Light Smoke aka Дым.

Записки на краях шарфа

(страница 3 из 29)

скачать книгу бесплатно

Потом была путяга, потом серьёзный околофутбол меня затянул через ребят с района (они гоняли за «ЦСКА»). Мои одноклассники просто любили футбол; я же после того, как меня побили, хотел драться с мясом. Замес, в который я попал, не выходил из головы, во мне проснулась жажда боя. 14 лет – переходный возраст, я хотел стать воином и пошёл на рукопашный бой. В школе я подрался со всеми несимпатичными мне одноклассниками, стал сам нарываться на драки, специально провоцировать их. Фантазию не подключал, действовал прямо.

Подходил, спрашивал:

– Хули тут сидите? Чего расселся, лох?

И сразу же бил.

Моя репутация на районе сильно изменилась. Спустя время я стремительно начал зарабатывать и фанатскую репутацию.

ПТУ на Лосе (Федос)

Моё ПТУ напоминало колонию для несовершеннолетних. Конец 90-х, платформа Лось, здание стояло прямо у МКАДа. Там же я впервые увидел Маугли. В моей путяге кого только не было – особенно много было наркоманов с Ивантеевки.

Только на первом курсе у нас посадили трёх человек за героин. Постоянно были драки.

На выходе из ПТУ процветало каждодневное обувалово.

– Деньги есть? А если найду?

Кого-то постоянно избивали, некоторых сажали за это. Однажды наблюдал, как один отморозок урной по голове загасил моего одногруппника с дурацким именем Рудольф.

Некоторые истории поражали. Стояло время, когда были очень популярны кожаные куртки с меховым воротником, их еще называли «пилот». Они были довольно дорогие – всего штук восемь на всю путягу. Миша из нашей группы дежурил по раздевалке. Наркоман с Болшево, а с ним ещё пять человек подошли к Мише:

– Давай нам все «пилоты» из раздевалки!

Он им:

– Вы чего? Так нельзя!

Они его избили, сняли с него золотую цепочку, забрали шесть «пилотов» из раздевалки, погрузили в «шестёрку» и уехали. Естественно, всех посадили. Это героин…

Мне в первый день сломали нос – в Боткинскую больницу привезли с мощным сотрясением мозга. Я тогда ещё болел за «Динамо».

Вышло это так. 1 сентября. Я прихожу. На третьем этаже была планёрка перед началом учёбы. Все группы строились, что-то объявляли: всякое фуфло. Стою в кепке «Динамо». Смотрю, напротив меня три третьекурсника. Один из них – Т. из Гладиаторов. Все в бомберах, «гриндарах», в красно-белых розетках-хулиганках. Мясник смотрит на меня и показывает характерный жест рукой по горлу. Я сразу почуял неладное, стало стремно.

Первый урок в моей группе был на третьем этаже. Все друг с другом не знакомы… отсидели урок, перемена… все начинают расходиться.

В класс заходит какая-то девка и обращается ко мне:

– Эй ты, в кепке! Да, да, ты! К тебе поговорить пришли!

Я выхожу – меня уже ждут. Стоят человек семь с характерными рожами. Говорят мне:

– Ну чего, пойдём, мусор!

– Куда?

– Сейчас покажем.

Здание путяги было четырёхэтажным. Если идти вверх по лестнице, можно было подняться на площадку перед выходом на крышу, пройдя четвёртый этаж.

Меня привели в этот закуток – дальше всё развивалось стремительно.

Почти сразу последовал мощный удар в щщи – я упал, и меня начали топтать ногами. Я схватился за кепку и зажал её под себя под градом ударов – вырвать её из рук им так и не удалось.

Пришёл в себя, спускаюсь. Меня мутит, нос лежит на боку, кровища хлещет без остановки. Вызывают скорую, меня везут в Боткинскую больницу. Там мне вправили нос.

Помню, надо мной склонился врач и ласково сказал:

– А чего ты хочешь, парень? Красота требует жертв!

Было больно. Сначала он делал что-то с носом руками, потом в ход пошли металлические спицы. Через день меня выписали домой с сотрясением мозга – побыл на больничном.

Иду опять в путягу, а там ко мне пришли из отделения милиции. Я был несовершеннолетний, 14 лет. Нас с матерью вызвали в ПТУ. Больница передала сведения в ОВД, к территории которого относилось наше ПТУ.

– Ну чего, давай рассказывай – кто тебя побил? Сейчас его посадим.

– В смысле посадите?

– Ну чего, у тебя тяжкие телесные, даже если твой обидчик несовершеннолетний, он поедет в колонию к малолетним преступникам.

Мать уговаривала меня сказать, но я про себя подумал, что не буду сдавать. Говорю, что не помню, что это какие-то вообще посторонние типы зашли. Мне опер говорит:

– Что ты чешешь? Выйди отсюда!

Я вышел из кабинета. Он о чём-то пообщался с мамой, и она подписала отказ от возбуждения уголовного дела. Потом меня подтянули старшие и сказали:

– Спасибо тебе, что не сдал. Проблем у тебя тут больше не будет.

И правда, у меня больше никаких проблем в путяге не было.

Первый бой (Паша Б-с)

Ехали мы как-то с Песчанки, компания 15-16-летних карликов. Календарь распорядился так, что в этот же день играли «Динамо» с «Торпедо». Мы вышли из троллейбуса, встали неподалёку от метро «Белорусская». Стояли, тупили, как обычно, по-конски. Я зашнуровывал свои «мартенсы», вдруг слышу какой-то шум-гам, смотрю – народ куда-то начинает щемиться мимо. Я не понял, в чём дело – что за кипиш?! Подрываюсь со всеми, бегу. За кем-то или от кого-то и не знаю… В процессе бега постепенно выяснилось, что от кого-то…

Оказалось, что в троллейбусе следом за нами подъехали торпедоны, довольно-таки взрослые. Парни, которые были со мной, сильно занервничали по этому поводу. Добегаем до метро, я остановился и попытался подраться с торпедоном. Он был гораздо взрослее меня и не проявлял особой активности. Я посмотрел по сторонам и обнаружил, что наш поединок с интересом наблюдает мент в паре метров от нас. Стала понятна причина, по которой наша битва не увеличивает свой накал. В итоге мы разошлись, я быстро свинтил с места событий.

Спустя некоторое время той же компанией мы ехали на трамвае и увидели из окна, как какого-то коня «обувает» на шарф группа мясников. Я предложил остановить трамвай и выйти, однако парни, которые ещё были в шоке от происшествия с торпедонами, эту идею не одобрили. Мы доехали до метро, оттуда до вокзала и пересели в электричку – там у нас произошёл следующий трабл с какими-то хулиганами. Парню из компании такой же молодёжи почему-то не понравился кельтский крест на шее у одного из коней. Этот символ отчего-то вызвал у него сильную агрессию. Мы подрались с ними в вагоне, но без особой жести. Потом вышли на своей станции, а те парни поехали дальше.

Вписка с препятствиями, или Марафон в «Лужниках» (Сафон)

Мы были мелкими, лет по 15–16. Была игра с мясом в Луже. Как-то так получилось, что у нас было два билета на троих. У меня с собой была КЛСка (удостоверение члена фан-клуба ЦСКА) – тогда их давали в виде удостоверений-корочек.

Парни прошли по билетам, я вписывался. Первый и последний раз я вписался в «Лужники» через ворота! Я перелез через них, нашел калитку, где не было ментов, проник на второй ярус. Ура, я на стадионе!

До меня докопались мусора. Я им тыкаю корочку «Клуб Любителей Спорта» – они мне говорят:

– Ты чего, м*дак? Тебе вообще не сюда!

Тут я понимаю, что сектор с моими товарищами находится через трибуну от меня! Я на центре, они за воротами! Что делать? Кое-как отбазарился, к своим не пропускают. Ладно. Нужно было с одного сектора перелезть на другой по ярусам – я осмотрелся и двинул в путь.

Ситуация из фильмов про Джеймса Бонда. Внизу стоят мусора, а я, вцепившись руками в край, ползу у них над головой! Как будто перелезаешь с балкона на балкон – похожий трюк. Добираюсь до самого края нужной мне трибуны: на нижних секторах сидят кузьмичи, моя братва стоит в серединке трибуны. Наших мало, сектора три за самыми воротами, от них меня отделяет абсолютно пустое пространство!

Всё видно как на ладони, спрятаться просто негде. Делать нечего, я бодрым шагом двинул к своим, перелезая через бордюры и ограждения. Пока лазил, умудрился сломать часы – это был единственный косяк того дня.

До цели оставалось около 100 метров, когда из оцепления снизу трибуны отделилась фигура в казённой форме и решительным шагом двинула вверх по ступенькам мне наперерез! Перспектива общения с этой фигурой абсолютно не вдохновляла. Я тут же ощутил мощный прилив адреналина, включилась «вторая космическая скорость». Я понёсся как участник легкоатлетических состязаний, по-всякому перепрыгивая ограждения, – такой своеобразный бег с препятствиями.

Я успел, проскочил между стоящими лицом к толпе срочниками, перелез через последнее ограждение и вкрутился в толпу наших. Внутри всё бурлило от радости и короткого адреналинового прихода – КОНИ!!! УРА!!! СВОИ!!!

Одна из самых крутых вписок на стадион из тех, что мне довелось провернуть.

Первая встреча с легендой (Федос)

Маугли был легендой у нас на районе. Я уже слышал за него, когда учился в путяге.

Стоим на улице – идёт тип. Кто-то говорит:

– Да это ж Маугли!

Я смотрю во все глаза: столько историй уже про него слышал!

Идёт подросток в пульсаке «ЦСКА», заурядной комплекции: внешне ничего такого, из чего создаётся имя легенды.

Мы стояли на крыльце ПТУ, у нас в соседнем входе было общежитие и там теннисный стол, за игрой в который народ постоянно коротал время. Маугли заходит в этот вход.

Я не успел докурить сигарету, когда оттуда вылетел какой-то тип. За ним выбежал Маугли с теннисной ракеткой, догнал его, дал по башке ракеткой. Человек упал, ещё раз – хрясь! Маугли добавил ему ребром ракетки. Выпрямился и с улыбкой пошёл назад.

Тогда я первый раз увидел его в деле – меня впечатлило!

Познакомились мы с Маугли немного позже. Я гонял с тусовкой коней на районе, через них познакомился с Яузой. Саша тогда плотно занимался единоборствами, он был немного постарше. Яуза предложил тренировать желающих – я стал заниматься у него. Мы регулярно тренировались на Лосином острове. Мне тоже было что показать: дед владел специфическими навыками боя и хорошо научил владеть ножом. С Сашей мы часто тогда рубились на ножах, очень душевно. На почве тренировок сошлись, и я получил предложение драться вместе за «ЦСКА»:

– Ты с нами тренируешься, ты с нами тусуешь, мы все кони – давай гонять вместе?

Я согласился.

Была вторая половина 90-х. Одна из первых жёстких ситуаций приключилась с нами на дерби. Мы собрали всех, кого могли, вплоть до знакомых пацанов с района. Всего человек 15. Я был самым младшим в этой компании, при этом был с самым большим опытом походов на футбол.

Сели в электричку, там к нам прибилось ещё человек десять невеликовозрастных карликов с ветки, таких же, как мы.

Мы доехали до Комсомольской, вышли, смотрим – перед нами на платформе красивым квадратом стоит строй! Здоровые, серьёзные, относительно нашего уровня типы, все на бомберах, по фанатской моде. При виде нас строй заметно оживился, и в нас полетел залп дерьма: парни швырялись большими подшипниковыми шариками. Затем они толпой ринулись на нас – с нашей стороны всё войско карликов принялось стремительно отступать в противоположную сторону. Кто не успел, тех по-жёсткому валили, добивали по голове прягами. Меня не тронули – толпа пронеслась мимо.

Мне ничего не стали предъявлять по малолетству. Те, кто не успел убежать и получил, начали качать:

– Как это так: мы дрались, а вы свалили!

Тусовка перессорилась, Саше подарили эстафетную палочку как намёк; отношения были серьёзно испорчены. Я послал нах крикунов и остался с Сашей – видя всю эту ситуацию со стороны, я понимал, что эти люди на него просто гонят и драки там никакой не было, они тупо не успели сделать ноги, убежать пытались все. У большинства были шрамы на затылках, а не на лице.

Мы начали акционировать вчетвером: Яуза, я, Паша К., Миша З. Драки на ветке, войны в собаках. Преобладающее количество врагов всегда было проблемой, поскольку прыжок на целый вагон проезжающего мяса был жёсткой затеей.

У Яузы появился компьютер, через Интернет на каком-то форуме он списался с авторитетным конём из банды с Лося. Я знал в лицо тусовку тех коней. Он меня спрашивает:

– Знаешь такого человека – Ч.?

– Да, знаю, он второй человек в их конторе.

– Я с ним списался. Он говорит – хотите, подъезжайте.

Мы собрались и стали думать – стоит или нет. Двое были за, двое были против. В результате мы поехали с Яузой вдвоём.

Приехали на Лось, пересеклись. Ч. Говорит нам:

– Я не поеду, дела сегодня, езжайте с ними.

Поехали. Сначала нас не очень дружелюбно приняли, единственный, кто очень дружелюбно отнесся, был Турбо. Доезжаем до Комсомольской – там стоит Маугли.

Вот это мы в нормальную струю врубились – подумалось мне.

Он говорит:

– Привет, парни! Я взял всем билеты на сектор «Торпедо».

Мы поехали на шедвелл (акция, которая заключается в проникновении на вражеский сектор с целью устройства беспорядков). Приезжаем, заходим на сектор «Торпедо», нас человек двадцать. Мы с Яузой были готовы на всё, очень хотели себя проявить – особенно, когда поняли, что это серьёзные люди. Мне было 17 лет, Саше – 19, и мы были очень серьёзно настроены, возраст горячий.

– Ну всё, прыгаем!

Я тут же отделяюсь от нашей толпы и бросаюсь на торпедонов через верх трибуны – меня почти сразу вяжут и выкидывают со стадиона. На самом секторе менты нам подраться не дали. Мой билет по счастливой случайности не порвали, я зашёл обратно и направился к выходу с сектора, в подтрибунное помещение.

Перерыв. Нахожу своих. Понеслось – мы прыгаем на педо, была отличная драка, и мы с Сашей хорошо себя в ней проявили.

Потом к нам подошёл Маугли и сказал:

– Парни, вы нормально машетесь. Оставьте телефоны.

Через два дня звонок:

– Парни, в среду мы собираемся.

В среду играли «Спартак» – «Ротор». Мы приехали на платформу «Москва-3», накрываем собаку – поколотили всех.

Звонок в пятницу:

– Парни, в субботу дело.

Это продолжалось на протяжении нескольких месяцев: мы дрались минимум два раза в неделю – гонял постоянный костяк из двадцати парней. Это было нечто. Этот период сформировал из нас новые личности.

Белорусская ветка (Паша Б-с)

Война между фанатами на нашем направлении была классической для того времени. Мяса было больше – они занимали 2–3 вагона. Нас, сборной солянки коней со всей ветки, в лучшем случае набирался вагон, это в самые лучшие времена. Акционировали друг на друга, иногда накрывали, иногда бились при случайных пересечениях. Все основные люди знали друг друга. Были старшаки, которые решали что-то – и мы ехали мутить. У нас было несколько возрастных человек, которые гоняли постоянно (поколение хардкорных RBW). Мы, молодая поросль, шли за ними.

1998 год. Последняя игра первого круга с Шинником – мы проиграли. За неделю до матча мы договорились пересечься с мясом на ветке в этот день. Нас было меньше, и кто-то из старших поговорил с RBWшниками.

Поехали на ветку окольными путями, до платформы Тестовская. Мы шли к платформе, когда из кустов нарисовалась группа очень серьёзных взрослых дядь. Я на тот момент ездил всего четвёртый месяц и очканул, увидев их. Это были Red Blue Warriors. Они присоединились к нам, и мы пошли на Тестовскую. Там уже ждала нас толпа мяса и торпедонов. Нас было человек 60–70, их около сотки.

Они оказались на одной платформе, мы на противоположной, нас разделяли железнодорожные пути. Как только вошли на платформу, началось шоу: мы орали ругательства друг другу, в воздух летело всё, что может летать. Кто-то от переизбытка чувств швырнул во врага кассетный плеер. С нами был один парень, фанатичный спортик, хорошо накачанный, он всех здорово тогда удивил – умудрился перекинуть урну с платформы на платформу через двое путей! Очень скоро появились серые – была стрельба в воздух. Мясо село в электричку и уехало в сторону области. Они вышли на Филях.

Мы ушли с платформы, сели на троллейбус и доехали до Филей на рогатом. В Филях около платформы произошла основная битва – в ожесточённой драке мы задуплили их состав. Легендарного у мяса Андрея Четверга запинали ногами под лавку.

Там был мой знакомый торпедон из параллельного класса – ему очень здорово досталось на моих глазах. Я был шокирован, увидев, насколько жёстко его запинали и под конец отоварили дубиной по голове. Я даже сказал товарищу, что больше на футбол никогда не поеду, ну его нах – такой экстремизм! Зря сказал, конечно. Пришёл следующий тур – и я поехал!

Со временем множество махачей слились в один. Получали они, иногда доставалось нам. Часто бывало так, что большинство мяса ехало дальше, а мутить на нас оставалась какая-то кучка, не очень большая – чаще всего мы выходили всем составом и разгоняли их без особых проблем. Вычисляли друг друга, многие тогда прятали шарфы под бомберы, но это не спасало!

Ножевое ранение (Федос)

Несколько раз дерьмом от мяса мне доставалось довольно жёстко. На «Цветном бульваре» меня забили арматурой, но это не было чем-то из ряда вон выходящим в те времена.

Больше всего мне запомнился случай, когда я ещё не был знаком ни с кем из парней; это был период, когда сборную коней с направления ещё никто не знал как какое-то имя – просто кони с ветки.

90-е годы. Дерби ЦСКА – «Спартак». Едем небольшим составом в собаке с Лося, подъезжаем к Лосиноостровской. Понимаем, что на платформе полно мясников! Все приготовились, что будет драка.

Открывается дверь – один из коней тут же получает пряжкой по щщам, мясо врывается, наши бегут… Я со всеми. У меня роза была завязана под футболкой, не на виду.

Пробегаем несколько вагонов, я понимаю, что скоро будет конец электрички. Отступать некуда.

Я остановился в одном из тамбуров и закосил под кузьмича. Мимо бежит мясо. Их пронеслось мимо меня довольно много, и я уже было подумал, что пронесло, когда один из мясников, из самого конца их колонны, остановился, обернулся ко мне и начал пристально разглядывать.

– Ты конь!

У него в руке была ножка от табуретки, и он тут же пустил её в ход. Я упал, он начал колотить меня ею по голове, которую я прикрывал руками. Рукам доставалось больше. Он ударил меня несколько раз, но не увлекался. Мясник побежал дальше, а вот следующий тип, который был за ним, подтвердил известную мысль, что в конце толпы на драку всегда ходят самые гандоны. Он задирает мою футболку и видит динамовский шарф.

– Ты не конь! Ты мусор!

Он сдирает с меня шарф, делая при этом резкое движение рукой. Я ощутил какое-то жжение в груди… Не знаю, что у этого человека было в голове. В руке у него был швейцарский складной нож типа victorynox с кучей прибамбасов вроде штопора и прочего.

Лезвием этого ножа он пырнул меня в грудь; мне очень повезло, что лезвие было коротким… На память об этом случае теперь ношу на груди шрам.

Двойник «Ростов – Волгоград» (Сафон & Младший)

Это был двойник «Ростов – Волгоград».

Выезд начался с того, что у нас постоянно заканчивалось пойло, а мы без конца пополняли запасы. В поезде бухло закончилось с 1-го по 15-й вагон, ни у кого из проводников не осталось ничего. Мы пропили примерно долларов 150 – по тем временам для нас это были ощутимые деньги. У меня было с собой примерно четыре с половиной тысячи, в поезде слили примерно по двушке… Зачем-то купили каких-то фарфоровых свиней и швырялись ими – разбили вдребезги.

Мы только-только приехали, на поезде тряслись перед этим, телефонов ни у кого тогда не было (может, один на всю банду), ночь, левый берег Дона. Вокруг пансионаты, лагеря какие-то. Мы в непонятках – где парни??? Нас высаживают. Думаю:

– Еб*ть «Спартак», и что?

Вокруг кусты-кусты-кусты и темнота, нихрена нет и нихрена не видно.

– Ну и что делать будем?

– Давай бухать!

Встали, бухаем. Пили… пили – вдруг треск в кустах. Из кустов вылезает Бир и удивлённо на нас смотрит.

– А вы чего тут делаете?

– Вас ищем!

– Аааа. Ну мы типа здесь!

Ведет нас кустами – приводит в какой-то пансионат.

Заходим в этот пансионат и ах*еваем. Двухэтажное бунгало с деревянной лестницей со стороны улицы, по лестнице бежит чувак, а из него падает оно, как из лошади навоз!

Мы в шоке, ржём. Нихрена себе мероприятие – вот это мы заехали! Чувак пробегает куда-то во тьму. Больше я его в тот вечер не видел…

Идём дальше, к нашей мафии, под впечатлением от увиденного. Картина маслом – все синие в газ. Упершись лбом в стол, в трусах и с рюкзаком за спиной, спит Вождь. Кто-то зашёл спать не в тот дом и потерялся.

Были и приятные исключения в этом синем царстве: Федос тогда был на спорте, делал пробежки и даже пиво пил только в экстренных случаях.

Однако и Федос меня удивил. Увидел меня, кричит:

– Сафон, дай сигарету! Я бегать пошёл!

Утро запомнилось тем, что на злополучной лестнице бегал какой-то мужик и сильно возмущался:

– Кто разбросал дерьмо по всей лестнице???

Его негодование, однако, имело грязные последствия – напоследок один из наших наложил кучу у столба на выходе с этой злополучной базы отдыха…

С утра выдвинулись, поехали в другой пансионат, где зависали RBW. Там происходил полный ад! И мы в него с головой окунулись, поскольку было всем по 18–20 лет, и печень была крепкой.

В пансионате царил синий туман, и этот алкомарафон не имел шанса остановиться, потому что завхоз соседнего пансионата дядя Валера продавал бодяженный водой спирт в заткнутых газеткой снарядах – по тридцатке штука. Варлам мутил маленковскую шизу: он ходил и орал нон-стопом:

– Раз! Два! Три! А-А-А-А!!!

Ещё он пытался бить себе об голову кирпичи – происходил лютый трэш. Потом он потерялся и обнаружился уже в Волгограде.

Незадолго до выезда в свет вышел новый хит группы «Краски». Строчка из него помогала нам определить градус подпития одного нашего товарища. Когда стрелка залития переходила в красную зону, Таракан оживлялся и начинал кричать:

– Мамочка, что с нами будет?! Я полюбила бандита!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное