Николай Леонов.

Поминки по ноябрю

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

– Если согласиться, что мы имеем дело с осторожным профессионалом, то и марка «Честерфилд» нам ничего не дает. Готов спорить на пиво, что вот как раз «Честер» наш киллер и не курит. Он просто курит. А эти сигареты купил, только пойдя на дело, – предположил Стас.

– Что еще эксперты говорят? – спросил Гуров, прерывая своего друга. – Не отвлекайся. Успеешь еще потрепаться.

– Путь отхода киллера был в направлении деревни Корюшки, – пробормотал Крячко и покачал головой. – Ох уж мне эти привязки к местности! Все равно же до деревни он не дошел нескольких километров… Ну, в общем, в ста пятидесяти метрах от дороги на опушке леса его ждала машина. Судя по оставленным следам, это были «Жигули», ориентировочно «тройка», «пятерка», «шестерка»…

– И туз! – не выдержал Гуров и стукнул кулаком по столу. – Хватит! Все, в общем, ясно! И все непонятно. Скажи лучше мне, юморист, зачем этот Николаев поперся из центра Москвы в такую даль? Там где-то рядом у него, не знаю даже, цеха, склады, банки? Что ему понадобилось в этих пампасах?

– А вот сие – загадка! – важно сказал Стас, покачав в воздухе указательным пальцем. Он равнодушно захлопнул папку и отложил ее вправо от себя. – Согласно данным наших коллег-экономистов и показаниям жены…

– Твоей? – хмуро спросил Гуров, прикуривая и бросая пачку обратно на стол Крячко.

– Почему моей? – не понял Стас. – Мы же говорим о Николаеве. Согласно показаниям его жены…

– Тогда вдовы, – поправил его Гуров.

– Пардон, уже вдовы, – согласился Крячко. – Ну, знаешь, ты становишься нудным и тоскливым! Или ты меня слушаешь спокойно, или будешь слушать насильно! В конце концов, сам заказал мое выступление, я не навязывался! Теперь терпи! Итак, бизнес Николаева был связан большей частью с розничной торговлей продовольствием. Кроме того, он имел крупные пакеты акций нескольких московских предприятий пищевой промышленности, входил в наблюдательные советы и в советы директоров… Короче, экономических интересов Николаева в районе этих Прудищ, как Ближних, так и Дальних и всех прочих, не прослеживается. Хотя не исключено, что он почувствовал себя созревшим и решил открыть в своем бизнесе новое направление. Собирание грибов, например.

– Всякому овощу свое время, – пробормотал Гуров. – Грибам уже не сезон.

– Блин, промашка вышла. – Стас с силой почесал затылок и признался: – А правильно я сделал, что пошел работать в органы. В роли бизнесмена прогорел бы к чертовой матери. Почему-то у меня такое ощущение. А вот у Николаева бизнес хорошо пошел. Талантливый человек. Был.

– Бизнес пошел хорошо, да закончился не очень, – сказал Гуров. – Тоже можно сказать, что не совсем правильной дорогой пошел этот товарищ. Хотя еще не факт. Причины убийства не ясны. Ты так и не сказал: вдова не знает, зачем он туда поехал?

– Не знает. – Стас развел руками и покачал головой. – С ней уже встречались наши коллеги, разговор был не очень подробный. Ну, сам понимаешь, только-только случилось это несчастье.

Одним словом, дамочка была вся на нервах, что понятно. Она, в общем, не знала, зачем он туда поехал. Даже больше скажу, она и не знала, что он поехал именно к этим Прудищам. Она думала, он поедет в свой офис, и после отъезда мужа два раза звонила туда.

– Зачем? – сразу же насторожился Гуров. Он отставил руку с сигаретой в сторону и остро взглянул на Стаса. – Зачем она звонила, и даже два раза? Одного ей показалось мало? Что она хотела узнать?

– Чистую бытовуху, как она изложила при первой беседе, – Стас потер лоб ладонью и пожевал губами. – В общем, я тебя понял. Согласно ее показаниям, она не успела договориться с мужем о посещении какого-то театра сегодня вечером.

– Звонила и хотела выяснить, идут они в театр или нет? – уточнил Гуров. – Это еще интересней. А может быть, и нет. Если не успела договориться, значит, и билетов нет. То есть ее слова ничего не подтверждают. С таким же успехом театр можно заменить музеем, ипподромом, кришнаитской общиной. В любом случае вдова берется на заметку… невзирая на ее родственные связи. Что-то она быстро побежала за помощью. Тебе не кажется?

– Ты просто злишься на нее за то, что она заставила тебя работать, – хмыкнул Стас. – Будем считать для простоты, что она заинтересована в успешном расследовании.

– Да? – угрюмо переспросил Гуров. – Там видно будет. Пока считать рано. Нечего считать… Так часто ли она звонила мужу на работу?

– Не знаю, – ответил Стас. – Я же с ней лично не разговаривал. Пока.

– А хоть с прокуратурой ты разговаривал? – подозрительно равнодушно спросил Гуров. – Кто от них будет вести это дело?

– Некий Игорь Гой-да, – по слогам, словно впервые произносит эту фамилию, сказал Крячко. – Такая странная фамилия. Мне кажется, я ее где-то слышал… Может быть, в этом кабинете?

– Ну хоть одна хорошая новость за весь день! – Лев Иванович даже улыбнулся и с удовольствием пыхнул сигаретой. – Мы с Игорем понимаем друг друга с полуслова. И он еще ни разу не вставлял нам палки в колеса.

– Что правда, то правда, – согласился Стас. – В этом, прямо скажем, нам повезло. Но всегда что-то случается в первый раз.

– Ну, ладно. Лясы точить – дело хорошее, но бесполезное. – Гуров взглянул в окно. – Вперед, по коням. Я еду в офис к Николаеву. Буду выяснять все, что есть у него по работе.

– Ну, понял, мне остается вдова. – Крячко почесал кончик носа и, как бы в отчаянии, махнул рукой. – Как всегда, мне достается самое неаппетитное! Слезы, охи, вздохи… Кошмар, одним словом. Буду стараться выяснить, часто ли они с мужем ходили по театрам? – Стас постарался придать своему голосу максимум робости и спросил: – Я правильно все понимаю, патрон? Утешьте меня, пожалуйста!

– А ты умный. – Гуров впервые за весь разговор скупо улыбнулся. – Так и будешь сидеть или как?

Он подошел к шкафу, стоящему в углу кабинета, раскрыл его и достал свое пальто.

– К вдове я тебя не пущу, – сказал Гуров. – Есть тебе работенка полегче. На свежем воздухе. Будешь здоровье укреплять. Для таких разгильдяев, как ты, вдова – это слишком жирно. Мне нужно знать, зачем и почему. Зачем Николаев поехал в направлении Ближних Прудищ и почему шофер допустил ситуацию, позволяющую киллеру расстрелять его и Николаева в упор? Какой смысл иметь телохранителя, если он так подставляет?

– Это все хотят знать, – разумно заметил Стас, тоже вставая и подходя к шкафу. – Если бы я всегда знал ответы на эти вопросы, то сейчас ты бы подавал мне сигареты, а не наоборот. Вот такая печаль меня и гложет.

– Даю возможность проявить инициативу, – сказал Гуров, отходя от шкафа, чтобы не мешать Стасу одеваться. – Я думаю, цель поездки находилась в лесу. Иначе не вижу для Николаева смысла туда соваться.

– Это-то понятно, – согласился Стас. – Самое обидное будет, если мы вообще ничего не найдем, а потом выяснится, что Николаеву просто загорелось погулять в лесу.

– Его там ждали! – напомнил Гуров.

– Значит, осталось только найти людей, которые могли знать о цели его поездки, и… – Крячко сделал паузу и закончил: – И убедиться, что они совершенно ни при чем.

Он посмотрел на себя в зеркало, подмигнул сам себе.

– А потом начать искать настоящих виновников, – подвел итог Гуров, становясь рядом с Крячко. – По коням, Стас! Ты помнишь номер моего сотового?

– Обижаешь, начальник! – Крячко зашмыгал носом, изображая острый приступ печали, но Гуров сегодня был не в настроении.

– Значит, куда звонить, знаешь, – отрезал он. – Расходимся.

– Как скажешь, начальник. – Крячко оставил за собою последнее слово, но прозвучало оно уже в пустом кабинете.

Гуров, быстро пройдя по коридорам, спустился на первый этаж и вышел на улицу. Его «Пежо» стоял на стоянке в одном ряду с другими служебными и личными автомобилями.

Дело Николаева раздражало его, как никакое другое. И причина была в том, что был осуществлен жесткий наезд на руководство и Петя Орлов, старый друг, не смог устоять против этого.

– А ведь они и мысли не допускают, что люди, попросившие форсировать следствие, сами могут оказаться замешанными в преступлении, – пробормотал Гуров.

Он резким шагом подошел к своему автомобилю и сел в него.

Глава 2

Центральный офис фирмы Николаева располагался в Староконюшенном переулке. Это было недалеко от главка, и Гуров добрался до него за полчаса.

Он остановил «Пежо» справа от входа в офис и по давней привычке, перед тем как выйти из машины, внимательно осмотрел подход к офису, машины, стоявшие тут же на стоянке, и мысленно пожал плечами: а что он ожидал увидеть? Все, как обычно, и ничего нового – дорогие машины, редкие прохожие, камеры наблюдения. Никакой суеты и нервозности, впечатление солидного консерватизма и надежности.

Гуров усмехнулся, подумав, что убийствами директоров фирм сегодня никого не удивишь, и вышел из машины.

У входа в нужный ему офис топтался рослый молодой парень в темно-синей униформе секьюрити и курил, равнодушно посматривая по сторонам. На Гурова он не обратил никакого внимания.

Гуров прошел сквозь зеркальные двери под золотыми буквами «Интернешнл фуд корпорейшн» и начал неторопливо подниматься на второй этаж по лестнице, выстланной ковролином.

Старинный особняк, построенный полторы сотни лет назад для какого-нибудь отставного чиновника, в наше время являл образчик коммерческой стабильности, надежности и хорошего вкуса.

Первый этаж здания занимали подсобные помещения и комнаты охраны, рабочие же кабинеты сотрудников и руководства располагались на втором этаже.

Лестница привела Гурова в высокий светлый коридор.

Здесь все было ожидаемо и стандартно. Белые стены, потолок «армстронг» с квадратными яркими светильниками дневного света, располагавшимися по коридору в симметричном порядке, – стиль обычного офиса, где люди делают деньги или делают вид, что их делают. Что в некоторых случаях почти одно и то же.

Гуров остановился у края лестницы.

Обстановка в фирме была явно нерабочей. Двери всех кабинетов, кроме двух или трех, расположенных в самом конце коридора, были распахнуты.

Следом за Гуровым по лестнице поднялась невысокая полная девушка в сером костюме. В руке она сжимала коричневый кожаный футляр для очков. Окинув Гурова неприветливым, но оценивающим взглядом, она опустила глаза и быстрой походкой направилась в конец коридора.

Навстречу ей из одного кабинета вышел высокий взлохмаченный парень. Он обратился к девушке с каким-то вопросом, но та, закачав головой, проговорила: «Нет-нет, это не ко мне» – и, как показалось, пошла еще быстрее.

Парень нервно дернулся, махнул рукой и пошел к выходу, не обращая внимания больше ни на что.

Встряхивая головой и ругаясь вполголоса, парень, проходя мимо Гурова, пробормотал:

– Теперь-то уж своих командировочных не дождусь.

– Это ты точно говоришь, – сразу же подхватил Гуров. – Не дадут, бюрократы.

– Что вы сказали? – Молодой человек остановился и подозрительно осмотрел плащ Гурова и его модный галстук. В глазах у парня мелькнула надежда.

– При такой постановке дела, – пояснил Гуров, – вам их выписывать будут долго-долго.

– И не говорите! – раздраженно ответил парень, видимо, приняв Гурова за одного из посетителей. – У них, видите ли, шефа грохнули! А если я не уеду, то меня на недельный оклад нагреют! Им это по барабану, я понимаю!

Гуров сочувственно покивал, и молодой человек побежал вниз по лестнице, продолжая что-то бормотать и ругаться.

Пройдя по коридору мимо дверей с надписью «Бухгалтерия», «Менеджеры», «Дизайнерская группа» и «Группа сбыта», Гуров подошел к двери с табличкой «Секретарь».

Это была одна из трех закрытых дверей в офисе. Вторая несла на себе табличку с изображением женской шляпки, а на третьей, расположенной в самом конце коридора, даже таблички не было.

Гуров открыл дверь секретаря и увидел квадратную приемную, в которой, кроме секретарши, не было никого.

Секретарша – та самая среднего росточка пухлая блондинка, уже успела надеть свои очки и сейчас сидела за большим темно-коричневым столом рядом с монитором и трепетно сморкалась в скомканный платочек.

– Нет приема! – крикнула она Гурову и опустила голову, уголком того же платочка промокая себе уголки глаз. – Не работаем!

– Это хорошо, – поощрительным тоном заметил Гуров, вошел в приемную и прикрыл за собою дверь.

– Почему же «хорошо»? – сразу же тихо спросила секретарша, недоуменно, но цепко осматривая его плащ, галстук и ботинки.

Немного подумав, она улыбнулась. С влажными глазами это смотрелось не очень заманчиво, даже жалко. Было заметно, что девушка явно не в форме и была бы рада, если бы ее оставили в покое, но Гуров спокойно прошел мимо двух кожаных диванов и присел на стульчик рядом со столом секретарши.

– Что вы сказали? – спросил он, глядя прямо в ее глаза.

– Почему же хорошо, что нет приема? – повторила девушка, опуская левую руку под столешницу и наверняка нащупывая там кнопку вызова охраны.

– Потому что нам никто не помешает поговорить, – сказал Гуров. Он вынул из внутреннего кармана пиджака и показал свое удостоверение. – И никого вызывать не надо, все равно выгоню.

– Это… милиция, да? – Секретарша внимательно прочитала все, что было написано в удостоверении, и вздохнула, кладя обе руки на стол и с необратимой скоростью теряя интерес к Гурову как к мужчине и посетителю. – Вы как будто и не люди, – пожаловалась она. – Такое несчастье произошло, а вы слетелись, как… как…

Дверь в приемную приоткрылась, и вбежала высокая худая дама с всклокоченными каштановыми волосами.

– Людка, пошли! Опять этот комик пришел с камешками! Ты просила тебя позвать!

– Я занята! Не видишь, что ли! – неожиданно визгливо и зло крикнула секретарша, и дама, вздрогнув, словно она с разбегу напоролась на невидимую стену из бронированного стекла, мазнула странным взглядом по Гурову и вышла, осторожно прикрыв дверь за собою.

– О каких камнях идет речь, можно полюбопытствовать, Людмила? – спросил Гуров, откидываясь на спинку стульчика. – Что хорошего могут предложить коммивояжеры?

– Да так, поделки всякие из горного хрусталя, – Людмила высморкалась в платочек, убрала его под столешницу и закончила деловым тоном: – Все равно же не успею…

– Задержать этого разносчика до конца нашего разговора? – предложил Гуров и тут же добавил: – Правда, неизвестно, сколько ему придется ждать.

– Да у меня и денег с собою нет… все так неожиданно случилось, – отвлекшись было от печали, Люда-секретарша снова скуксилась и извлекла свой платочек.

Гуров, давно привыкший к подобным сценам и словам, остался почти равнодушен к демонстрируемым женским огорчениям.

Первое его впечатление уже оформилось. Сотрудники фирмы находились под впечатлением страшной новости, рабочий цикл был сломан, и отсюда следовал закономерный вывод. Вполне возможно, что роль Николаева здесь была определяющей, и, после того как он выбыл из игры, фирму ожидают суровые времена. Знали ли организаторы преступления об этом, учитывали ли этот фактор? Если да, то вполне возможно, что убийство организовали конкурентные структуры, работающие в том же сегменте рынка.

– Это кабинет Николаева? – спросил Гуров, показывая на дверь из красного дерева с бронзовой ручкой, находящуюся слева от него.

– Да, – несколько растерянно протянула секретарша, – вы хотите осмотреть?

Гуров кивнул.

– А на такие дела, – секретарша помялась, – мне кажется, нужны какие-то документы. Ордер, например. От прокурора. Или от судьи.

– Это в случае обыска, – объяснил Гуров, вставая со стула. – Если нужен будет обыск, то найдется и ордер, и понятые сразу же отыщутся из числа ваших сослуживиц. Но пока я хочу именно «осмотреть». И надеюсь, вы мне в этом поможете. Я прав, Людмила?

Вздохнув больше по инерции, чем от печали, к тому же мужчина явно не проникался к ней сочувствием, секретарша встала и, подойдя к двери кабинета, отворила ее.

– Прошу вас.

– Меня зовут Лев Иванович. – Гуров прошел в кабинет первым, за ним осторожно вошла и секретарша.

– Я прочитала в вашем документе, – тихо продышала ему в спину Людочка.

Кабинет Николаева был просторным и светлым. По интерьеру таких в Москве были тысячи. Создавалось впечатление, что их конструировали по одному образцу, который, впрочем, никто никогда не видел.

Здесь было приблизительно все то же самое, что и в коридоре, только подвесной потолок явно дороже, на полу лежал более толстый ковролин, да на стене позади директорского кресла висели два каких-то диплома в блестящих, отделанных под гранит рамках и под стеклом.

Выбрав себе кресло около приставного столика, правое, находившееся напротив окна, Гуров сел в него и жестом предложил Людмиле устраиваться напротив.

– Путина так показывают по телику, – блеснула эрудицией девушка, усаживаясь в кресло. – Спрашивайте, – попросила она, – а то вы как-то странно ведете себя, ничего не говорите почти. Вы уже арестовали кого-нибудь? Или как?..

– Скорее «или как», – усмехнулся Гуров, – но вот надеюсь, что после разговора с вами что-то прояснится.

– А я и не знаю ничего, – секретарша пожала плечами. – Ну, то есть я пока не знаю, о чем вы хотите узнать. Наверное, будете спрашивать про врагов, да? Не было таких. Сережу все люби-и-ли. – Девушка не выдержала, зашмыгала носом, соскочила с кресла, закачала головой, ничего больше не сказала и выскочила из кабинета, оставив дверь открытой.

Неизвестно, как все, а вот кое-кто здесь Николаева, похоже, действительно любил.

Гуров встал, прошелся по кабинету, заглянул в ящики стола в поисках записных книжек, но там было чисто, только на дне одного из них лежали две скрепки да старый номер журнала «За рулем».

Людмила вернулась через несколько минут, почти успокоившаяся, со свежим платочком в руках. Так как из приемной она не выходила, значит, запаслась платочками заранее. Гуров усмехнулся и решил задавать вопросы, пока относящиеся только к бизнесу Николаева.

– Успокоились? – спросил ее Гуров.

– Это имеет значение? – Людмила попыталась улыбнуться, и у нее это получилось жалко.

– Почти никакого.

– Значит, спрашивайте. – Девушка снова села на стул и потерла ладони одну о другую. – Что вас интересует в первую очередь?

– Все, – весело сказал Гуров. – Не будем терять время.

Из последующего разговора стало известно, что фирма «Интернешнл фуд корпорейшн» была основана четыре года назад двумя компаньонами, Сергеем Николаевым и Анатолием Парамоновым, однокурсниками из МВТИ.

Сначала ребята делали деньги на перепродаже подержанных иномарок, пока лавочку им не прикрыли ореховские «братки», а затем переключились на оптово-розничную торговлю продуктами питания. Дело пошло так хорошо, что сейчас, глядя на дорогой офис и помня об объемах продаж, было как-то странно вспоминать, что начиналось все с подвала на Мичуринском проспекте.

Компаньон Николаева Анатолий Парамонов последние полгода болел и сейчас находился в больнице. Три дня назад ему сделали сложную полостную операцию. На рабочем месте он не появлялся так давно, что в центральном офисе фирмы, где сейчас находился Гуров, как-то и подзабыли о существовании Парамонова. Всеми делами заправлял Николаев.

– И каковы были отношения между Николаевым и Парамоновым? – Гуров прервал рассказ Людмилы, и так уже чересчур перемежавшийся всхлипываниями.

Людмила подняла глаза:

– Кто ж это знает? Сергей всегда говорил, что с компаньоном ему повезло. А как было на самом деле, спросить можно только у Анатолия. Если он захочет рассказать.

– То есть Николаев никогда не ругал компаньона, но вам кажется, что между ними какая-то кошка все-таки пробежала? – уточнил Гуров.

Он понял по поведению Людмилы, что ее отношения с Николаевым явно переходили за грань чисто служебных. По безвременно ушедшему работодателю так не плачут. Следовательно, Николаев для нее был не только работодателем, и Людмила могла знать больше, чем простая сотрудница фирмы.

– Ну а как вы сами думаете, – голос Людмилы неожиданно окреп и показал таящиеся в нем злые истеричные ноты, – если один все время работает, а другой вовсе не появляется на работе, а прибыль делят поровну, то это будет нравиться тому, кто работает?

– Вы же сами сказали, что Парамонов болен, – напомнил Гуров, понимая, что преступление вполне может иметь экономическую подоплеку. Один компаньон хотел отстранить второго от дел, но второй опередил и устранил своего бывшего друга раз и навсегда. А лучшего алиби, чем больничная койка, придумать трудно. В конце концов, Парамонову вовсе не обязательно было самому бегать по кустам с автоматом. Ему достаточно иметь деньги и желание. Деньги у него явно были, а вот как с желанием – это и предстоит выяснить.

– Но эти дела, насколько я понимаю, касались только двух компаньонов, – мягко заметил Гуров.

– В общем, да, конечно.

Людмила успокоилась так же неожиданно, как и взволновалась. Похоже, она даже попеняла себе, что не сдержалась.

– Кофе хотите? – спросила она, пряча глаза.

– Не пью на работе, – сухо ответил Гуров. – Ну а какие настроения бродят среди сотрудников?

– Все, как обычно, – ответила Людмила. – Работают люди.

– Это понятно. Если бы не работали, то ничего бы и не было. Что народ говорит по поводу убийства Николаева? Ведь наверняка какие-то версии есть?

Людмила облизнула губы и зачем-то оглянулась на дверь кабинета, хотя та была закрыта.

– Говорят, что Парамонову это очень выгодно, – выпалила она.

– Так они часто ругались? – быстро спросил Гуров.

– Ни разу такого не видела и не слышала, – твердо заявила Людмила. – Я имею в виду, что не слышала ни от кого. Кабинет Анатолия Васильевича находится не здесь, а во втором офисе, где склады, на «Москве-Товарной-Ярославской». Есть там такая улица Красная Сосна…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное