Астрид Линдгрен.

Мы все из Бюллербю (сборник)

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

– Язык мальчиков гораздо умнее, потому что немного похож на русский, – сказал он.



– Колифинк, колифинк, – опять сказал Улле.

Мы уже успели немножко выучить язык мальчиков и знали, что это означает: «Конечно, конечно». Теперь Бритта, Анна и я зовём его Улле Колифинк.

На третий день, когда мы сели на камни, чтобы позавтракать, небо неожиданно потемнело и началась гроза с градом. Града было столько, что кругом всё побелело, как зимой. Мы побежали, но бежать по градинам было очень холодно: ведь мы были босиком.

– Бежим к Кристин, здесь близко! – крикнул Лассе.

Мы так и сделали. Мы почти всегда слушаемся Лассе.

Кристин живёт в маленьком красном домике недалеко от наших огородов. Мы побежали к ней. К счастью, она оказалась дома. Кристин совсем старая и немного похожа на нашу бабушку. Она очень-очень добрая. Мы часто ходим к ней в гости.

– Гости дорогие, гости золотые! – воскликнула Кристин, всплеснув руками, а потом, увидев, какие мы мокрые, добавила: – Ах-ах! Бедные мои детки!

Она развела огонь в очаге, который занимает почти половину комнаты, мы сняли мокрую одежду и стали греть у огня ноги. А Кристин пекла нам вафли в старой вафельнице, которую засовывала прямо в огонь. И ещё она сварила нам кофе в трёхногой кастрюльке, стоявшей среди углей.

У Кристин есть три кошки. У одной из них недавно родились котята. Они лежали в корзинке и жалобно пищали. Они нам очень понравились. Их было четверо, и Кристин сказала, что трёх придётся отдать, иначе у неё будет столько кошек, что в доме не останется места для неё самой.

– Можно, мы возьмём их себе? – спросила Анна.

– Можно-то можно, – сказала Кристин, – только вот что скажут ваши мамы, когда вы принесёте котят домой?

– Мамы очень обрадуются, – сказала Бритта, – потому что котят все любят.

И мы попросили Кристин, чтобы она дала нам котят на пробу. На каждый дом в Бюллербю пришлось по котёнку. Нам котёнка выбрал Лассе – полосатого с белым пятнышком на лбу. Бритта с Анной выбрали себе белого котёночка без единого пятнышка, а Улле – чёрного-пречёрного.

Когда наша одежда высохла, мы понесли котят домой. Хорошо, что у кошки тоже остался один котёночек, а то ей было бы очень грустно.

Мы назвали своего котёнка Муриком, Бритта с Анной – Принцессой, а Улле – Малкольмом. И все наши мамы, конечно, разрешили нам оставить котят. Мне очень нравится играть с Муриком. Я привязываю к верёвке бумажку и бегаю с ней, а Мурик бегает за бумажкой и пытается её поймать. Лассе и Боссе раньше тоже играли с Муриком, но потом им это надоело. Кормлю Мурика только я. Он лакает молоко, которое я наливаю ему на блюдце. Конечно, он пьет не так, как люди, – он высовывает розовый язычок и лижет молоко. Кроватку я ему устроила в корзине, постелив туда мягкую тряпочку. Иногда мы выпускаем Мурика, Принцессу и Малкольма на лужок поиграть друг с другом. Всё-таки они родственники, и им, наверно, приятно повидаться.

За прополку я получила девять крон и ещё сорок эре за уборку ботвы.

Все деньги я положила в копилку, потому что коплю на велосипед. На красный велосипед.


Как Улле приобрёл собаку

У нашего Улле нет ни братьев, ни сестёр. Зато у него есть своя собака. Ну и ещё, конечно, Малкольм. Его собаку зовут Быстрый. Я вам расскажу, как Быстрый попал к Улле.

Недалеко от Бюллербю живёт сапожник по прозвищу Добряк. Но это прозвище ничего не значит, потому что сапожник вовсе не добрый. На самом деле он очень злой. Он, например, никогда не чинит наши башмаки в срок, даже если обещает. Агда говорит, это потому, что он пьяница. Раньше Быстрый жил у него. Сапожник плохо с ним обращался, и Быстрый был самым злым псом в округе. Он всегда сидел на цепи и громко лаял, когда к сапожнику приходили люди. Мы его очень боялись и близко к будке не подходили. Сапожника мы тоже боялись. Он угрюмый, мрачный и говорит, что детей надо сечь каждый день. Он и Быстрого частенько бил, хотя Быстрый был не ребёнок, а собака. И забывал накормить его, когда напивался.

Пока Быстрый жил у сапожника, мы думали, что это очень злобный и некрасивый пёс. Такой он был всегда грязный, косматый и страшный. Теперь-то мы знаем, какой он хороший. Но добрым он стал только благодаря нашему Улле. Ведь и сам Улле тоже очень добрый.

А было всё так.

Однажды Улле понёс сапожнику в починку свои башмаки. Быстрый, как обычно, с лаем выскочил из будки. Вид у него был такой свирепый, будто он хочет разорвать Улле. Улле остановился и стал с ним разговаривать. Он сказал Быстрому, что тот славный, добрый пёс, только очень громко лает. Конечно, Улле стоял так, чтобы Быстрый до него не дотянулся, потому что Быстрый был совсем не похож на славного, доброго пса.



На другой день Улле пришёл за своими башмаками и принёс Быстрому кость. И хоть Быстрый рычал на Улле, кость всё-таки стал грызть. Наверно, ему очень хотелось есть. А Улле стоял поодаль и опять говорил Быстрому, какой он славный и добрый.

Улле пришлось много раз ходить за своими башмаками, потому что сапожник всё время его обманывал. Каждый раз Улле приносил Быстрому что-нибудь поесть. И, представьте себе, в один прекрасный день Быстрый уже не зарычал на него, а радостно залаял. Тогда Улле подошёл к Быстрому и погладил его, а Быстрый лизнул ему руку.

Однажды сапожник упал и вывихнул себе ногу. Он не мог ходить и совсем перестал кормить Быстрого. Улле пожалел Быстрого, он пошёл к сапожнику и попросил разрешения кормить собаку, пока у сапожника болит нога. Но сапожник сказал:

– Ха, нашёл кого кормить! Да он тебе глотку перегрызёт, как только ты к нему подойдёшь!



Но Улле подошёл к Быстрому и погладил его, а сапожник сидел у окна и всё видел. Тогда он разрешил Улле кормить Быстрого.

Улле вычистил будку, застлал её свежим сеном, вымыл миску, налил в неё свежей воды и накормил Быстрого. А потом повёл его на прогулку в Бюллербю. И Быстрый прыгал от радости, потому что ему очень надоело сидеть на цепи. Каждый день Улле водил Быстрого на прогулку. Мы тоже гуляли с ними, но Быстрый любил только Улле и никому, кроме Улле, не позволял водить себя на поводке.

Когда нога у сапожника зажила, он сказал Улле:

– Хватит валять дурака! Это сторожевая собака, и она должна сидеть на цепи!

Быстрый ждал, что Улле, как обычно, возьмёт его на прогулку, и прыгал от радости. Но когда Улле ушёл без него, ему стало грустно, и он жалобно завыл. Так нам рассказывал сам Улле. Улле тоже было грустно, и несколько дней он ходил сам не свой. Наконец его папа, дядя Нильс, не выдержал, пошёл к сапожнику и купил у него Быстрого. Мы все прибежали к Улле смотреть, как он моет свою собаку. И даже помогли ему немножко. Когда Быстрый был вымыт, вытерт и причёсан, он стал похож на обычного пса.

Теперь он всегда добрый, и его больше не нужно водить на поводке. Ночью он спит возле кровати Улле. А когда мы возвращаемся из школы, Быстрый встречает нас на полпути и несёт в зубах портфель Улле. Но к дому сапожника он близко не подходит. Наверно, боится, что сапожник поймает его и снова посадит на цепь.


Хорошо иметь собственную собаку, но иметь дедушку тоже неплохо

Каждому человеку приятно иметь собственное животное. Мне бы тоже хотелось, чтобы у меня была своя собака, но у меня её нет. А вообще-то у нас в Бюллербю много всяких животных. Есть лошади, коровы, телята, свиньи и овцы. Ещё моя мама держит кур. Это называется «Куриная ферма Бюллербю». Мама продаёт яйца всем, кто хочет, чтобы у них вывелись цыплята. Одного из наших коней зовут Аякс, и считается, что он мой. Но ведь это не по-настоящему, не так, как Быстрый у Улле. По-настоящему мои только кролики. Они живут в клетке, которую сделал папа, и я каждый день кормлю их травой и листьями. Зимой я перетаскиваю клетку с кроликами в амбар. Они приносят очень много крольчат, и я продаю их Лассе и Боссе. Одно время у Боссе тоже были кролики, но потом они ему надоели. Ему надоедает все, кроме птичьих яиц.

У нас в саду есть старое-престарое дерево. Мы зовём его Совиным, потому что там живут совы. Однажды Боссе влез на Совиное дерево и стащил у совы яйцо. Всего в гнезде было четыре яйца, так что у совы осталось три. Боссе выдул из яйца всё содержимое и добавил яйцо в свою коллекцию. Потом он решил подшутить над совой и подсунул ей в гнездо куриное яйцо. Очень странно, но сова ничего не заметила. Она сидела на яйцах, пока в один прекрасный день из них не вылупились три совёнка и один цыплёнок. Сова ужасно удивилась, когда обнаружила, что один из её детей похож на жёлтый пушистый комочек! Боссе испугался, что она станет обижать цыплёнка, и забрал его из гнезда.



– Это мой цыплёнок, а не её! – сказал он.

Он привязал цыплёнку к лапке красную тряпочку, чтобы не спутать его с остальными, и пустил к маминым цыплятам. Цыплёнка он назвал Альбертом, но, когда тот подрос, оказалось, что он вовсе не петушок, а курочка. Тогда Боссе переименовал Альберта в Альбертину. Теперь Альбертина уже взрослая курица, и когда Боссе ест яйца, он говорит, что это яйцо Альбертина снесла специально для него.

Альбертина летает гораздо выше, чем все остальные курицы. Боссе говорит, это потому, что она родилась в совином гнезде.

Однажды Лассе решил тоже завести собственных животных. Он поставил в свинарнике три мышеловки, поймал шестнадцать мышей и посадил их в бочку. На бочке он написал мелом: «Мышиная ферма Бюллербю». Но ночью все мыши сбежали, и мышиная ферма перестала существовать.

– А зачем тебе мышиная ферма? Ведь мыши яиц не несут, – сказала Бритта.

– Ну и что же! – ответил Лассе. – Мне хотелось, чтобы у меня была своя ферма. – Он очень огорчился, что мыши убежали.

А вот у Бритты и Анны нет ни собаки, ни кроликов. Зато у них есть дедушка. Он очень добрый. Наверно, это самый добрый дедушка на свете. Мы все зовём его дедушкой, хотя дедушкой он приходится только Бритте и Анне. У него есть своя комната на втором этаже. Очень симпатичная комната и очень симпатичный дедушка. И мы все бегаем к нему, когда у нас нет никаких других дел. Дедушка всегда сидит в качалке. У него длинная седая борода, как у томте[1]1
  То?мте – персонаж шведского фольклора, похож на нашего домового.


[Закрыть]
.

Он очень плохо видит и не может читать ни книг, ни газет. Но это не страшно – он и так знает всё, что в них написано. Он часто рассказывает нам всякие старинные истории, а ещё про то, как жили люди, когда он был маленький. А мы, Бритта, Анна и я, читаем ему вслух газету – кто умер, кому сколько лет исполнилось, что где случилось и всякие другие объявления. Когда мы читаем, что где-то ударила молния, дедушка рассказывает нам, как ударяли молнии в прежние времена. А если мы читаем, что кого-то забодал бык, дедушка рассказывает нам про своих знакомых, которые тоже угодили быку на рога. Поэтому мы читаем газету очень долго. Иногда газету дедушке читают мальчики. Но он больше любит, чтобы читали мы. Мальчишки ленятся и пропускают много интересного.

У дедушки в шкафу есть ящик с разными инструментами, и он разрешает мальчикам ими пользоваться. Он даже помогает им выстругивать кораблики, хотя и плохо видит. И оловянных солдатиков мальчики всегда расплавляют только у дедушки в печке.

В гардеробе у дедушки всегда стоит ящик с яблоками, вернее, не всегда, а только когда яблоки созревают. И когда мы к нему приходим, он всегда угощает нас яблоками. А мы покупаем ему леденцы от кашля в Большой деревне, где находится наша школа. У него в угловом шкафчике всегда лежит пакет с леденцами. Дедушка угощает нас и леденцами, и яблоками.

А ещё на окне у дедушки растёт пеларгония, и он сам за ней ухаживает. Он даже разговаривает с ней. На стенах у него висят картины, очень красивые. Мне особенно нравятся две. На одной нарисован пророк Иона в брюхе у кита, а на другой – человек, которого душит уползший из зверинца удав. Эта картина не такая красивая, зато она очень страшная.

В хорошую погоду дедушка выходит погулять. У него есть палка, которой он нащупывает дорогу. Летом он любит сидеть под большим вязом, что растёт на лужайке перед их домом. Дедушка греется на солнышке и время от времени произносит:

– О-хо-хо!

Мы у него спросили, почему он всегда говорит «О-хо-хо!», и он сказал нам, что он говорит так, когда вспоминает свою молодость. Я думаю, это было ужасно давно.

Мы все очень рады, что у нас есть такой добрый дедушка. По-моему, иметь дедушку даже лучше, чем собаку.


Мальчишки не умеют хранить тайны

Вскоре после того, как мы пропололи репу, начался сенокос.

– В этом году я не позволю детям бегать на сеновал и прыгать по сену, – сказал папа. Он говорит это каждый год, но никто не верит, что всерьёз.

С утра до вечера мы катались на возах с сеном и прыгали на сеновале. Лассе предложил соревноваться: кто прыгнет выше всех. Конечно, сверху вниз, а не снизу вверх. Мы влезли на балку под самой крышей и прыгнули вниз. От страха у меня даже в животе защекотало. Лассе обещал, что победитель получит в награду тянучку, которую он купил, когда ходил в лавку за дрожжами для мамы. Мы прыгали, прыгали и прыгали. В конце концов Лассе забрался выше всех и спрыгнул на крохотную кучку сена. Он упал и некоторое время лежал неподвижно. Потом он сказал, что ему показалось, будто сердце у него ушло в пятки и теперь останется там на всю жизнь. Никто из нас не рискнул прыгнуть с такой высоты. Тогда Лассе засунул тянучку себе в рот и сказал:

– Приз вручён Лассе за смелый подвиг на сеновале!

Как-то раз мы с Бриттой и Анной ехали на возу с сеном и среди каменной россыпи увидели земляничную полянку. Земляники там было видимо-невидимо, я никогда в жизни столько не видела. Мы тут же решили никогда-никогда не рассказывать про это место мальчишкам. Землянику мы, конечно, собрали и нанизали её на соломинки. У нас получилось тринадцать длинных соломинок. Вечером мы её съели. Лассе, Боссе и Улле мы тоже угостили земляникой, но, когда они спросили, где мы её набрали, мы ответили:

– Этого вы никогда не узнаете, потому что это наша тайна!

Несколько дней мы с Бриттой и Анной искали новые земляничные полянки и на сеновал больше не приходили. А мальчишки играли там каждый день, и мы всё удивлялись, как им это не надоест.

Однажды мы сказали им, что у нас есть уже семь земляничных полянок, но им не покажем ни одной, это наша тайна.

– Ха-ха-ха! Ваша тайна ничего не стоит по сравнению с нашей! – сказал Улле.

– А какая у вас тайна? – спросила Бритта.

– Так мы вам и сказали! – засмеялся Улле.

Но Лассе возразил ему:

– Наоборот! Пусть знают. Как же они иначе убедятся, что наша тайна гораздо важнее, чем их?

– Ну, скажите, скажите, какая у вас тайна? – стали просить мы.

– Пожалуйста! Если хотите знать, мы вырыли в сене девять пещер! – сказал Лассе.

– Но где, вы не узнаете никогда! – воскликнул Боссе и запрыгал на одной ножке.

– А мы их найдём! – сказали мы и побежали на сеновал искать пещеры.

Мы искали весь тот день и весь следующий, но не нашли ни одной пещеры. А мальчишки важничали и смеялись над нами. Наконец Лассе сказал:

– Лучше сдавайтесь, всё равно вам их не найти. Чтобы их найти, нужна карта, а она хранится в надёжном месте.

– Что ещё за карта? – спросили мы.

– Обыкновенная. На ней указаны все пещеры. Мы сами её начертили, – сказал Лассе. – Она хранится в нашем тайнике.



Тогда мы с Бриттой и Анной бросили искать пещеры и стали искать карту. Мы знали, что она спрятана где-нибудь у нас дома. Лассе никогда не согласился бы спрятать её в другом месте. Несколько часов мы рылись в комнате Лассе и Боссе, перетрясли постели, перерыли комод и шкаф, но ничего не нашли. Тогда мы попросили Лассе:

– Подскажи хотя бы, к чему эта карта ближе спрятана: к птицам, к рыбам или серединка на половинку?

Мы всегда так подсказываем друг другу, когда играем в «холодно-горячо».

Лассе, Боссе и Улле долго смеялись, а потом Лассе сказал:

– Да, пожалуй, к птицам. Лопни мои глаза, если не к птицам!

И мальчишки стали перемигиваться. Мы осмотрели лампу, отогнули сверху ковёр, который висел на стене, – ведь карта была спрятана где-то высоко, раз это ближе всего к птицам, – но там ничего не было.



Лассе сказал:

– Лучше сдавайтесь! Всё равно вам её никогда не найти!

И мы перестали искать.

На другой день шёл дождь, и гулять было нельзя. Лассе и Боссе куда-то убежали. Я пошла к ним в комнату и полезла по липе к Улле, чтобы взять у него почитать «Тысячу и одну ночь».

Раньше у нас на липе в маленьком дупле жила птичка. Там у неё было гнездо. Но теперь в нём уже никто не живёт. Когда я лезла мимо дупла, я увидела, что оттуда свешивается какой-то шнурок. «Интересно, зачем птице шнурок?» – подумала я и дёрнула за него. Оказалось, что к шнурку привязана бумага, свёрнутая трубочкой. Представьте себе, это и была карта! От радости я чуть не свалилась с дерева. Я забыла про «Тысячу и одну ночь», вернулась в комнату Лассе и Боссе и со всех ног побежала к Бритте и Анне. Я так торопилась, что на лестнице упала и расшибла коленку.

Если бы вы только видели, как обрадовались Бритта и Анна! Мы тут же побежали на сеновал и с помощью карты отыскали все пещеры. Кроме пещер, мальчишки проделали в сене ещё и коридоры, они тоже были обозначены на карте. Когда ползёшь по такому длинному тёмному коридору, кажется, что он никогда не кончится. И от этого становится очень страшно.

Но темно было только в коридорах, а в самих пещерах было светло, потому что мальчишки вырыли их у стен, а в стенах много щелей. Мы сразу поняли, какие это замечательные пещеры и как трудно было их вырыть. Пока мы искали земляничные полянки, мальчишки работали не покладая рук. К последней пещере вёл такой длиннющий коридор, что мы испугались: а вдруг мы уже никогда из него не выберемся? Я ползла первая, за мной – Бритта, за Бриттой – Анна.

– Вот увидите, это лабиринт, из которого нет выхода, – сказала Бритта.

Но тут я заметила впереди что-то светлое. Это была пещера. А в ней сидели Лассе, Боссе и Улле! Они ужасно удивились, когда увидели нас.

– Как вы сюда попали? – спросил Лассе.

– Очень просто, по карте! – ответила я. – Найти её не составило труда!

И нам было приятно, что хоть на этот раз Лассе немного смутился. Подумав, он сказал:

– Ладно! Пусть девчонки играют с нами!

И весь день, пока шёл дождь, мы играли в пещерах, и нам было очень весело. А назавтра Лассе сказал:

– Ну раз вы узнали нашу тайну, вы обязаны показать нам свои земляничные полянки.

– Вот ещё! – сказали мы. – Найдите их сами, так же как мы нашли ваши пещеры!

Но чтобы им было легче искать, мы положили на дороге деревянные стрелки. Расстояние между стрелками было большое, и мальчишки не сразу нашли наши полянки. Но самую лучшую полянку мы им так и не показали. Это наша тайна, и мы никогда-никогда её не откроем.

Мы ночуем на сеновале

Как-то раз Боссе похвастался:

– А мы с Лассе будем сегодня ночевать на сеновале! И Улле тоже, если ему разрешит мама.

– На сеновалах ночуют только бродяги, – сказала я.

– Ничего подобного! Нам мама разрешила, – сказал Боссе.

Я побежала к Бритте и Анне и сообщила им эту новость.

– Тогда и мы будем ночевать на сеновале, – сказали они. – На нашем. Хочешь с нами?

Конечно, я согласилась, ведь ночевать на сеновале очень интересно! Жаль только, что придумали это мальчишки, а не мы. Я побежала к маме и спросила у неё разрешения. Она сказала, что маленьким девочкам не следует ночевать на сеновале, но я возразила, что и девочкам тоже хочется иногда повеселиться, точно так же, как мальчикам. И тогда мама разрешила.

Мы никак не могли дождаться вечера. Лассе сказал:

– И вы тоже собираетесь ночевать на сеновале? А не струхнёте? Вдруг туда явится привидение?

– Сами вы струхнёте! – ответили мы и стали готовить себе на ночь бутерброды.

Мальчишки, конечно, собезьянничали и тоже сделали себе бутерброды.

В восемь часов мы отправились на сеновал. Мальчишки ночевали на нашем сеновале, а мы – у Бритты и Анны. Нам дали попоны, чтобы завернуться в них. А Улле Колифинк взял с собой своего Быстрого. Всё-таки хорошо тому, у кого есть собака!

– Спокойной ночи, бродяжки! – сказал папа.

А мама прибавила:

– Не забудьте утром прийти ко мне за молоком. Настоящие бродяги всегда так делают.

Когда мы прощались с мальчиками, Лассе сказал:

– Спите спокойно… если сможете. В прошлом году на том сеновале видели гадюку. Теперь мы узнаем, по-прежнему ли она там живёт.

А Боссе сказал:

– Может, живёт, а может, и нет. Но уж полевых мышей там видимо-невидимо, это точно. Бр-р, они такие противные!

– Бедные детки, – сказали мы мальчишкам. – Если вы так боитесь маленьких полевых мышек, лучше вам вернуться домой и лечь в свои постельки!

И мы ушли, взяв попоны и бутерброды. На дворе было ещё светло, но на сеновале уже почти ничего не было видно.

– Чур, я посерёдке! – крикнула я.

И мы улеглись на сено. Пахло оно изумительно, вот только очень сильно кололось. Правда, когда мы завернулись в попоны, оно перестало колоться.

Мы лежали и разговаривали про настоящих бродяг, которые всю жизнь ночуют на сеновалах. Анна не сомневалась, что это должно быть приятно. Спать нам нисколько не хотелось, и мы решили поесть. Надо было съесть бутерброды, пока на сеновале не стало совсем темно. А темнело быстро. Вскоре мы уже не могли разглядеть даже собственные руки, хотя держали их прямо перед глазами. Я радовалась, что лежу в серединке, потому что на сеновале вдруг что-то подозрительно зашуршало. Анна и Бритта придвинулись ко мне поближе.

– А что, если сюда придёт настоящий бродяга? Возьмёт и не станет ни у кого спрашивать разрешения, – прошептала Бритта.



Мы притихли. И тут раздался вой. Жуткий вой! Как будто завыли тысяча привидений. Просто не понимаю, как мы не умерли от страха. Но мы не умерли. Зато мы заорали. Если бы вы только слышали, как захохотали Лассе, Боссе и Улле! Конечно, это выли они. И шуршали сеном тоже они, когда подбирались к нам поближе. Бритта сказала, что пугать людей опасно, потому что, когда человек пугается, у него в жилах может застыть кровь, и она обещала пожаловаться на них маме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное