Николай Леонов.

Руки вверх, генерал!

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Кстати, о запахах! – вспомнил Гуров. – Какие духи предпочитала ваша Вика? Вот, например, запах яблок и перца – такое сочетание вам ни о чем не говорит?

Смешливая блондинка опять фыркнула и посмотрела на Катю.

– Ну, я не знаю, – неуверенно пробормотала та. – Запахи – это так индивидуально… Хотя, пожалуй, вы правы – Вика предпочитала духи с фруктовым ароматом, с яблочным в том числе… Вообще же духи – это синтез многих запахов. При желании можно отыскать самые неожиданные… Того же перца, например… Хотя я, честно говоря, не припоминаю…

– Хорошо, возможно, мы поступим следующим образом, – перебил ее Гуров. – Я как-нибудь приведу к вам своего товарища – он, между прочим, собирается переквалифицироваться в дегустаторы, – и вы покажете ему духи, которыми пользовалась Вика, ладно? Это его грядка…

– Грядка? – растерянно повторила Катя.

– Ну, я имею в виду, что он сразу разберется, что к чему. А я в этом вопросе слабовато подкован. – Гуров улыбнулся и добавил: – Кстати, он полковник и мужик довольно веселый… Уж точно повеселее вашего генерала.

Он надеялся, что такая характеристика заинтересует блондинку Лену, но она только состроила скептическую гримаску на хорошеньком личике и совершенно неожиданно сказала:

– Все вы весельчаки – только женщинам из-за вас одни слезы!

– Ну это уж вы преувеличиваете! – сказал озадаченный Гуров. – Так уж и одни слезы?

– В основном, – твердо заявила девушка и, поколебавшись, добавила: – Ну, может, к вам это не относится. Может, вы золотой муж, я не знаю…

– В золотые зарплатой не вышел, – засмеялся Гуров. – А вот муж вашей клиентки на такое звание вполне может претендовать – сами говорите, деньги ей давал, «Мерседес» опять же… Чем вам не положительный пример мужской доблести?

Блондинка Лена только махнула рукой, а Катя сказала:

– Материальное положение имеет значение, конечно, но это не самое главное. Если между супругами не все ладно… Между прочим, та же Вика выглядела не очень-то счастливой. Сама улыбается, а в глазах – тоска. Непросто, видно, жить-то с генералом!

– Ну, это как посмотреть, – возразила Лена. – Иная генеральша так своим командует – любо-дорого!..

– Вика, по-моему, не из таких, – вздохнула Катя.

– А из каких? – спросил Гуров.

– Ну, она, это… более душевная, что ли, – объяснила Катя.

– Понятно, – сказал Гуров. – Значит, ничего больше сказать о ней не можете? Ну что ж, и на том спасибо. Хоть что-то прояснилось. Будем работать дальше…

– А, простите… – нерешительно проговорила Катя. – Если Вика погибла, как вы говорите, почему вы у нас спрашиваете, кто она такая? Разве муж от нее отказался? Или они вместе погибли?

– Ты опять глупости говоришь, Катька! – снисходительно заметила блондинка. – Если бы такая шишка, как генерал, погибла, вся Москва давно бы знала. Просто он ее еще не хватился, бедненький. А может, до смерти рад, что жена пропала, – я угадала? – она с веселым вызовом уставилась на Гурова.

– Поскольку о существовании генерала я узнал только от вас, – сказал Гуров, – то, разумеется, ничего не могу знать о его тайных мыслях.

Но когда я его увижу, то спрошу об этом. Непременно.

Глава 7

Крячко появился уже к вечеру. Он ввалился в кабинет с жалобным выражением на лице и как гончая потянул носом воздух.

– Ну, конечно, разве у нас умеют ценить трудящегося человека! – провозгласил он. – Весь день бегаю по городу, крошки во рту не было, мечтаю хотя бы чашку кофе выпить – но где там! У нас только пылью пахнет. А между прочим, в самом паршивом отделении милиции обязательно пахнет «Нескафе»!

– Что ж тебя в этом паршивом отделении не угостили? – спросил Гуров, с юмором глядя на друга. – Не угадали в тебе трудящегося человека? Или решили, что такая важная птица простым «Нескафе» побрезгует?

– Да у меня просто времени не было! – с обидой сказал Крячко. – Выяснял, сколько заявлений о пропаже родственников со вчерашнего дня поступало. Учитывая, что случай совсем недавний, я не только центральный банк данных проверял, но и по отдельным районам прошелся. Всего, конечно, не успел, но предупредил, чтобы о каждом новом заявлении непосредственно нам сообщали… А пока – вот, познакомься! – он небрежным жестом бросил на стол перед Гуровым исписанный листок. – Здесь данные на пропавших в течение последних двух суток женщин. Я выбирал, естественно, только тех, кто более или менее подходит по возрасту. Всего получилось – сколько ты думаешь? Тридцать четыре человека! Не слабо, да? Конечно, нужно учитывать, что здесь могут быть и загулявшие жены, и сбежавшие невесты, но все равно цифра! Обходить адреса я уже не стал – решил прежде с тобой посоветоваться. Ты как полагаешь, с кого лучше начать?

– Начать лучше с молодой жены некоего генерал-майора, которую зовут Викторией, – невозмутимо сказал Гуров. – У тебя в списке такая имеется?

Крячко подозрительно посмотрел на него, погрозил пальцем и полез в сейф в поисках банки с кофе.

– Ты меня разыгрываешь, да? – сдавленным голосом спросил он, засовывая голову в сейф.

– Зря стараешься, – хладнокровно заметил Гуров. – Кофе у нас кончился еще на той неделе. А я тебя не разыгрываю, а сообщаю оперативную информацию. Убитую действительно звали Викой, и она имела мужа-генерала. Ее опознали по фотографии в магазине «Версаль», где она покупала белье.

– А туда-то ты как попал? – воскликнул Крячко, от удивления ударяясь головой о стальную полку сейфа. – О, черт! Вот теснотища – как в том анекдоте!.. Нет, правда, я понимаю, ты великий сыщик, но… Ты же вроде пошел к криминалистам?

– Они меня и надоумили. Вернее, один из них, – улыбнулся Гуров. – Рыженький такой, по имени Анна… Она сразу обратила внимание, что убитая предпочитала изысканное белье, и даже дала мне адреса магазинов, где такое белье можно купить. Я пошел по списку, но мне повезло больше, чем тебе. Уже во втором магазине убитую однозначно опознали, хотя фотография такая, что просто мороз по коже…

– Представляю себе… И тебе в самом деле удалось узнать ее имя? – Крячко начисто забыл про кофе и с видом глубочайшей заинтересованности уселся напротив Гурова.

– Ну, во всяком случае, мне удалось узнать, на какое имя она откликалась в магазине «Версаль», – сказал Гуров. – Хотя, думаю, у нее не было особенно веских причин называться вымышленным именем, делая покупки, – зачем? Так что, скорее всего, эту женщину действительно звали Викторией…

– И она действительно была замужем за генералом? – спросил Крячко. – Она сама об этом сказала?

– Генерал дважды сопровождал ее в походах по магазинам, – объяснил Гуров. – В Америке такие походы называются, кажется, шопингом…

Крячко выглядел озадаченным. Он присвистнул и сказал разочарованно:

– Ну, если все это правда, тогда мои труды – коту под хвост! В списке не числится ни одной Виктории и ни одной генеральской жены… Если только она была ему не женой, а любовницей и Викторией назвалась из конспирации…

– Не усложняй! – недовольно заметил Гуров. – Если верить тебе, это просто шпионский роман получается! Не забудь – ты ведь еще считаешь, что эта женщина встречалась с тобой у памятника Маяковскому! Инкогнито, в парике… Выходит, без конспирации она и шагу ступить не могла?

– А кто знает? – глубокомысленно сказал Крячко. – Еще неизвестно, из какого ведомства ее генерал!

– Неизвестно, – согласился Гуров. – Девчонки из магазина с трудом разобрались в его погонах – какое уж там ведомство! Нужно будет самим искать…

– Самим! – округлил глаза Крячко. – Ты вообще представляешь себе, сколько в Москве генералов?! Иногда мне кажется, что даже больше, чем полковников.

– Наш генерал единственный в своем роде, – напомнил Гуров. – У него вчера жену убили.

Крячко поскреб пятерней в затылке и сказал:

– Вот вообще странно, да? Жену убили, а он даже не встрепенулся! Почему его нет в моем списке? Может быть, все-таки не жена, а любовница?

– Все может быть, – согласился Гуров. – Учитывая это странное молчание, я вполне допускаю даже, что сам генерал как-то причастен к убийству. А что? Обычные дела. Старый как мир мотив – «кровь-любовь»… Между прочим, эксперты определили, что на поляне в момент убийства находился человек в камуфляже и армейских ботинках, да вдобавок еще одна женщина. Они нашли следы женских туфель рядом с трупом.

– Женщина? Тогда это ревность! – авторитетно заявил Крячко. – Тогда и думать нечего – эта Виктория была любовницей генерала. А та, что в туфлях, как раз была его женой. Прознав про шашни мужа, она наняла крепкого парня – возможно, воина-контрактника…

– Своего любовника, надо понимать? – заинтересованно спросил Гуров. – Ты, брат, по-моему, сериалов насмотрелся!

– А то ты не знаешь, что большинство убийств случается между родственниками! – сказал Крячко. – Статистика!

– Это кто же тут у нас родственники? – прищурился Гуров. – Что-то я никак в толк не возьму!

– Жена и любовница! – ответил Крячко. – Чем не родственники? Ты не на бумажку смотри, а смотри в корень. Объективно смотри! А объективно получается, что жена и любовница – самые что ни на есть родственницы!

– Допустим, – сказал Гуров. – Но не настолько же близкие, чтобы расхаживать ночью по лесам! Да еще в компании контрактника с острым ножом. Что-то тут не так!

– Да я и сам думаю, что не все сходится, – признался Крячко. – Зачем убийце понадобился Лосиный остров – понятно. Он нас за дураков держит. А вот зачем туда с ним отправилась жертва – не на пикник же?

– Одним словом, нужно искать того, кто видел Викторию накануне убийства, – заключил Гуров. – Генерал-майора нужно искать. Любовник он там или муж – не важно. Хотя, если любовник, найти его будет очень непросто.

– Грубо говоря, нужен список всех генералов, – скептически заметил Крячко. – Желательно с фотографиями. У этого хоть какие-нибудь особые приметы имеются?

– Белый «Мерседес» у него, – ответил Гуров. – И лицо суровое, как у председателя трибунала. Устраивает?

– Я генералов с добрым лицом что-то и не припомню, – сказал Крячко. – Вот «Мерседес» – это уже кое-что. Можно через ГИБДД справки навести. Конечно, генералы в своей массе не на «Запорожцах» раскатывают, но все-таки круг поисков несколько сузится.

– Может, и сузится, – сказал Гуров. – Если только этот «Мерседес» не служебный. Чем тебе тогда помогут в ГИБДД? Откуда они знают, кто там в штабах на «Мерседесах» катается? Все равно придется в Министерство обороны обращаться.

– Вот пускай Петр и обратится, – невозмутимо заметил Крячко. – Он сам генерал, ему и карты в руки.

– Мы с тобой Петру еще доказать должны, чем это дело пахнет – какими яблоками с перцем, – сказал Гуров. – Кстати, в магазине подтвердили, что Виктория предпочитала похожие запахи. Во всяком случае, не опровергли… Обещал привести тебя – на дегустацию… Но вот сумеем ли мы убедить Петра, я лично не очень уверен. Например, следователя Мышкина нисколько не взволновало сообщение экспертов о следах неизвестной женщины…

– Ну это-то, как ты говоришь, по-человечески понятно, – заявил Крячко. – Городская прокуратура спит и видит, как она скручивает «сезонного убийцу», успокаивает общественное мнение и получает повышения по службе… Любые неясности на этом пути трактуются всего лишь как досадная помеха. Или наоборот – каждое лыко в строку. Камуфляж? Отлично, значит, «сезонный убийца» расхаживает в камуфляже. Женские следы? Возможно, у него есть сообщница. Душил уже мертвую? Начались какие-то психологические сдвиги. Мышкина пресса до сих пор регулярно честит за то, что он не нашел «сезонного убийцу», и ему это неприятно. Ведь прессу читает начальство, а ему еще более неприятно. Про Толубеева в газетах вспоминают редко, но зато досаду на нем срывает Мышкин. И в этой ситуации ты хочешь убедить их, что «сезонный убийца» здесь ни при чем?..

– Да не их я хочу убедить, а Петра! – возразил Гуров. – Что, впрочем, тоже представляется мне задачкой не из простых. Он сам генерал и вряд ли захочет тревожить генералов без веских на то оснований. А у нас, надо признать, основания пока далеко не веские.

– Может, соврать чего-нибудь? – неожиданно предложил Крячко. – Что-нибудь покруче, а? Для пользы дела? Например, что поблизости от места убийства свидетели видели белый «Мерседес» с генерал-майором внутри…

– Ага, и сообщили об этом только тебе, поскольку испытывали к тебе особую симпатию, – язвительно сказал Гуров. – Петр тоже не вчера родился. Он тебя сразу раскусит.

– А тебя, глядишь, не раскусит, – спокойно заметил Крячко. – У нас ведь нет другого выхода. Никто нам с тобой никакого списка генералов не даст.

– Не даст, это верно, – согласился Гуров. – Тем более с приложением – жены там, любовницы… Короче говоря, надо Петра в оборот брать. Но одновременно твою идею насчет «Мерседеса» проверить. Чем черт не шутит – вдруг опять повезет? На всякий случай имей в виду, что «Мерседес» у него не самой последней модели… Конкретнее ничего сказать не могу, к сожалению.

– Неужели такая развалюха, как у меня? – ухмыльнулся Крячко.

– Не думаю, – сказал Гуров. – Девчата сообщили, что выглядит он еще вполне прилично.

– Тогда заметано, – с энтузиазмом подхватил Крячко. – Ты завтра с утра убеждаешь нашего генерала, а я занимаюсь белым «Мерседесом» ненашего генерала. Одновременно я рекомендую Толубееву обратить пристальное внимание на вещественные доказательства, собранные криминалистами. В конце концов, его дело – объясняться по этому поводу с руководителем следственной группы. Я все-таки слишком важная птица.

– Надо добиваться, чтобы это дело выделили в отдельное производство, – сказал Гуров. – Но пока я не вижу для этого реальных возможностей. Даже если мы найдем генерала, вопрос о «сезонном убийце» с повестки дня сразу не снимут. Надо будет еще обнаружить у этого генерала скелет в шкафу.

– Думаешь, он у него есть? – с интересом спросил Крячко.

– У всех он есть, – мрачно констатировал Гуров. – А у тех, у кого убивают жен или любовниц, особенно.

Глава 8

– Я знаю одного генерал-майора, у которого «Мерседес», – неожиданно сказала Мария. – Именно белый. Может быть, это как раз тот, что тебе нужен?

От неожиданности Гуров чуть не перепутал педаль тормоза с педалью газа, но все-таки в последний момент сумел с собой справиться и, как положено, остановил машину на красный сигнал светофора.

– Надо предупреждать! – жалобно пробормотал он. – Я уже немолодой человек. Мне сильные чувства вредны.

В салоне «Пежо» влажно пахло розами. В свете ночных фонарей тонкое лицо Марии казалось усталым и бледным. Однако в ее темных глазах угадывался огонек удовлетворения. Сегодняшний спектакль имел бешеный успех. Настолько бешеный, что по окончании его некий новоиспеченный театрал – то ли из магнатов, то ли из олигархов – прорвался за кулисы и пригласил всю труппу на банкет, ради которого намеревался снять ресторан в Москве или в любой другой точке земного шара – по желанию актеров. Гурову стоило немалого труда увести собственную жену из-под носа этого неожиданного поклонника Мельпомены. И теперь они ехали домой, усталые, как говорится, но довольные. Впрочем, насчет жены Гуров не был до конца уверен – он вполне допускал, что она, как натура артистичная, не отказалась бы сейчас разделить торжество со своими коллегами на роскошном банкете, и, отказавшись от него, просто делала уступку своему строгому и патриархальному супругу. Поэтому, чувствуя свою некоторую вину, Гуров по дороге пытался отвлечь Марию разговорами, поведав ей о таинственном генерале. Правда, до поры он опустил ту часть повествования, которая касалась печальной участи генеральской подруги, – не хотел портить жене настроение.

Ее слова о том, что она знает такого генерала, поразили Гурова. Конечно, в самом этом факте не было ничего необычного. В конце концов, в наше время и «Мерседесов», и генералов – хоть пруд пруди. Но все-таки совпадение было слишком симптоматичным.

Боясь спугнуть удачу, Гуров не сразу продолжил разговор. Во-первых, он тщательно разобрался с рычагами управления, свернул на перекрестке в тихий переулок, проехал еще метров пятьдесят и наконец спросил:

– Ты не пошутила насчет генерала?

Мария с веселым недоумением посмотрела на него.

– У тебя странное представление о шутках, – сказала она. – Лично я, хоть убей, не понимаю, какой комический эффект можно извлечь из моих слов. Ведь сегодня даже не первое апреля.

– Гм, и он действительно генерал-майор? – недоверчиво проговорил Гуров.

– А «Мерседес» его действительно белый? – передразнила Мария и, тихо рассмеявшись, сказала: – Похоже, тебя очень интересует этот генерал, милый?

– Ты даже не представляешь, как сильно он меня интересует, – с жаром сказал Гуров. – Весь вопрос только – об одном и том же генерале мы говорим?

– Тебе судить, – улыбнулась Мария. – Честно говоря, я немного прихвастнула. Этого генерала я лично не знала. Просто у него был роман с одной нашей актрисой. Так себе актрисочка – вечно была даже не на вторых, а на третьих ролях, и ничто не обещало, что положение может когда-нибудь измениться к лучшему. Зато в личной жизни ей удалось добиться гораздо большего. Выйти замуж за генерала – это тебе не генеральш на подмостках играть!

– Постой-постой, – пробормотал Гуров, настораживаясь. – Так твоя актрисочка вышла за этого генерала?

– Да, около года назад, – сказала Мария. – И сразу оставила театр. Да я, по-моему, рассказывала тебе об этом. Напряги свою профессиональную память!

– Да, теперь что-то припоминаю, – произнес Гуров. – Но очень смутно. Ты не будешь так любезна напомнить еще разок? Как звали эту актрису?

– Когда меня так вежливо просят, я не могу отказать, – ответила Мария. – Актрису звали Виктория Преображенская. Хорошая театральная фамилия – представляешь, как она смотрелась бы на афишах?

– Не имя красит человека, – ошеломленно пробормотал Гуров. Он почувствовал, как по спине у него побежали мурашки. – А ты точно знаешь, что ее звали Викторией?

Мария уставилась на него как на привидение и сказала:

– С тобой все в порядке, Гуров?

– Ну, более-менее, – ответил Гуров. – А что такое?

– Во-первых, ты проехал мимо дома. А во-вторых, ты всерьез уверен, что я могу путать имена тех, с кем я работала? Мне кажется, я еще не настолько стара. И память у меня, кстати, тоже профессиональная!

– Это верно, я как-то сразу не сообразил, – смущенно сказал Гуров, сдавая автомобиль задом к дому, который он действительно сгоряча проехал. – Но я должен быть уверен на сто процентов, понимаешь?

– Можешь считать, что свои сто процентов ты получил! – твердо сказала Мария. – И если не возражаешь, давай продолжим этот разговор дома, пока ты не врезался куда-нибудь или не бросил по рассеянности спичку в бензобак. Ты как-то странно выглядишь.

Гуров наконец благополучно затормозил напротив собственного подъезда и с облегчением заглушил мотор.

– Ты преувеличиваешь, – устало сказал он. – Я действительно немного не в своей тарелке. Но бросать спички в бензобак! Такое могла придумать только актриса. Во-первых, ты знаешь, как редко я курю, а во-вторых, я пользуюсь в таких случаях зажигалкой. И вообще, как можно бросить спичку в бензобак?! Это абсурд!

– Тебя так расстроила эта спичка? – сочувственно проговорила Мария. – Ну что ж, беру спичку обратно. Просто я намеренно сгустила краски, чтобы ты полностью сосредоточился на управлении автомобилем. В итоге ты блестяще с этим справился. Теперь, когда машина остановилась, можешь делать и говорить что угодно – теперь не страшно.

Гуров хмыкнул, выбрался из автомобиля, обошел его и открыл дверцу перед Марией.

– Прошу! – шутливо поклонился он. – Если ты проявишь немного терпения, я захвачу букеты и даже смогу усыпать твой путь розами.

– Не надо, – в тон ему сказала Мария. – Соседи потом будут жаловаться, что мы мусорим на лестничной клетке. Пусть осыпаются дома. Обожаю аромат роз…

– А твоя Виктория, кажется, обожала запах фруктов? – спросил Гуров, когда они с Марией поднимались по лестнице. – Я имею в виду парфюмерию.

– Фруктов? – переспросила Мария. – Гм, откровенно говоря, ты поставил меня в тупик. Наверное, я слишком мало обращала на нее внимания – эта деталь ее личной жизни от меня точно ускользнула. А это так важно?

– Нет, наверное, – сказал Гуров. – Гораздо важнее, могла ли знать Виктория Преображенская о моем существовании, моей профессии и о моем служебном телефоне?

– Гуров, ты меня все больше интригуешь, – заметила Мария. – Фигура этой актрисы вырастает в моем воображении до олимпийских размеров. Любопытно, что эта парочка могла такого сделать, чтобы так заинтересовать прославленного сыщика?.. Оба казались мне довольно заурядными экземплярами.

– Но ты же говорила, что не знала генерала близко, – напомнил Гуров.

– Разве обязательно нужно знать человека, чтобы предположить его заурядность? – возразила Мария. – Хотя, наверное, ты прав – здесь я погорячилась. Но мне правда самым ярким в этом человеке показался его мундир. Он встречал иногда свою избранницу возле театра, но я ни разу не видела его на спектаклях. По-моему, эстетическое чувство в нем было убито уже в детстве. Типичный солдафон.

– Ну, теперь, когда ты наголову разбила генерала, – посмеиваясь, сказал Гуров, – попробуй все-таки ответить на мои вопросы.

– Сию минуту, только отопру дверь, – сказала Мария, останавливаясь и разыскивая в сумочке ключи от квартиры.

Гуров, прижав к животу букеты, покорно ждал, наслаждаясь цветочными ароматами. Влажный розовый бутон упирался ему в самый нос.

Мария открыла дверь и, сбрасывая на ходу туфли, сразу пошла к зеркалу, занимавшему чуть ли не половину прихожей.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное