Андрей Ливадный.

Последний рубеж

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Приветствую тебя великий Аль Ахман!… – Рашид склонил голову.

– Здравствуй, Рашид. Какое дело привело тебя ко мне?

– Вернулись демоны с Ширана.

Зураб поморщился, и это не ускользнуло от взгляда Кемранова.

– Рашид, сколько я могу повторять: машины не демоны! Посмотри вокруг, – Ахманов обвел широким жестом панораму строительства, – разве демоны способны творить добро? Строить дома, разбивать парки?

– У них нет души. Я читал старые книги. Все у кого нет души – дети шайтана.

Зураб отвернулся. Бесполезно, да и не нужно объяснять Рашиду, что такое кибернетические механизмы. Все равно не поймет. Пусть считают меня кем угодно, повелителем демонов, воплощением мистического зла, тем проще будет управлять ими, внушая ужас, а значит, пресекая на корню сами мысли о неповиновении.

– Ты хотел что-то еще Рашид?

Кемранов кивнул.

– Говори.

– Когда к нам вернуться наследники?

– Скоро. Сейчас их обучают повелевать демонами, – с усмешкой произнес Зураб. – Когда твой старший сын вернется, он будет великим воином, способным понять, что такое цивилизация.

Рашид промолчал. В эту минуту он понял главное: его сын, даже если и вернется, уже никогда не будет прежним. Он уподобиться людям неба, а это, по понятиям Кемрана, было равносильно предательству.

Ярость разгоралась в его душе с новой силой, но Рашид не видел выхода. Он не понимал наступивших перемен. Имея все качества полководца, Кемран знал, что порой терпение – лучшее оружие, но надолго ли хватит его выдержки?

– Какие вести принесли демоны с Ширана? – По-прежнему усмехаясь, спросил Ахманов.

– Идет бой. – Лаконично ответил Рашид. – Металлические птицы погибли.

Он понял, что не зря заставил себя пересилить инстинктивный страх и подойти к тем исчадиям, что спустились с небес.

Внезапная бледность пятнами проявившаяся на щеках Аль Ахмана послужила ему наградой за несколько секунд ужаса, когда равнодушная машина холодным, отдающим металлом голосом ответила ему на заданный вопрос.

Ахманова действительно неприятно поразила новость, хотя потеря трех «Фантомов» была заранее просчитана, – он сознательно шел на жертву, ради того чтобы сокрушить периметр базы, открыв путь сотням воинов-кочевников.

Гораздо хуже оказалось иное понимание: он услышал о потерях из уст Рашида.

Но я не могу разорваться на куски, мне не проконтролировать все исполнительные кибернетические системы… – подумал он. Чувство одиночества, нередко посещавшее его, вдруг подкатило к горлу с особой остротой.

Я устал от борьбы. – Думал Ахманов. – Я хочу покоя, а вынужден разрываться между сотнями проблем.

Он посмотрел на Кемранова и подумал: как здорово было бы иметь в своем распоряжении преданных офицеров, – пусть бы они вели локальные бои, объединяя планеты, уничтожая инакомыслие…

Одному мне не справиться. Ждать, пока взятым в заложники детям будут имплантированы устройства для нейросенсорного контакта, долго – они еще слишком малы, чтобы стать настоящими помощниками, твердой, неколебимой опорой, силой способной контролировать шесть звездных систем скопления.

Он вновь с сомнением покосился на Кемранова, который стоял, отрешенно глядя на маленькие фигурки кибермеханизмов, похожих с высоты террасы строящегося дворца на маленьких безобидных насекомых.

– Так ли ты боишься демонов, Рашид? – Внезапно спросил Ахманов.

Тот обернулся, но ответил не сразу.

Некоторое время он смотрел себе под ноги, а затем поднял взгляд и произнес:

– Прирожденный воин не знает страха.

– И ты не испугаешься, если я предложу тебе стать во главе отряда машин?

Опять недолгая пауза, за которой последовал короткий ответ:

– Нет, я не испугаюсь.

Ахманов задумался.

Возможно это выход? Трудно проверить преданность Рашида, но ее можно воспитать в нем, внедрить в сознание в момент имплантации. Вопрос в том выдержит ли его сформировавшийся рассудок резкие перемены в сознании?

Нет, одного Рашида мало. Если идти на риск, ставить эксперимент, то нужно подобрать несколько десятков кандидатов. Мнемоническое программирование сделает из строптивых воинов-кочевников послушных офицеров, в этом Ахманов не сомневался. Более того, подобная коллизия только укрепит веру остальных в могущество адмирала.

Да, я должен рискнуть, иначе измотаю себя в мелочных проблемах, которые, к сожалению, не способны эффективно решать чистые кибермеханизмы.

– Ты сможешь привести ко мне воинов, которые не побояться командовать демонами?

– Смогу. – На этот раз Рашид ответил без промедления.

– Приведи их ко мне. – Произнес адмирал, не заметив, что его собеседник слишком быстро дал утвердительный ответ, словно предчувствовал заранее, что такой разговор рано или поздно состоится, и был готов к нему.

– Я сделаю все, как ты приказал, великий Аль Ахман.

Пригревшаяся на груди Рашида змея шевельнулась, приподнимая голову.

Скоро ее яд вольется в кровь человека, посмевшего оскорбить главу рода Кемран. Пусть для этого ему придется стать кем-то другим, – Рашида, как истинного воина, не волновали пути свершения мести. Главное – увидеть, как враг корчиться у твоих ног. Ради этого он готов бы пойти на все.

* * *

Ширан. Резервная база ВКС Альянса…

Бой был страшным.

Ослепительные лучи прожекторов тонули в вязкой пелене песчаной бури, сканеры боевой экипировки практически бездействовали среди тонн песка, поднятого в воздух неистовым ветром.

Казалось сама природа Ширана, беснуясь, бросается на приступ разрушенных орбитальной бомбардировкой стен периметра.

– Серв-машины – вперед!

Шайгалов отдал приказ, понимая, что иначе базу не удержать, – воины на земурах врывались в бреши нескончаемым потоком, они, в отличие от закованных в металлокевлар немногочисленных защитников периметра, прекрасно ориентировались среди природного катаклизма, – выработанные веками инстинкты гнали верховых животных вдоль стен, по кругу, а оседлавшие их воины поливали безжалостным автоматным огнем все, что попадало в поле их зрения.

Учитывая количество нападавших, спустя четверть часа после бесноватой атаки «Фантомов», оборона была раздроблена на отдельные очаги, враг полностью овладел внутренним пространством укреплений, обезумевшие земуры несли своих всадников по бесконечно повторяющемуся кругу, шквал автоматных очередей хлестал по стенам и окнам, в сумеречном аду с неистовым напором кочевников не могли справиться даже кибернетические системы боевых машин, – они выкашивали десятки нападавших, но на место павших появлялись сотни безумных всадников.

Через десять минут у БМК закончились боекомплекты, и только «Хоплиты», выдвинувшиеся к проломам, продолжали вести огонь из зенитных установок.

Это был бой, нарушавший все имевшиеся когда-либо прецеденты.

Спустя пол часа Шайгалову не оставалось ничего, кроме отдачи рокового приказа: он снял программный запрет, разрешив серв-машинам открыть огонь из ракетных установок внутрь защищенного периметром пространства.

Три залпа, произведенные «Хоплитами», решили исход боя, одновременно поставив жирную точку в существовании базы Ширана.

Ракеты, выпущенные с короткой дистанции, уничтожили большую часть безумного воинства, но они пробили перекрытие подземных коммуникаций, повредив системы контроля и контуры охлаждения реактора.

Среди беснующейся песчаной бури из-под треснувших стеклобетонных плит в воздух удалили гейзеры перегретого пара.

– Все, Паша, кранты… – Шайгалов сменил опустевший магазин «шторма».

– Что предлагаешь командир?

– Нужно эвакуировать людей. За час.

– Куда мы пойдем? – В голосе Кайманова прозвучали нотки обреченности.

– Ты поведешь людей к основному модулю колониального транспорта «Ширан». Нам ведь известны координаты места посадки, верно?

– И что с того?

– Мы улетим. Нам нет места ни на одной из этих планет. Нет, понимаешь?

– Понимаю… – Кайманов приподнял забрало боевого шлема и зло сплюнул. – Будем искать новую родину? А как же этот самозваный эмир? Так и останется властвовать тут?

– Его я возьму на себя. Выводи людей, Паша. Риган сможет поднять основной модуль колониального транспорта, мы с ним уже обсуждали данный вопрос.

– Готовился к худшему командир?

– Готовился. Но не к такому… – Шайгалов посмотрел на клубящийся ядовитый пар, смешивающийся с порывами песчаной бури. – Мы обсуждали этот вопрос, на случай если базы будут обнаружены Флотом Колоний.

– Я выведу людей, не сомневайся. Но что задумал ты?

– У нас есть один «Фантом». Думаю навестить Сауд, и поставить жирную точку в этом вопросе.

* * *

Планета Сауд. Низкие орбиты. Трое суток спустя, после событий на Ширане.

Зураб Ахманов стоял на террасе строящегося дворца.

Сегодня у него было отличное настроение. Наконец тугой узел проблем начал распутываться, – с катастрофическим падением базы Ширана в скоплении не осталось воинских формирований бывшего Альянса, способных каким-то образом нарушить его планы.

Количество погибших его не волновало.

Был у Ахманова и еще один повод для оптимизма. Сегодня утром он отправил группу воинов во главе с Рашидом в автоматизированную полевую лабораторию, где они пройдут имплантацию и мнемоническое кодирование, получат толику современных знаний, вкупе с психологической установкой на полное повиновение ему – Зурабу аль Ахману, единственному правителю шести звездных систем.

Они выйдут из полевой лаборатории преданными, как собаки. – Думал Зураб, глядя на панораму величественной стройки.

Он не видел как в утренних небесах падали темные точки кассетных бомб.

«Бомболюки закрыты»

Лаконичное сообщение кибернетической системы совпало с тем моментом, когда компьютеры разделяющихся боевых частей послали сигнал о завершении маневра точного наведения на цель.

Полковник Шайгалов откинулся в противоперегрузочном кресле пилот-ложемента.

Внизу под пухлой шапкой атмосферы расцвели множественные огненные бутоны попаданий. Удар ковровой бомбардировки накрыл несколько десятков гектар поверхности Сауда, где по данным сканирующих систем было сосредоточено девяносто процентов всех обнаруженных кибернетических механизмов, среди которых датчики зафиксировали лишь один сигнал, идентифицированный как «человек».

Полковник не сомневался, этим «человеком» был тот самый негодяй, что, воспользовавшись капитуляцией Альянса, решил создать империю из шести звездных систем.

Нет. Пусть эти миры живут своей жизнью.

Шайгалов устал от войны и потерь. Он больше не хотел ни крови, ни мести.

Мы найдем, обязательно найдем свободную от поселений планету. – Думал он разворачивая истребитель.

Словно подтверждая его мысли, сдавлено пискнули датчики систем обнаружения, отмечая бледный фантом появившегося в метрике трехмерного космоса основного модуля колониального транспорта «Ширан».

Полковник направил истребитель прочь от Сауда, включив стыковочный автопилот.

* * *

Сауд. Месяц спустя…

Рашид в окружении двадцати воинов стоял среди безобразных воронок.

Неведомая сила, обрушившаяся с небес, превратила в уродливые обломки огромный дворцовый комплекс.

Среди изувеченной техники и рухнувших зданий уже начала пробиваться трава.

Темнеющее вечернее небо постепенно наполняли звезды.

Рашид поднял взгляд и долго, пристально смотрел на мигающие колючие искорки далекого света.

Теперь, благодаря усилиям кибернетической системы полевого хирургического центра он понимал многое.

Вокруг него валялись останки обыкновенных механизмов.

Демон тут был только один, но его плоть уже обглодали падальщики.

Возведенный в сознании Рашида мнемонический блок оказался бесполезен, – он не мог подчиняться мертвецу.

Теперь, обладая насильно имплантированными в его рассудок знаниями, Рашид, дикая, свирепая натура которого не претерпела никаких изменений, с холодной ненавистью смотрел на далекие искры света.

Там обитали демоны в плоти, которые пытались поработить его народ.

Теперь он точно знал, что ему предстоит сделать в жизни.

Так, с пристального взгляда Рашида Кемранова началась недолгая эпоха космического Халифата, а вместе с ней – Вторая Галактическая война.

Глава 2.
Поиск.

Открытый космос…

В ходовой рубке основного модуля колониального транспорта «Ширан» было тесно.

Полковник Шайгалов вызвал на совещание только основных специалистов и нескольких командиров подразделений.

В данный момент древний космический корабль находился на окраине системы Сауда.

– Как настроение у людей? – Иван посмотрел на лейтенанта Кайманова.

– Терпят. В тесноте, да не в обиде.

– Сколько нас осталось?

– Семьдесят человек. Включая детей и раненых. – Уточнил лейтенант.

– Риган, – полковник перевел взгляд на компьютерного техника. – Что удалось сделать в вопросе обеспечения?

– Мы вывели на орбиту четыре технических носителя [5]5
  Технические носители – специализированные космические аппараты, предназначенные для доставки на планеты крупнотоннажных контейнеров с грузами и обеспечения (за счет собственных планетарных двигателей) посадки на стационарные космодромы кораблей класса «фрегат» и «крейсер».


[Закрыть]
 с крупнотоннажными грузовыми контейнерами. Все оборудование, кибермеханизмы, запасы, которые удалось забрать со складов, сейчас жестко состыкованы с основным модулем колониального транспорта. При наихудшем раскладе, – Риган машинально почесал затылок, – я имею в виду неблагоприятную биосферу планеты высадки, ресурсов хватит на постройку герметичного убежища, и его функционирования в автономном режиме, примерно в течение года.

– Это хорошо. – Лицо Шайгалова прояснилось. Первая приятная новость после появления древнего модуля колониального транспорта на масс-детекторах. – Так, теперь ты, Костромин. Докладывай.

– Мы обновили программное обеспечение гиперсферного модуля. – Произнес майор Костромин. – Вот показания, что удалось снять с датчиков масс-детектора во время прыжка из системы Ширана к Сауду.

В голографическом мониторе возникла сетка горизонтальных и вертикальных линий напряженности, зафиксированных в аномалии космоса.

Каждая горизонтальная линия вела к одной из соседних звездных систем, расположенных на удалении от пяти до пятнадцати световых лет. Некоторые линии оказались маркированы [6]6
  Маркированная линия гиперсферы означает, что система, в которой она начинается (либо заканчивается) обладает станцией ГЧ, или временным гиперсферным маяком. Не маркированные линии по определению ведут к неосвоенным системам.


[Закрыть]
, большинство же демонстрировали полную неопределенность.

Шайгалов пристально посмотрел на маркеры. Все они принадлежали системам, расположенным в пределах скопления Ширана, а значит, заранее исключались из навигационного списка.

– Судя по данным, нам предстоит слепой рывок [7]7
  Слепой рывок – погружение в аномалию космоса с движением вдоль неразведанной навигационной линии. Как правило, предугадать какими характеристиками будет обладать звездная система, к которой ведет линия напряженности гиперсферы, невозможно.


[Закрыть]
?

– Нет, командир, на самом деле все не так плохо, как кажется на первый взгляд. – Майор включил дополнительную сферу голографического воспроизведения. – Это данные трехлетней давности по картографической разведке сектора.

– Кто вел разведку?

– Старт зондов производился со стационарных космодромов в системе Аравии. Оттуда нами были получены данные для обновления навигационных баз. Вот этот мир, – лазерная указка обозначила одну из планет в системе, расположенной на удалении в двадцать четыре световых года от скопления Ширана, – имеет кислородосодержащую атмосферу. Думаю, Альянс не создавал там серьезных опорных пунктов, иначе сведения об этом присутствовали бы в наших базах данных.

– Выглядит заманчиво. – Согласился Шайгалов, все еще с сомнением рассматривая схему. – система удалена на значительное расстояние от Ширана и нам могли не передать данные , напрямую не касающиеся скопления. Разбираться будем на месте. Что скажешь Дикс? Обратился он к специалисту по гиперсферному оборудованию – Выдержит гипердрайв серию прыжков?

– Мы подключили к контуру дополнительные накопители энергии. Можно уложиться в одно погружение. Смена навигационной линии гиперсферы теперь возможна без «всплытия».

Шайгалов кивнул, вновь посмотрел на Костромина и уточнил:

– Могли обновленные базы данных попасть в навигационный отдел Флота Колоний?

– Не думаю. Сектор глухой. Здесь не происходило боевых действий. Мое мнение прежнее: и скопление Ширана и его ближайшее звездное окружение считается зоной "неисследованного космоса.

– Обоснуй. – Потребовал Шайгалов, который во всем желал ясности, и требовал от подчиненных исчерпывающих ответов.

– Прошло больше года после капитуляции Альянса. Нас никто не тревожил, кроме этого новоявленного «эмира». Логично предположить: он лично позаботился об уничтожении всех навигационных кристаллов, содержавших информацию о данном участке пространства.

– То есть аналогичная информация может сохраниться только на навигационных кристаллах тех баз, что были дислоцированы непосредственно в скоплении Ширана?

– Да.

Шайгалов еще раз взглянул на объемную схему.

Костромин прав. Само скопление расположено далеко за границами освоенного космоса. Боевые действия тут действительно не велись, информация по дислокации резервных баз уничтожена. Дикие племена деградировавших колоний вряд ли вообще уделят какое-то внимание навигационному оборудованию оставшемуся на разгромленных опорных пунктах. Участь же самих военно-космических баз на взгляд Шайгалова была предрешена: после физического уничтожения адмирала Рахманова, попытавшегося узурпировать власть в скоплении, все оборудование, скорее всего, будет разворовано кочевыми племенами и использовано не по прямому предназначению.

В таком случае нам ничего не грозит. – Мысленно рассудил полковник. – Учитывая смену навигационных линий гиперсферы, при прыжке мы выходим далеко за пределы сферы жизненных интересов победивших в войне колоний.

– Хорошо. Готовим транспорт к погружению в гиперсферу. – Он обвел взглядом собравшихся, и вопросительно добавил: – Возражения будут?

– Нет. – Ответил за всех Кайманов. Паша как всегда брался отвечать за остальных, но не потому, что был выскочкой, напротив, – лейтенант хорошо знал собравшихся в рубке офицеров и мог с легкостью предсказать реакцию каждого из них.

* * *

Система звезды YX-807.

– Мы на границе метрик. Двухминутная задержка. Генераторы гипердрайва работают на пределе мощности.

– Зондам старт. – Скомандовал Шайгалов, мысленно досадуя, что в их распоряжении нет ни одного АРК [8]8
  АРК – Автоматический разведывательный корабль.


[Закрыть]
.

В принципе задача (даже учитывая древность колониального транспорта) перед ними стояла простая. Трудности могли возникнуть чисто в технической плоскости, что касается человеческого фактора, тут все было в порядке: на счету каждого пассажира или члена временного экипажа транспорта «Ширан» не один десяток боевых высадок на планеты. Здесь же необходимо элементарно разведать систему, совершить маневр сближения с кислородным миром и осуществить посадку на его поверхность. Увеселительная прогулка по меркам военного времени.

И все же, на душе Шайгалова было неспокойно, сколько он себя не убеждал.

Наверное, ему было тяжело поверить, что после трех десятилетий войны можно поднимать корабль в метрику трехмерного космоса без опасений.

– Зонды пошли. – Прервал его мысли доклад по громкой связи.

Взгляд Ивана невольно скользнул к экранам телескопического обзора, где на фоне абсолютного мрака пространства гиперсферы на миг сверкнули и исчезли отсветы двигателей малых аппаратов разведки.

– Внимание в отсеках! – Отбросив сомнения, произнес он привычным, уверенным голосом. – Начинаем процедуру всплытия.

– Отсек гипердрайва, приказ понял, контур низкой частоты [9]9
  Генераторы гипердрайва делятся на контур высокой частоты (погружение в аномалию) и низкой (всплытие).


[Закрыть]
генераторов на пятидесяти процентах мощности.

Разведывательные зонды уже успели удалиться от точки гиперпространственного перехода на несколько тысяч километров, когда в трехмерном континууме возник бледный фантомный контур основного модуля колониального транспорта. В отличие от стандартной комплектации «Ширан» в данный момент нес не многокилометровую сферу криогенного модуля: снизу к нему были пристыкованы четыре технических носителя удерживающие в своих исполинских захватах сборки транспортных контейнеров с оборудованием будущей колонии.

На обзорных экранах ходовой рубки вместо непроглядной черноты начали медленно проступать холодные искры звезд, одновременно заработали системы локации и связи.

– Есть переход!

Последний момент – самый опасный. Когда материальное тело переходит из гиперсферы в метрику трехмерного космоса, возможны любые неожиданности: к примеру, мелкие частицы межзвездной пыли и молекулы разреженного газа неизбежно присутствуют в том объеме пространства, который замещает собой всплывающий из недр аномалии космический корабль. Обычно крупная пробегающая по обшивке и переборкам механическая дрожь является следствием множества микроскопических «совмещений» частиц вещества, проходящих на молекулярном уровне.

Для современного корабля такие побочные эффекты обратного перехода не представляют угрозы, а вот для древнего колониального транспорта, изрядно обветшавшего за четыре с лишним столетия, это настоящее испытание на прочность.

Так и есть.

Часть конструкций не выдержала, из отсеков один за другим начали поступать доклады о нештатных ситуациях, микроскопических плавлениях материала переборок, отказе оборудования, и, как финал опасного маневра, корабль, по которому уже прокатилась волна дрожи, внезапно потерял пространственную ориентацию, его начало резко закручивать вокруг оси…

– Осмотреться в отсеках!

– Четвертый модуль, частичная декомпрессия.

– Пробоина?

– Микроскопическая. Ищем.

Теперь ясно, почему транспорт вдруг закрутило и начало смещать вбок. Струя находящегося под давлением газа, истекая из одного или нескольких микроскопических отверстий, создали реактивную тягу.

– Двигательный, компенсировать вращение. Механизмы ремонта – в четвертый модуль.

Потребовалось около пяти минут, чтобы найти и устранить все возникшие на борту колониального транспорта неисправности. Древняя техника на взгляд Шайгалова не отличалась совершенством. Трудно было себе представить, как сотни тысяч человек отправлялись на таких вот утлых скорлупках в неизвестность, по сути – в слепые рывки через аномалию космоса.

Теперь ему было вовсе неудивителен тот процент потерь, что несли колониальные транспорты времен Великого Исхода.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное