Light Smoke aka Дым.

Записки на краях шарфа

(страница 1 из 29)

скачать книгу бесплатно

© Александр ДЫМ, 2014

© Издательский дом «Кислород», 2014

© Дизайн обложки – Кирилл Витковский, 2014

Предисловие

Идея этой книги появилась в 2005 году. Яуза в разговоре как-то сказал Дыму, что интересно было бы сделать книгу – сборник баек-историй старой мафии. Тогда на дворе для нас стояло смутное время, поражения на Маленковке и Проспекте Мира поставили все армейские банды перед вопросом – быть ли движу дальше? Парни были одними из тех, кто на этот вопрос ответил: «Быть!»

И мы выбрали не просто быть, а быть лучшими. Жизнь была насыщена событиями и без такой заявки о себе как книга. Поэтому мы отложили её создание на более подходящее время.

Спустя семь лет это время настало. Дым записал первую историю. Потом еще одну. Еще. И еще. Звонки, контакты, встречи. Он слушал истории парней на кухнях старых хулиганских притонов, на балконах квартир, в барах и на скамейках парков. Набивал тексты ночами в спальном мешке на бетонном полу в длинных зимних трипах в депрессивное Поволжье, печатал часами в «Сапсанах» и на верхних полках плацкартов. Чтобы сильнее пропитаться хулиганской эстетикой для художественного оформления историй, Дым принял предложение стать админом одного очень популярного фанатского ресурса и начал в адских количествах постить разные материалы на хулиганскую тематику: большое количество соответствующих образов помогало прокачать правильный настрой для обработки текстов. Книга росла и обретала черты, пока не оформилась в цельный снимок времени. Историй хватило бы еще на три книги, но в какой-то момент стало ясно, что всё нужное уже сказано и можно остановиться.

Со многими людьми уже не пересечься – сидят, погибли, уехали в далекие города, а то и страны. Многие вернулись к мирной жизни и залегли на дно спальных районов или в уютные стены офисов, однако, встречаясь с множеством парней, отошедших и ветеранов, часто ловишь себя на мысли, что хардкор не бывает бывшим – в каждом из них продолжает жить воин.

Содержание этой книги – плод богатого жизненного опыта коллектива авторов, которых долгие годы связывает тесная дружба. У нас не было цели составить хронику прошлых событий, в книгу вошли лишь те места и ситуации, которые глубоко поразили сердце, обогатили опытом и заставили почувствовать жизнь с каких-то новых сторон. Истории собраны не в чётком хронологическом порядке.

Эта книга – нарезка будоражащих кадров из жизни компании фанатов ЦСКА поколения 1978–1985 годов рождения, чей расцвет фанатской деятельности пришёлся на конец девяностых и первую часть двухтысячных годов.

События книги берут своё начало в середине девяностых. Её герои вышли из разных социальных слоёв, и в жизни многие из нас – бесконечно разные персонажи, за исключением времени, проведённого вместе на пути воина. Именно это время нас и изменило, и сформировало.

Все возможные нестыковки, неувязки, ошибки в датах, прочие отклонения обусловлены давностью произошедших событий.

Время как ластик – многое приходится восстанавливать по полустёртым обрывкам памяти.

Книга ничего не пропагандирует и ни к чему не призывает. Встречающиеся в книге художественные элементы, которые можно отнести к правым и иным радикальным субкультурам, приведены исключительно для более яркого художественного оформления текста и придания ему большей реалистичности.

Концептуально эта книга – обработанные словами мысленные видеоролики архивных папок безвозвратно ушедшего мира; кадры словами, фиксирующие сцены той жизни, о которой мы будем помнить до последнего вздоха.

Лучшей цитатой к тому духу, частичку которого мы хотели передать этой книгой, служат слова Фридриха Ницше: «Беззаботными, насмешливыми, сильными – такими хочет нас мудрость: она – женщина и любит всегда только воина».

Многим дано прожить бурную и интересную жизнь. Однако лишь единицы могут запечатлеть свою жизнь как легенду. Это легенда о том, как отправился в свой славный боевой поход красно-синий драккар и как десятки злых сильных голосов оповестили мир о том, кто будет теперь им править.

Хорошее художественное вступление, правда?

На самом деле нам всё это приснилось, а когда мы проснулись и рассказали свои сны друг другу – появилась эта книга.


Люди Чести

Боевые искусства (Яуза)

Всё началось с первых фильмов про боевые искусства. Я был ещё маленький, когда как-то поехал с родителями в гости к их друзьям. И там на видео увидел фильм «Остров Дракона» с Брюсом Ли. Это нанесло серьёзный удар по неокрепшей детской психике – мне дико понравилось!

Итог был закономерен. В 1987 году мне было семь лет, и я пошёл заниматься по объявлению в свою первую секцию – вин-чунь кунг-фу. Стиль Брюса Ли – так они его и рекламировали. Преподавал там какой-то странный человек: он был русским и производил впечатление нормального, но когда начинал тренировку, у него сразу появлялся какой-то странный а-ля корейский акцент. Он был конкретно «в образе». Прозанимался я у него примерно два года: одну зиму мы занимались в лесу, вторую зиму начали кочевать по разным залам. В итоге я потерялся: был школьником младших классов, и ездить куда-то спецом на тот момент было довольно неудобно.

Вообще, в плане боевых искусств на улице заезжие азиаты скорее разочаровывали. У нас на районе была общага под названием Шанхай, и районная молодёжь частенько ходила кидать тамошних обитателей. Обычно они были достаточно пассивными и не доставляли особых проблем, но однажды один районный гаврик немного влип. Ему попался какой-то очень шустрый, безумный и что-то умеющий китаец. Он зашипел и ткнул парня пятернёй так, что у того неделю не сходили с кожи три синих точки – отпечатки пальцев… Выглядело прикольно. Азиату его боевое искусство всё равно не помогло: китайца охерачили битой, и на этом всё его кунг-фу закончилось.

В шестом классе в мою жизнь пришло каратэ. Сочетание каратэ и видеосалонов – это страшная сила… Первая серьёзная секция – шотокан-каратэ. Там я прозанимался до 11 класса. Для детских районных разборок это была вполне неплохая школа, в драках с такими же малолетками каратэ реально работало! Особенно мне полюбился удар мае-гири в прыжке, всем весом. Однажды я им с прыжка буквально снёс оппонента с ног. Так, что он отлетел на пару метров.

В 11 классе я попал под замес, в очень серьёзную разборку. Мне хорошо всекли, и я осознал, что надо что-то менять в системе боевой подготовки… Парень пробил мне по-боксёрски, и я сразу погас…

Расклад был очень неприятный, и мне ещё повезло – легко отскочил. Мы были дерзкими, 11-й класс, частенько тусовались в районном детском садике. Набухались там как-то и решили пойти в соседний микрорайон поискать неприятностей. У нас были так называемые Верхний и Нижний городки Моссовета, мы были с Верхнего. Напились водки, кто-то и говорит:

– Пойдём в Нижний городок, надаём там всем 3,14здян!

– Ну, пойдём.

Ходили-ходили, искали, до кого докопаться, – никого не нашли. Потом мы зашли во двор к одному местному авторитетному шпану, грузили-грузили его… Он нам говорит:

– Завтра приходите. Разберёмся и поговорим!

С утра подряжаемся, всем звоним… В итоге никто не пришёл. Собралось нас всего четыре человека. Ладно, идём в тот двор общаться, что делать – сами же забились…

Тут один из наших говорит:

– Я могу наших старших подтянуть, они за нас впишутся, мы же тоже с Нижнего.

У нас на районе была своя авторитетная полублатная компания, но из нашей тусовки с ними практически никто не общался.

Заходим в тот двор – там стоит человек пятнадцать.

– Погодите, пацаны, сейчас наши старшие придут!

Приходят старшие с нашего района, здороваются с этими, те тычут пальцем в нас, типа «вот эти гады, которые перемирие нарушают!» Тут начало брезжить понимание, что ситуация выруливает в нездоровое русло. Во дворе собирается около тридцати человек, и нас четверых разводят по компаниям. Каждого отводят в сторонку, над ним нависает 7–8 человек, и начинают грузить за жизнь. Я понимаю, что писец, поскольку по всем понятиям мы, и правда, были неправы. Кого-то из наших на заднем плане уже колотят всей толпой.

Мне один авторитетный чечен говорит: «Пойдём поговорим один на один!» Я подумал, что один на один ещё не самый плохой расклад. Отошли. Стоим, разговариваем, базар-базар, вдруг – БАЦ! Удар кулаком в лицо, – я пропускаю, сразу падаю, нокдаун, в голове звенит.

Он говорит мне:

– Осознал?

– Да, отвечаю, – а что тут непонятного.

В общем, тот день оставил в душе крайне неприятный осадок. Я собирался прийти и забиться с ним, морально готовился – но он вскоре после этого разбился на мотоцикле, и реваншу не суждено было состояться.

Этот случай показал мне, что в моей боевой подготовке есть над чем поработать. Спустя некоторое время ко мне попали две книжки Белова «Искусство атаки» и «Изначалие». Так я попал в мир славяно-горицкой борьбы. Зачитывался этими книгами запоем. Приехал, решил посмотреть. Секция была в Коломенском. У меня был пояс по каратэ, думал, приеду и хоть что-то покажу. Приезжаю, и на первой тренировке меня какой-то щегол выносит в одну калитку. Я понял, что надо что-то делать, и, закусив удила, все пять лет института проходил на славяно-горицкую борьбу. Занимался у Белова, основателя системы. Первые три года очень плотно, по 3–4 раза в неделю без пропусков. Потом в моей жизни появился околофутбол, и в следующие два года частота тренировок немного снизилась. Тренировки стал посещать и Федос. Было весело.

Сыграло свою роль то, что Белова начало немного заносить – сначала в сторону политики (он организовал какую-то партию). Подготовка начала дрейфовать от рукопашного боя в сторону непонятно чего – начались тренировки а-ля «боевое плавание», «ориентация на местности», «спортивное лазание по деревьям» и т. п.

Мне это было уже не столь интересно, меня интересовал вполне конкретный прикладной мордобой. Потом пошёл уклон в сторону эзотерики. Полная жесть из серии «Боевая магия варваров». На тренировках стали появляться темы вроде «у вас 2 минуты, идите погуляйте и представьте свой паттерн и мифическое животное Люто». Творились неописуемые вещи, и по итогу мы завязали.

Тем не менее, этой секции я благодарен. Придя после неё в околофутбол, я чувствовал себя вполне комфортно: тренировки проводились на улице в любую погоду, махались мы в полный контакт, и как система рукопашки эта подготовка оказалась весьма эффективной в массовых и одиночных драках.

Параллельно в институте вместо физкультуры я ходил на дзюдо.

После славяно-горицкой мне попала в руки книжка Юрия Юрьевича Сенчукова «Грязное ушу». Было довольно любопытно читать, и с автором этой книги я сошёлся по итогу в реальном поединке.

Он преподавал в то время хапкидо, а мне как раз стало любопытно попробовать, что это за стиль. Поездил по Москве по секциям – попал в секцию к Сенчукову. Он очень крутой мастер, тоже не без странностей – но крутой. Первый раз я приехал и подрался с ним на ножах.

Когда я пришёл к ним в секцию, показалось, что они как-то странно работают – на низких скоростях, не в полный контакт. После славяно-горицкой, где постоянно колотили по щщам и «стенка на стенку», было обычным явлением: ты как-то приходишь в секцию и осознаёшь, что вопрос авторитетов для тебя не стоит. Приходит понимание, что всё зависит не от системы, а от того, как дерёшься лично ты.

Захожу в зал. Смотрю, как проходит тренировка. Стою с кривой рожей – что тут за фигня…

Он подходит ко мне и спрашивает:

– Что типа не нравится?

Я отвечаю:

– Да шляпа какая-то, если честно! Не кажется эффективным.

Он говорит:

– Может, постоим?

Классический спарринг пришлось отбросить – я был в тот вечер в классическом костюме и в гриндерсах; ни сменки с собой, вообще ничего. Предложил ему подраться на ножах – он согласился.

– Здесь будем?

– Нет, пойдём в раздевалку.

Зашли в раздевалку, подрались. Проиграл ему со счётом 5:10. Он сказал мне после боя, что я один из лучших на тот момент, с кем он дрался на ножах, и это было серьёзным комплиментом. Со мной приехал ещё один парень, который до этого занимался кобудо. С ним Сенчуков подрался на шестах и тоже победил – выглядело очень круто, аж щепки летели!

По итогу я пошел к нему учиться и прозанимался у него примерно полгода: ездить было далековато – с «ВДНХ» до «Южной». Сейчас у Сенчукова своя академия «Контен» на Каширке.

Что мне понравилось в их системе, у них любое контрдействие – это удар по яйцам! Что бы ты ни делал, как бы ни нападал – в ответ прилетал удар в пах. Там были ребята, у которых эта тема была наработана до автоматизма, с ними мало кому понравилось бы стоять: чуть что – шлёп в промежность…

Потом походили с гэлантами на рукопашку к омоновцу – там не особо понравилось. А потом мы с Юрой Нераболом пошли в ЦСКА на бокс. Вот бокс нас захватил надолго!

Но в ЦСКА тоже было не очень удобно ездить, и мы стали тренироваться в боксёрском клубе «Норд» на «ВДНХ» у Володи Индейца, к тому моменту уже давно ставшего легендой мясного движа – ех-предводителя GF. Туда же довольно быстро подтянулись Хакер и вся наша мафия. В «Норде» мы прозанимались довольно долго. Это был легендарнейший зал, там занимался очень пёстрый и серьёзный состав.

Мы прикалывались, что если туда приедут мусора, они могут принимать вообще всех, кто там занимается, включая тренера… Просто за татуировки – руны, пропеллеры, лозунги, бригадные символы.

Довольно любопытным вышло посещение московской секции «кои комбат», той самой системы, с которой неразрывно связано имя Кочергина. Это питерская система, естественно, я не мог пропустить открытие этой школы в Москве. Там преподавал Виталий Богданович. Он потом умер от какой-то лютой болезни головы вроде рака мозга, хотя здоровьем отличался отменным. На первой тренировке он предлагал всем выдержать обычный маваши: группа вставала, все вроде как подготавливались, но от его на вид ничем не примечательных махов ногами люди просто складывались и оседали на пол.

Отзанимался месяца два, но вышла довольно неловкая ситуация. Все в этой секции, да и я, начитавшись Кочергина, начинали воспринимать окружающую реальность не совсем адекватно. Абсолютная беспощадность по отношению к себе; если биться, то в полную силу – этот набор установок сыграл на тренировке довольно злую шутку. Основной контингент занимавшихся имел определённую подготовку, и, начитавшись Кочергина, все приходили настроенные уничтожать себя по полной; имело место состояние некоторой душевной экзальтации.

Там и приключилась со мной история, после которой я подвязал с КОИ. На тренировке мы выполняли одно из рядовых упражнений: разбились на пары, встали на колени, друг напротив друга, начали боксировать. Без перчаток. Мне в пару достался молодой парень, который до этого занимался джиу-джитсу.

Я ему сразу сказал:

– Слушай, Кочергин – это, конечно, круто, но мне завтра на работу, давай без перегибов. Зачем это всё? По лицу сильно не бей, обозначай, по корпусу – как хочешь.

– Да, да, без проблем!

Начинаем работать. Он мне засадил по щщам довольно сильно.

Говорю ему:

– Слушай, ну ты чего?

Он опять:

– Да, да, извини.

Продолжаем работать – отсаживаю ему по корпусу, удары в голову ему обозначаю ладошками. Он мне опять с силой бьёт в голову.

Второй раз ему говорю:

– Заканчивай, ну ты чего в самом деле?

Он в ответ:

– А чего? Работаем же!

Ну ладно. Продолжаем работать. Он снова наносит сильный удар мне в голову. У меня пара сечек, опухла бровь. Ну, работаем так работаем: я включил Кочергина. Перестав сдерживаться, тут же пробиваю в ответ боксёрскую серию: бью левый прямой, затем наклоняю его и засаживаю в лицо несколько апперкотов. У него тут же заплывает вся физиономия. Прибегает тренер, уводит его в туалет умываться. Пришлось вызвать скорую. В итоге выяснилось, что у моего спарринг-партнёра перелом лицевой кости. Я не склонен винить в том, что всё так сложилось, пострадавшего, скорее, свою роль сыграла тут сама система построения тренировок.

В 2006 году я нашёл новую альтернативу и пошел заниматься к Юрию Михайловичу Федоришену, легендарному мастеру каратэ ещё с советских времен. Я искал какой-то оптимальный вариант тренировок (работал я тогда на Красной Пресне, а его зал был в районе метро «1905 года», минут 10–15 на машине). Когда я увидел список его данов и поясов, подумал, что это будет круто – и не ошибся.

Только попав в эту секцию, я понял, что такое на самом деле каратэ и что оно реально может. Это было совсем не то, чем я занимался когда-то в школе. Упражнения на удары по горлу, в глаза, в другие болевые точки были вполне в пределах нормы. Люди, которые приходили в первый раз, были в ахуе оттого, что в первом же спарринге в партере им пытались выдавить глаза и открутить мошонку. Однажды пришёл парень из капоэйры, крепкий тип, но он был в шоке, когда ему прищемили яйца во время броска. Он странно взвизгнул и пошёл в раздевалку, сказав напоследок: «Парни, я всё понял, это не моё!»

Тренировки там были весьма специфические, в каком-то смысле это секция «каратэ черных поясов» для тех, кто уже имеет определённый уровень и хочет его шлифовать. Там не было какой-то методы обучения для доведения бойца с нуля до какого-то уровня. Вышло так, что на первой же тренировке мне рассекли глаз во время драки на ножах. Я в ответ нарисовал оппоненту такую же сечку на лице. Потом уже на тренировках мы стали использовать маски во время таких поединков.

Околофутбольный опыт к тому времени дал мне богатое понимание того, чем является уличная драка, однако нечасто мне приходилось сталкиваться с людьми, в отношении которых возникало чёткое понимание, что если он захочет, то сможет за несколько секунд без особого напряга тебя убить. Не по-спортивному, хорошей двойкой в челюсть, а элементарно: пырнув в глаз пальцем, вырвав кадык или одним ударом сломав об колено позвоночник. Не будучи сотрудником спецподразделений, не проходя спецподготовки, этому довольно тяжело научиться. Но очень хочется.

Федоришен даёт и все эти вещи. Он подполковник милиции и имеет богатый опыт силовых задержаний особо опасных преступников. Кроме того, он семикратный чемпион Украины по рукопашному бою ещё времён СССР; список прочих регалий продолжать можно очень долго.

Там я подтянул свои знания рубки в партере и значительно пополнил багаж грязных приёмов.

Потом была своя секция. А сейчас я увлёкся кудо, и, думаю, что конца и края оттачиванию боевого мастерства не существует. Воин не может не биться, а спорт не может не радовать.

Начало (Шипа, Каспер, Шведка, Колдун, Костыль)

Шипа: В середине 90-х, после посещения нескольких футбольных игр, я отчётливо осознал, что мне этого мало! Нет, я любил футбол, знал игроков, кто как играет, но неумолимо влёк и тот факт, что есть парни, которые колотят мясо! Я узнал, что существуют такие люди, как хулиганы. Было прикольно: заходишь на стадион и начинаешь высматривать, где сидит основа. Смотришь, один сектор выделяется – там всё время шизят, руки летят, крики-выкрики. Сразу понимаешь – мне туда! Там уже познакомился с некоторыми личностями, и понеслось…



Каспер: Мне здорово запомнилась первая драка на футболе, которую я увидел. В 1998 году мы поехали на матч ЦСКА – «Ростов» на Песчанке. Нас было трое пятнадцатилетних подростков, а шарфа было два; мы спорили между собой, кому в них гонять. Ещё у нас не было денег и билетов на футбол. Мы в результате залезли через трубы на забор, откуда весь матч и посмотрели. На Песчанке тогда безбилетники не обламывались – все либо залезали на старый гараж за забором и смотрели мяч оттуда, либо лезли смотреть с забора, через трубы отопления, примыкающие вплотную к этому забору.

Посмотрели мы мячик на заборе – поехали назад. Спустились в метро. С нами в вагоне с футбола ехал один тип: высокий, долговязый, на вид ему было немного за двадцать. Одет в бомбер, джинсы, синие мартинсы – типичный хулс. Напротив него стояло двое таких же парней, тоже в бомберах, на моде того времени, короткие стрижки.

Долговязый молча подошёл к ним и рывком расстегнул одному из парней бомбер – наружу показался спартаковский шарф! В вагоне на секунду повисла нехорошая пауза. Парень ловко схватился обеими руками за поручень, резко подпрыгнул и с двух ног всёк мяснику в голову! Следующий перегон мы зачарованно наблюдали, как этот тип колотил в таком стиле сразу двоих – быстро, точно и мощно. В итоге, вцепившись руками в поручень, он умудрился в одну калитку ногами задолбить двоих до горизонтального положения.

Тогда на нас это произвело очень сильное впечатление!

Шведка: Всё началось в школе. Нам было по 15–16 лет – самый возраст бухать-тусить, хочется движухи. Моя подруга Саша Рыжая, адовая женщина, познакомилась с представителями той компании, из которой впоследствии образовалась Ярославка. Она позвала меня на футбол. В 1998 году мы с ней поехали на первый матч сезона ЦСКА – «Зенит».

Приехали в Москву, спустились в метро, на «Комсомольскую», стоим-думаем: «Интересно, на какой станции у нас находится стадион?!» Тут встретили конскую деваху. Она нам говорит: «Я тоже не совсем помню, вроде «Полежаевская!» А ехать надо было на «Сокол»…

Мне было абсолютно всё равно за кого болеть, до этого я даже немного из-за моды походила с мясной розой. На футбол я тогда не попала, зато помню много алкоголя во дворах на Песчанке – стало не до футбола. Было весело.

Общение продолжилось. Я начала гонять с этой тусовкой. У нас вошло в привычку собираться за 3–4 часа до матча в пивняке в Мытищах. Там были разливное пиво, водка. Алкаши-завсегдатаи иногда радовали заказами типа: «Мне 100 грамм и ириску!» Из этого пивняка мы либо шли пешком до платформы Тайнинская, либо ехали в Мытищи, а оттуда до платформы Лось. Там за полтора часа до матча обычно уже стоял сбор коней с Ярославского направления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Поделиться ссылкой на выделенное