Light Smoke aka Дым.

Записки на краях шарфа

(страница 2 из 29)

скачать книгу бесплатно

Когда мы ехали либо когда стояли в Лосе, регулярно случались разные рубки. Бывали и очень жёсткие. По этой ветке ездило много и мяса, и коней – все друг друга били. Первые околофутбольные баталии я видела не в формате «околофутбол», а скорее в формате «около-Лось». Мобильников ни у кого не было, всё строилось большей частью на спонтанных пересечениях.

Однажды на Лосе на меня напал какой-то мясник. Мы приехали туда – народу почти не было. Я, Рыжая, несколько мытищинских парней. Остановилась электричка, из неё выбежали мясники, и понеслось. На меня прыгнул какой-то мужик, схватил за шарф и начал тянуть. Тогда я первый раз ударила мясника! Шарф был отбит. Драться приходилось и впоследствии, а первый опыт запомнился надолго.

Следующие годы начинались с футбольного календаря в «Спорт-экспрессе». Открываешь в начале сезона:

– Так, куда я поеду в этом году?

Однажды в 1998-м сидели в Лосе, бухали. Рыжую кто-то уговаривал выпить стакан водки – она активно отнекивалась. Тут приезжает Серега, только что вернувшийся с выезда в Тюмень. Рыжая продолжала отбиваться:

– Нет, я не буду! Серега, помоги!

Серега спокойно отвечает:

– Да ладно!

Хватает полный стакан водки и выпивает!

Через несколько минут он торчит в окне и метает харч с девятого этажа.

* * *

По нашей ветке, в Королёве, жили два брата-близнеца из спартаковской банды Gladiators. Однажды мы с ними столкнулись на платформе. Меня переклинило, кричу им:

– Давайте драться! Давайте драться!

Парни пытаются с ними о чем-то договориться, а я прыгаю вокруг и кричу. Так и не забились. Прошло несколько недель. В Мытищах был день города. Иду мимо местного ДК, тороплюсь на общий сбор. Хлоп, меня кто-то бьёт по плечу.

Поворачиваюсь – стоит один из этих братьев, улыбается:

– Ну что, драться-то будем?

В итоге драка с гладиками состоялась, хотя я в ней не участвовала.

Брат меня постоянно доставал:

– Возьми меня с собой на футбол!

Я его отшивала раз за разом, мол, зачем ты там нужен. Но судьбу было не обмануть.

В 99-м Швед сам купил билет и поехал в Раменское, где кони очень жёстко подрались с ОМОНом. Когда он приехал домой с фингалом под глазом, у него горели глаза! Сказал, что было нереально круто и он хочет ходить на футбол! И понеслось…

Колдун: Район, на котором я рос, всецело поддерживал «Спартак». Все болели за мясо, шизили за мясо, на районе постоянно мелькали красно-белые шарфы.

В 97-м году я начал проявлять интерес к футболу. Сначала общался с мясом, но не дошло до того, чтобы я начал носить розу или ходить на их матчи. Был уровень чисто бытового общения, дворовая компания. Иногда в разговорах я интересовался их движением, хотелось понять, что это за тема. Ребята они были дружные, держались вместе, гоняли на выезды, одевались интересно, у них были свои угары. Один из них и ныне ездит на футбол в статусе болельщика. Когда-то он ходил в черно-красной розе Spartak Ultras.

В то время могли подойти и спросить за розу.

Тем не менее, был у меня на районе один знакомый конь. Он фанател по баскетболу. Позвал меня на матч ЦСКА – «Локомотив» (Минеральные Воды) – на дворе был февраль 1998 года. Раздавали билеты бесплатно: тогда пытались привлекать молодёжь на трибуны. Всем было не до спорта, народ пытался выжить. Собрались небольшим составом на районе, с нами были и мясные – билеты на халяву, почему бы и не сходить. Из десяти человек трое болели за «ЦСКА», я тоже пошёл в армейской розе – мне её подарили. Сходили, пошизили. Мне очень понравилась атмосфера! Организованная поддержка, угары, на трибунах тогда было чувство единения. Коней было очень мало по сравнению с количеством мясников, их сплочённость мне очень понравилась. Я начал интересоваться армейским движением, проявлять интерес и симпатию.

В начале мая 1998 года я принял для себя решение – буду гонять за коней! Это интересно, круто и правильно. Поехал на «Петровско-Разумовскую» покупать себе розу – это было в ближайших краях единственным местом, где можно приобрести шарф «ЦСКА». Потом ещё шарфы появились на вьетнамском рынке «Красная река». На рынке мы не покупали, чтобы не кормить иностранцев, да там и без нас было весело – в те времена туда постоянно приезжали РНЕшники и бритые на 20 апреля; в некоторые дни этот рынок превращался в ад. На территорию рынка заваливалось человек 100–150, и щемили всё, что движется.

Рядом с этим же рынком я снял первую розу. Мы с товарищем прогуливались, увидели двух мясников и решили проявить к ним нетерпимость. Подкараулили на улице, подошли. Предложили им подраться или сразу признать поражение и отдать розы. Они подумали и отдали розы. Я был сильно удивлён, как так – взять и так просто отдать свои цвета! Это позор! Когда снимали розы, один из мясников пожаловался, что с него уже вторую розу в этом месяце снимают.

Свой первый шарф я купил без приключений. Из магазина дошёл до остановки, сел в автобус. Достал по дороге из пакета, еду – рассматриваю. Смотрю – в салоне парень сидит в армейской розе. Он меня заприметил, пошли друг к другу почти одновременно. Поздоровались, обменялись контактами – тогда коней было так мало, что люди при встрече были рады любому красно-синему собрату. Незнакомый человек в красно-синей розе воспринимался как родной, старались устанавливать и не терять связь с каждым.

Первый футбол, на который я пошёл, было столичное дерби ЦСКА – «Динамо». Матч проходил в дружеской обстановке, все отлично поддерживали свои команды. После матча извилистым маршрутом пошли до «Савёловской» организованным мобом, около 80 человек. В районе «Белорусской» наша толпа увидела другой моб, численностью также около 70–80 человек. У всех были розы на шифре: и у них, и у нас. Все одеты одинаково – черные бомберы, джинсы. Намотали на руки пряги. Когда стали сближаться, те нам давай орать – эй, мясо! А мы им орём то же самое… В последний момент поняли, что и мы, и они – это кони вперемешку с «Динамо».

Районные мясники удивлялись:

– Нафига тебе это надо? Надо болеть за чемпионов. «Спартак» – чемпионская команда, народная. А ты за кого болеешь? У нас на районе никто за коней не болеет, а ты болеешь! Что это такое?

Тем не менее, с районным мясом проблем не возникало – были знакомы с подросткового периода, остались нормальные отношения.

В 1999 году пробил свой первый выезд, в Ярославль. Тогда он и за выезд-то не котировался, но надо было с чего-то начинать. Среди коней у меня тогда особо друзей не было. Знакомому баскетбольному фанату ЦСКА с района футбол был не интересен.

У нас в Бескудникове уже была на тот момент сплочённая группа молодых коней, которые катались на матчи и давали бой. Некоторые из них позже стали одними из основателей группировки Gallant Steeds. Поначалу мы не общались, но в начале 1999 года я с ними познакомился в результате одной из районных разборок. У моего товарища произошёл конфликт с отставным ОМОНовцем. Драться «раз на раз» с ним пришлось мне. Я дрался самоотверженно, но мне было 15 лет – возраст и габариты не позволили победить в той драке против опытного взрослого бойца – ОМОНовец меня затоптал. Этот махач увидела компания, в которой был кто-то из бескудниковских коней. Им понравилось, что я стоял до последнего. Один из старших узнал об этой ситуации и предъявил:

– Вы чего не впряглись? Он же тоже конь!

С того времени завязалось личное общение. Настало время следующего дерби, и я попал на сбор будущих GS. Накануне договорился погулять в выходной с девушкой, у меня как-то вылетело из головы, что предстоит день дерби – я тогда начал плотно увлекаться боксом и немного отвлёкся от субкультурных движений. Встречаю на районе нескольких коней из той тусы. Они мне говорят:

– Серёг, ты куда?

– С девчонкой погулять.

– Ты чего, какая девчонка?! Сегодня дерби ЦСКА – «Спартак»!

– А где матч?

– В Черкизове! Надо ехать, сейчас собираемся. Будем по Савёловской ветке орудовать!

В общем – хрен с ней, с девчонкой. Конечно, я поехал с парнями! Прихожу на место сбора: с кем-то был знаком, с кем-то нет. Всего собралось около тридцати человек, и мы поехали на платформу Бескудниково. Хотели подраться с долгопрудненским или лобненским мясом. С последними были самые жёсткие зарубы. У них был яркий, харизматичный лидер – некий Джордан, который рулил всем мясом на ветке.

Подходит собака, и мы заприметили в ней мясников. Прыгнули в собаку, идём по вагонам к мясу. Между нами остаётся один тамбур, и тут нам попадается конь – он ехал в этой собаке зашифровавшись. Он нам говорит:

– Парни, не ходите туда! Там четыре вагона мяса!

Силы неравные, да и пофигу. Мы было пошли дальше, но двери в их вагон оказались заблокированы.

На платформе Окружная мы вышли и бросились к вагону мяса, к ближайшим дверям. Видимо, они не совсем понимали, какое нас количество, и не торопились выскакивать. Мы попытались зайти сами – в ответ полетели бутылки, и начался обмен ударами. Кони с платформы лупили по вагону, мясо швырялось через окна дерьмом – всё под аккомпанемент взаимных оскорблений. Двери закрываются – из мяса никто не вышел.

Тут вижу: к стеклу мясник прижимает носопыру, типа пятачок показывает, корчит рожи и фак показывает. Мне это очень не понравилось. На ногах были новенькие ботинки Dr. Martens, и я со злости всандалил стальным стаканом точно в ту точку окна, к которой мясник прижал свой нос. Стекло осыпалось, «мартенс» врезался в рожу свиньи, и пятачок пропал из поля зрения. Электричка тронулась.

Такой экстрим у меня был в первый раз. Парни сказали, что это круто выглядело!

Приехали на Комсомольскую. Идём по переходу, и прямо на нас выходит группа мяса, человек 15–20! Взрослые мужики и ребята постарше нас. Они явно не ожидали этой встречи, шли растянувшись. Мы же шли собранно. Набросились на них, как бандерлоги, – возраст и комплекция им не помогли. Облепили их и затоптали. В процессе драки подключались люди со стороны, причём подписывались только кони – мясо на платформе было: они стояли и не вмешивались.

Запомнился один момент. Я зауважал заваленного мясника – он намертво вцепился в розу и не отдавал её, как его ни колотили и ни возили по полу. Ему сильно накидали гриндерсами, но розу он не отпускал. В итоге его оставили в покое. Молодец, красавчик – за цвета держался до последнего! На его фоне многие его коллеги смотрелись жалко: взрослые мужики зажимались, прятались за спины прохожих, просили, мол, ребята не бейте. Вид у них был очень хулиганистый, но розы они отдавали без сопротивления. Положительный пример поведения и отрицательный в рамках одной ситуации.

Бескудниковские кони хорошо отметились в тот день.

Костыль: К концу девятого класса в школе меня настоятельно попросили:

– Давай, ты не придешь в 10 класс!

Мне было всё равно. Недалеко от дома была путяга, автомобильный колледж. Я решил, что пойду туда – а чего, нормальная тема. И не поступил…

К счастью, подвернулась другая шарага, техникум, – я пошёл туда. На новом месте познакомился с парнями, которые ходили на футбол, носили розы, участвовали в движении. Стали общаться. У меня тогда не было никакого понимания, что это за движение.

В 1997 году пошёл с ними на футбол – понравилось. Потом продолжил в том же ключе и дальше, стал ходить на футбол. Я знал из рассказов, что есть конфликт между конями и мясом, что они бьют друг другу рожи, но мне всё это было не очень интересно. Прикольно было сходить на футбол! Шарф на шее, пить водку, шизить на стадионе – обожаю суппорт! Это угар, это мне нравится. А мордобой, причины войны между конями и мясом мне тогда были непонятны – я собирался оставаться в стороне от этих разборок, меня интересовал только футбол.

Я купил свой первый шарф. Спустя две недели ехал в техникум – с меня стали снимать шарф четыре персонажа.

Подошли какие-то парни, обступили и говорят:

– Давай, старичок, скидывай шарф – и свободен! Процедура простая.

Мне стало очень обидно: какие-то чмошники подходят и пытаются меня тут ограбить, отнять предмет ставшего любимым хобби; кинуть на деньги, которые я заплатил за розу.

Пошёл на принцип и отказался отдавать шарф. Начался замес: четверо на одного. В драке я был избит: меня повалили, запинали и сняли шарф. Это были заведомо нечестное нападение и грабёж.

Помню, шёл после, и в груди клокотало:

– Таких гадов гасить надо, нах!

С того момента во мне затаилась дикая злоба на мясо, появилось стойко негативное отношение к красно-белым по формуле «Где увидел – там и бью!».

И до этого мясников я не любил, в родном Алтуфьеве эта порода людей всегда царапала взгляд: вечно бухие, грязные, агрессивные, с ордами таких же карликов вокруг. Мясники производили на меня отвратное впечатление. Как молодому гражданину и уважающему людей жителю города, мне эти толпы пьяных олигофренов казались просто лишними на местности. Я знал, что «ЦСКА» бьётся с этим стадом, у них между собой по менталитету полный дисконнект. Выбор «ЦСКА» был во многом предопределён этим фактом.

Когда с меня сняли шарф, а значит, старина Костыль оказался в минусах – я принял решение вписаться в эту войну. Надо было выводить баланс в плюс после такой лажи.

Со своими одногруппниками начал участвовать в рейдах охоты за шарфами. Начал собирать коллекцию красно-белых роз. Начали гулять по районам и схлёстываться.

Эта компания была потом в числе тех, из кого образовывались Gallant Steeds.

Было несколько забавных эпизодов.

Как-то идём с корешем Женей, он в параллельной группе техникума учился – будущий гэлант. На «Менделеевской» видим типа в чёрно-белом шарфе с приятелем. О-па, педо! Прыгаем на них, второй убегает. Тип в шарфе остался и нормально пошёл в отмах. Гасимся с ним; в процессе драки он перемещается вверх по лестнице перехода на «Новослободскую». Парень дрался, не отступал ни в какую.

В какой-то момент мы устаём – возникает пауза.

Начинается разговор:

– Вы чо?!

– Через плечо!

– Х*ли вам надо?!

– Ты педо!

– Что вы гоните?!

– Что ты гонишь!? У тебя роза!

Он снимает шарф и показывает: у него оказывается обычный шарф, в котором в части узора присутствуют чёрный и белый цвета. Оказалось, мы лоханулись! Не на того напали… А парняга красавчик – пару минут рубился очень чётко! Извинились и разошлись.

Через некоторое время я купил шарф Red Blue Hooligans, с бульдогом. Одел в первый раз, будучи уже карланом на некотором опыте.

Однажды мы как-то с корешем, конём из Тушино, спускались в метро на его районе. Он помимо «ЦСКА» электронной музыкой увлекался и одевался соответственно. По внешнему виду вообще нельзя было сказать, что он фанат. Только одна деталь выдавала – он всегда ходил с прягой.

Спускаемся на платформу, я смотрю – в середине «Тушинской» стоит группа, человек десять, в шарфах. Я приглядываюсь и вижу, что шарфы красно-тёмные, что-то такое. Думаю, нормально, не мясо вроде. Идём дальше.

Доходим до них – подходит электричка. Перевожу взгляд и вижу, что эти десять человек смотрят на меня в упор, на их лицах изумление! Я не понимаю, в чём дело, присматриваюсь. У них шарфы не красно-синие, а красно-чёрные! У мяса тогда были хулиганские шарфы в красно-чёрном цвете. Я понимаю, что сильно ошибся… Не мой день. В основном это были карлики, но было и несколько человек нормального возраста и комплекции.

Кореш, не заметив, проходит дальше и запрыгивает в поезд. Дёргаюсь, чтобы тоже заскочить в поезд, меня хватают и обступают толпой. Начинается групповое избиение со всех сторон. Слышу, двери закрылись, поезд поехал.

В какой-то момент их хватка ослабла, и я смог вырваться, сорвал с пояса прягу. Вижу, как мой кореш с ними рубится. Он успел выскочить – они на него внимания не обратили. И он со спины с прягой в них влетел! Рубим вдвоём их прягами – они пришли в замешательство и побежали от нас. Выгоняем их на улицу. Останавливаемся, передыхаем, делимся впечатлениями.

Возвращаются двое самых здоровых из них. Идут к нам. Смотрю, пряги в руках. У нас тоже. Сходимся, начинаем рубиться прягами двое на двое. У них как-то драка не пошла – оба пропустили несколько раз прягой в голову.

Они притормозили, подсдулись, начался базар. Один говорит мне:

– А ты что, хулиган?

Я тогда только претендовал на это звание и ответил честно:

– Нет, не хулиган. Но за розу отвечу!

Они постояли, посмотрели, развернулись и ушли. А мы поехали зависать к девчонкам, куда и направлялись с самого начала.

Потом был еще один эпизод в Алтуфьеве. Там мясо всегда паслось толпами, в дни футбола по району кружили орды, со всех окрестностей мясники собирались по 100–200 человек и куда-то двигали или где-то зависали. В тот день мы с другом махнулись шмотками: он мне отдал красно-синий свитер-пульсар, я ему – немецкую рубашку с орлом на рукаве. А это был день футбольного тура.

Я понимаю, что сейчас в городе мясо, и мне ехать в Алтуфьево. Еду в этом свитере домой. Выхожу в Алтуфьеве из метро, лесенка из перехода на улицу, мне в одну сторону, а на противоположной стороне на лестнице стоят человек пятнадцать. Палят меня, кричат:

– Эй, братан, ну-ка тормозни!

Ещё чего. Бегу по лестнице, за мной бегут шесть человек. Бегу по улице, вижу ментовский «козлик» стоит на обочине, бегу к нему. Остановился, думаю, что здесь-то меня явно бить не будут.

Мясо смотрит издалека – я с серыми вроде не общаюсь, просто стою себе и всё.

Один из них идёт ко мне. Подходит и говорит:

– Ну чё, братан, пойдем рубиться!

– Чёт вас многовато на меня рубиться, вариант не очень – я один! Это не по честному.

– Не ссы, будет всё ровно! Один на один подерёшься – мы выберем одного.

– Ладно, пошли драться!

Я согласился драться, но почувствовал, что будет какая-то жесть. Отходим за дом, чтобы менты не увидели.

Драться со мной вышел самый здоровый. Начинаем драться с этим типом, а он оказался хоть и здоровый, но какой-то ватный. При том, что я на тот момент был вообще не спортсмен, не отличник по физкультуре, я сумел насовать ему по голове практически в одну калитку. Я его уверенно гасил, когда со стороны неожиданно вписался второй мясник. Вот пидорасы!

Когда вписался второй, я снял прягу. В ответ один из мясников тоже снял прягу, а второй достал шланг от стиральной машины с грузиком. Тридцать секунд драки на дерьме – нормальная рубка. Тут что-то склинило в мозгах у человека, который договаривался со мной о драке. Он подумал, что это плохая тема, отвёл одного из них, мол, не надо, договаривались один на один. Давайте, рубитесь дальше. Мой оппонент отказался – ему уже хватило.

Говорю им:

– Ну что, кто следующий?

– Да не, завязываем, ты подрался, красавчик, чё!

Это были ещё не те парни, которые образовались в печально известную Алтушку, те были тогда моложе… У мясников, с которыми я повстречался в тот день, какие-то понятия о чести были.

Мясники готовились к матчу, один из них достал пузырь и говорит:

– Давай тогда бухнём!

Выпил с ними из горла водки – так и разошлись.

Неожиданный шедвелл (Федос)

В школе я сначала не выделялся – был ни рыба ни мясо. Лохом я не был, поскольку дружил со спортом и драться не боялся, хотя сам на конфликты не нарывался. Середнячок. Крутые парни из нашего класса, с которыми я общался, позвали меня на матч «Динамо». Мне было 14 лет, 1995 год, «Динамо» играло с «Аланией».

Первое чувство, которое я ощутил, попав на стадион, – это был страх… Вокруг скинхеды в пятнистых штанах, лысые, здоровые, в армейских ботинках – «гриндерсов» тогда ещё не было.

Я спрашиваю одноклассников:

– Что делать-то надо?

Они говорят:

– Руки поднимай и ори «Динамо!», когда все орут «Динамо!» и поднимают руки.

Ладно, стал повторять за окружающими. Потусил, понравилось. Раз сходил, два сходил. Начал покупать «Спорт-экспресс», следить за футболом. В следующем туре должен был состояться матч «Спартак» – «Динамо».

Спрашиваю парней:

– Чего, идём?

Они говорят:

– Не, на «Спартак» – «Динамо» мы не пойдём. Там сильно избить могут, нафиг надо…

– А я пойду!

– Ну, скатертью дорога.

Решил пойти один. Приехал за день до игры на Черкизово, попросил в кассе самый дешёвый билет. В тридцать шестом павильоне на ВДНХ тогда продавались шарфы. Там я приобрёл себе розу «Динамо» в день перед футболом.

На следующий день еду на футбол. Один, в футболке Iron Maiden, розу я предусмотрительно повёз с собой в непрозрачном полиэтиленовом пакете. Нахожу свою трибуну, захожу и понимаю, что что-то тут конкретно не так.

Самый дешёвый билет оказался на фанатском секторе мяса!

Смотрю, какой-то кипиш. Стоят восемь взрослых мужиков в шарфах «Динамо», вокруг них что-то вроде зоны отчуждения, я подумал – может, так и надо?

Пробиваюсь к ним, достаю из пакета шарф и встаю рядом. Игра начинается, и я чувствую, как вокруг стремительно начинает сгущаться напряжение. Я успел постоять в шарфе максимум пару минут, когда мясо прыгнуло на этих мужиков. Мужики сразу пошли в отмах. Я не дрался, был в шоке от происходящего, наблюдал за дракой из-за спин мужиков. Прыжок отбили. Довольно быстро появились менты, и нас вывели с сектора.

Менты сказали нам идти на свою трибуну, объяснить там ситуацию, и нас пустят. Мы обходили Черкизон, когда мне прилетел мощный удар сзади, и я полетел на землю. Вцепляюсь в шарф, за него тянет какой-то здоровый лысый тип. Шарф удержать не удалось – этот парень его вырвал и передал кому-то. Его же почти сразу задержали набежавшие менты. Менты с нами дошли до нашей трибуны, где один из этих мужиков сказал мне, чтобы я не расстраивался, и подарил мне свою розу.

Этот шарф оказался редким и раритетным: у меня потом его пытались и выменять, и купить, но я всегда отказывал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное