Линкольн Чайлд.

Кабинет диковин

(страница 4 из 45)

скачать книгу бесплатно

– Нора, все, что происходит между нами, остается…

Но она не дала ему закончить:

– Во-первых, этот мерзавец Брисбейн на десять процентов урезал мой бюджет.

Смитбек издал сочувственный звук. Ее музею вечно не хватает денег.

– А затем в моем кабинете появился ужасно странный человек.

На сей раз Смитбек издал звук, призванный показать его заинтересованность, и переставил локоть поближе к бокалу на столе. Не может же она, в конце концов, не заметить переливы темно-синего шелка на фоне белой скатерти.

– Он читал мои книги и вообще вел себя так, словно это его офис. В своем черном костюме он очень смахивал на гробовщика. Кроме того, у него страшно белая кожа. Нет, он не альбинос. Просто кожа светлая.

У Смитбека зародилось смутное чувство дежавю, но он тут же отмахнулся от него.

– Человек сказал, что он из ФБР, и потащил меня в южную часть Манхэттена к зданию, где нашли…

На Смитбека неожиданно нахлынули воспоминания.

– Ты сказала, что из ФБР? Не может быть. Только не он. Это невозможно.

– Да, из ФБР. Специальный агент…

– Пендергаст, – закончил за нее журналист.

Пришло время удивляться Норе.

– Ты его знаешь?

– Знаю ли я его?! Да он же присутствует в моей книге об убийствах в музее. Той книге, которую ты, по твоим словам, читала!

– Ах да. Конечно. Как я могла забыть?

Смитбек машинально кивнул. То, что он услышал, настолько его заинтересовало, что он забыл выразить свое возмущение. Итак, Пендергаст снова возник в Нью-Йорке. Конечно, явно не с визитом вежливости. Этот специальный агент ФБР появляется только тогда, когда возникает какая-то угроза. Впрочем, не исключено, что он сам несет с собой неприятности. Как бы то ни было, но Смитбек очень надеялся, что на сей раз последствия его появления окажутся не столь ужасными, как в прошлый раз.

Перед ними возник официант, чтобы принять заказ. Смитбек, собиравшийся ограничиться рюмкой хереса, заказал для себя полноценный сухой мартини. Значит, все-таки Пендергаст. Великий Боже! Как бы Смитбек ни восхищался этим человеком, он бы предпочел, чтобы специальный агент и его черный костюм не покидали Нового Орлеана.

– Расскажи мне о нем, – сказала Нора, откидываясь на спинку стула.

– Он… – начал Смитбек, испытывая столь нехарактерную для него нехватку слов. – Он, мягко говоря, несколько необычен. Южный, полный очарования аристократ с кучей денег. Фамильный капитал. Фармацевтика или что-то в этом роде. Какое место он занимает в ФБР, мне, по правде говоря, неизвестно. Похоже, что ему позволено совать нос во все дела, которые ему нравятся. Он работает в одиночку, и при этом очень-очень хорошо. Как о личности я о нем ничего не знаю. Этот парень – сплошная тайна. Никогда не знаешь, о чем он на самом деле думает. Да что говорить, если я даже имени его не знаю.

– Не думаю, что он обладает большой властью. Сегодня по нему проехались катком.

– Что произошло? – вскинул брови Смитбек. – Чего он хотел?

Нора рассказала журналисту о поспешном посещении захоронения на строительной площадке.

Повествование закончилось в тот момент, когда прибыли их кнели с черными трюфелями и сморчками.

– «Моген – Фэрхейвен», – произнес Смитбек, помешивая вилкой густую подливу, чтобы насладиться запахом мускуса и леса. – Это не та команда, у которой возникли проблемы, когда она начала снос зданий без разрешения – в то время, когда там еще оставались жильцы?

– Одна комната на Восточной Первой улице? Кажется, она.

– Отвратительная банда.

– Когда мы уезжали, прибыл сам Фэрхейвен. На лимузине длиной в милю.

– А у вас был «роллс-ройс», говоришь? – рассмеялся Смитбек.

Когда расследовали убийства в музее, у Пендергаста был «бьюик». Появление «роллса» должно было что-то обозначать. Просто так Пендергаст ничего не делал.

– Выходит, что ты путешествовала с шиком. Но все это, как мне кажется, не должно было интересовать Пендергаста.

– Почему?

– Захоронение, конечно, потрясающее. Но преступления произошли более сотни лет назад. С какой стороны древняя история может интересовать ФБР или иные правоохранительные органы?

– Это не обычное преступление. Убиты три десятка молодых людей. Их тела расчленены и замурованы в подземном тоннеле. Это одно из самых массовых серийных убийств в истории США.

Вернулся официант и поставил перед Смитбеком бифштекс с кровью.

– Брось, Нора, – сказал он, хватаясь за нож. – Убийца давно умер. Теперь это всего-навсего исторический курьез. Для газеты из него можно слепить классную статью. Но хоть убей, я не понимаю, с какой стати всей этой историей может заинтересоваться ФБР.

– Билл, по-моему, мы договорились, что это не для печати, – обожгла его взглядом Нора.

– Но это же почти доисторические времена, Нора. У меня получится сенсационный материал. Какой вред он может…

– Не для печати!

– Но хотя бы предоставь мне право первой ночи, когда наступит время, – со вздохом пробурчал Смитбек.

– Ты же знаешь, Билл, что всегда имеешь это право, – фыркнула Нора.

Смитбек усмехнулся и отрезал нежный уголок бифштекса.

– И что же вы там нашли?

– Ничего особенного. Самые обычные вещи. Старинные монеты, гребенку, булавки, бечевку, пуговицы… – Она немного помолчала и добавила: – Правда, там было еще кое-что.

– Выкладывай!

– Это был листок бумаги, зашитый в подкладку девичьего платья. Я никак не могу его забыть.

– И что же там написано? – спросил Смитбек с внезапно обострившимся интересом.

– Не знаю. Мне пришлось спрятать платье, прежде чем я успела посмотреть.

– Ты полагаешь, что платье еще там?

Нора утвердительно кивнула.

– И как они намерены поступить со всем этим барахлом?

– Медэксперт забирает кости, а все остальное, как говорят копы, будет учтено и упаковано. Мне кажется, что они сделают все, чтобы потерять след вещей на каком-нибудь складе. Чем скорее они от них избавятся, тем меньше вероятность того, что территория будет объявлена имеющей археологический интерес. Я знаю, что строители иногда сознательно перекапывают всю площадку, чтобы археологам нечего было исследовать.

– Но это же незаконно. Разве они не должны останавливать строительство, если там обнаружено что-то важное?

– Но если все перерыто с самого начала, то как доказать существование чего-то археологически значимого? Строители каждый день уничтожают десятки подобных памятников.

Смитбек пробормотал несколько слов, призванных продемонстрировать его справедливое негодование столь безнравственными действиями строительных магнатов, и принялся за бифштекс. Он умирал от голода. Нигде в Америке не готовят бифштексы лучше, чем в «Кафе художников». Да и порции здесь приличного мужского размера, не идущие ни в какое сравнение с крошечными, слегка обрызганными соусом сооружениями в центре гигантской тарелки…

– Как ты думаешь, почему девушка зашила письмо в платье?

Смитбек оторвал глаза от тарелки, отпил из бокала красного вина, отрезал кусочек от божественного бифштекса и сказал:

– Любовное письмо, наверное.

– Чем больше я о нем думаю, тем более важным оно мне кажется. По меньшей мере оно может помочь нам узнать, кем были эти люди. Если одежда исчезнет, а тоннель перестанет существовать, нам этого никогда не выяснить. – Нора внимательно смотрела на журналиста, не притрагиваясь к еде. – Теперь я абсолютно уверена, что находка имеет археологическое значение, черт бы их всех побрал!

– Скорее всего, как ты сказала, там уже ничего не осталось.

– Рабочий день шел к концу, а я спрятала платье в глубине ниши.

– Они увезли его вместе со всеми остальными вещдоками.

– Не думаю. В дальней стене ниши было углубление. Туда я и затолкала платье. Они могли его и не заметить.

В глазах Норы загорелся огонек, который ему, увы, доводилось видеть и раньше.

– И не помышляй, Нора! – торопливо заявил он. – Стройка наверняка охраняется, а света там больше, чем на театральной сцене. Даже не думай об этом.

– Ты пойдешь со мной. Ночью. Я должна добыть это письмо.

– Перестань. Тебе даже неизвестно, письмо ли это. Может быть, там всего лишь квитанция из прачечной…

– Даже квитанция может послужить важным ключом.

– Нас там арестуют.

– За себя не ручаюсь, а тебя – точно нет.

– Как это?

– Я буду отвлекать охрану, пока ты будешь перелезать через забор. Твой вид не вызовет никакого подозрения. – По мере того как она говорила, огонек в ее глазах разгорался все ярче. – Да. Ты будешь одет как бездомный бродяга, который… ну, скажем… копается в мусоре. Если тебя поймают, то в худшем случае слегка намылят шею, а в лучшем – просто выбросят с площадки.

Идея Норы возмутила журналиста до глубины души.

– Я – бездомный бродяга?! Ни за что! Бродягой будешь ты.

– Нет, Билл, это не сработает. Я буду проституткой.

Вилка с последним кусочком бифштекса замерла у губ Смитбека.

Нора посмотрела на его изумленную физиономию и сказала:

– Ты закапал соусом всю грудь своего нового прекрасного итальянского костюма.

6

Слегка дрожа от холода, Нора выглянула из-за угла дома на Генри-стрит. Ночь выдалась прохладной, а ее мини-юбка и топик в обтяжку, мягко говоря, не очень согревали. И лишь толстый слой краски на лице придавал ей стойкости. Со стороны Чатам-сквер до нее доносился приглушенный шум уличного движения, а чуть впереди зловеще темнела громада Манхэттенского моста. Шел третий час ночи, и улицы Нижнего Ист-Сайда были пустынны.

– Ну и что же ты там увидела? – спросил стоящий за ее спиной Смитбек.

– Площадка хорошо освещена. Но охранник, как мне кажется, всего один.

– Что он делает?

– Сидит на стуле и читает книгу.

Смитбек недовольно поморщился. Его очень огорчила та легкость, с которой он смог превратиться в бездомного бродягу. На всегда элегантном журналисте был лоснящийся от времени длинный черный плащ. Под плащом скрывалась не первой свежести ковбойка. Грязные синие джинсы пришли на смену безукоризненно отутюженным брюкам, а ноги украшали изрядно разбитые кеды. Переодеться не составило труда, поскольку в стенном шкафу Смитбека хранилась порядочная коллекция старого тряпья. Дополняли общую картину несколько мазков сажи на физиономии, смазанные оливковым маслом волосы и несколько пластиковых пакетов с грязным бельем.

– Как он выглядит?

– Большой и ужасный.

– Перестань валять дурака, – сказал Смитбек.

Ему было вовсе не до шуток. Остановить в таком одеянии такси в районе Верхнего Уэст-Сайда было невозможно, и им пришлось воспользоваться подземкой. Подвалить к Норе никто не пытался, но многие провожали парочку взглядами, явно не понимая, как дорогая девица по вызову оказалась в обществе опустившегося бродяги.

– Твой план никуда не годится, – сердито сказал Смитбек. – Ты уверена, что справишься?

– У нас сотовые телефоны. Если мне будет что-то угрожать, я начну вопить как недорезанная, а ты тогда позвонишь по номеру девять-один-один. Но не дрейфь. До этого дело не дойдет.

– Точно. Он весь уйдет в лицезрение твоих сисек, – произнес Смитбек с несчастным видом. – На тебе такой топик, что ты вполне могла вообще ничего не надевать.

– Не сомневайся. Я смогу за себя постоять. Запомни: платье – в предпоследней нише справа. Найди щель в задней стене. Оно наверняка еще там. Как только выберешься со стройки, сразу звони. А теперь – вперед.

Нора вышла в свет уличного фонаря и двинулась по тротуару по направлению к входу на строительную площадку. Ее туфли громко стучали по асфальту, а пышные груди при ходьбе слегка покачивались. Неподалеку от запертой железной цепью калитки она остановилась, порылась в маленькой золотой сумочке и издала негромкий, но хорошо слышный стон разочарования. Нора чувствовала, что взгляд охранника уже прилип к ней. Она выронила губную помаду и нагнулась, давая возможность стражу оценить все достоинства ее наряда. Чуть подкрасив губы, девушка снова порылась в сумке, выругалась и огляделась по сторонам, задержав взгляд на охраннике, который, в свою очередь, неотрывно пялился на нее. Книга валялась на земле рядом со стулом.

– Вот дерьмо. Оставила сигареты в баре, – сказала она, сверкнув улыбкой.

– Возьмите мою, – сказал охранник и поспешно поднялся со стула.

Нора подошла к калитке и взяла через ячейку сетки предложенную сигарету. При этом она встала так, чтобы охранник оказался спиной к строительной площадке. Оставалось надеяться, что Смитбек будет действовать достаточно быстро.

Охранник достал зажигалку:

– Подождите, я отопру калитку.

Нора ждала с сигаретой в пальцах.

Парень распахнул калитку и щелкнул зажигалкой. Нора склонилась над язычком племени и затянулась, надеясь, что не закашляется.

– Спасибо.

– Не за что, – сказал охранник.

Это был молодой человек с песочного цвета шевелюрой. Не толстый, но и не худой. Силачом он не выглядел, а вид у него был слегка обалделый. Ее внешность явно его смущала. Вот и хорошо.

– Чудная ночь, – сказала Нора, сделав вторую затяжку.

– Вам, наверное, холодно.

– Немного.

– Возьмите это. – Он стянул с себя куртку и галантно накинул на плечи Норы.

– Спасибо.

Парень выглядел так, словно не мог поверить свалившемуся на него счастью. Нора знала, что выглядит очень привлекательно и что ее фигура благодаря многолетним странствиям по пустыням с рюкзаком за спиной обрела прекрасную форму. Яркий макияж внушал ей чувство уверенности. Парень никогда не узнает в сотруднице Музея естественной истории девицу легкого поведения.

Одним словом, она в этом наряде казалась себе развязной, смелой и сексуальной. Это ощущение, как ни странно, ей очень нравилось.

До ее слуха долетело какое-то дребезжание. Смитбек, видимо, начал карабкаться через ограду.

– Вы работаете здесь каждую ночь? – спросила она.

– Пять ночей в неделю, – сказал охранник. Парень так нервничал, что его кадык судорожно двигался под кожей. – После того, как началось строительство. А вы… э… живете где-нибудь поблизости?

Нора мотнула головой в направлении реки и спросила:

– А вы?

– В Куинсе.

– Женаты?

Нора увидела, как его рука, на которой она уже успела заметить обручальное кольцо, скрылась под кобурой пистолета.

– Пока нет.

Она кивнула и еще раз затянулась сигаретой. Голова начинала кружиться. И как только люди вдыхают такую гадость?! Ей хотелось, чтобы Смитбек побыстрее закруглился.

Затем Нора улыбнулась, бросила окурок и растерла его ногой.

Перед ее носом мгновенно возникла пачка сигарет.

– Еще одну?

– Пожалуй, не стоит, – сказала она. – Стараюсь сократиться.

Девушка видела, что парень не может оторвать взгляда от ее груди, затянутой в серебристую материю.

– Работаете в баре? – спросил он и залился краской, так как вопрос, видимо, показался ему нескромным.

– В некотором роде, – ответила она, потуже затягивая на плечах куртку.

Парень кивнул. Создавалось впечатление, что он понемногу начинал смелеть.

– Вы очень симпатичная, – сказал охранник.

– Спасибо, – ответила она.

Господи, куда подевался этот Смитбек? Ведь там работы всего на полминуты.

– А позже вы будете свободны?

– Неужели вы хотите со мной встретиться? – произнесла она, демонстративно оглядывая его с головы до ног.

– Да. Очень.

Послышался еще один, теперь гораздо более сильный дребезжащий звук, и ограда слегка задрожала. Охранник обернулся на шум.

– И какого же рода свидания ты хочешь? – спросила Нора.

Он посмотрел на нее, не скрывая охватившей его похоти. Девушке казалось, что она стоит перед ним совсем голая. Снова послышалось дребезжание, и на сей раз охранник, оглянувшись, увидел Смитбека. Журналист висел на ограде, пытаясь освободить зацепившиеся за нее полы грязнющего плаща.

– Эй! – заорал охранник.

– Наплюй, – остановила его Нора. – Это всего лишь какой-то бродяга.

Смитбек бился, как угодившая в сеть рыба. Теперь он пытался вылезти из плаща. Это кончилось тем, что он запутался еще сильнее.

– Он не должен здесь находиться!

Увы, перед ней оказался человек, который слишком серьезно относился к своей работе.

– Эй, ты! – гаркнул охранник, хватаясь за кобуру. – Эй! – завопил он громче и сделал шаг в сторону висящего на ограде журналиста.

Смитбек отчаянно сражался с плащом.

– А иногда я делаю это бесплатно, – решилась на отчаянный шаг Нора.

Охранник с округлившимися глазами повернулся к ней, забыв о болтающемся на изгороди бродяге.

– Неужели?

– Конечно. Почему бы и нет? Особенно с таким парнем…

Его губы растянулись в идиотской улыбке. Жалкий негодяй, готовый тут же изменить жене. Главное, чтобы подешевле!

– Может быть, прямо сейчас? – спросил он.

– Очень холодно. Давай завтра.

Она услышала звук раздираемой ткани, за которым последовал глухой удар о землю.

– Завтра? – с обескураженным видом переспросил он. – А почему не сейчас? У тебя, например.

– Я никогда не занимаюсь этим дома, – сказала Нора, снимая с плеч и передавая ему куртку.

– Здесь за углом есть гостиница. – Охранник сделал шаг вперед и попытался обнять ее за талию. – Пойдем.

Нора с улыбкой увернулась, и в этот миг раздался сигнал мобильника. Она с облегчением откинула крышку аппарата.

– Миссия окончена, – прозвучал голос Смитбека. – Можешь сваливать от этого урода.

– Да, мистер Макнелли. С огромным удовольствием, – своим самым сердечным тоном произнесла она. – Мне ваша идея нравится, – закончила Нора и, громко чмокнув крышку, закрыла аппарат. – Прости, – сказала она охраннику. – Бизнес есть бизнес.

– Постой. Но ты же сказала… – В голосе стража слышалось отчаяние.

Отойдя на шаг, она захлопнула перед его носом калитку и бросила:

– Завтра… Обещаю.

– Нет. Постой!

Нора повернулась и быстро зашагала по тротуару.

– Постой! Подождите! Прошу вас, леди!

Этот отчаянный вопль долго витал между домами.

За углом ее уже ждал Смитбек.

– Этот урод за тобой не потащился? – спросил журналист, легонько обняв девушку.

– Не останавливайся, – сказала она.

Они побежали по тротуару. Нора в туфлях на высоких каблуках чувствовала себя очень неустойчиво. Лишь перебежав через улицу и свернув за угол, они, тяжело пыхтя, остановились. Охранник за ними не последовал.

– Боже! – простонал Смитбек, привалился к стене и приподнял руку. – Боюсь, что, свалившись с проклятого забора, я сломал лапу.

Его плащ и рубашка были разорваны, а из дыры торчал кровоточащий локоть.

– Ты в полном порядке, – сказала Нора, осмотрев его конечность. – Платье удалось достать?

Смитбек горделиво похлопал по пластиковому пакету.

– Замечательно.

Смитбек покрутил головой и произнес со стоном:

– Такси здесь, похоже, ни за что не найти.

– Оно в любом случае не остановилось бы. Вспомни, на кого ты похож. Давай мне свой плащ. Я умираю от холода.

Смитбек накинул на нее грязное одеяние и сказал:

– Ты… хм… выглядишь весьма соблазнительно.

– Кончай болтать. Пошли, – бросила Нора и двинулась к станции подземки.

Смитбек потянулся следом. У входа в подземку журналист остановился и произнес, изображая охранника:

– А как насчет свидания? Эй, леди, ну пожалуйста!

Нора посмотрела на журналиста. Его волосы беспорядочно торчали в разные стороны, а лицо стало еще грязнее, чем было до этого. От одежды разило плесенью и влажной, лежалой землей. Более нелепый вид и представить было трудно.

– Я барышня не дешевая, – сказала она. – Тебе это дело обойдется в большие бабки.

– Все, что угодно, детка! Алмазы. Жемчуга. Грины. И даже ночные танцы в пустыне при луне под вой койотов.

– Вот такие клиенты мне по душе, – рассмеялась Нора и взяла его за руку.

7

Нора заперла дверь кабинета, положила пакет на стул и освободила стол от бумаг и высоких стопок книг. Пошел всего лишь девятый час утра, и музей, казалось, еще не проснулся. Тем не менее она глянула на застекленную дверь, подошла и задернула занавеску. После этого она тщательно прикрыла стол листом специально обработанной бумаги, прикрепив его клейкой лентой. Положив на первый лист еще один, Нора разместила на нем вдоль края стола несколько мешочков для сбора образцов, специальные щипцы и пинцеты. После этого она выдвинула ящик и выложила на стол все добытые в нишах тоннеля предметы: монеты, гребенку, волосы, бечевку и позвонок. Самым последним на стол Нора положила платье. Она обращалась с ним бережно, почти благоговейно. Словно извинялась за то небрежение, которое этому предмету из прошлого пришлось пережить за последние двадцать четыре часа.

Смитбек был вне себя, когда она прошлой ночью категорически отказалась немедленно вскрыть подкладку и посмотреть, что за ней скрыто. Она снова увидела его таким, каким он предстал перед ней в ту минуту. Смитбек, все еще в одеянии бродяги, негодовал так, как может негодовать лишь журналист, у которого отнимают сенсацию. Но его стенания Нору не тронули. Она хотела выжать из платья максимум информации, и это следовало сделать по всем правилам археологической науки.

Нора отступила на шаг от стола. В ярком свете можно было рассмотреть платье в мельчайших деталях. Длинное, простого покроя. Сшито из грубой шерстяной ткани зеленого цвета. Округлый разрез воротника, узкий лиф и длинная юбка гофре определенно указывали на принадлежность вещи к девятнадцатому веку. Лиф и юбка имели некогда белую, а теперь пожелтевшую подкладку.

Нора провела пальцами вдоль складок и чуть ниже линии талии нащупала хрустящий листок бумаги. «Еще не время, – сказала она себе и села за стол. – Будем действовать последовательно и методично».

Платье было покрыто темными пятнами, определить их характер без химического анализа не представлялось возможным. Некоторые из них могли быть пятнами крови, другие выглядели как следы обычного загрязнения. Там присутствовали жир, уголь и, возможно, воск. Кромка подола была изрядно потрепана и кое-где надорвана. В самой ткани платья имелись разрывы, самые крупные из которых были аккуратно зашиты. Нора взяла лупу и тщательно изучила пятна и разрывы. Ремонт осуществлялся с помощью цветных нитей, среди которых совсем не было зеленых. Бедная девочка использовала тот материал, который оказывался под рукой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное