглядный облик воплотилась,
Я бы в мечту свою влюбилась,
Узрев ее в кристалле вод.
 

Явление второе

Диана, Фабьо.

Фабьо

(в сторону)

 
По тем приметам, что мне дал
Крестьянин здешний, добавляя,
Чтоб я к лужайке путь держал,
Она и есть не кто иная.
 

Диана

 
Что надо вам средь этих скал?
 

Фабьо

 
Ищу, – утаивать не стану, –
Крестьянку, некую Диану,[3]3
  Диана. – богиня лесной охоты и луны, вечная девственница, не ведающая любви. (Ант. миф.)


[Закрыть]

Охотницу, грозу сердец.
Брожу с утра и наконец
Забрел на эту вот поляну.
Быть может, это вы как раз?
 

Диана

 
Я.
 

Фабьо

 
Это правда?
 

Диана

 
Да.
 

Фабьо

 
Целую
Вам руку.
 

Диана

 
Обнимаю вас.
 

Фабьо

 
Мою владычицу земную
Я лицезрю, отраду глаз.
 

Диана

 
Передохните.
 

Фабьо

 
Я странней
И радостней не ведал дней.
 

Диана

 
Но что же нужно вам?
 

Фабьо

 
Внимайте
И ни ползвука не теряйте
Из этой повести моей.
Высокородная Диана,
Досель таимый этим лесом
Смиренный, но роскошный клад,
Как золото в глубоких недрах
Затаено! Отавьо, герцог
Урбинский, этих мест владетель,
За неимением потомства
Взял некогда на попеченье
И воспитанье Теодору,
Дочь брата (брата звали Цезарь),
Ценя в ней ум и красоту.
(Прошу вас, слушайте прилежно.
Ведь если упустить начало,
То трудно разобраться в деле.)
В Урбино все всегда считали,
Что Теодора несомненно
Ему наследует: ведь он
С ней состоял в родстве теснейшем.
Так Теодора и жила
Хозяйкой герцогских владений,
Отавьо зеркалом служа,
И тот привык в него смотреться.
К ней стали свататься монархи:
Феррарский, пармский, и пьяченцский,
И мантуанский, и миланский.
А вместе с ними, с меньшим блеском,
Хотя и с большею надеждой,
Благодаря вседневным встречам,
Урбинцы Дьего и Камило,
Два благородных кавалера.
Хоть ей приятны были оба,
Но Дьего втайне был милее,
Иль потому, что он изящней,
Иль просто волею созвездий.
Меж тем, прекрасная Диана,
Неумолимое железо
Жестокой Парки оборвало
Нить герцога на полувеке.
Как много смерть несет открытий,
И перемен, и превращений
В любой державе или доме,
Давно и хорошо известно.
Так вышло и на этот раз.
А именно: покойный герцог
Провозглашает в завещанье,
Что у него в деревне этой
Есть дочь, рожденная вне брака,
И ей вручается наследье.
При оглашенье завещанья
У Теодоры сжалось сердце,
Озлился Дьего, а Камило
Взлелеял твердую надежду,
Что станет герцогом урбинским
Через наследницу, затем что
Не он – избранник Теодоры,
Которая в какой-то мере
Давала все-таки понять,
Что Дьего больше ей любезен.
И вот, прекрасная Диана,
Урбинский двор пришел в смятенье
И на два стана раскололся,
Притом с таким ожесточеньем,
Что начал меч писать законы
И правом сила завладела.
Тогда посредником вступают
Седины лучших и знатнейших,
Смиряют ярость Теодоры
И буйство юношей незрелых.
Они к законной герцогине
Решают снарядить с известьем
Посланника в лице Камило,
Который грезит – с вами вместе
Стать повелителем Урбино.
А Дьего Теодоре шепчет,
Чтобы она, не дожидаясь,
Покуда вынесут решенье,
Потребовала власть себе,
Хотя бы вас найти успели.
Я, старый герцогский слуга,
Без знатных и богатых предков,
Родившийся в смиренной доле,
Привыкший ждать, чтобы сильнейший
Был снисходительно настроен
И выказал благоволенье,
Хоть я и не лишен достоинств,
Диана, и во многом сведущ, –
Я, преклоняясь перед кровью,
Доставшеюся вам в наследство,
Явился не просить награды
За принесенное известье,
Что вы отныне – герцогиня
И больше не лесное эхо,
А чтобы вам открыть опасность,
Которая грозит наверно
Вам, совершенно беззащитной
В толпе врагов освирепелых.
Ведь недостоин же Камило
Быть вами призванным к правленью,
Когда столь славные монархи
Мечтают о державе этой.
Сомненья нет, что Теодора
И Дьего, в яром озлобленье,
Чтоб вас вернее погубить,
Изобретут любые средства.
Подумайте, что вам грозит
И как в столь трудном положенье
Себя вам следует вести
Умно, решительно и смело.
Простите, если я скажу,
Что вас я испытать хотел бы:
Кто от природы одарен,
Тот одолеет все на свете…
Однако слышен треск в лесу
И конский топот. Это, верно,
Гонцы, которые вас ищут,
Чтоб в город отвезти поспешно.
Мне оставаться здесь нельзя:
Нельзя, чтоб нас застали вместе.
Я вам попозже пригожусь,
А так – возникнут подозренья.
Бог да поможет правоте,
Да оградит вас от измены,
Да охранит невинность вашу
И да венчает вас победой!
 

(Уходит.)

Явление третье

Диана, Камило, Рисело, Лисено, свита.

Рисело

(обращаясь к Камило и к свите)

 
Вот та, кого вы ищете, сеньоры,
Дочь нашего Альсино. Он живет
В селе поблизости, да нынче скот
Погнал на пажить в горы.
 

Диана

(в сторону)

 
О разум! Я хочу с твоей подмогой
Представиться им дурочкой убогой!
То лучший путь к успеху иногда.
 

Камило

 
Судьба крестьянки этой, господа,
Доказывает нам,
Как смерть и счастье правят своевластно.
 

Лисено

 
Она меж тем взирает безучастно
И чудной правды не подозревает.
 

Диана

(в сторону)

 
С чего начать, Камило сам не знает
И на меня уставил долгий взгляд.
Его смущает мой простой наряд.
 

Камило

 
К чему безмолвно медлю я, коль скоро
Я вижу вас, высокая сеньора?
Целую ноги славной герцогине,
Которою вы сделались отныне.
 

Диана

 
Еще недоставало,
Чтоб я такие шутки слушать стала!
Я вам не герцогиня и не дыня.
А если вы – охотник, я – не птичка,
Не дикая гусыня.
 

Камило

(к Лисено, тихо)

 
Я знал, что внешностью она мужичка,
Но думал – кровь оставит в ней хоть след
Высокого наследственного сана.
 

Лисено

(к Камило, тихо)

 
А если это вовсе не Диана?
 

Камило

(к Рисело)

 
Пастух, да та ли это?
 

Рисело

 
Я ж сосед!
В селе у нас другой Дианы нет,
И вы как раз искали дочь Альсино.
 

Камило

(к Рисело, тихо)

 
И эта вот – владычица Урбино!
 

Рисело

 
Вам, стало быть, не нравится она?
 

Камило

 
Я думаю!
 

Рисело

 
А чем она дурна?
 

Камило

 
Дикарским видом, глупым языком,
Которых трудно было ждать при том,
Что кровь ее настоль высокородна.
 

Рисело

 
Вы потолкуйте с ней! Она свободно
Такой риторикой засыплет вас,
Какой не обучают и в Болонье.[4]4
  Болонья – город в Северной Италии, славившийся своим университетом, крупнейшим центром изучения юридических наук в средневековой Европе.


[Закрыть]

 

Камило

 
Сеньора! Герцог умер.
 

Диана

 
Ну, а мне-то
Какое дело? Если верно это,
Его, сеньоры, вы и хороните.
Я, право, не священник.
 

Камило

 
Ведь это ваш родитель!
 

Диана

 
Врешь, мошенник!
Родитель мой – Альсино.
 

Камило

(к Лисено, тихо)

 
Не напрасно
Я опасался. Совершенно ясно,
Что разумом она слаба.
 

Лисено

(к Камило, тихо)

 
Еще бы
Не отупеть среди такой трущобы!
 

Камило

(в сторону)

 
То было б чудо, если бы она
Изящна оказалась и умна,
Живя в горах, как зверь.
Зато она изменится теперь,
Вкусив у нас придворную науку.
 

(Диане.)

 
Мы вам целуем руку
И вас в Урбино отвезем, сеньора,
Как нашу герцогиню.
 

Диана

 
Вот умора!
 

Камило

 
Вам герцог завещал свою державу.
Примите то, что вам дано по праву
И вам навек принадлежит отныне.
 

Диана

 
Гожусь ли я, не знаю, в герцогини?
 

Камило

 
Годитесь, ибо так угодно Богу.
 

Диана

 
Пойду сорочки захвачу в дорогу
И мой зеленый с синим зипунишко.
 

Камило

(к Лисено, тихо)

 
Нет, до чего нелепа!
 

Лисено

 
До излишка.
 

Камило

 
Вас ждет в Урбино, в вашем гардеробе,
Все нужное владетельной особе.
Я вас прошу пожаловать в карету,
Чтоб нам скорей покинуть местность эту
И путь свершить еще при свете дня.
 

Диана

 
Зачем, сеньор? Есть ослик у меня.
 

Рисело

 
Диана, ты же герцогиня! Что ты?
 

Диана

 
Друг, съезди ты! Нет у меня охоты.
 

Камило

 
Прошу, сеньора.
 

(В сторону.)

 
Тягостное дело!
 

Лисено

(к Камило)

 
И герцогиня же у нас!
 

Диана

 
Рисело!
Пойдешь на выгон, так скажи Альсино,
Что, дескать, я уехала в Урбино
Быть герцогиней, раз уж так велят,
Но завтра утром ворочусь назад.
 

Уходят.

Зала во дворце урбинских герцогов

Явление первое

Теодора, Дьего.

Теодора

 
С какой готовностью Камило
Отправился искать Диану!
 

Дьего

 
Понятно! Этому мужлану
Такое порученье мило.
 

Теодора

 
Хотя мой дядя предпочел,
Послушный странному желанью,
Торжественно, по завещанью,
Мужичке передать престол,
Как мог столь мудрый наш сенат,
В ущерб наследнице бесспорной,
Склониться перед волей вздорной
И ей не положить преград?
Не знаю, что гласят законы,
Мой милый Дьего; но и тут
Особый, верно, есть статут
О привилегиях короны.
Хотя права у всех равны,
Но это только для народа,
А лица царственного рода
Должны быть здесь исключены.
Меня, мы можем доказать,
Мой дядя вдруг возненавидел:
Мое вниманье к вам он видел
И начал злобно ревновать.
Он бы хотел, чтоб мужем мне
Стал герцог пармский. Нет сомненья,
Что я всего лишь жертва мщенья
И возражать могу вполне.
 

Дьего

 
Нам будет доказать нетрудно,
Что ум его расстроен был
И что он власти вас лишил
Насильно и неправосудно.
Спокойно будем ждать суда
И оглашенья приговора;
Виновница, должно быть, скоро
Сама пожалует сюда.
Хотя к ней явно благосклонны
Камило и все те, кто с ним,
Ее мы быстро отстраним:
Ее надежды беззаконны.
Ведь если вплоть до дня кончины
Покойный герцог вас считал
Наследницей, чем подавал
Соседям веские причины
К вам свататься, притом таким,
Как Парме, Мантуе, Милану,
То нет сомненья, что Диану
Мы в этой тяжбе победим.
Я вас увижу герцогиней
Или я жизнь отдам мою.
 

Теодора

 
А я вам руку отдаю
И с вами властвую отныне.
 

Явление второе

Те же и Фабьо.

Фабьо

 
Осмелюсь доложить сеньоре,
Что герцогиня прибыла.
 

Теодора

 
Кто?
 

Фабьо

 
Та мужичка из села…
Я гнев читаю в вашем взоре.
 

Теодора

 
И что за женщина она?
 

Фабьо

 
Да видно, что росла в пустыне.
 

Дьего

 
О, не тревожьтесь! Герцогиней,
Лишь потому, что ей страна
Завещана по злобной страсти,
Она не будет никогда.
 

Фабьо

 
Впредь до решения суда
Вы пребываете у власти.
Но, чтоб не волновать народ
И чтоб не раздражать Камило,
Сеньора, вам бы нужно было
Ей внешне оказать почет,
А то пойдут дурные речи.
 

Гостиная в том же дворце

Явление первое

Диана, одетая как дама, Камило, Лисено, свита.

Камило

(Диане)

 
Так вашей светлости приятно
В столице?
 

Диана

 
Очень тут занятно.
Но что за гром был вместо встречи?
 

Камило

 
То был салют, которым вас
Встречали пушки.
 

Диана

 
От огня
И грохотанья у меня
Как жар посыпался из глаз.
У нас, как только в деревушке
Дьячок звонит в колокола,
Посмотришь – туча уплыла,
И снова квакают лягушки.
 

Камило

(в сторону)

 
Недурно!
 

Лисено

(в сторону)

 
Что ни час, то хуже!
Она совсем слаба умом.
 

Диана

 
А это что за пышный дом,
Весь беломраморный снаружи,
Где мы сейчас гуляем с вами?
 

Камило

 
То вашей светлости дворец.
 

Диана

 
Он мог бы из конца в конец
Вместить мое село, с ослами,
И овцами, и всем добром.
 

Камило

 
О, мы сейчас увидим залы,
Где живопись и бархат алый,
Парча и шелк везде кругом!
 

Диана

 
А это что за вещь у вас?
 

Камило

 
Часы.
 

Диана

 
На что? Так, для показа?
 

Камило

 
Они сейчас пробьют два раза.
 

Диана

 
Раз – мне, и Теодоре – раз?
 

Камило

 
Что за ответ!
 

Лисено

 
Ответ хорош.
 

Диана

 
А это кто такой, всех выше,
Там, за окном, торчит на крыше?
 

Камило

 
То ангел наш хранитель.
 

Диана

 
Что ж,
Пусть он пошлет нам благодать!
Но кто же так его наружу
На пекло выставил и стужу,
Раз он нас должен охранять?
 

Камило

(к Лисено, тихо)

 
Понять нельзя.
 

Лисено

 
Да, непонятно.
 

Явление второе

Те же и Фабьо.

Фабьо

 
Сиятельная Теодора
Идет с приветом к вам, сеньора.
 

Камило

(в сторону)

 
Мне встреча с нею неприятна.
 

Лисено

(к Камило, тихо)

 
Она утешится, как местью,
Минуту с ней поговорив.
 

Явление третье

Те же, Теодора и Дьего.

Теодора

 
Дом вашей светлости счастлив
Ему оказанною честью.
 

Диана

 
Сеньора! Я уж говорила,
Что если б села на осла,
Я бы к полудню здесь была,
И всем бы так удобней было.
А эти, – тоже хороши! –
С ужасным треском, в туче пыли,
Меня проселками тащили,
В дом на колесах заперши.
Позвольте рученьку, сеньора,
Чтоб мне ее поцеловать.
 

Теодора

(к Камило)

 
Как это надо понимать?
 

Камило

 
Крестьянский способ разговора.
Не удивляйтесь. Мудрено
Лоск приобресть в лесу.
 

Теодора

 
Увы!
 

(К Дьего.)

 
Что, Дьего, скажете мне вы?
 

Дьего

 
Что дух и плоть у ней – одно.
Соперник этот – не из тех,
Кто возбуждает опасенья.
Такая немощь разуменья
Сулит ей полный неуспех:
Ее не изберут до гроба.
Ведь существует же закон,
Что занимать не вправе трон
Умалишенная особа.
 

Теодора

(в сторону)

 
Я возвращаюсь вновь к надежде.
 

Диана

 
Вы просто радуете глаз!
А не дадут мне, как у вас,
Такие блесточки к одежде?
 

Теодора

 
Вам дамы ваши все дадут –
И драгоценности и платья.
 

Диана

 
Надуют!
 

Теодора

(в сторону)

 
До невероятья
Убогий ум!
 

(Громко.)

 
Все в доме ждут,
Чтоб госпожа его вступила
В свои владенья. Вы всему
Хозяйка здесь.
 

(К Дьего, тихо.)

 
Ее в корчму
Я бы охотней поместила.
 

Дьего

 
О, для нее и хлев хорош!
 

Камило

(тихо)

 
Как быть?
 

Дьего

(тихо)

 
Ответить не сумею.
 

Явление четвертое

Те же, Лаура и Фениса.

Фабьо

 
Фениса здесь и Лаура с нею.
 

Теодора

 
Ты, Лаура, волосы завьешь
Ее высочеству, как нужно,
А ты, Фениса, – ты умеешь, –
Ее алмазами усеешь
От головы до ног.
 

Лаура

 
Мы дружно
С Фенисой примемся за дело,
Чтоб нарядить и разубрать
Ее высочество.
 

Диана

 
Погнать
Гусей на луг берусь вам смело,
А гребень для меня – беда.
 

Теодора

(к Камило, тихо)

 
Камило! Смею вас поздравить
С находкой!
 

Камило

 
Не хочу лукавить:
Я умираю от стыда.
 

Теодора

(Диане)

 
Примите помощь ваших дам.
 

(К Дьего, тихо.)

 
Идемте, Дьего. Все прекрасно.
Как я довольна, это ясно
Должно быть по моим глазам.
 

Теодора и Дьего уходят.

Камило

 
Пусть ваша светлость не забудет,
Что, совершив столь трудный путь,
Необходимо отдохнуть.
Потом она сама рассудит,
Как приступить к делам правленья.
 

Диана

 
Когда же я домой назад?
 

Камило

 
Посмотрим, как решит сенат.
Нам надо ждать его решенья.
 

Камило, Лисено и свита уходят.

Диана

(к Фабьо)

 
Эй, кавальеро!
 

Фабьо

 
Вы меня?
 

Диана

 
Вы мне еще нужны, останьтесь.
А вас прошу, сеньоры дамы,
Мою мне приготовить спальню.
Я начала повелевать.
 

Лаура

 
Дворцовый воздух, повлиявший
На вашу светлость, вас подарит
И не такими чудесами.
 

Лаура и Фениса уходят.

Явление пятое

Диана, Фабьо.

Диана

 
Кто ты, который, как комета,
Мгновенным пропылав пожаром,
Пронесся светлой полосой
От восхожденья до заката;
Ты, живопись в раскрытых книгах
Моей истории, наглядно
Представивший, как на картинах,
Событья жизни миновавшей?
Кто ты, который разбудил
К высоким помыслам о славе
Мои дремавшие мечты
Среди лесов и скал печальных?
Кто научил тебя открыть мне
Все то, о чем ты рассказал мне
И что мне помогло избрать
Пред Теодорой путь лукавства?
Ведь если б не было тебя,
То прирожденный разум ясный,
Мне данный небом, обострил бы
В моих врагах и злость и зависть.
Я так бы с ними говорила,
Что жизнь моя и достоянье
Цветком бы стали однодневным
В руках жестокой неприязни.
Имей в виду, что этой дурью
Я лишь на время прикрываюсь,
Чтоб обеспечить власть и жизнь;
Потом язык мой станет ясен,
Так ясен, что дивиться будут,
Как мог на поле одичалом
Произрасти столь редкий ум.
Но самый изощренный разум
Сам по себе еще бессилен.
И ты, пришедший легким шагом
Меня от гибели спасти,
Святыми послан небесами,
Моим подручным должен стать
В моем борении опасном.
С тобой объединяюсь я,
Других сторонников не зная
И чувствуя, что мне помочь
Ты несомненно не откажешь.
Я спрашивать не стану, кто ты;
Ты мне уже поведал, Фабьо,
Как протекала жизнь твоя.
Но только я не сомневаюсь,
Что если в благородном сердце
Нашлось такое состраданье,
То есть и светоч путеводный
У корабля моих исканий.
 

Фабьо

 
Сеньора! Яростное море,
В которое, плывя за счастьем,
Вступил ваш беззащитный челн,
Клокоча пеной и вздымаясь
Под ветром мощных честолюбий,
Небес касается волнами.
Поэтому вам нужен кормчий
(Я говорить стараюсь ясно)
Испытаннее и бесстрашней,
Который приведет вас в гавань.
Поверьте мне – и вы спасетесь;
А не поверите, то сами,
Пусть даже притворясь простушкой,
Вы не сразите их коварства.
 

Диана

 
Когда я своего ума
Перед тобою не скрываю,
Уже я связываюсь этим.
Теперь пора подумать, Фабьо,
Какое нам принять решенье.
 

Фабьо

 
Сеньора! Хоть неоднократно
На тронах женщины царили,
Но с непомерными трудами,
Среди трагических событий
И дел жестоких и кровавых,
Оставивших дурной пример.
Когда мы с вами не достанем
Неустрашимого мужчину,
Чтоб он вам втайне был охраной,
Не стать вам ни Семирамидой,
Ни Клеопатрой.[5]5
  Семирамида – легендарная царица Ассирии, основательница Вавилона, мудрая и могущественная повелительница Передней Азии и части Африки, царствование которой относят к XIII веку до н. э. Клеопатра – Клеопатра VII, сначала соправительница своего младшего брата Птолемея XII, затем единовластная и последняя царица Египта. Имя ее тесно связано с историей завоевания Египта Римом. После неудавшейся попытки вместе с правителем азиатских владений Рима, триумвиром Марком Антонием, основать независимую восточную империю лишила себя жизни в 30 году до н. э., по преданию – от укуса змеи.


[Закрыть]

 

Диана

 
Опасаюсь,
Что здесь Камило непригоден.
 

Фабьо

 
Камило? На таком коняге
До цели я не доскачу.
 

Диана

 
В чем эта цель?
 

Фабьо

 
Вас выдать замуж
За рыцаря, который мощью
Превосходил бы Александра.[6]6
  Имеется в виду Александр Македонский, или Великий, царь Древней Македонии (356–323 до н. э.), выдающийся полководец, завоеватель Египта, Персии, Вавилона и других стран Средней Азии. Предание сделало его олицетворением воинской доблести, благородства и великодушия.


[Закрыть]

 

Диана

 
Тогда давай уговоримся:
Ты рыцаря найдешь мне, Фабьо,
И тайно приведешь ко мне.
И если я прельщусь осанкой,
Как ты – неустрашимым духом,
То мы втроем начнем сражаться,
Чтоб одолеть моих врагов.
Но ты заметь себе заране,
Что этот муж мой должен быть
Безукоризненный избранник;
А потому мы судим строго,
И каждый порознь выбирает:
Ты – мужество, а я – лицо.
 

Фабьо

 
Ваш ум и замысел похвальны.
Вы непохожи на девиц,
Которые, узнав от брата
Или отца, что есть жених,
Уже немедленно согласны,
Как будто на короткий день,
А не навек берут супруга,
Причем не разбирают даже,
Какой он – синий или красный;
А потому и должность мужа,
Груз то несносный, то приятный,
Несет нередко заместитель.
 

Диана

 
Иди. За мной следят, я знаю.
Господь направь твои шаги!
 

Фабьо

 
Увидите, как я достану
Вам рыцаря…
 

Диана

 
Кто он, скажи!
 

Расходятся и говорят, стоя в разных дверях.

Фабьо

 
Не знаю сам. Но начинаю
Сегодня же его искать.
 

Диана

 
Пусть будет храбр.
 

Фабьо

 
Храбрей Роланда.[7]7
  Храбрей Роланда. – Роланд – герой старофранцузского национального эпоса, храбрейший из рыцарей императора Карла Великого, погибший в сражении с басками (по преданию – с маврами) в 778 г. Испанские читатели XVI–XVII веков знали Роланда главным образом по поэме Ариосто «Неистовый Роланд».


[Закрыть]

 

Диана

 
Велик.
 

Фабьо

 
То будет венценосец.
 

Диана

 
Щедр.
 

Фабьо

 
Тароватей Александра.[8]8
  Имеется в виду Александр Македонский.


[Закрыть]

 

Диана

 
Могуч.
 

Фабьо

 
Как Цезарь и Ахилл.[9]9
  Цезарь Гай Юлий (100–44 до н. э.) – великий римский полководец и диктатор, завоеватель Галлии, убит заговорщиками из кругов республиканцев-аристократов. Ахилл, или Ахиллес. – царь греков-мирмидонцев, легендарный герой Троянской войны.


[Закрыть]

 

Диана

 
Умен, изящен…
 

Фабьо

 
И красавец.
 

Диана

 
И холост.
 

Фабьо

 
Это – первым делом.
 

Диана

 
Я буду ждать.
 

Фабьо

 
А я отправлюсь
Искать вам этого супруга
И разыщу, не сомневайтесь!
 

Уходят.

Поле

Явление первое

Алехандро, Альбано, слуги.

Алехандро

 
Люблю охоту!
 

Альбано

 
Любите немало,
Раз до границ Урбино вас она
От самых стен Флоренции домчала.
 

Алехандро

 
Как сладостно душа упоена!
Вот из пещеры бьет струя кристалла,
И как она прозрачна и ясна
Средь ирисов и ландышей поляны!
Я бы подумал – то купель Дианы.
Поля! Вы смертным – лучший дар небес,
Первейшее из их благодеяний.
Питая нас, красой своих чудес
Вы облегчили груз людских страданий.
Чей дух, тоской сраженный, не воскрес
Среди нерукотворных этих зданий,
Которые потоп образовал
Прекрасней, чем Витрувий рисовал?[10]10
  Витрувий Поллион, выдающийся римский архитектор и теоретик зодчества I века до н. э., автор трактата «Об архитектуре».


[Закрыть]

Вот гордое чело скалы подъято
И словно небу смелый вызов шлет;
А там другая, вглубь земли зажата,
Вонзает в недра твердый свой оплот.
Нет арки в мире, более богато
Венчанной средь дорических красот
Трофеями, чем этот камень дикий
В гирляндах тамариска и мастики.
В пустыне этой небо – словно луг,
Одетый пышно белыми цветами,
И в блеске солнца вся земля вокруг –
Как будто луг, усеянный звездами.
Как сладостен ручья певучий звук,
Который служит соловью струнами,
И тот, вздыхая в глубине лесной,
Поет напев, начертанный волной!
 

Альбано

 
Мне кажется, что ваша светлость рада
Была бы жить в пустыне.
 

Алехандро

 
Иногда
Флоренцию вот так покинуть надо,
И тем милей она потом.
 

Альбано

 
О да!
 

Алехандро

 
Природой и роскошеством наряда
Флоренция поспорит без труда
С Неаполем; но, чтобы знать ей цену,
Полезно допускать и перемену.
 

Явление второе

Те же и Фабьо.

Фабьо

(про себя)

 
Придется, видно, в сторону свернуть.
Дорога на Флоренцию – другая.
 

Альбано

 
К нам из Урбино кто-то держит путь.
 

Фабьо

 
С холма идет народ.
 

Альбано

 
Душа святая!
Куда бредешь?
 

Фабьо

 
Бреду куда-нибудь,
По лабиринту этому шагая.
 

Алехандро

 
Не твой ли голос, Фабьо?
 

Фабьо

 
Мой сеньор!
 

Алехандро

 
К твоей любви я руки вновь простер.
 

Фабьо

 
Утратив путь, я встретил господина!
 

Алехандро

 
Уехав из Флоренции, меня
Ты сразу позабыл.
 

Фабьо

 
Моя судьбина
Меня связала, муча и тесня.
Мне угрожала верная кончина,
Но вы меня спасли, обороня
От вашего разгневанного брата;
Когда б не вы, меня ждала расплата.
Меня урбинский герцог приютил,
Который ныне опочил со славой.
Вас помнил я, но страх мой втайне жил;
Всегда боязнью одержим неправый:
Ведь если враг во всеоружьи сил,
Он за обиду местью мстит кровавой.
 

Алехандро

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное