Эдуард Лимонов.

Другая Россия

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

2. Обязать законом всех здоровых женщин от 25 до 35 лет (возраст деторождения) родить за десять лет не менее четырех детей. Это будет обязанностью, как обязанностью мужчин является обязательная военная служба. Как только дети начинают ходить – они передаются в дома детства – государственные учреждения, где они выращиваются и воспитываются государством.

3. Ввести для желающих в обиход полигамную семью, по типу мусульманских. Пропагандировать такую семью.

Государственные дома детства избавят детей от вредного влияния родителей-обывателей, родителей-неудачников. Монстр с заплаканными глазами должен исчезнуть. Его надо ликвидировать.

Лекция вторая. Schooling: они украли у вас детство

Schooling по-английски, в переводе на русский – «школение», есть в русском языке слово «вышколенный». И все это словесное гнездо вовсе не значит «учение» и даже не значит «воспитание», но означает «дрессировка». Она и есть «дрессировка», и если в русском варианте иностранное school, превратившись в «школу», ни о чем ежедневно не напоминает, то по-английски, недвусмысленно и без всяких экивоков каждый раз употребленное, вопиет о «дрессировке». Небезынтересно, что это же schooling упоминается и по отношению к дрессировке лошадей и собак.

Вернувшись к истинному значению слова, легче понять и суть самой институции. Обучение, дрессировка в школе стоит впереди получения знаний. Цель schooling – сломить естественные инстинкты человеческого существа, сломить его природную агрессивность, подавить ее тотально. Недаром во всех без исключения странах в школах всегда применялись телесные наказания еще каких-нибудь полсотни лет тому назад. Школа задумана как репрессивное учреждение. Она должна быть поставлена в один ряд, через запятую, перед тюрьмой. Это недоразумение, что школу помещают в один ряд с библиотеками и музеями, а учителей пишут через запятую после врачей, их надо ставить до надзирателей и вертухаев. То, что школа, как и многие институции государства, одряхлела, изменилась, покрылась скучной пылью, не должно скрывать ее репрессивного характера. Даже сегодняшняя, расхлябанная, она свою работу делает. После одиннадцати лет изнурительной долбежки, загрузки памяти ненужным мусором лишних знаний, подавляющее большинство индивидов покидают школьные парты со сломленной волей, со сглаженными индивидуальными особенностями, с затоптанным, как правило, талантом и усталыми! Школьный конвейер дрессировки поставляет обществу беззубых, вялых и намеренно заторможенных в своем развитии облезлых зверьков. Их насильно набили ненужными знаниями, как мешок пылесоса набивается мусором и пылью. Бессмысленные знания эти, в особенности те, которые дают в русских школах, никогда не пригодятся бедным зверькам. Я как-то попытался подсчитать, что из полученных в школе знаний мне пригодилось в моей жизни. Получилось ничтожно мало. Иностранный язык и география. Даже не литература, ибо все самые мощные книги я прочел помимо школы, вопреки ей, а большинство книг прочел вообще на английском и французском языках.

А языки я выучил сам! Школа не дала мне знания языков. И географию я выучил по желанию, сам, не по учебнику.

Школа нужна обществу для подавления. Для этого она и создана. Это государственное учреждение. И потому она не только не невинна, но так же повинна, как суды и тюрьмы, в подавлении человека. Я вспоминаю свои десять лет за партой с ужасом утраты десяти самых, может быть, отличных, солнечных лет жизни! Кто их мне вернет! Подать в суд на гребаное государство? Отдайте мне мои солнечные годы! Юбки форменных платьев девочек моего класса лоснились сзади, как и наши штаны. Шесть-восемь часов ерзанья на твердых скамьях в неудобном положении, искривив скелет, в возрасте, когда нужно бегать, прыгать, орать! Пальцы с мозолями от ручки. Некрасивые, дурно пахнущие учителя. От учительницы математики воняло мочой, когда она над нами наклонялась. Мы морщились и отворачивались. У учителя физики мерзко пахло изо рта, когда, облокотясь на парту, нависая над нами, он объяснял, что в тетради решено неправильно, какая задачка.

Рано утром, давясь своей яичницей, в полном отупении я выходил, брел, помню, по темным улицам поселка и видел, как идут, шкандыбая по грязи или льду, такие же бедолаги-ученики. Мне еще было близко до школы, рядом (хотя грязи у нас весной и осенью бывали непролазные), а были дети, добиравшиеся пешком плюс трамваем, затем автобусом. В восьмом классе у нас появился новый классный руководитель: Яков Львович Капров. Так он бил учеников, вызывая их в физический кабинет и запирая дверь. На самом деле все настоящие хулиганы ушли из школы в колонии и на улицы еще в 6—7-м классах. Он бил вполне нормальных ребят, те выходили с расквашенными носами. Меня не бил, мой отец был офицером. Но даже если б у нас был сладкий классный руководитель, что бы это меняло? Эти десять лет каждый из нас отдал государству, отсидел как срок. Отдайте мне мои солнечные годы!

Тому, что нужно для жизни, школа не учит. В школе не учат, как говорить с людьми, как распознать лживого человека, как ладить с людьми, как командовать ими, как отбиться от нападения. Что такое жизнь, как скоро придет смерть, как встречать жизненные горести, что делать, если ушла твоя девочка? На все эти вопросы школа не отвечает. Зато она вырабатывает в тебе вторичные инстинкты подчинения: все встают, когда вошел учитель. Она учит тебя низменной хитрости: зная слабость учителя, можно получить хорошую отметку. И подчинению, подчинению учит она.

Но самое главное: те миллиграммы действительных знаний, которые она дает, можно получить в каких-нибудь несколько лет, в три года! Зачем же детей деформируют, заставляют сидеть, как идиотских кукол, в спертом воздухе класса лишние семь лет? Чтобы отшибить напрочь инстинкты. Чтобы привык к оскорблениям, и если мозглячка училка, неряха в рваных чулках, кричит тебе: «Остолоп!» – чтоб ты не давал ей в нос, а стоял опустив голову. Все эти годы требуются, чтобы прочно перешибить твою волю, ударяя каждый день по ней, как дубиной, как ломом.

Если у кого-то остались и хорошие воспоминания о школе, то они не о школе собственно, но о встреченных там двух-трех интересных пацанах, миловидных девочках, первая там влюбленность помнится, то есть личные вещи.

Так что, когда видишь пикет или митинг учителей, всех этих гиппопотамовских размеров теток в драных шубах, то не жалей их, бюджетников, не получающих зарплату. Такие же служащие государства, как тюремные надзиратели или менты в серых армяках, – они работники репрессивного аппарата. (И потом, что за нонсенс, разве женщина должна воспитывать мужчин? Это противоестественно.)

Мир нужно видеть таким, как он есть, правильно. Это экстремально важно – правильно видеть мир. Учителя – не учителя по нормальному видению – это работники государственного аппарата образования. Учителей же в мире горстка. Найти себе учителя – задача тяжкая. Тех, кто преподает в школах, нельзя называть учителями. Это святотатство. Учителей – горстка. Счастлив тот, кто обрел своего учителя.

Школьные учителя – работники негатива. Это, конечно, не их индивидуальная вина, их самих когда-то сломали, и вот они послушно (за мелкий прайс!) заполняют память и мозги своих юных жертв начинкой из жеваных знаний: алгебра, физика, химия, геометрия, литература, история – все вперемешку. Общая ничтожность учителей, их невысокий интеллектуальный уровень, то, что они не поднимаются над общим обывательским уровнем развития, говорят сами за себя, это не лучшие люди нашего общества. Усталые и сломленные, они чревовещают по программе. Крайне редко могут они понять своих учеников или предвидеть их. Достаточно сказать, что в школьном аттестате у меня по русской литературе стояла тройка. А я ведь читал запоем, запойно писал стихи с пятнадцати лет, и уж тройки мне явно было мало. Но мы не нравились друг другу: учительница и я. Я не мог поставить ей тройку, она могла. Надеюсь, она жива и хоть раз в неделю опять и опять удостоверяется в своей дури.

Тотчас после воцарения советской власти революционеры-большевики вовсю свободно экспериментировали со школой. Если судить по «Республике ШКИД» – были выборы преподавателей, школьное самоуправление. Будущее намечалось интересное. Понимали, что если хотят выращивать нового человека, то нужна и новая школа. Но одно дело – оспаривать власть в революционном порыве. Другое дело – захватить власть и властвовать. Ломать одновременно многие институты государства – крайне трудоемкое занятие. Да и опасное: сломаешь старую школу, а пока еще построишь новую – не будет никакой.

Потому новой школы не получилось. Убрали Закон Божий да букву «ять», заменив их историей Покровского и материализмом для школьников. Эксперименты Макаренко и «Республики ШКИД» захлебнулись. Все тихо возвращалось на круги своя. Во время Великой Отечественной войны появился феномен фабрично-заводских училищ. После войны помирившийся с церковью и озабоченный укреплением государственности И. В. Сталин (он уже до этого возвратил офицеров и погоны) стал возвращать классическое образование. Было введено раздельное обучение полов, школьная форма, ремни и фуражки, платное обучение для трех старших классов, и даже латынь и греческий – мертвые языки. Продержалась эта имперская мода недолго, приблизительно от 1947 до 1955 года. И даже не была введена повсюду, оставались школы и со смешанным обучением, и без фуражек и ремней. (Пытались ввести форму и для студентов.) В хрущевскую оттепель сталинская попытка возродить имперскую школу загнулась. «Демократичному» и американистому Хрущу она, должно быть, казалась неуместным классицизмом. Так же как «архитектурные излишества» – против них стали тогда серьезно бороться: против сталинского имперского стиля зданий МИДа, гостиницы «Украина» и иже. Между тем латынь, ремни и фуражки были из одного и того же набора имперскости, вместе с «архитектурными излишествами». Хрущу нужна была быстро-быстро рабочая сила на фабрики и заводы и трактористы для подъема целины, потому школу сделали восьмилетней. Нужны были рабочие и крестьяне, вот их и спешно производили в восьмилетках.

В конце концов пришли к сегодняшней нелепой школе. Пожалуй, не намеренно пришли, ибо качество государственной элиты – правителей государства – неуклонно снижалось, и вряд ли Хрущев и тем более Брежнев были способны на размышления по поводу образования, не говоря уже о том, чтобы оценить сравнительные качества систем образования. После гения Ленина (впрочем, он никакого проекта нового образования не оставил, насколько я знаю) и отличного практика Сталина пришли лохи. У лохов проектов не бывает.

Возвращаясь к сталинской попытке реставрации классического образования, еще раз отмечу, что она совершена в поздний предсмертный период, когда Сталин пришел к имперскости, отвергнув наследие революции 1917 года. Неизвестно, что он сам по поводу своей школы думал, но ежу понятно, что новый человек не должен был выйти из такой школы, где преподавали латынь и русскую историю, сочиненную немцем Миллером и другими немцами по заказу немецкой династии Романовых. Учили историю царей и исчисляли послушно революционное время от выдуманной даты Рождества Христова! Что ж должно было получиться? Конечно, не новый, а ветхий человек! Потому закономерно получили с такой школой воспроизведение старого общества.

(Нужно было больше и больше революционности! Мой упрек революции 1917 года – что она не была достаточно радикальной. Она не убила старый мир, а лишь приглушила его на время. Но об этом в другом месте…)

Ту школу, которая есть, садистский репрессивный государственный институт, направленный на подавление и тотальную деформацию самой сути человека, нужно уничтожить. Иначе наше общество обречено воспроизводить самое себя в том отталкивающем виде, в каком оно есть сегодня. Вечно будут крепостные темные пенсионеры, вечно будут палаческие менты, вечно будут воспроизводиться блатные, вечно станут появляться гоголевские чиновники, монументальные архаичные тетки-судьи. Поколение за поколением. А начинается становление этих отталкивающих существ уже на школьной парте. Общество забивает целых одиннадцать лет ребенка до смерти, пока он не становится полуфабрикатом, заготовкой для вышеперечисленных типов. Этот конвейер надо выключить. Что мы и сделаем, придя к власти.

Всякое обучение должно быть много короче. Достаточно пяти лет, чтобы получить отличное среднее образование. И образование должно быть тотально иным.

У детей сегодня ненормально удлиненное детство. Современный мир стал быстрее, информация по телевидению, информация по радио, все это делает возможным куда более раннее познавание мира еще вне школы. Помимо школы. А наша система образования создана на Западе в XIX веке, перебралась к нам с Запада. Начинать надо раньше и учить короче. Начинать надо в пять лет от роду и учить не более пяти лет.

Преподаватель в средней школе должен быть один. Это должен быть мужчина, он должен иметь творческий (художник, поэт, писатель) и военный опыт. Никаких алгебр, тригонометрий, математик, физик и других отвлеченных, никогда не пригождающихся дисциплин преподавать детям не будем. Для хранения и передачи подобных отвлеченных знаний существуют ученые, это их работа. (Ученых будет немного, и специальные знания будут ограничены несколькими небольшими высшими учебными заведениями.)

Итак, начав ходить, ребенок покидает мать и поселяется в доме детства. Дом обязательно находится в живописной местности с красивой природой, вне города. Преподаватель – мастер, как уже было сказано, – один, это обязательно мужчина. В случае необходимости привлекаются еще преподаватели иностранных языков, но они не носят титул «мастер». В помощь мастеру у него будут еще инструктора, числом не менее трех, в зависимости от численности детей в доме детства. Их обязанность – помогать Мастеру. В программе будут следующие дисциплины:

• История: с учетом «Новой хронологии» Фоменко и Носовского и открытий Льва Гумилева. Должны быть разработаны учебники.

• География и знание иных стран, народоведение.

• Иностранные языки (и западные, и восточные – больше восточных).

• Оружие и военное обучение. Преподавание ведется не в классах. Умение стрелять, общаться с гранатометом, минометом, вождение и стрельба из БТР и пр.

• Ораторское искусство, поэзия, сочинения и изложения.

• Исторические личности: Сталин, Гитлер, Мао, Муссолини, и личности культуры: Ницше, Пазолини, Достоевский и пр.

• Тайны жизни. Человековедение: тайны пола, искусство общения с людьми, как распознать лживого человека, как реагировать на оскорбление, на жизненную неудачу, на смерть друга, на предательство женщины.

• Боевые искусства: борьба, бокс, кунг-фу, на самом деле обучение жестокой драке.

• Обращение с пишущей машинкой, Интернетом.

Только в исключительных случаях обучение будет производиться в классах. Детали новой системы обучения должны быть разработаны впоследствии. Основной принцип: Учитель, Мастер с большой буквы, человек опыта и знаний, будет лично обучать группу учеников. Как восточный учитель мудрости и боевых искусств.

Лекция третья. Самый угнетенный класс

Ты идешь по улице. Менты в серых армяках. Мятая толпа ментов. Тычут в грудь дубинкой. «Регистрация есть?», «Где регистрация?», «Билет есть? Когда приехал?», «Что здесь делаешь?», «Где штамп о прописке?», «Почему не в армии?». Облавы на иногородних, на призывников, на кого угодно, от кавказцев до белокурой Василисы из Вологды. И на тебя – тебя выдает твоя молодая рожа. Шмон. «К стене! Руки за голову!», «Ложись, сука!» – полная программа унижений. Повод: твоя молодость! С твоей юной физиономией ты далеко сияешь, как краснокожий ацтек среди оливковых и белых испанцев. Молодой – значит неблагонадежный. Молодой и экстремист – синонимы. Молодой – значит фашист, коммунист, дезертир, призывник. Гражданин должен быть пожилым, потертым, потрескавшимся, морщинистым, бабушкой или ребенком. Тогда он благонадежен. Тогда на нем не задерживаются глаза работников правоохранительных органов. Для государства было бы удобно, если бы все граждане были стариками и функциональными инвалидами, но так, чтобы у одного остались руки – на станке работать, у другого глаза – зачитывать нужные государству тексты, у следующей категории были бы только ноги – бегать по поручениям чиновников. Что, слишком гротескно? Да, гротескно, но отвечает духу Российского гребаного государства в первый год XXI века. Здоровые и молодые люди ему не нужны. Их спешит сбагрить в тюрьму и в армию РФ агрессивно антимолодежное государство.

В чиновничье-поповском, гэбэшно-ментовском государстве Российской Федерации молодежь – лишняя. Более того, она следующая за чеченами категория граждан, на которую смотрят с опаской, с подозрением и недоверием. Она – внутренний враг, в то время как чечены – внешний. Доказательство – Лефортовский замок забит чеченами, а следующие по численности зэка – члены самой крупной молодежной организации России – национал-большевистской партии. Это что, случайность? Нет, закономерность.

Невозможно отрицать, что жизнь отдельного человека делится на определенные и даже строго определенные биологические возрасты. Вот они:

• Ребенок: от 1 дня до 7 лет.

• Подросток: от 7 до 14 лет.

• Молодой человек: от 14 до 35 лет.

• Средний возраст: от 35 до 56 лет.

• Выше 56 лет – пожилые люди, в просторечии старики.

Разумеется, генетически счастливые люди стареют позднее, как говорят, их биологический возраст не соответствует календарным годам, однако таких немного. Для подавляющего большинства человеческих существ вышеприведенная возрастная шкала – верна. Вспомним тут распространенное убеждение, что все клетки человека обновляются полностью каждые семь лет.

Дети и подростки до 14 лет поддерживаются в жизни, одеваются и кормятся семьей. Пенсионеры (в нормальной стране, что на Западе, что на Востоке) имеют какие-то накопления, имущество или пенсию. Эти возрастные группы: дети, подростки и пенсионеры – не являются еще или уже рабочими группами общества (нации). Однако если дети и подростки, не внося еще контрибуции в копилку общества, не имеют избирательных прав, то пенсионеры, пожилой возраст, сохраняют избирательные права до самой смерти. То, что пожилой возраст, свыше 60 лет, получает компенсацию за то, что они когда-то работали, вполне справедливо. Однако неразумно, что сегодня именно они, как активно действующая избирательная группа, в значительной степени навязывают стране парламент, президента и всю выборную власть. А ведь они на самом деле люди прошлого времени, когда они формировались как личности. Потому сегодня они автоматически избирают нам правителей согласно вкусам своего времени, когда они были работоспособны. К тому же развивающиеся телесные немощи делают их пугливыми и послушными. Разумным представляется вместе с пенсионной книжкой вручать гражданину, ушедшему на пенсию, уведомление о прекращении его права участвовать в выборах. Другие гражданские права за пенсионерами следует сохранить.

Вообще заметно невооруженным глазом, что государственная официальная шкала возрастов, та, которая у нас существует в России, сильнейшим образом смещена, не совпадает с биологической шкалой. И смещена в пользу старших возрастов. Это смещение имеет результатом тот факт, что гражданскими правами, так же как и материальными ценностями, обделена именно молодежь. Почему юридически затянуто несправедливо детство? Почему часть гражданских прав, а именно право участия в выборах дается только с 18 лет, а право быть избранным вовсе только в 21 год, да и то только в низшие эшелоны выборной власти? Ведь право быть убитым в войне молодой человек получает тотчас, когда достигает призывного возраста. Потому мы имеем абсолютно несправедливую ситуацию, когда девятнадцатилетнего человека можно совершенно легитимно послать в Чечню, где его лишат жизни или он потеряет конечности, – для этого он созрел; а для того, чтобы быть избранным в городской Совет, скажем, следует ждать, пока ему исполнится 21 год.

Но самый драматический сдвиг, смещение, происходит именно в том, что детство искусственно удлиняется. До самого призыва в армию. Зачем это делается? Юного человека так долго школить нет необходимости, здравый смысл подсказывает, что от 5 до 14 лет, за девять лет, можно его обучить всему, что необходимо ему в жизни. Более того, в эти девять лет можно вместить (если освободить школьную программу от мертвых дисциплин) и высшее образование. Девять лет для обучения достаточно с головой. Для всего обучения достаточно. Но государство не хочет выпустить молодого человека из-под контроля, из своих когтей до призыва в армию, потому среднее обучение искусственно удлинили аж на три-четыре года. Нужно сказать, что свою шкалу возрастов Россия подражательно слизала у «цивилизованных» западных стран давным-давно. А у «цивилизованных» стран весь этот цикл: воспитание в школе и армия – был специально подогнан так, чтобы отправлять под Верден пушечное мясо в безостановочном ритме. Под Верденом, кто не знает, погибало в 1916–1917 годах около 80 тысяч человек ежедневно, считая и с той и с другой стороны. Потому и у нас в России, каковая в этом отношении ничем по сути своей (кроме особого народонаселения, большего смешения народов) не отличалась от других милитаристских держав, возрастная шкала была подогнана и есть подогнана к воинской службе, к нуждам всеобщей воинской повинности. Она никак не соответствует биологической реальности развития человеческого организма. К этому следует добавить, что за последний, XX век значительно улучшилась диета и возможности питания (это неоспоримый факт, несмотря на нытье российских пацифистов о солдатах-дистрофиках, это все-таки феномен нескольких лет начала 90-х годов), и потому в большинстве своем молодые люди физически достаточно развиты уже к 14 годам. А если говорить о развитии социальном, то даже самое дремучее в мире российское телевидение дает полное представление об обществе, в котором мы живем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное