Линкольн Чайлд.

Огонь и сера

(страница 2 из 39)

скачать книгу бесплатно

Судорожно сглотнув, Браски сказал:

– Понимаю.

Бумажник захлопнулся и исчез в кармане шортов агента.

– Что же привлекло внимание федеральной службы? – как можно тщательнее подбирая слова, поинтересовался Браски. – Здесь налицо рядовое убийство.

– Предполагается, что убийца или убийцы подошли к поместью на лодке через пролив. Возможно, из Коннектикута.

– И что?

– Побег из другого штата.

– Немного преувеличено, вы не считаете?

– Это основание для нашего интереса.

А и верно. Выходит, Гроув был крупной рыбой. Чем же он занимался: наркотиками, отмыванием денег, терроризмом? Федералы секут все в нашем бешеном мире, без их внимания даже пукнуть нельзя. Дело приняло новый оборот, и Браски использует его с максимальной выгодой.

Сглотнув, лейтенант протянул руку:

– Добро пожаловать в Саутгемптон. Если я или департамент в состоянии хоть как-то помочь, дайте знать. Шеф сейчас в отпуске, так что со всеми вопросами обращайтесь ко мне. К вашим услугам.

Агент пожал руку сухо и сдержанно. Чего и следовало ожидать от человека сухого и сдержанного. И еще, разве федералы бывают такие бледные? Вот на этого посмотреть, так старуха смерть – образец румяности для художников. Осень осенью, а к вечеру для специального агента нужно организовать крем от солнечных ожогов и мартини по первому требованию.

– Теперь, когда все прояснилось, – елейным голосом произнес Пендергаст, – хотелось бы осмотреться. И я бы взглянул на предварительные результаты расследования. Они готовы? – Агент посмотрел на д’Агосту. – Не составите мне компанию, сержант?

– Да, сэр.

Браски вздохнул. Вмешательство ФБР – все равно что инфекция гриппа. Остается лишь набраться терпения и ждать, пока жар, понос и головная боль не пройдут сами собой.

Глава 4

На веранде, выходящей на большой внутренний двор, детективы устроили импровизированный допрос домработницы. Вместе с Пендергастом и Браски Винсент д’Агоста направился прямо туда. Фэбээровец шел так быстро, что Браски и д’Агоста едва поспевали.

Главный инспектор поднялся из-за стола и вышел навстречу. Этого маленького смуглого человека с большими черными глазами в обрамлении длиннющих ресниц д’Агоста прежде не видел. Браски представил их:

– Детектив Тони Инноченте. Агент Пендергаст, ФБР.

Инноченте протянул руку.

Для человека, нашедшего труп, домработница выглядела чересчур безмятежной, если не считать беспокойного блеска в глазах.

Пендергаст наклонился к ней и, протянув руку, представился.

– Агнес Торрес, – ответила женщина.

– Разрешите? – настойчиво спросил Пендергаст у Инноченте.

– Пожалуйста, только учтите, идет видеозапись.

– Миссис Торрес…

– Мисс.

– Да-да, конечно. Мисс Торрес, вы верите в Бога?

Детективы во главе с Инноченте переглянулись. Повисла неловкая пауза.

– Верю, – ответила домработница.

– Вы ортодоксальная католичка?

– Да.

– А в дьявола верите?

Вновь наступила тишина.

– Верю.

– И ваша вера подсказала, как истолковать найденные следы, так?

– Да. – Ответ прозвучал настолько обыденно, что д’Агоста непроизвольно вздрогнул.

– По-вашему, так важно, во что леди верит? – вмешался Браски.

– Мы видим то, во что верим. – Пендергаст смерил лейтенанта холодным взглядом. – Спасибо, мисс Торрес.

Браски повел их к боковому входу, где один из полицейских, кивком приветствовав лейтенанта, открыл дверь.

В холле заместитель шефа остановился.

– Сейчас мы выясняем, кому раньше принадлежал дом, – пояснил Браски. – Ворота были заперты, сигнализация по периметру включена. Тут повсюду датчики движения. Их можно отключить с панели, и, возможно, кто-то еще, кроме хозяина и прислуги, знал код. Сигнализация стоит и на дверях, и на окнах. По всему дому вкупе с инфракрасными сенсорами установлены датчики объема. Система работает превосходно, мы проверяли. Как видите, у мистера Гроува богатая коллекция произведений искусства, однако ничего не пропало.

Д’Агоста заметил, как восхищенно разглядывает Пендергаст одну из картин. Сам он так и не понял, что особенного фэбээровец нашел в гибриде свиньи, пары игральных костей и нагой девицы.

– Вчера вечером мистер Гроув принимал гостей. Немного, всего четыре человека.

– Список составили?

– Д’Агоста! Список у Инноченте. Пойдите принесите!

Но Пендергаст остановил д’Агосту, сказав:

– Будет лучше, лейтенант, если сержант останется. Пошлите кого-нибудь другого.

Браски подозрительно уставился на д’Агосту, затем сделал знак другому копу.

– Прошу, продолжайте, – сказал Пендергаст.

– Гости разъехались; последний, по нашим подсчетам, ушел в половине первого. До половины восьмого Гроув находился в доме один.

– Время смерти установили?

– Еще нет. Патологоанатом как раз наверху. Но мы точно знаем, что в три десять Гроув был еще жив – в это время он звонил отцу Каппи.

– Священнику? – удивился Пендергаст.

– По-моему, это старый друг Гроува. Лет тридцать – сорок назад они поссорились, и больше Гроув с Каппи не общались. Собственно, и сейчас Гроув довольствовался беседой с автоответчиком.

– Предоставьте мне копию сообщения.

– Да, разумеется. На пленке слышно, как Гроув в истерике просит отца Каппи приехать.

– А прихватить с собой Библию, крест и святую воду не просит?

– Так вы уже знаете?!

– Просто предполагаю.

– Отец Каппи прибыл в восемь утра – сразу, как только прослушал сообщение. Естественно, он опоздал и смог лишь соборовать Гроува.

– Вы опросили гостей?

– Есть предварительные показания. Так, мы узнали, во сколько завершилась вечеринка. А еще – что Гроув, похоже, был не в духе, беспрестанно и возбужденно говорил. Некоторые гости утверждают, будто он чего-то боялся.

– Из них кто-то мог остаться или проникнуть в дом, когда ушли остальные?

– Эту версию мы прорабатываем. Мистер Гроув, видите ли, имел извращенные сексуальные наклонности.

– То есть?

– Ему нравились и мужчины и женщины.

– При чем же здесь извращения?

– Так я же говорю: мужчины. И женщины.

– То есть он был бисексуалом? Насколько я знаю, подобные склонности проявляют тридцать процентов мужчин.

– Только не в Саутгемптоне.

Д’Агоста изобразил приступ кашля, чтобы скрыть смех.

– Лейтенант, вы отлично поработали. Не покажете мне место преступления?

Браски повел их наверх. Слабый душок сгоревших петард сделался намного сильнее, теперь к нему примешался запах горелого дерева и жареной дичи. Это напомнило д’Агосте, как он однажды пробовал во дворе дома готовить шашлык из медвежатины. Тогда на запах выбежала жена и устроила ему разнос. Пришлось ограничиться заказанной пиццей.

Они поднялись на второй этаж, попетляли по извилистому коридору и вышли к лестнице на чердак.

– Дверь была заперта, – пояснил Браски. – Ее открыла домработница.

По узеньким скрипучим ступенькам они поднялись на третий этаж. Стараясь дышать через рот, д’Агоста шел по длинной анфиладе к последней двери, из которой лился яркий свет.

– Дверь в ту комнату тоже была заперта. Внутри есть окно – его не открывали, – продолжал Браски. – За десять лет там выросла настоящая баррикада из мебели.

Следом за Браски Пендергаст с д’Агостой переступили порог.

Зловоние в маленькой спальне под самой крышей одуряло. Единственное слуховое окошко выходило на Дюн-роуд. Джереми Гроув лежал на кровати в дальнем конце комнаты. Дабы произвести необходимые изыскания, патологоанатом уже разрезал на нем одежду. Сейчас, однако, эксперт стоял чуть поодаль, спиной к вошедшим, и делал записи.

Д’Агоста утер пот со лба. Жар от нагретой крыши и вонь делали пребывание в комнате невозможным. Он ждал у двери, пока Пендергаст, как орел, кружил возле трупа, рассматривая его под разными углами с жадным интересом, от которого становилось как-то не по себе.

Выпученные глаза мертвеца налились кровью, пальцы были стиснуты в кулаки. Неестественно лоснящаяся кожа как бы отслаивалась. Рот да и все лицо искривила гримаса столь сильного ужаса и боли, что д’Агоста, не выдержав, отвернулся. За долгие годы работы в Нью-Йорке он составил и хранил в уме небольшую картотеку образов смерти. Сегодня коллекция пополнилась еще одним файлом, который вместе с другими сохранится навсегда.

Патологоанатом собирал инструменты, а двое ассистентов готовились упаковать труп в мешок. Еще один полицейский брал образцы прожженного напольного покрытия.

– Доктор! – позвал Пендергаст.

– Да?

К удивлению д’Агосты, эксперт оказался молодой привлекательной блондинкой, которая просто-напросто спрятала волосы под форменной кепкой.

– ФБР. – Пендергаст предъявил жетон. – Не ответите на несколько вопросов?

Женщина кивнула.

– Время смерти установлено?

– Нет, и даже не представляю, как его определить.

– То есть? – приподнял бровь Пендергаст.

– Мы поняли, что дело плохо, когда ректальный замер температуры показал сорок два градуса по Цельсию.

– Вот это я и собирался сказать, – подал голос Браски. – Тело каким-то образом поджарили.

– Именно, – подтвердила доктор. – И по большей части его поджарили изнутри.

– Изнутри? – недоверчиво переспросил Пендергаст.

– Да. Как будто… как будто его прожгли насквозь.

Пендергаст посмотрел на доктора в упор:

– Есть какие-нибудь следы горения на теле? На коже?

– Нет, видимых повреждений мы не нашли. Даже на одежде. Разве что странный ожог на груди, но кожа почти цела.

На мгновение Пендергаст задумался.

– Как такое может быть? Приступ лихорадки?

– Нет. К этому моменту тело уже частично остыло, первоначальная температура была сорок девять градусов – слишком высокая для естественной. При такой температуре плоть частично обваривается. Все признаки, по которым обычно устанавливают время смерти, полностью уничтожены. Кровь затвердела, мышечный белок изменил свойства, а следовательно, нет и трупного окоченения. Жар уничтожил большую часть микрофлоры, так что о разложении говорить не приходится. А когда ферменты не активны, нет и саморазрушения клеток. Могу лишь сказать, что жертва умерла между тремя десятью, когда был предположительно сделан телефонный звонок, и семью тридцатью, когда погибшего обнаружили. Но такое заключение, сами понимаете, имеет мало общего с медициной.

– А это, – Пендергаст указал на грудь Гроува, – как я понимаю, тот самый ожог?

В желтом узоре, похожем на клеймо, безошибочно угадывалась форма распятия.

– По всей видимости, он носил очень дорогой крест. Металл расплавился частично, а дерево сгорело полностью, однако в золе мы нашли алмазы и рубины.

Задумчиво кивнув, Пендергаст поблагодарил доктора и обратился к офицеру, собиравшему частицы с пола:

– Можно?

Офицер подвинулся, позволяя Пендергасту опуститься рядом на колени.

– Сержант!

Д’Агоста направился к нему, и Браски двинулся следом.

– Что вы об этом думаете?

Д’Агоста присмотрелся к выжженным на полу глубоким отметинам. Полированное покрытие потрескалось и расщепилось, но следы больших раздвоенных копыт не узнать было невозможно.

– Думаю, – пробормотал д’Агоста, – убийца не лишен чувства юмора.

– Дорогой Винсент, вы действительно полагаете, что это шутка?

– А вы – нет?

– Я – нет.

Д’Агоста поймал на себе пристальный взгляд Браски. «Дорогой Винсент» явно не прошел незамеченным. Тем временем Пендергаст, совсем как собака, ползал на четвереньках вокруг следов. Наконец он достал из карманов шортов пробирку и пинцет, подцепил коричневатую крупицу, обнюхал и протянул лейтенанту.

– Что это? – нахмурился Браски.

– Сера, лейтенант. Ветхий Завет может быть ветхим, но про Содом и Гоморру, надеюсь, вы помните?

Глава 5

Ресторанчик «Шантеклер» на шесть столиков приткнулся в одном из закоулков Амагансетта, между Блафф-роуд и главной дорогой. Д’Агоста сидел на узкой деревянной скамеечке и щурился по сторонам. Все вокруг было желтым: желтые нарциссы в ящиках на подоконниках, желтые тафтовые занавески на выкрашенных желтой краской окнах, желтые льняные скатерти. Среди желтизны мелькали спасительные островки зеленого и красного. Больше всего это миниатюрное заведение походило на одну из тех восьмиугольных французских тарелок, за которые люди с непонятной радостью выкладывают бешеные деньги. Д’Агоста на мгновение зажмурился. После затхлого сумрака на чердаке Гроува ресторанчик казался нестерпимо жизнерадостным.

Хозяйка, невысокая румяная женщина средних лет, поспешила к их столику.

– А, мсье Пендергаст! Comment ?a va?[1]1
  Как поживаете? (фр.)


[Закрыть]

– Bien, madame[2]2
  Отлично, мадам (фр.).


[Закрыть]
.

– Вам как обычно, мсье?

– Oui, merci[3]3
  Да, спасибо (фр.).


[Закрыть]
.

– А вам, офицер? – обратилась она к д’Агосте.

Д’Агоста покосился на исписанную мелом грифельную доску у входа. Половина меню была ему незнакома, вторая половина не вызывала аппетита. Словно запах немытого тела, д’Агосту преследовал смрад горелой плоти.

– Спасибо, ничего.

– Что-нибудь выпить?

– Пиво «Буд», охлажденное.

– К сожалению, мсье, спиртное мы не подаем. Нет лицензии.

Д’Агоста облизнул губы.

– Тогда чаю со льдом, пожалуйста.

Приняв заказ, хозяйка удалилась, и д’Агоста перевел взгляд на Пендергаста, который успел переодеться в обычный для себя черный костюм. Все еще под впечатлением от неожиданной встречи, д’Агоста заметил, что за пять лет фэбээровец ни капли не изменился. Эх, жизнь, нормальные люди за это время идут в рост по работе, а сам д’Агоста идет только вширь. Останься он в Нью-Йорке, и за десять лет бы так не раздался!

– Как вы нашли это место? – спросил он.

– Почти случайно – я живу в нескольких кварталах отсюда. Вполне возможно, это единственное приличное заведение во всем Гемптоне, свободное от представителей элиты. И я все же надеюсь, вы передумаете и закажете поесть. Рекомендую яйца-пашот. За пределами Парижа никто не готовит голландский соус так хорошо, как мадам Мерле: у него такой нежный, бархатистый вкус с тончайшим оттенком полынной горечи, который не спутаешь ни с чем.

Д’Агоста мотнул головой.

– Вы так и не сказали, зачем приехали.

– Я уже говорил, что снял дом на неделю. Я… как бы это выразиться… произвожу разведку местности.

– Разведку местности? Чего ради?

– Организую нечто вроде курорта для приболевшего друга. Подруги, если быть точным. Вы с ней еще познакомитесь. А теперь ваша очередь. Последняя весточка от вас пришла из Британской Колумбии, где вы писали романы. Должен сказать, «Ангелы чистилища» очень даже читабельны.

– Читабельны?

Пендергаст махнул рукой:

– Что касается полицейского делопроизводства, здесь я не судья. Мои вкусы относительно остросюжетной прозы не заходят дальше Эм-Эр Джеймса[4]4
  Джеймс, Монтегю Родс (1862–1936) – британский автор мистических романов.


[Закрыть]
.

Д’Агоста подумал, что его друг, наверное, имеет в виду Ф. Д. Джеймс[5]5
  Джеймс, Филлис Дороти (р. 1920) – современная английская писательница, автор множества детективов.


[Закрыть]
, но предпочел промолчать. «Разговорами о литературе» за последние годы он уже пресытился.

Принесли напитки. Д’Агоста сделал большой глоток. Чай оказался несладким, и он открыл пакетик с сахаром.

– Да что рассказывать? Писательством прокормиться не удалось, вот и двинул домой. Там нынешний мэр как раз сокращает штат полиции, на прежнее место устроиться я не смог, к тому же успел нажить немало врагов на работе. Думал, все, умру с голоду, а тут подвернулась вакансия в Саутгемптоне. И я решился.

– Полагаю, есть места и похуже.

– И зря полагаете. Побегайте-ка за собачниками, чьи питомцы все лето помечают пляж дымящимися кучками. А приезжие… Лонг-Айленд – курорт, кого здесь только не встретишь. Выписываешь квитанцию за превышение скорости и потом узнаешь, что в участок по твою душу с повесткой в суд явился король адвокатов. Знали бы вы, сколько стоят эти разборки!

Пендергаст сделал глоток чего-то похожего на чай.

– А как работается с лейтенантом Браски?

– Он настоящий говнюк, увязший в политике. Метит на должность шефа.

– А впечатление производит неплохое, вроде бы компетентный.

– Ну тогда он настоящий компетентный говнюк.

От пристального взгляда Пендергаста стало не по себе. Д’Агоста совсем забыл, каково это, когда глубокие серые глаза фэбээровца проникают в самую сердцевину твоей души.

– Вы кое-что упустили, – сказал Пендергаст. – Я помню, у вас были жена и сын – Винсент-младший, надо полагать.

– Сын и теперь есть, – кивнул д’Агоста. – Остался в Канаде с моей женой. По крайней мере, с женой по бумагам.

Пендергаст молчал, и д’Агоста, тяжело вздохнув, продолжил:

– Мы с Лидией стали все больше отдаляться друг от друга. Знаете, как это бывает, когда работаешь в полиции и по многу часов проводишь на службе. Начать хотя бы с того, что она не хотела переезжать в Канаду, особенно в такую даль, в Инвермер. А уж когда я стал работать дома целыми днями, пытался писать… Мягко говоря, мы действовали друг другу на нервы. – Пожав плечами, он покачал головой. – Самое забавное, что жить там ей понравилось. И мое возвращение в Нью-Йорк стало последней каплей.

Вернулась мадам Мерле и принесла заказ Пендергаста. Д’Агоста решил, что пора сменить тему.

– Ну а вы? – спросил он почти враждебно. – Чем занимались? Прилипли небось к своему Нью-Йорку?

– Вообще-то, я недавно вернулся со Среднего Запада. Из Канзаса. Разбирался там кое с чем. Дельце так себе, небольшое, хотя и со своими… э-э… особенностями.

– А Гроув?

– Вы же знаете, Винсент, я питаю страсть к необычным убийствам. Кто-то скажет, эта страсть нездоровая, но в поисках дел я забредал в места подальше Лонг-Айленда. Дурное хобби, от которого трудно избавиться.

Пендергаст проткнул яйцо ножом, и на тарелку вытек омерзительно яркий желток.

– Так вы здесь официально?

– Вполне. – Фэбээровец похлопал по карману, где лежал сотовый.

– И как же вы оправдываете свое присутствие? В смысле, как федерал: наркотики, терроризм?

– Именно так, как я сказал лейтенанту: вероятностью того, что убийцы сбежали из другого штата. Притянуто за уши, но для прикрытия хватит. – Пендергаст наклонился к д’Агосте через стол и, слегка понизив голос, добавил: – Винсент, мне нужна ваша помощь.

Д’Агосте показалось, что Пендергаст шутит.

– Когда-то мы были хорошей командой.

– Но я… – замялся д’Агоста и закончил чуть резче, чем хотелось бы: – Вам не нужна моя помощь.

– Не больше, чем вам – моя. – Снова этот проклятый взгляд серых глаз.

– То есть? Не надо мне помогать, у меня все прекрасно.

– Простите за вольность, Винсент, но ничего у вас не прекрасно.

– Да какого черта вам от меня нужно?!

– Вы зарываете свой талант. И вдобавок даете понять это окружающим. Лейтенант Браски в чем-то хорош и даже неглуп, однако не вам ходить под его началом. Когда-нибудь он станет шефом, и все только усложнится.

– Значит, вы здесь, чтобы спасти меня?

– Нет, Винсент. Вас спасет это дело – спасет от себя самого.

Д’Агоста встал.

– Я никому не позволю пудрить себе мозги, даже вам.

Он вытащил из бумажника мятую пятерку и, гордо бросив купюру на стол, направился к выходу.


Спустя десять минут д’Агоста нашел Пендергаста сидящим на прежнем месте. Мятая пятерка все так же лежала на столе. Покраснев, д’Агоста сел и заказал себе еще чаю.

Пендергаст как раз заканчивал еду. Как ни в чем не бывало он кивнул другу и достал из кармана пиджака лист бумаги.

– Вот список гостей Джереми Гроува. – Пендергаст положил лист на стол. – Здесь даже имя и телефон священника, которому он звонил. С него и начнем. В общем, имен в списке мало, зато каждое из них заслуживает отдельного внимания. – Пендергаст подвинул листок к д’Агосте.

Кивнув, д’Агоста пробежал глазами по списку. Впечатление от увиденного в поместье постепенно притупилось, и он ощутил почти забытое предвкушение работы – работы над хорошим делом.

– И чем же сержант департамента полиции Саутгемптона может помочь ФБР?

– Я поговорю с лейтенантом Браски, и вас назначат местным представителем Бюро.

– Да Браски на дыбы встанет!

– Напротив, лейтенант будет только рад от вас избавиться. К тому же на дыбы встают вольные звери, а Браски – зверь политический. Сделает, как прикажут.

Д’Агоста кивнул.

Пендергаст посмотрел на часы:

– Почти два. Собирайтесь, Винсент, нам предстоит долгий путь. Священники обедают рано, но, если поспешим, как раз попадем на прием к отцу Каппи.

Глава 6

Усевшись в «роллс-ройс» Пендергаста, д’Агоста почувствовал себя капитаном Ахавом в желудке у кита Моби Дика. «Силвер-рейт» пятьдесят девятого года, белый кожаный салон, да еще, наверное, личный шофер. Это вам не «бьюик» из запасника ФБР, на котором напарник д’Агосты выезжал расследовать убийства в музее. Что ж, некоторым везет на богатых родственников, не скупящихся оставить тебе в наследство миллиард-другой.

Машина катила вверх по шоссе № 9. Вокруг простиралась долина Гудзона, и д’Агоста радовался пышной растительности – так устали его глаза от песчаных дюн и чахлого кустарника Саутгемптона. Осень еще не набрала полную силу, но деревья на отлогих холмах уже вовсю наряжались в ее цвета. Вдалеке на обочине то и дело мелькали старые особняки: монастырские владения, приюты, частная собственность – с видом на реку или полускрытые лесом.

К одному из таких домов и свернул «роллс-ройс». Сбросив скорость, машина въехала на мощенную булыжником подъездную дорожку и бесшумно остановилась у портика из красного кирпича. Особняк во фламандском стиле знавал лучшие дни; табличка на фасаде сообщала, что построенный в 1874 году дом значится в Национальном регистре исторических памятников. Зато новые хозяева озаботились колокольней и ухоженной лужайкой, ровным ковром спускавшейся к самой реке Гудзон.

На стук в дверь вышел монах в коричневой сутане, перепоясанной шелковой веревкой. Молча, не снимая капюшона, он провел гостей внутрь, где Пендергаст с поклоном представил служителю веры визитную карточку. Монах кивнул и поманил за собой.

Вдыхая аромат веков и мастики, д’Агоста вместе с агентом следовал за монахом изгибами коридора. На ходу он подметил, что внутреннее убранство не лишено вкуса. В конце пути их ждала по-спартански обставленная комната: два ряда тяжелых деревянных стульев вдоль противоположных стен да одинокое распятие, что висело на голой выбеленной поверхности. Свет проникал сюда косым столбиком через единственное окно у открытых потолочных балок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное