Линкольн Чайлд.

Огонь и сера

(страница 6 из 39)

скачать книгу бесплатно

– Шестнадцатого октября в два часа две минуты Джереми Гроув звонил вам по номеру, не занесенному в справочник. Предположительно он звонил вам на яхту, и разговор длился сорок две минуты, так?

– Подобного звонка я не припоминаю.

– Серьезно? – Д’Агоста достал из блокнота ксерокопию перечня телефонных звонков и протянул Балларду. – А записи телефонного оператора говорят об обратном.

– Думаете, это заставит меня вспомнить то, чего не было?

– Значит, трубку взял кто-то другой? Кто же: подружка, повар, нянька? – Перо ручки уперлось в листок блокнота.

– На яхте я был один, – после продолжительной паузы ответил Баллард.

– Кто же тогда говорил по телефону? Кошка?

– Я отказываюсь отвечать на дальнейшие вопросы без адвоката.

Его голос производил то же впечатление, что и лицо, – глубокий, он звучал так, что д’Агосте казалось, будто по спинному нерву чиркают спичкой.

– Позвольте заметить, мистер Баллард, вы только что солгали офицеру полиции. Тем самым вы напрямую препятствуете следствию. Можете звонить адвокату, если хотите, – из участка, куда я вас доставлю. Вы этого хотите? Или дать вам еще один шанс?

– Мы в клубе для джентльменов, и я буду признателен, если вы сбавите тон.

– Вообще-то, у меня проблемы со слухом. И я не джентльмен, – сказал д’Агоста и стал ждать.

Губы Балларда изогнулись в подобие улыбки.

– Я вдруг вспомнил… Гроув действительно мне звонил.

– О чем же вы беседовали?

– О том о сем.

– О том о сем. – Д’Агоста так и записал: «О том о сем». – Что, все сорок две минуты?

– Ну созвонились два приятеля, давно не виделись, понимаете?

– Вы хорошо знали Гроува?

– Встречались несколько раз. Хотя друзьями не были.

– А когда познакомились?

– Очень давно. Я уж не помню.

– Спрашиваю еще раз: о чем шел разговор?

– Гроув рассказал, чем занимался в последнее время…

– И чем же?

– Ну, писал статьи, устраивал званые ужины…

Баллард врал. Врал, врал и еще раз врал – точно так же, как Катфорт.

– А вы? О чем рассказывали ему вы?

– Собственно, все о том же: работа, компания.

– Так зачем же Гроув звонил?

– Спросите у него. Со мной он просто болтал по-приятельски.

– Где он нашел ваш номер? Его нет в телефонной книге.

– Должно быть, я как-то сам его назвал.

– Но ведь Гроув не был вам другом.

– Значит, спросил у кого-то, – пожал плечами Баллард.

Прекратив писать, д’Агоста посмотрел на Балларда. Все еще полускрытый тьмой, тот стоял по другую сторону стола, и д’Агоста по-прежнему не видел его глаз.

– Вам не показалось, что Гроув чем-то напуган?

– Может, и так. Я в самом деле не помню.

– Вам знаком некий Найджел Катфорт?

– Нет, – сказал Баллард, но прежде нанес легкий удар по шару.

– А как насчет Ренье Бекманна?

– Нет. – На этот раз Баллард ответил мгновенно.

– Граф Исидор Фоско?

– Знакомое имя.

Кажется, я встречал его на страницах светской хроники.

– Леди Милбэнк? Джонатан Фредерик?

– Нет и нет.

Д’Агоста знал, когда человек запирается окончательно, а потому просто закрыл блокнот.

– Не прощаемся, мистер Баллард.

Тот уже успел вернуться к игре.

– Зато я, сержант, с полной уверенностью говорю вам: прощайте.

Д’Агоста двинулся было к выходу, однако остановился и спросил:

– Надеюсь, мистер Баллард, вы не собираетесь покидать страну?

Ответом ему было молчание. Воодушевленный этим, д’Агоста продолжил атаку:

– Знаете, я мог бы объявить вас важным свидетелем и ограничить свободу передвижений. – Он снова блефовал, но шестое чувство подсказало ему, что удар попал в цель. – Как вам это понравится?

Баллард притворился, что не слышит, но Д’Агоста знал, что это не так. Он пошел к выходу мимо зеленых столов с маленькими лузами. У дверей он остановился и посмотрел на охранника. Ухмылка исчезла, внезапно сменившись совершенно безразличным выражением.

– Так во что здесь играют? – спросил д’Агоста. – В бильярд?

– В снукер[15]15
  Снукер – разновидность бильярда. Слово snooker переводится с английского как «обманывать, надувать».


[Закрыть]
, сэр.

– В снукер?

Д’Агоста уставился на охранника. Это что, насмешка? Похоже на анекдот о проститутке, которая, оказав услугу, вдруг заявляет, что цена выросла вдвое. Однако лицо охранника осталось невозмутимым.

Д’Агоста отыскал главный лифт и поехал вниз, мысленно послав привратника и правила к черту.


Вечерний свет умирал, и бильярдная погружалась во тьму. Локк Баллард курил, сжимая в руке кий и не видя ничего перед собой. Простояв так минуту, он отложил кий и направился к телефону на стойке бара. Что-то нужно делать, причем прямо сейчас. В Италии намечено важное дело, и никто – даже выскочка сержант – ему не помешает.

Глава 12

На ступеньках клуба д’Агоста остановился и посмотрел на часы. Еще только половина седьмого, а Пендергаст просил приехать к девяти. Порывшись в кармане, д’Агоста вытащил ключ от того, что сам фэбээровец называл своей «резиденцией в жилой части города». Надо было как-то убить время. Д’Агоста вспомнил, что на углу Бродвея и Шестьдесят первой улицы стоит ирландский бар «У Маллина». Хороший бургер и кружка холодного пива с пеной пришлись бы как нельзя кстати.

Оглянувшись назад, в вестибюль, д’Агоста поймал взгляд высокомерного швейцара, ранее заставившего его прогуляться вокруг здания клуба, и приостановился на ступеньках. Швейцар как раз вешал телефонную трубку в своей будочке и тоже посмотрел на сержанта со страдальческим выражением. Черт, порой кажется, что главное занятие манхэттенских швейцаров – быть вот таким ископаемым дерьмом.

Д’Агоста спустился на тротуар и свернул налево, на Сентрал-Парк-Саут. Любопытно, какого черта Пендергасту понадобился дом на окраине? Насколько он слышал, апартаменты спецагента в «Дакоте» – просто дворец!.. Д’Агоста взглянул на карточку с адресом: Риверсайд-драйв, 891. Кажется, это те старые дома у Риверсайдского парка, в районе Девяносто шестой улицы. Да, давно он не был в Нью-Йорке. В былые годы он держал в голове подробный план всего города.

Бар «У Маллина» стоял себе на привычном месте. Когда д’Агоста вошел, его душа запела от аромата настоящего нью-йоркского чизбургера, а нью-йоркский чизбургер – это вам не мешанина из авокадо, рукколы, камамбера и корейки, за которую в Саутгемптоне дерут по пятнадцать баксов.

Часом позже, насытившись, д’Агоста покинул бар и двинулся на север, в сторону метро на Шестьдесят шестой улице. Даже в половине восьмого поток машин не иссяк, и каждый из миллиона автомобилей пытался обогнать остальные в дымном хаосе стали и хрома. Золотистый «шевроле-импала» с тонированными стеклами пронесся так близко, что чуть не отдавил д’Агосте ноги. Полицейский напутствовал драндулет эпохи восьмидесятых крепким словцом и нырнул в метро. Времени оставалось еще слишком много; эх, стоило бы задержаться в баре и пропустить еще кружечку…

Не прошло и минуты, как из темноты тоннеля, возвещая о прибытии поезда, вырвались нарастающий рев и плотная стена спертого воздуха. В вагоне д’Агоста умудрился найти свободное место. Устроившись на пластиковом сиденье, он закрыл глаза и почти бессознательно стал отсчитывать станции. На Девяносто шестой улице д’Агоста открыл глаза, встал и вышел.

Он пересек Бродвей, направляясь на запад к Риверсайд-драйв, вниз по Девяносто четвертой улице, мимо Уэст-Энд-авеню. Сквозь узкую полоску зелени Риверсайдского парка виднелись Вест-Сайдское шоссе и река Гудзон. Сгущались сумерки, в воздухе пахло сыростью. Молния высветила Нью-Джерси, искрившийся ночными огнями на другом берегу.

Табличка с номером ближайшего дома сообщала: «214». Двести четырнадцать! Д’Агоста выругался. Он и впрямь потерял хватку. Теперь нужно идти дальше вверх, может, даже в Гарлем.

Какого черта Пендергаст там поселился!

Вернуться к метро? Нет, это же сколько переть в гору, к Бродвею, затем снова толкаться на платформе и опять топать вверх по городу. Ловить такси? Дохлый номер – тоже нужно подниматься к Бродвею.

Махнув рукой, д’Агоста подумал, что идти-то всего десять – пятнадцать небольших кварталов. И, похлопав себя по животу, решил, что в запасе есть еще час, а калории от чизбургера неплохо бы сжечь.

Он взял энергичный темп, слушая, как бряцают ключи и наручники. Ветер вздыхал в листве на краю Риверсайдского парка. Яркий электрический свет заливал фасады домов, большинство из которых могли похвастаться привратниками или даже охраной. В восемь часов люди еще только возвращались с работы: мужчины и женщины в костюмах, музыкант с виолончелью, парочка типов профессорского вида, которые громко спорили о ком-то по имени Гегель. При виде д’Агосты многие улыбались, приветливо кивали; после 11 сентября люди по-новому взглянули на вещи, особенно на полицию. Ну как тут не рваться на прежнее место, хватаясь за первый же шанс?!

Напевая нехитрый мотивчик, д’Агоста вдыхал смесь соленого воздуха, смога, запаха мусора и асфальта. Так благоухал лишь Вест-Сайд. В круглосуточном продуктовом магазине прямо на месте жарился и варился кофе.

Нью-Йорк – город-наркотик, он попадает в кровь и не дает от себя отвыкнуть. Когда экономика восстановится, появятся вакансии, и первая из них будет за ним, за д’Агостой. Господи, за такое стоит бороться!

Д’Агоста пересек Сто десятую улицу, а номера домов едва перевалили за четвертую сотню. Черт, на Риверсайде улицы определенно пересекались по какой-то неправильной формуле. Д’Агоста перестал гадать и просто шел, уяснив одно: дом Пендергаста гораздо дальше, чем он рассчитывал.

Тут же на ум пришла мысль: Пендергаст, наверное, живет в коттеджах, выделенных преподавателям университета. Если фэбээровец вроде нашего доктора Пендергаста и поселится в трущобах, то только среди академиков.

Роскошные постройки сменились простенькими, но аккуратными домами из песчаника, улицы заполнились студентами Колумбийского университета в мешковатых одеждах. На глазах у д’Агосты из окна высунулся парень и, прокричав что-то приятелю внизу, бросил тому книгу.

Д’Агоста вдруг задумался: родись он в семье, где хватало денег, уже сейчас он мог бы стать матерым писателем. Кто знает, может, его полюбили бы критики? Где, как не в колледже, обзаводиться связями! Особенно в правильном колледже, ведь если копнуть, половина штата критиков «Нью-Йорк таймс» выходцы из Колумбийского университета. Пресловутое «Книжное обозрение» – вообще королевство блата.

Но тоска развеялась, едва д’Агоста вспомнил слова своего итальянского дедушки: «Aqua passata»[16]16
  Букв.: «Вода течет» (ит.); иными словами, «в одну реку не войти дважды».


[Закрыть]
.

На Сто двадцать второй улице д’Агоста остановился перевести дух. Он достиг северной оконечности округа Колумбия, и впереди последним аванпостом на границе фронтира и ничейной земли возвышался «Интернэшнл-хаус»[17]17
  Колледж, в котором обучаются студенты из-за рубежа.


[Закрыть]
.

Д’Агоста покрыл уже милю – свою дневную норму, однако гордиться собой не дала очередная табличка с номером дома: «550». Чертыхнувшись, он посмотрел на часы: десять минут девятого. Время есть, но что толку? Здесь ведь даже такси не поймаешь. Студенты словно вымерли, зато чаще стала встречаться праздношатающаяся молодежь, толпами облепившая крылечки домов; подростки провожали д’Агосту взглядами, свистя ему вслед или бормоча что-то невнятное. И тут его осенило: дом 891 по Риверсайд-драйв должен быть где-то в районе Сто тридцать пятой улицы; добраться туда – дело десяти минут… Если идти через самое сердце Гарлема.

Д’Агоста еще раз перечитал адрес, каллиграфическим почерком написанный на карточке. Это казалось невероятным. Однако ошибки быть не могло.

Оставляя позади «Интернэшнл-Хаус», последний оазис света, д’Агоста не торопился, но и не медлил. Он не испытывал страха – проводником ему станут униформа и «глок» калибра 9 миллиметров.

Пейзаж быстро менялся. Исчезли студенты, ушла суета. Тишина окутала темные фасады домов и разбитые фонари. Вокруг стало пусто. Проходя по Сто тридцатой улице, д’Агоста миновал старый особняк – действительно старый, настоящий дворец наркоманов. Дом зиял пустыми глазницами разбитых окон и обдавал улицу запахом плесени и мочи. Следующим попался «отель» с одноместными «номерами». Под нескончаемый лай собаки постояльцы сидели на крылечке, потягивая пиво и провожая д’Агосту мутными взглядами.

У тротуара выстроился целый автопарк разбитых машин, без окон и даже без колес. Но проезжая часть практически пустовала. Мимо проехала старая «хонда-аккорд», изначальный цвет которой съела коррозия. Через минуту д’Агосту обогнал золотистый «шевроле-импала» с тонированными стеклами. Машина скрылась за следующим поворотом, но до этого, поравнявшись с д’Агостой, вроде как сбавила скорость. Спокойно, подумал д’Агоста, в городе наверняка миллион таких тачек. После тепличной жизни в Саутгемптоне у него началась паранойя.

Он все продолжал идти мимо заброшенных зданий, превращенных в «отели» и самоуправляющиеся организации. На тротуарах мусор и осколки соседствовали с собачьим дерьмом. Освещение пало жертвой любимой забавы уличных банд – стрельбы по фонарям; их пытались чинить, но труды ремонтников пропадали втуне.

Эксцентричность Пендергаста показалась д’Агосте еще эксцентричнее, когда он подошел к самому черному сердцу западного Гарлема. В следующем, Сто тридцать втором квартале царила кромешная тьма. Мертвые фонари не освещали последние два уцелевших здания, приспособленные под «отели». Хулиганы не пощадили даже лампы на автостоянке. Идеальное место для засады на безрассудных прохожих.

Тряхнув головой, д’Агоста отчитал себя за то, что размышляет не как офицер. При нем униформа, оружие, рация – что еще нужно? Он уверенно зашагал вниз по улице.

И вот тогда-то заметил машину, которая медленно – чересчур медленно – катила за ним. Последний фонарь чиркнул лучиком света по золотистому кузову, и остатки сомнений рассыпались в прах: тот же самый «шевроле-импала» чуть не наехал на него на Западной Шестьдесят первой улице.

Д’Агоста мог забыть порядок пересечения улиц, но его полицейский радар служил безотказно – и сейчас сигналил на полную громкость, что д’Агосту ведут к центру квартала.

Это была засада.

Не раздумывая, он внезапно сорвался с места и повернул влево, пересекая дорогу перед приближающимся «шевроле». Машина резко прибавила скорость, но д’Агоста двигался очень быстро. Уже из темноты спасительной гущи деревьев он увидел, как одновременно распахнулись обе дверцы машины, когда она заскрипела тормозами у тротуара.

Глава 13

Дворецкий, открывший Пендергасту дверь в анфиладу на десятом этаже отеля «Шерри Нидерланд», выглядел настолько по-британски, что казалось, будто он сошел со страниц романа Вудхауза. Он слегка поклонился, шурша накрахмаленным пластроном[18]18
  Туго накрахмаленная верхняя часть мужской сорочки, надеваемой под открытый жилет при фраке или смокинге.


[Закрыть]
, и принял у Пендергаста пальто и золотистую визитную карточку, которую фэбээровец без колебаний оставил на серебряном подносе.

– Не соблаговолит ли джентльмен подождать здесь?

Вновь поклонившись, дворецкий исчез за дверью; было слышно, как он идет по коридору, открывая одну за другой дальние двери.

Через несколько минут дворецкий вернулся и провел посетителя в обшитую деревянными панелями гостиную. Там в жарком пламени большого камина весело трещали березовые поленья.

– Прошу, располагайтесь, где вам угодно.

Пендергаст, натура теплолюбивая, выбрал ближайшее к камину кресло, обтянутое красной кожей.

– Граф примет вас с минуты на минуту. Не желаете ли бокал хереса? Смею предложить отличный амонтильядо.

– Благодарю.

Дворецкий бесшумно вышел и через минуту внес на серебряном подносе хрустальный бокал с бледно-янтарной жидкостью. Оставив его на столике у кресла, слуга так же бесшумно удалился.

Потягивая изысканный напиток, Пендергаст оглядывал шикарно обставленную комнату, и лаконичность стиля все больше и больше увлекала его. Здесь персидский ковер времен шаха Аббаса и камин из серого флорентийского камня с гербом старинной благородной семьи удивительным образом примирили красоту и уют. На столике, где дворецкий оставлял херес, внимания Пендергаста требовали также несколько предметов из серебра, антикварный сифон, флакончики из римского стекла с духами и маленькая этрусская статуэтка из бронзы.

Но поразило гостя другое: над каминной полкой висела картина Вермера. В холодном фламандском свете у окна в свинцовом переплете сидела женщина, кружева в ее руках отбрасывали на платье паутинку теней. И хоть эту работу Пендергаст видел впервые – а все тридцать пять творений мастера он знал наперечет, – мысль о подделке отбросил сразу. Игру света и тени Вермера подделать было нельзя.

На противоположной стене висело незаконченное «Обращение святого Павла» в стиле Караваджо. Уменьшенная версия того, что художник написал для церкви Санта-Мария-дель-Пополо в Риме, она своей глубиной и насыщенностью цвета заставила Пендергаста увериться, что перед ним этюд самого мэтра.

Третье полотно на стене по правую руку живо напомнило Пендергасту о серии «Воспитание девы» Жоржа де Ла Тура. Картина, впрочем, не была копией, а значит, маленькая девочка, что читала книгу при свечах в темной комнате, принадлежала кисти таинственного француза.

Больше картин в комнате не было, но хватало и этих жемчужин. Ни одна из них, однако, не имела ярлыка с названием или именем мастера. Равнодушный к зависти гостей, хозяин повесил их здесь для собственного удовольствия, как часть интерьера.

Выходит, Фоско не так уж и прост.

Из соседней комнаты донеслись звуки, такие тихие, что различить их смог лишь сверхъестественный слух фэбээровца: открылась дверь, защебетала неведомая птица, стуча когтями по деревянным ступенькам, а глубокий голос нежно позвал:

– Ну же, ну, выходи! Так, теперь наверх – раз, два, три. А сейчас вниз – три, два, раз!

Птица – если это была птица – взорвалась щебетом, закудахтала и захлопала крыльями. Тут зазвучал тенор, постепенно набирая силу и громкость, и птица затихла. Как только ария бельканто смолкла, сразу же появился дворецкий.

– Граф примет вас сейчас, – пригласил он.

По длинному и широкому коридору, мимо стеллажей с книгами лакей повел Пендергаста в огромный кабинет, где во всем своем величии их дожидался граф.

В слаксах и накрахмаленной до хруста белой рубашке, расстегнутой у воротника, Фоско стоял спиной к вошедшим. Его взгляд был обращен на погруженный в вечерние сумерки балкончик за стеклянной стеной, увитый розовыми кустами. Рядом, на рабочем столе, он разместил в безукоризненном порядке по меньшей мере сотню миниатюрных инструментов: отвертки, паяльнички, ювелирные пилки, окуляры и напильники часовщика. Изящные маленькие шестеренки, собачки и пружинки лежали бок о бок с микросхемами, платами, связками проводов, светодиодами, кусочками резины и пластика и приспособлениями, о назначении которых оставалось только догадываться.

И над всем этим на Т-образном насесте восседал какаду. Однако, подойдя поближе, Пендергаст понял, что белоснежные перья и лимонно-желтый хохолок ввели его в заблуждение: птица оказалась не живой, а механической, роботом.

Дворецкий указал Пендергасту на стул возле стола. Затем, как добрый волшебник, будто из воздуха, достал недопитый бокал хереса и, оставив его гостю, так же бесшумно удалился.

Фоско тем временем взял со стола орех и зажал его между вытянутых трубочкой губ. Возбужденно присвистнув, искусственный попугай, жужжа моторчиками, перебрался к графу на плечо, схватил клювом орех, расколол его и весьма убедительно принялся есть.

– Ах, моя прелесть, – проворковал граф. – Время игр закончилось. Возвращайся на место.

Фоско слегка повел рукой в перчатке, но попугай, издав недовольный скрип и распушив хохолок, даже не подумал слушаться графа.

– Ай-ай, что-то он сегодня упрямится, – сказал Фоско, уже громче и тверже. – Возвращайся на насест или остаток дня вместо орехов проведешь на просе.

Все еще недовольно клекоча, птица спрыгнула на стол и, цепляясь металлическими когтями, взобралась на жердочку. Утвердившись там, робот уставился на Пендергаста бусинами глаз-светодиодов.

– Прошу простить, – с легким поклоном развернулся граф к гостю, – что заставил вас ждать. Мой друг, как видите, нуждается в упражнениях.

– Безумно интересно, – сухо прокомментировал Пендергаст.

– Еще бы! Хотя вынужден признать, питомцы заставляют меня выглядеть глупо.

– Питомцы?

– Да. Вы только посмотрите, как они любят меня! Мой какаду и… – граф кивнул в сторону проволочной пагоды, где, жужжа крохотными сервомоторами и попискивая электронными голосочками, резвилась стайка серых мышей, – и мои дорогие мышки! Однако отрада моя и услада очей – Буцефал. Ведь так, моя прелесть?

Птица, распушив перья, спрятала в них клюв, как будто слова графа ее смутили.

– Вы должны простить Буцефала, – цокнув языком, сказал граф. – С незнакомцами он осторожен и друзей заводить не спешит, а если что не так – тут же начинает кричать. Ах, мой друг, знали бы вы, какие легкие у этого изумительного существа! Мне даже пришлось занять две смежные квартиры.

Не обращая внимания на похвалу, робот-попугай неподвижно смотрел на Пендергаста.

– И Буцефал, и все прочие мои прелестники не чужды опере. Как сказал Конгрив, «Чары музыка таит»[19]19
  Цитата из трагедии английского драматурга Уильяма Конгрива «Невеста в трауре».


[Закрыть]
и так далее. Вы, должно быть, слышали мое недостойное пение? Узнали отрывок?

– Ария Поллиона из «Нормы», – кивнул Пендергаст. – «Abbandonarmi cos? potresti».

– А, так вам понравилось?

– Этого я не говорил. Скажите, граф, роботов вы сделали сами?

– Да, механические безделушки и животные – моя страсть. Я одинаково люблю и своих чад, и детей природы. Знаете, у меня еще есть канарейки, живые. Желаете взглянуть?

– Благодарю, не стоит.

– Родись я американцем, кем-нибудь вроде Томаса Эдисона, то нашел бы применение своим талантам. Увы, моей родиной стала Флоренция, а угасающему итальянскому роду такие способности ни к чему. Там, откуда я родом, графы обеими руками держатся за век восемнадцатый, а то и за более древние времена.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное