Андрей Ливадный.

Жизненное пространство

(страница 4 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Ты можешь мне ответить, как образовался Рукав Пустоты?

Шефорд пожал плечами. Это же было так естественно. Зачем спрашивать, когда об этом после рассекречивания архивов Черной Луны и так растрезвонили на всю обитаемую Галактику?

– Дельфоны, – коротко ответил он. – Они взрывали звезды на пути миграции предтеч.

Горкалов кивнул и вдруг, прищурясь, заметил:

– Двадцать звезд, колонизированных этой расой, составляли рассеянное скопление на краю Рукава. От их гибели могла образоваться лишь полоска мрака, а не весь Рукав. Далее, – он не позволил задавать себе встречные вопросы, – смотрим на следующую проблему: почему логриане строили огромные космические дома, а не расселялись на планетах?

– Ну для этого может быть много причин…

Илья отрицательно покачал головой.

– Думаю, что причина одна, – он передвинул световой маркер, отчертив им край Рукава Пустоты. – Смотри, здесь располагались планеты дельфонов. Далее, в районе Сферы, – миры инсектов. То есть сюда путь для экспансии логриан оказался заказан. Но почему тогда не в другую сторону, противоположную дельфонам и инсектам, – вот в эту бескрайнюю черноту?

Джон лишь хмыкнул, глядя в огромное, лишенное звезд пустое пространство, которое очерчивал маркер, и Горкалов был вынужден продолжить мысль, сам сформулировав ответ:

– Думаю, что сзади логриан подпирал кто-то еще: большая успешная цивилизация, оккупировавшая все доступное жизненное пространство. Вот почему они толклись в узкой прослойке космоса, строя исполинские сооружения в пустоте. Им некуда было экспансировать!..

– Но, позволь! – Шефорд, казалось, сбился с толку, ничего не понимая. – Там же пустота! Океан пустоты, Рукав!

– Вот именно, – спокойно ответил ему Илья. – Пустота там, где по аналогии с иными участками космоса, должно быть звездное скопление, вероятнее всего, шаровое! Куда оно делось? Сожрано предтечами? Взорвано? – Горкалов покачал головой. – Сомневаюсь… Скорее, оно замаскировано.

– Целое скопление? – усомнившись, хохотнул Шефорд, но смешок вышел нервным, ненатуральным и слишком громким, – охранник за соседним столиком повернулся и несколько секунд смотрел на генерала, пытаясь сообразить, не требуется ли тому помощь.

Горкалов подождал, пока Джон успокоится, и только тогда продолжил:

– Я ничего не утверждаю голословно. Всем моим догадкам есть подтверждения.

– Какие?..

– Рассказы очевидцев, побывавших там. Вот… – Горкалов вытащил из кейса пачку листов с распечатками. – Это документированные в бортовых журналах отчеты, – я собрал лишь официальные версии свидетельств о проникновении наших кораблей в некую загадочную область, где царит ослепительный свет тысяч близко расположенных звезд. А это, – он указал на несколько отдельно скрепленных листов, – упоминания о некогда существовавших технологиях логриан, сохранившиеся в устных преданиях сегодняшних анклавов инсектов. Там говорится, что логриане умели искривлять пространство.

Свет в сильном поле гравитации будет отклоняться в сторону источника тяготения и могут быть созданы такие условия, когда фотоны станут ходить практически по кругу, не вырываясь наружу.

– Зачем это делать? – напряженно осведомился Шефорд. – Объясни, зачем им нужно было скрывать свет, исходящий от целого скопления звезд?

– Предтечи, – пояснил Горкалов, полагая, что этим термином выскажет все, но Джон продолжал смотреть на него, что-то обдумывая, и Илье Андреевичу пришлось развернуть свою мысль:

– Предтечи шли на свет. Где звезда – там и планеты, а значит – необходимое им вещество. Примером может послужить вид хищников, реагирующих на движение и не замечающих неподвижный объект… так и орды предтеч: они рефлекторно шли на свет звезд.

– Ладно… – Ладонь Шефорда тяжело легла на стол. – И как все это происходило в твоем видении?

Илья Андреевич ответил не сразу. Не нравилась ему реакция Шефорда, но тут он уже ничего не мог поделать – сам напросился на разговор, так что уж теперь…

– Представь себе такую реальность, Джон… – Илья Андреевич говорил медленно, тщательно формулируя каждую фразу:

– Когда три миллиона лет назад началась вторая волна миграции предтеч, то планеты инсектов первыми погибли под их ударом. Сфера Дайсона не выдержала напора, и из нее был эвакуирован Интеллект. На фоне этого апокалипсиса дельфоны уже начали взрывать звезды, но и такая мера не смогла остановить сонмища древней формы пространственной жизни… – Горкалов взглянул на экран и продолжил:

– Логриане понимали, что они являются следующими на очереди, а потом должен был настать черед той гипотетической расы, которая, по моим выводам, обитала в шаровом скоплении. Порталы инсектов, расположенные в агонизирующей Сфере Дайсона, скорее всего, связывали их искусственный мир с планетами упомянутого шарового скопления, – убежденно произнес Горкалов. – Возможно, эти каналы были официально действующими и служили для торговых связей между двумя цивилизациями, а быть может, инсекты, предвидя развитие ситуации, загодя доставили приемные устройства гиперсферной транспортировки, без ведома хозяев тех миров, на случай, если их все же не укроет возведенная вокруг родной звезды Сфера Дайсона и они будут вынуждены спасаться, бежать, как, вероятнее всего, и вышло. – Илья щелкнул пальцем по схеме, указывая на желтые маркеры артефактов, оставшихся на территории Рукава. – Логриане также страстно желали скрыться, – продолжил он свою мысль, – но бежать им было некуда, – впереди гибли звезды дельфонов, а позади, на пригодных для обитания планетах, уже разгорался конфликт между спасавшимися бегством инсектами и истинными хозяевами скопления.

Шефорд сидел, забыв о еде, и смотрел на Горкалова мутными, белесыми глазами. Генерал явно переживал внутри себя нечто, неподвластное пониманию Ильи.

– Думаю, что за тот период, пока погибали колонии ластоногих, в скоплении установился хрупкий мир… – нарушил паузу Горкалов. – Вероятно, инсектам удалось закрепиться на части планет, – там, где присутствовали их порталы, и существа, которым изначально принадлежало скопление, решили выбрать меньшее из зол: вместо продолжения кровопролитной войны с инсектами, добровольно принять две беглые расы к себе, – на определенных условиях, конечно…

– А что они выгадали? – словно очнувшись от наваждения, хрипло спросил Шефорд, тут же сделав глоток вина, чтобы промочить пересохшее горло.

Илья Андреевич уже обдумывал этот вопрос и потому ответил на него достаточно уверенно:

– Очевидно, в результате межрасовых договоренностей, логриане получили возможность использовать свои технологии, разместив по периферии скопления искусственные источники гравитации, которые заставляли свет медленно поворачивать, а орды инсектов, оказавшихся бездомными, были использованы в этих титанических усилиях как добровольная рабочая сила… Понимаешь, Джон, ими в тот момент должен был править страх – всеобщий страх перед неизбежной гибелью под ударом предтеч. Разумные расы, при всех различиях, еще кое-как могли договориться между собой, найти компромисс, какую-то взаимовыгоду, почву для единения, а вот с предтечами договориться было невозможно – они не обладали разумом. Поэтому страх перед ними оказался в какой-то момент сильнее ксенобиологических различий. Это и есть истинная причина возникновения Рукава Пустоты.

Илья откашлялся и вновь обратился к откидному дисплею ноутбука:

– Вот тут, – световой маркер, повинуясь его воле, отчертил большую часть Рукава Пустоты, – по исполинской, невидимой для нас сфере кружат накопленные за миллионы лет фотоны. В той области действительно громадная гравитационная аномалия – это мне удалось проверить по существующим данным. Если я прав, значит, за ней скрывается скопление звезд, свет которого попросту не доходит до нас.

Шефорд вытер рот салфеткой и откинулся на удобную спинку кресла.

– Хорошо… Допустим… – произнес он. – Но я по-прежнему не понимаю, при чем тут…

– Воргейз?

– Да.

Горкалов поморщился, глядя на бывшего сослуживца. Неужели Джон просто не хочет ничего понимать из-за какого-то высокомерного упрямства, развившейся вдруг узколобости? Или причина его пренебрежения кроется глубже, и под ней есть конкретная почва?

Горкалов привык анализировать поведение собеседника и ясно видел – Шефорд не придуривается, он просто пытается сыграть под дурачка, причем делает это достаточно неуклюже.

«Что ж… Ошибаться в людях всегда неприятно…Жаль, что делового разговора уже не получится, – подумал Илья Андреевич, – но доводить его до логического конца придется».

– Давай теперь разберемся в шифровке… – сделав над собой усилие, произнес он. – Лейтенант Стриммер сообщает, что на Воргейзе обнаружены следы вторжения. Колония уничтожена некими гуманоидными существами, имеющими ярко выраженный голубой оттенок кожи. В качестве ударной силы они использовали инсектов, причем в сообщении четко упомянуто, что насекомообразные существа находятся в стадии так называемого «искусственного регресса». – Горкалов посмотрел на Шефорда и пояснил:

– Этот механизм эволюционной приспособляемости обнаружен у инсектов совсем недавно. Первые статьи о нем появились несколько месяцев назад в узкоспециализированных изданиях и никак не могли стать источником информации для нашего, как ты считаешь, шутника-параноика. Это, во-первых… Во-вторых, обрати внимание, далее лейтенант Стриммер сообщает, что техническую поддержку вторжения осуществляли, – он взял листок распечатки, – цитирую: «негуманоидные существа с чешуйчатыми кожными покровами…» Так… – Он пропустил часть описания. – Ага, вот: «…ксенобиология ярко выражена наличием двух голов, посаженных на длинных гибких шеях. Называют себя логрианами».

Горкалов отложил лист и взглянул на Шефорда.

– Ответь, Джон, много людей осведомлено о существовании расы логриан?

Генерал несколько секунд сверлил собеседника угрюмым взглядом, а затем произнес:

– Нет. Я сам узнал об открытиях в Рукаве Пустоты не больше месяца назад.

– Вот именно. Теперь оцени эти совпадения с точки зрения здравого смысла и ответь – что в шифровке правда, а что – нет?

Джон упрямо покачал головой.

– Мне достаточно глупого нонсенса с Туманностью Андромеды, Илья. Ты не сможешь убедить меня в обратном.

– Попробую… – хмыкнул в ответ Горкалов. – Я не поленился поднять списки личного состава «Орфея» и архивные характеристики. Лейтенант Лиза М. Стриммер, подписавшая сообщение, действительно входила в экипаж крейсера Совета Безопасности, выполнявшего миссию картографической разведки, и, судя по отзывам, она хороший боевой офицер, но не аналитик, потому и купилась на подсунутые ей факты. – Горкалов выделил интонацией последнюю фразу и пояснил:

– Прочитав шифровку, я две недели сопоставлял факты, пытаясь понять, что в ней правда, а что нет. А когда увязал концы с концами, то позвонил твоему секретарю с просьбой о встрече.

– Зачем? Чтобы убедить меня в том, что черное – это белое? – с плохо скрытой неприязнью в голосе спросил Шефорд.

Горкалов отрицательно покачал головой.

– Существа, о которых говорится в шифровке, реальны, Джон. Они действительно оккупировали, а затем уничтожили потерянную колонию, позаботившись при этом, чтобы любой, кто обнаружит их, пошел по заведомо ложному следу. Соседняя Галактика – это абсурд, согласен. Но давай на миг отбросим предубежденность, поверим, что отсекли дезинформацию, и тогда факты начинают укладываться в рамки определенной логики…

Шефорд продолжал хмуриться, машинально постукивая пальцами по подлокотнику кресла. Он не верил или же не хотел верить в сообщение о Воргейзе, видимо, вообще сбрасывал со счетов существование этой колонии.

– Под любым конфликтом должна быть почва… – наконец произнес он, признавая тем самым, что доводы Ильи звучат достаточно убедительно, чтобы от них нельзя было просто отмахнуться. На миг показалось, что непонятная предубежденность Шефорда наконец дала трещину и он начал мыслить здраво.

Горкалов кивнул.

– Жизненное пространство, – лаконично пояснил он.

Шефорд некоторое время размышлял над этим словосочетанием, а затем насмешливо возразил:

– Ты же сам сказал – там целое шаровое скопление.

Илья Андреевич поморщился.

– Ты ведь знаешь, что звезды в плотных скоплениях имеют исключительно мало планет, – произнес он, – и лишь ничтожная часть из них, – может быть, всего несколько сот, – пригодны для жизни.

Шефорд покачал головой и вдруг заметил:

– Миграция предтеч проходила три миллиона лет назад. Пусть все сказанное тобой – правда, но почему эти загадочные существа никак не проявляли себя раньше? Что заставляло их жить в изолированном от всей Вселенной скоплении, не высовывая носа наружу и даже не поинтересовавшись, а не сгинули ли их враги? И отчего они вдруг объявились теперь, а не сто, не двести, не тысячу лет назад? – Казалось, что он задает эти вопросы не Горкалову, а самому себе, – на скулах Джона играли желваки, будто в душе у него шла борьба.

– Я объясню, – ответил Горкалов. – Думаю, что основной причиной пассивности запертых в скоплении рас стал их регресс. На мой взгляд, ситуация три миллиона лет назад развивалась следующим образом… – Горкалов дотянулся до бокала и сделал глоток, промочив пересохшее горло. – Когда логриане отдали делу общего спасения свои технологии, а инсекты – рабский, титанический труд миллиардов особей, то хозяева скопления нарушили договор, следствием чего стала глобальная война, за которой последовал естественный, неизбежный регресс разоренных миров, подрыв существующей экономики, упадок технологий, и в результате – выжившие остатки трех, вынужденно сосуществующих в ограниченном пространстве цивилизаций, попросту утратили большинство имевшихся знаний, – по сути для них наступили темные тысячелетия изоляции, а затем начался новый виток истории и медленного прогресса…

Илья Андреевич подался вперед, надеясь, что его слова наконец найдут отклик в разуме генерала:

– К тому времени, когда развился конфликт, скопление уже было закрыто щитом логрианских устройств, предтечи туда не вторглись, но и три расы забыли об окружающем космосе. Подумай, Джон, – три миллиона лет они варились там в собственном соку, фактически утратив воспоминания о существовании Вселенной, пока наша Экспансия не уперлась в Рукав Пустоты. Инсекты давно запамятовали о порталах и своей Сфере, логриане – о космических домах и компьютерах, верх над ними в конце концов, вероятно, взяли голубокожие, поработив пришлых и впитав все, что могли взять от них, в плане технологий. Ты бывал в шаровых скоплениях, Джон?

– Нет, – откровенно признался Шефорд.

– Там свет. Повсюду – свет. Добавь сюда искривленное по кругу излучение, и ты поймешь: они забыли о безграничности Вселенной, пока в их пространство, на протяжении последнего столетия, не начали проникать наши, человеческие корабли. Понимаешь? Мы сами потревожили их, заставили очнуться, задать вопрос, откуда? Откуда появляются эти странные пришельцы? Потом, заметь, – нами же, – был реанимирован Интеллект. Древний компьютер инсектов вернулся в Сферу и, по логике, что он должен был сделать в первую очередь?

– Найти расу своих создателей? – не очень уверенно предположил Джон.

– Да, – ответил ему Горкалов. – Распечатать, реанимировать доступные порталы, проверить их функциональность.

– И что дальше?

– Дальше следует закономерный вывод: на данный момент в скоплении господствует раса голубокожих гуманоидов, и они быстрее нас поняли суть происходящего. Отсюда – трагедия Воргейза. Они имели время и возможность наблюдать за нами, затем намеренно избрали одну из потерянных колоний, чтобы более основательно изучить людей и присвоить максимум наших технологий.

– Ты считаешь, что они напрочь лишены такого понятия, как этика? – мрачно осведомился Шефорд таким тоном, будто опять на секунду забылся и беседовал не с Горкаловым, а с самим собой, пытаясь осмыслить какой-то личный, внутренний вопрос. – Ты так запросто утверждаешь, что разумные существа способны уничтожить целую колонию других разумных существ ради экспериментов над человеческой биологией и ознакомления с нашими техническими возможностями?!

Илья Андреевич помрачнел.

– А разве у нас нет тысячелетней истории вивисекции?[6]6
  Вивисекция (лат. vivus – живой + sectio – рассечение) – выполнение операций на живом животном с целью изучения функций организма.


[Закрыть]
– После некоторого раздумья, жестко ответил он. – Опыты над обезьянами, над приматами Прокуса, клонирование ради донорских органов, биороботы, геноцид, войны? Это что, не часть нашей истории? Или мы не являемся расой разумных существ? Может быть, мне нужно огласить весь список смертных грехов человечества, которые имели и имеют место, хотя в корне противоречат нашим же собственным законам этики? Джон, давай просто посмотрим правде в глаза…

Шефорд долго молчал, обдумывая последние утверждения Горкалова.

Для грамотного специалиста доводы и факты, прозвучавшие из уст бывшего офицера внешней разведки, должны были стать, как минимум, информацией к серьезному размышлению, но Джон, сообразуясь с какими-то ведомыми лишь ему побуждениями, решил занять иную позицию: повернуть разговор так, чтобы он стал попахивать притянутыми за уши домыслами одинокого, давно оказавшегося не у дел отставного полковника, подвизающегося на ниве археологии космоса…

– Илья, ты, видно, засиделся дома, – нарушив молчание, наконец произнес он. – Я понимаю, исследования, все такое прочее, а ты боевой офицер… Может быть, после падения Конфедерации ты неудачно выбрал карьеру? – с наигранным сожалением в голосе добавил Шефорд. – Копаешься в прошлом, а душа ведь наверняка рвется не туда… Ты хочешь увидеть опасность для Человечества – вот в чем твоя беда.

Лицо Горкалова посерело.

– Я ничего не преувеличил, Джон. – Он все еще старался не вспылить, хотя понимал – разговор окончательно зашел в тупик.

– Тогда ответь мне прямо, чего ты добиваешься, в конце концов? – буркнул Шефорд.

Илья Андреевич в первый раз за весь разговор утратил самообладание.

– Я не прошу тебя о какой-нибудь услуге, – я просто предупреждаю, доношу информацию до сведения! – резко ответил он.

– Ты предупреждаешь меня о возможности войны?

– Об опасности. Любую ситуацию можно разрешить, предвидя ее. Гораздо честнее и проще истратить миллион кредитов и понять, что ошибся, чем загубить миллион жизней из-за собственного нежелания слушать.

Шефорд насупился.

– Не перегибай, Илья!

– Я не перегибаю, Джон. Война редко вспыхивает сама собой. У ее истоков обязательно стоит либо чей-то конкретный интерес, либо обыкновенная некомпетентность политиков. Я привел тебе конкретные выкладки – почему ты не хочешь их слушать? В чем твой интерес, Шефорд?

Лицо генерала побагровело, пошло пунцовыми пятнами. Было видно, что он едва сдерживает себя, и это еще более разозлило Горкалова. Он ненавидел людей, которые вдруг начинали изворачиваться, как живой змееед Прокуса, брошенный на горячую сковородку.

– Не думай, Джон, что, нацепив генеральский мундир, ты стал ближе к богу, – произнес Горкалов. – Не хочешь ничего слышать – не надо. Дойду до министра обороны, ты меня знаешь.

– Он министр обороны Элио, а не Сферы Дайсона!.. – раздраженно оборвал его Джон. – Пусть об Интеллекте и порталах болит голова у тех, кто там живет!.. У нас по горло собственных проблем, и Элио не может реагировать на все события, происходящие в границах обитаемого космоса.

Илья смотрел на него, прищурясь.

Интуиция полковника подсказывала: Шефорд чего-то испугался, уж слишком явной оказалась смена настроения, от вялой, вальяжной заинтересованности к резким, оскорбительным и необоснованным выпадам.

Логика. Она еще никогда не подводила Илью.

– А ответить за загубленные жизни ты сможешь? – внезапно спросил он, используя старый прием.

Слепой удар точно попал в цель, вот только в какую?

Взгляд Шефорда почернел, стал откровенно враждебным, но Горкалов успел уловить, как в нем мелькнула растерянность, прежде чем генерал окончательно взорвался:

– Ты слишком много мнишь о себе, Илья! Хватит! – Шефорд внезапно ударил ладонью по откинутой крышке ноутбука, и тот захлопнулся. Его охрана за соседним столиком зашевелилась. – Я больше слышать ничего не желаю ни о Сфере, ни каком-то там Воргейзе, ни о…

Он не договорил, заметив, что Горкалов встал.

Взяв в руки кейс переносного компьютера, Илья Андреевич чиркнул своей кредитной картой по прорези сканера, расположенной в торце стола, и сказал:

– Всего хорошего, Джон. Извини, что отнял у тебя время…

Глава 3

Законы эволюции доказаны временем. Они гласят, что в природе выживает сильнейший и борьба видов, соперничество популяций не только имеет место быть – она лежит в основе всего сущего.

Люди, перешагнув порог, отделяющий инстинкты от разума, написали иные законы, которые, в конечном итоге, отвергли взаимоистребление, как способ существования видов.

Но это не значит, что Вселенная подчинилась новым правилам игры – она осталась неизменной, более того – кроме многих опасных физических явлений, которые предлагает нам мироздание, в нем, с огромной долей вероятности, могут существовать и иные силы…


…Точка пространства – неизвестна.


Реальное время – неизвестно.


Комната тонула в мягком сумраке.

Тусклая потолочная панель, покрытая замысловатым орнаментом, давала ровно столько света, чтобы можно было различить силуэты двух фигур, занятых совокуплением на широком ложе.

В интимном сумраке ритмично вздымалась и опадала широкая мускулистая спина, покрытая бледной голубоватой кожей.

Обстановка комнаты своей мрачностью и гробовой тишиной напоминала узкую келью средневекового замка, с той разницей, что в это помещение никогда не ступала нога человека.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное