Лилия Гурьянова.

Вам поможет Иоанн Кронштадтский

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

Как могла вдруг сама по себе разорваться золотая цепь на груди архиепископа? Никак не могла, ведь это – не тоненькая ниточка! Третий знак о том, что молодой священник – избранник Божий, был подан зримо и очевидно.

У одного из московских купцов, В. П. Михайлова, заболела весьма тяжко старшая дочь Ольга, 14-летняя девочка. Болезнь оказалась скарлатиной, осложнившеюся в самый тяжелый ее период воспалением горла и потому принявшей форму почти неизлечимой болезни. Многие лучшие врачи Москвы были приглашены, чтобы спасти больную девочку от угрожающей ее жизни опасности, но все старания их были напрасны. Девочке с каждым днем становилось все хуже и хуже, – она заметно угасала.

Наконец врачи заявили родителям, что состояние больной безнадежно, и даже определили приблизительно время ее смерти, объяснив им, что всякая земная помощь для их дочери теперь совершенно бесполезна, а потому им остается только обратиться к помощи небесной и приготовить девочку к переходу в лучший мир.

Нечего и говорить, что отчаянию несчастных родителей не было границ. Они совсем теряли головы и не знали, на что решиться, что предпринять, чтобы спасти свое дорогое дитя. В это самое время отец больной девочки узнает, что в Москву приехал о. Иоанн Кронштадский, но где он остановился и долго ли пробудет в этом городе – ему не было известно. Знал он только от других, что о. Иоанн остается в Москве только лишь один день и вечером уезжает из Москвы обратно в Кронштадт.

Отец больной девочки отправляется на вокзал Николаевской железной дороги, ко времени отхода из Москвы курьерского поезда, с которым постоянно ездил о. Иоанн, чтобы увидеть его и попросить помолиться о здравии болящей его дочери. Действительно, на вокзале г. Михайлов узнает, что о. Иоанн скоро прибудет и отправится с курьерским поездом в Петербург, но что обыкновенно он приезжает перед самым отходом поезда и его на вокзале ждет такая масса народа, что видеться с ним, а тем более переговорить в это время решительно нет никакой возможности. Тогда г. Михайлов берет билет на курьерский поезд до первой станции «Клин» и садится в тот самый вагон, в котором едет о. Иоанн, в надежде дорогою видеться с уважаемым батюшкой и передать ему свою убедительнейшую просьбу.

Надежда г. Михайлова, действительно, оправдалась. На его счастье, в поезде пассажиров вообще было немного, а в том вагоне, где сидел о. Иоанн, еще менее. Едва только поезд тронулся из Москвы, как г. Михайлов, войдя в отделение, занятое о. Иоанном, упал перед ним на колени и, заливаясь горькими слезами, просил у пастыря сперва благословения, а потом умолял его выслушать просьбу исстрадавшегося и измученного отца.

О. Иоанн очень сочувственно отнесся к искреннему и непритворному горю страдальца-отца и, выслушав его рассказ, успокоил его, обещал исполнить просьбу и усердно помолиться о его болящей дочери.

…На другой день, с первым же пассажирск. поездом, рано утром, г. Михайлов вернулся в Москву… Оказалось, что больная их дочь Ольга, испытывавшая в последнее время страшные мучения от болезни и проводившая бессонные ночи, – в эту ночь, около 12 часов, т. е.

именно в то время, когда молился о ней о. Иоанн, крепко и спокойно заснула, а прежние беспокоившие ее боли совсем прекратились. Сон девочки был продолжителен, а когда она проснулась, то чувствовала себя бодрее и крепче, чем до сна, кроме того, во сне она видела себя в церкви, и там ее приобщал Св. Тайн о. Иоанн Кронштадтский, после чего ей стало заметно лучше. С этого дня, без всякой медицинской помощи, его дочь совершенно поправилась».

Из журнала «Кормчий», № 32 от 10 августа 1902 г.

В 1900 г. моя бабушка Феофила Онуфриевна Черлюнчакевич находилась в страшно тяжелом материальном положении. Ей было так тяжело, что, не находя иной помощи, она обратилась к о. Иоанну Кронштадтскому, прося его помолиться о ее спасении. Через несколько дней по отправлении письма, бабушка почувствовала какое-то прояснение в душе и как будто бы ей какой-то тайный голос говорил: «Не беспокойся, все будет хорошо».

Вскоре после этого все зло прошло, как будто бы снятое каким-то чудом, и материальное положение бабушки поправилось. Она нам впоследствии часто рассказывала об этом случае и была горячей поклонницей о. Иоанна Кронштадтского.

Елена Ивановна Казакова, Сербия, г. Белград, Гроблянская ул., дом № 6

Я современница о. Иоанна, глубоко чту его и глубоко благодарна ему за то, что он заочно исцелил моего отца, который был смертельно болен: суставной ревматизм, два воспаления легких и плеврит.

Мне было тогда 15 лет, забота о семье лежала на мне, т. к. мать моя давно умерла.

Я послала телеграмму о. Иоанну, и мой отец на другой же день стал поправляться, а когда вскоре о. Иоанн приехал в Вильну, где мы жили, то, не зная моего отца, он прямо подошел к нему и сказал: «Ваше превосходительство, будьте здоровы, будьте здоровы».

Из письма Ольги Грековой, рожденной Леванец, Иерусалим, Mission Russe, В. Р. 818

Просящему – дай!

Став священником, отец Иоанн служил Литургию ежедневно без выходных и отпусков, служил даже когда болел. Каждый Божий день ровно в четыре часа утра он приходил в Андреевский собор. После литургии шел в бедные кварталы Кронштадта. Разговаривал с людьми, благословлял их и – раздавал все, что имел в карманах. Бывали случаи, что батюшка возвращался домой без верхней одежды и без сапог – даже их он отдавал бедным. Жена сначала жаловалась на него архиерею: дома иной раз поесть нечего, а батюшка все раздает нищим! Но вскоре она поняла, что муж ее не изменит образа жизни, потому что живет по евангельской заповеди: просящему – дай! Поняла и смирилась.

Однажды мне довелось наблюдать такую сцену. В храме у иконы молилась молодая девушка. Когда она окончила молитву, к ней подошел мужчина, по лицу которого было видно, что пьет он сильно и давно; попросил милостыню. Ни секунды не раздумывая, девушка вытащила кошелек и отдала ему все его небогатое содержимое.

«Да разве вы не видите, кому даете деньги? Он же все, что вы дали, немедленно пропьет!» – воскликнула с укоризной стоявшая неподалеку пожилая женщина.

– Ну и что? – удивилась девушка, – Он попросил, и я дала, что было…

Нам часто кажется, что мы отвечаем за судьбу поданной милости, но это – не так. Ведь Господь «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и не праведных» (Мф. 5,45).

«Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними», – говорит Господь (Мф. 7,12).

«Всякому, просящему у тебя, давай…» (Лк. 6,30).

Всякому! – без рассуждений и исключений! Только тогда заповедь будет исполнена.

Из дому о. Иоанн выходил ежедневно не иначе, как запасшись порядочным мешочком мелкой монеты, которую он специально разменивал для своих нищих. По этому случаю в Кронштадте передавали один очень интересный случай из жизни о. Иоанна. Это было в то время, когда его слава достигла уже полного расцвета.

Недалеко от дома, где жил о. Иоанн, находилась мелочная торговля некоего Петрова. В лавку этого Петрова ежедневно и заходил батюшка и просил разменивать ему деньги на мелочь, которую затем собирал в полотняный мешок и уходил раздавать нищим. Так дело шло много времени, несколько лет подряд.

Лавочник Петров тяготился иногда ежедневным разменом денег и был недоволен тем, что возле его лавочки собирались целые толпы нищих, поджидавших выхода «батюшки». Нищие – не покупатели и только мешали настоящим покупателям. Торговля Петрова, несмотря на это, шла очень бойко; он приписывал это близости странноприимных домов.

Однажды, по обыкновению, о. Иоанн вошел утром в лавку Петрова и попросил разменять ему 20 рублей на мелочь. В лавке в это время находилось много покупателей. Мелочь была нужна лавочнику для себя, он в душе негодовал на о. Иоанна за то, что тот заставляет его целые полчаса отсчитывать пятаки и копейки, и подумал: «Шел бы ты себе в другое место со своей мелочью!»

Батюшка, точно угадывая мысли лавочника, как-то особенно, с укором взглянул на него, но не сказал ни слова.

На следующий день он не явился к Петрову за мелочью, и последующие дни также не заходил. Так прошел месяц. И вот, лавочник замечает, что торговля его пошла на убыль. Что ни день, то хуже и хуже, и, наконец, дело дошло до того, что хоть прикрывай лавочку.

Затужил Петров, никак не может понять он причины неудачи и горько жаловался одному из своих друзей. Тот тоже не мог объяснить, откуда беда пришла, да вдруг и спрашивает:

– А что, о. Иоанн все по-прежнему к тебе ходит за мелочью?

– Нет, что-то перестал ходить, давно уже его у меня не видно.

Приятель задумался.

– Не обидел ли ты батюшку чем-нибудь? Почему он перестал ходить к тебе?

Тут лавочник вспомнил последнее посещение о. Иоанна, свою досаду на него, то, как он про себя проклинал нищих – и его, точно молния, осенила мысль. Не откладывая дела, в тот же день отправился он к о. Иоанну, бросился ему в ноги и со слезами воскликнул:

– Батюшка, простите!

О. Иоанн поднял его и успокоил:

– Я не сержусь на тебя, – сказал он, – хотя видел, что у тебя тогда были дурные мысли. Не меня ты обидел, а моих бедняков, моих нищих… А с ними Бог.

С этого дня батюшка опять стал заходить к Петрову в лавочку за мелочью, и торговля последнего быстро поправилась и расцвела по-прежнему.

Богатые люди жертвовали батюшке огромные деньги на благотворительность. Правда, о суммах, поступающих со всей России о. Иоанну, можно судить только приблизительно – все полученное он немедленно раздавал нуждающимся. Но даже по минимальному подсчету чрез его руки проходило в год не менее одного миллиона рублей (в те временна это была громадная сумма!).

На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте «Дом Трудолюбия», в котором были церковь, школа, приют и мастерские; основал в своем родном селе Сура женский монастырь и воздвиг там большой каменный храм, а в Санкт-Петербурге построил женский монастырь.

Супруга батюшки еще в начале его священства часто укоряла его, что он совсем забывает семью и дом, но отец Иоанн отвечал коротко: «Я священник, чего же тут? Значит, и говорить нечего – не себе, а другим принадлежу».

А вот, что пишет один из современников отца Иоанна.

Ездил я, будучи пажом, к отцу Иоанну в Кронштадт вместе с одним товарищем. Когда мы садились в Ораниенбауме на пароход, оказалось, что с тем же пароходом возвращается к себе отец Иоанн, к которому мы тотчас же и подошли и имели счастье всю дорогу с ним беседовать и поучаться его наставлениями.

Когда пароход пристал к Кронштадту, оказалось, отца Иоанна уже там ждали. На улице, прилегающей к пристани, в два ряда стояли шпалерами нищие, человек около двухсот. Отец Иоанн, выйдя на берег, подошел к ним и начал оделять их милостыней. При этом нам посчастливилось быть очевидцами прозорливости отца Иоанна. Кто-то около нас из пассажиров, молодой интеллигент довольно развязного типа, шепнул своему соседу-студенту вполголоса, указывая на отца Иоанна, раздающего деньги на другом конце улицы: «Поощрение тунеядства!» Когда отец Иоанн окончил раздачу, то вернулся к пристани, где еще стояли те молодые люди, дожидаясь извозчика, и произнес, обращаясь к ним: «Все мы должны быть милостивыми к нищим, ибо сказано в Писании: блажен, кто призирает на нищего и убогого, в день лют избавит его Господь, но мы, священники, обязаны еще более заботиться о бедных, так как там же сказано, тебе оставлен есть нищий!» И, проговорив эти слова, он отошел, оставив молодых людей в большом смущении.

Целитель и чудотворец преподовный Иоанн Кронштадтский

Отец Иоанн с молодости обладал даром целительства и чудотворения.

Однажды отца Иоанна пригласили в Петербург к знатной женщине, которая никак не могла разрешиться от бремени. Когда батюшка прибыл в дом, доктора сказали: поздно, плод умер во чреве, у матери – сепсис, и, скорее всего, она тоже умрет. Отец Иоанн попросил всех удалиться из комнаты роженицы. У ее кровати он опустился на колени и стал просить Господа спасти мать и ребенка. Через полчаса батюшка вышел к ожидающим в соседней комнате родственникам и сказал: «Богу было угодно воскресить младенца. Родился мальчик. Мать жива».

Постепенно чудес, свершенных Богом по молитве отца Иоанна, становилось все больше, вскоре о нем уже знали во всех городах России. Никогда и никому батюшка не отказывал в помощи. И вскоре слава его была так велика, что, когда он ездил из города в город, на всем пути его встречали многочисленные толпы людей, становившихся на колени при приближении кареты.

Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, чтобы просить о. Иоанна о помощи в болезнях и нуждах. Он получал такое огромное количество писем и телеграмм, что кронштадтская почта вынуждена была открыть особое отделение для обработки его переписки.

Современники вспоминали, что в свой дневник отец Иоанн записывал случаи чудес, им совершенных. Записи эти иногда отличаются детским чистосердечием.

«Я молился о нем (некоем Василии), – пишет он, – Господу, чтобы Он исцелил его. Господи! – говорил я, – исцели раба Твоего от болезней его. Достоин есть, ему же даси сия, любит бо священников Твоих и дары своя присылает им". Молился и в церкви у Престола Господня за Литургией, во время молитвы: „Иже общия си и согласныя даровавый нам молитвы…“ и перед самыми Тайнами. Я молился, между прочим, так: „Господи! Животе Наш! Как мне помыслить легко об исцелении, так Тебе исцелить легко всякую болезнь; как мне помыслить легко о воскресении из мертвых, так Тебе легко воскресить всякого мертвеца. Исцели убо раба Твоего Василия от лютой его болезни и не допусти его умереть, да не предадутся рыданию жена и дети его“, – и благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Слава всемогуществу, благости и благопослушеству Твоему, Господи!»

Отец Иоанн для миллионов людей стал добрым пастырем, недаром в народе его часто называли «дорогой батюшка». И поэтому, наверное, по его молитвам сотни тысяч людей получили и получают исцеление в любых недугах и помощь в бедах и нуждах.

Иоанну Кронштадтскому молятся во всякой семейной и бытовой нужде и в болезнях, а также об избавлении от пьянства.

В 1887 г. жена артиста Императорских театров М. П. Правдина была серьезно больна. Ей угрожала смерть. Был дан совет обратиться к о. Иоанну Кронштадтскому. Она отправила ему телеграмму с оплаченным ответом. Через несколько дней был получен ответ: «Вчера помолился за вас».

И действительно, со вчерашнего дня ей стало лучше, и она выздоровела.

По этому поводу отец г. Правдина – лютеранин, немец, сказал: «Самый лучший доктор в России – о. Иоанн Кронштадтский: помогает и ни копейки не берет».

Действ. ст. сов. Леонид Леонидович Огурцов, Сербия, г. Белград, по ул. Краинская, дом № 69

Когда мне было года 4 и мы жили в имении Александровка Изюмского уезда Харьковской губернии, я заболел дифтеритом и, по определению врачей, был в безнадежном состоянии. Мои родители обратились к о. Иоанну Кронштадтскому, прося его молитвы, как последнее прибежище.

Послали телеграмму с оплаченным ответом, и когда пришла ответная телеграмма, в которой о. Иоанн сообщил, что в таком-то часу молюсь за младенца, – в тот же самый час наступило облегчение и пошло на выздоровление.

Ныне покойные родители мои завещали мне всегда помнить о том, что Господь сохранил мне жизнь благодаря молитве о. Иоанна.

Помпей Николаевич Шабельский, б. чиновник Государственной Канцелярии

Молитвенным предстательством о. Иоанна спасена была моя 9-летняя дочь от неминуемой смерти. Это было 40 лет тому назад. Дочь заболела дифтеритом. Врач, после долгих усилий спасти ее от смерти, уходя, откровенно сказал: «Вряд ли дочь ваша перенесет эту болезнь, будьте готовы ко всему».

Я тогда жил в г. Лепеле. Потеряв надежду на врачебную помощь, я поспешил на почту и дал телеграмму о. Иоанну Кронштадтскому, прося его молитв об исцелении болящей Пелагии.

Когда утром пришел врач и осмотрел горло болящей, то с радостью сказал: «Дорогие батюшка и матушка, ваша дочь получила полное исцеление, но сознаюсь, что не через мою медицинскую помощь, а это она чудесно спасена от смерти. Скажите откровенно, что вы делали?»

Я и сказал, что телеграммой просил молитвенной помощи о. Иоанна Кронштадтского.

И врач сказал: «Да, он великий пред Богом угодник».

Из письма заштатного протоиерея о. Филиппа Лузгина, от 22 апреля 1939 г.

Из Америки была получена телеграмма с просьбой помолиться об исцелении больного. О. Иоанн помолился. Вскоре пришла из Америки вторая телеграмма с благодарностью за исцеление и с указанием, что больному стало лучше в таком-то часу.

Оказалось, что это был тот час, когда о. Иоанн помолился.

Александра Алексеевна Бабенко, жена бывшего псаломщика о. Иоанна, а ныне священника

В г. Риге жило семейство Сувака. У них была дочь, семи лет, заболевшая воспалением легких, перешедшим в туберкулез. Жизнь ее поддерживали только кислородными подушками.

Как последнюю попытку спасти безнадежно больную дочь, родители по телеграфу просили о. Иоанна помолиться и получили от него ответ: «По вере вашей и молитвам моим будет жива».

И действительно, ребенок, к удивлению врачей и окружающих, выздоровел.

Выросши и сделавшись барышней, девица вышла замуж за г-на Раднер и сейчас жива.

В этом случае проявилась не только сила молитвы о. Иоанна, но и его ведение будущего, ибо он письменно в телеграмме сказал: «Будет жива».

Очевидно Дух Святый сказал о. Иоанну, что молитва его услышана и будет исполнена.

Г-жа Астафьева

Чудесный дар ясновидения

Безусловно, отец Иоанн обладал не только даром целительства, но и даром ясновидения. И это неудивительно: многие православные святые – Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Ксения Петербуржская – тоже обладали даром предвидения будущего.

Преподобный Серафим Саровский нередко отвечал на вопросы еще до того, как посетители могли их задать. Часто людям его ответ сперва казался совершенно бессмысленным – ведь батюшка Серафим отвечал не на тот вопрос, который посетитель держал в уме, но на тот, который следовало задать. Но, поразмыслив, все потом признавали, что сказанное батюшкой не только имеет смысл, но и объясняет им, как жить дальше. Во всех таких случаях преп. Серафим полагался на внутреннее озарение от Духа Святого. По его словам, он старался не решать наперед, что сказать, а говорил сразу то, что Бог на уста положил.

Частично даром предвидения обладают сегодня многие священники, особенно – опытные монахи и схимники. Поэтому, если однажды вам батюшка посоветует что-либо, самое разумное будет этого совета послушаться, даже если он покажется вам неправильным. В Таинстве рукоположения священники получают особые дары от Бога, в частности, дар знать Промысл Божий и говорить о нем людям. Это – тяжелый дар.

Есть такая православная притча.

Одного старца Господь наделил даром прозорливости. И какое-то время старец говорил приходящим людям о том, что их ждет, помогал, увещевал, давал советы. Но с каждым днем все труднее было ему – ведь ежедневно приходилось видеть будущую боль, смерть, страдания. И взмолился старец: «Господи, забери дар сей, не по силам он мне!» Внял ли Господь его молитве, остается неизвестным. Но знать будущее приходящих к тебе людей, действительно, очень тяжело, нужно иметь огромное мужество, чтобы жить с этим даром.

Многих современников удивляло, как проявлялся дар ясновидения у отца Иоанна.

После вечерни отец Иоанн долгое время благословлял народ, причем мы были свидетелями таких сцен: подходит прилично одетый господин и сообщает отцу Иоанну, что он разорился и ему грозят позор и тюрьма, так как он растратил чужие деньги. В это время какая-то плохо одетая женщина в платке передает батюшке через головы других какой-то белый узелок. Отец Иоанн берет узелок и, не взглянув на него, передает прилично одетому господину. Женщина вскрикивает: «Батюшка, тут три тысячи!» Отец Иоанн к ней обращается со словами: «Ведь ты жертвуешь Богу? Господь принимает твой дар, и твои деньги спасут человека». А человек с узелком в руках уже стоит на коленях перед иконой Спасителя и сквозь слезы повторяет: «Три тысячи, три тысячи! Как раз та сумма, которую я должен!»

У мужа моего в горле на большой глубине или в пищеводе был какой-то нарост. Лечили его Сергей Петрович Боткин и другие и говорили, что это или рак или полип. Больной ничего не мог проглотить, и его питали искусственно. Он страшно исхудал и должен был умереть голодной смертью. Я нарочно, но как бы нечаянно, оставляла на его столе заряженный револьвер, чтобы он мог застрелиться и прекратить мучения.

Родственница моя посоветовала поехать в Кронштадт к о. Иоанну, и мы с ней поехали вместе. Прибыв в Кронштадт, мы рассказали о болезни Генерала псаломщику о. Иоанна, который заинтересовавшись, рассказал о. Иоанну.

О. Иоанн поставил нас на колени, а сам поднял руки к небу и трижды произнес: «Господи, спаси и сохрани раба Твоего» (называя имя генерала).

Затем о. Иоанн сам стал на колени перед престолом, положил руки на край престола и прислонив к ним голову, помолился и повторил это трижды.

После этого о. Иоанн отпустил нас.

Когда я с родственницей вернулись домой в Стрельну, где мы жили, то увидели, и глазам своим не верили, что муж мой сидит и ест бифштекс.

Оказалось, что как раз в то время, когда о. Иоанн молился, больной попросил пива и, к удивлению, когда он сделал попытку проглотить, в горле что-то забулькало, и пиво свободно прошло в желудок – очевидно, нарост отвалился. Тогда обрадованный генерал, попив свободно пива, попросил, чтобы ему приготовили бифштекс.

Вот какова была сила молитв Великого Чудотворца!

Варвара Васильевна Козлова, вдова Ген. Штаба ген. – майора

Житель города Гавра во Франции Кюрэ внезапно сошел с ума. Жена поместила его в дом умалишенных в Париже. Никакое лечение ему не помогало, и врачи принуждены были предложить взять его из больницы. Г-жа Кюрэ как-то читала во французских газетах об о. Иоанне Кронштадтском и в отчаянии решилась обратиться к нему. Она написала письмо, а вскоре последовал ответ за № 689 от секретаря о. Иоанна г-на Костина. Этот ответ г-жа Кюрэ понесла в редакцию газеты «Русский Парижанин» с просьбой перевести его.

Оно было следующего содержания:

«Уведомляю Вас, что батюшка передает вам пастырское благословение во имя Господне и молит безмерную благость Божию простереть милость СВОЮ на вас. Молитесь и уповайте на милость Пресвятой Богородицы. Просьбу вашу батюшка ИСПОЛНИЛ и собственноручно написал вашему больному мужу письмо, которое и отправил вместе с образком».

Через некоторое время, по молитвам батюшки, врачи признали больного здоровым и выпустили его из больницы. Г-н Кюрэ вновь принялся за свои прежние занятия. Образок, присланный о. Иоанном, он носил постоянно на груди.

Это было в 1900 году в Петербурге в семье военного инженера, генерала В. Я. Молчанова, где заболевает брюшным тифом его дочь, учившаяся в Смольном институте. Брюшной тиф осложнился возвратным, и наконец обнаруживается в сильной форме плеврит. Молодой организм подтачивается высокой температурой и всевозможными осложнениями болезни. Лучшие Петербургские доктора, приглашенные на консилиум, заявляют о безнадежном состоянии и подготовляют семью к неизбежному исходу.

Вызывается сестра из Смольного Института, которую подготовили родители и просили, чтобы она, при виде истощенной болящей, не отразила бы своего испуга на лице и не встревожила бы умирающую.

Предупреждение не помогло, так как то, что представилось глазам приехавшей институтки, было выше ее ожиданий, и она разрыдалась у кровати своей умирающей сестры.

Вид больной был действительно тяжелый: голова была вся острижена, на исхудалом бледном личике выделялись глубоко ввалившиеся большие глаза и от здоровой и цветущей девочки остались кожа да кости. Что еще запечатлелось в памяти приехавшей – это громадный стол, весь заставленный всевозможными лекарствами, и длинная карта, изображающая скачки температуры.

Религиозная семья, видя беспомощность медицинской науки, возложила все свои надежды на одного Бога и, много слышав о благодатной силе молитв о. Иоанна Кронштадтского, срочно обратилась к нему, прося приехать.

Весть о приезде Молитвенника разнеслась молниеносно, и громадная толпа запрудила улицу, ожидая его приезда.

Потрясающее впечатление произвела молитва прибывшего о. Иоанна, т. к. она отличалась удивительной напряженностью.

После молебствия о. Иоанн возложил руки на голову больной и, взяв со стола, где был приготовлен чай, одну виноградинку, дал ее страдалице и высказал надежду, что Господь услышит его молитву и больная поправится.

К вечеру температура у больной упала, и девочка погрузилась в глубокий сон.

Прибывший на другой день врач с удивлением констатировал неожиданный перелом в ходе болезни и подтвердил исчезновение опасности.

Все это произошло в нашей семье, и болящая была моя родная сестра, которая и по сей день здравствует и живет сейчас тоже в Польше.

Этот дивный случай укрепил в моей детской душе веру в Господа Бога, и эта вера и горячая молитва не покидают меня и не раз спасали во время большевизма из когтей и объятий верной и неминуемой смерти.

Ольга Лелявская, Львов (Польша), 17/XII 1933 г.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное