Николай Леонов.

Личное дело сыщика

(страница 2 из 13)

скачать книгу бесплатно

Крячко потер скулу и посмотрел на капитанско-лейтенантскую паству, которой ему придется сейчас читать мораль.

– Неси свое бремя достойно, командир! – пафосно воскликнул полковник. – Станислав, если что-то для меня будет, оставляй под стеклом на столе.

После того как его освободили от рутины, Лев Иванович воспрянул духом.

Иногда говорят, что работа не может нравиться или не нравиться, ее просто надо делать. Гуров с этим мог бы поспорить. Уж на его-то работе без фанатизма и преданности делу никак нельзя. Слишком велики психологические и физические нагрузки. Если не будешь испытывать кайф от дела, скоро начнешь думать о бесполезности существования, а это недопустимо. Начинают возникать мысли о безысходности, собственной неполноценности, несущественности всего происходящего. Все это приводит к деградации личности. Примеров тому – масса.

– В институт торговли, – дал команду водителю повеселевший полковник и сосредоточился – в кои-то веки! – всего на одном деле. Деле об исчезновении девушки.

* * *

Анна училась на третьем курсе торгового института и, как выяснилось после недолгих разговоров в секретариате, должна была стать специалистом в области менеджмента, а не трепать нервы родителям.

Тридцать шестая группа сидела на семинаре по товароведению. Постучавшись, Гуров тактично заглянул в небольшую комнатку под номером девять и поманил преподавателя – молодого человека в джинсах и цветастой рубахе.

Тот, скорчив недовольную рожицу, вышел в коридор.

– Это тридцать шестая группа? – уточнил Гуров.

– Она самая, – подтвердил обладатель цветастой рубахи. По представлениям Гурова, со студентами надо было заниматься в чем-то более строгом, но он здесь не за этим.

– Анну Вербицкую давно не видели?

Молодой человек наморщил высокий лоб и, проведя по густой черной шевелюре пятерней, сообщил, что не видел ее ни разу, хотя в списках она значится.

– А вы родственник? – осведомился он, поглядывая на часы.

Полковник решил не предъявлять удостоверение.

– Родной дядя. Она уже давно не появляется дома. Можно я спрошу ребят?

– Пожалуйста, только побыстрее, если можно. У нас осталось всего одно занятие.

Поблагодарив преподавателя за любезность, Гуров вошел в комнату, где за столами сидело около десятка девушек и двое парней.

– Извините, что прерываю ваше занятие, – начал полковник, отмечая оживление на лицах студентов. – Я близкий родственник Анны Вербицкой. Если кто-то видел ее последние месяца полтора, я был бы благодарен за короткую беседу со мной. Буду ждать в коридоре. Спасибо.

– Она что, пропала? – тут же выкрикнул парень из дальнего угла.

– Если у кого-то появится желание поговорить, буду рад, – тупо повторил Гуров и вышел.

Шанс невелик, но где, как не в институте, возможно узнать о человеке хоть что-то. Поразительно, что родители не могут назвать ни одного имени или не хотят, но девчонку все равно надо искать, поэтому придется ждать звонка.

На перемену высыпало огромное количество молодежи и мигом заполнило все свободное пространство.

Смех, запах духов, стройные ножки, споры.

Мелькание денег, дорогой обуви, золота, выбритых затылков и крашеных чубчиков. Сигаретные пачки, банки с пивом и кокой, полиэтиленовые пакеты, сумки. Море джинсов. И глаза, глаза. Они смотрят на тебя, стремятся залезть тебе в душу, постоянно задавая один вопрос: «Кто ты? Кто ты?»

Неожиданно Гуров почувствовал себя неуютно. С расстояния в пару метров его рассматривала девушка. Она была в классе, не запомнить блондинку с короткой стрижкой в голубой сорочке было невозможно.

Он сделал к ней пару шагов.

– Вы хотите мне что-то рассказать?

Она опустила глаза.

– Нет. Мы ее давно не видели. Если вам будет интересно, я могу сказать, что Анна любила пиво.

– Почему любила?

Девушка смутилась.

– Но ведь она пропала, правда?

– Я вам этого не говорил. Вернемся к пиву.

– Вместо лекций она частенько посещала ближайший бар. Выйдите с парадного – и квартал вправо. Заведение называется «Белая пена». Вот и все.

– Вы подруги?

Блондинка покачала головой, закидывая кожаный рюкзачок на плечо.

– Здесь у нее подруг не было.

– А друзья? – Гуров пытался зацепиться хоть за какого-нибудь человечка.

– Зачем ей студентики, когда за ней постоянно приезжал какой-то тип на «SAAB-9000».

– Цвет машины какой? – Гуров знал, что она обязательно скажет ему цвет. Она запомнила марку, значит, зафиксировала и цвет.

– Темно-красная. Не знаю, какой это на автомобильном жаргоне.

– Понятно. Парень здоровый?

– Почему парень? Скорее мужчина. Вашего роста, может, немного пониже. Очень крепкий.

– Что значит крепкий?

– Ну, знаете, – она немного смутилась, – плечи, бедра, грудь.

– Брюнет?

– Да.

– Усы, борода?

– Нет. Ничего такого.

– Коротко подстрижен?

– Я видела его всего дважды, бог его знает, как давно, и не могу гарантировать, что он не изменился. Тогда у него на голове почти не было волос, пострижен был очень коротко.

– Спасибо. Вы мне очень помогли, – поблагодарил Гуров.

– Да чего там.

Студентка попрощалась и стала медленно удаляться.

«Почему она? – подумал Гуров. – Не исключена зависть. Ишь ты, как много деталей запомнила».

Он вынул фотографию Анны.

– Где же ты, где, девочка милая?

* * *

Подъехав к «Белой пене», разместившейся на первом этаже жилого дома, Анатолий Иванович с тоской посмотрел в сторону бара – он все же за рулем.

– Нет ничего приятней ожидания, – сказал Гуров и вышел из машины.

В его намерения не входило дегустировать сорта пива, предлагаемые в кабаке. Его больше интересовали показания бармена и официанток.

Войдя вовнутрь, полковник отметил капитально проведенный ремонт и приятный прохладный ветерок, гулявший по новой черного цвета мебели и мраморному полу.

День только начинался, и народу не было вовсе. Тем не менее бармен не скучал, расставляя по полкам новые поступления.

– Стакан минералки, – попросил полковник, садясь за стойку.

Облаченный в белую рубашку с коротким рукавом располневший мужчина повернулся к посетителю, продолжая держать в руках пару бутылок виски.

– А к ней ничего не добавить? – поинтересовался он, освобождаясь от спиртного и доставая откуда-то снизу бутылку нарзана.

– Если можно, информацию вот об этой девушке, – Гуров положил на стол фотографию.

Бармен посмотрел на полковника без энтузиазма, но взял в руки фотографию.

– Пила она одно время здесь. Но не сильно. – Бармен почесал бок и продолжил расставлять бутылки, одновременно выдавая информацию: – Мужик с ней был крепкий. Денег тратили немного, но приходили регулярно.

– Вы никогда эту девушку не видели в обществе студентов?

Если он ответит: «не видел», то тогда откуда эта блондиночка знает о том, что ее сокурсница проводила время в этом баре? Следила?

– Видел, почему же.

– Почему вы ее запомнили? У вас ведь масса народу.

– Когда красивая самочка посещает заведение, в котором ты работаешь в течение двух лет, подсечь ее не составляет труда.

– К вам продолжает приходить тот мужчина, что был с ней?

– Кажется, да. Когда вот только я его видел, не могу сказать. Но заходит. Однажды с ним заварушка приключилась…

Смышленый дядя взял паузу и повернулся к полковнику с маской жажды на лице.

Гуров подбросил на стойку еще полтинничек.

– Он так отметелил четверых парней, что потом мне пришлось вызывать «Скорую», никто из них подняться не мог.

– Это все? – словно на допросе, поинтересовался Гуров.

– Все, что знал, – ответил бармен.

– Сегодня вечером загляну, – Гуров осмотрел батарею бутылок. – Ты мне его покажешь, не так ли?

– Если будет, обязательно.

– Артур, – прочел Гуров вслух имя. – А я Лев Иванович. До вечера.

– Ну-ну, – пробормотал вслед дядя.

Гуров решил не оборачиваться.

«Знал бы ты, увалень, с кем разговариваешь, стал бы повежливее». Но полковник не хотел действовать официально. Много волокиты, да и папа Вербицкий заявление в милицию, помнится, не писал.

* * *

Вечер четверга. Люди спешат расслабиться. И бары в этом деле помогают им, как могут.

Без пятнадцати семь Гуров вошел в заведение, где вовсю играла музыка и мерцали фонарики. В отличие от молодежных дискотек здесь гоняли бардов. Пить под терзающие душу голоса одно удовольствие, во всяком случае, видимо, так считали устроители этого питейного заведения.

Ни с того ни с сего к полковнику подскочил бармен.

– Лев Иванович, вы извините, я не знал, – извиняющимся тоном проскрипел располневший человек в бабочке на шее.

«Кто же это меня так быстро вычислил?» Гуров забрал деньги. Не разбазаривать же наличность.

– Пойдемте со мной, я покажу вам ваш столик.

Ларчик повышенного внимания открылся, как только сыщик сел за стол. Из полумрака зала к столику подошел невысокий худенький парнишка в черном кожаном жилете. Улыбался он Гурову во весь рот. Правда, двух зубов у него не было. Пара верхних резцов были где-то оставлены.

– Добрый вечер, дядя Лева!

– Добрый, Андронов. Где зубы-то потерял?

– Ну что вы все о такой ерунде, Лев Иванович.

Андронов Гена отсидел всего год вместо пяти. Несмотря на свою хлипкость, он проявил себя настоящим бойцом, когда двое придурков начали цепляться к его девушке. Одному ребро сломал, другому коленный сустав.

К счастью Андронова, мимо ехал подполковник Гуров. Увидев, что двое одного мутузят, Лев Иванович притормозил, вытащил пистолет и направился к троице. Девушка Гены стояла рядом и, не в силах смотреть, как мужики дерутся, выла: «Помогите!»

Но не успел. Андронов вывернулся и в два удара сделал себе год отсидки.

Один из пострадавших оказался чьим-то сынком. Судью здорово лоббировали. Андронов попросил о встрече и рассказал, что дело складывается не в его пользу. Гурова это возмутило, и он сказал в перерыве заседания судье, что считает это дело личным. В результате служитель закона выбрал компромиссное решение. Не остановись тогда Гуров, все могло кончиться для Андронова там же, на улице.

Теперь, спустя три года, перед ним стоял все тот же Андронов и в то же время другой. Люди из зоны возвращаются иными, чем они были до ходки, это полковник очень хорошо знал.

– Ты на меня не сердишься за то, что я остановился тогда? – поинтересовался Гуров.

– Дядя Лева, неужели ты думаешь, что я обижен на тебя? Не будь зоны, кем бы я был сейчас? Слесарем? Торгашом на лотке? Грузчиком? От судьбы не уйдешь, дядя Лева. Да ты знаешь, сколько человек остановится в подобной ситуации? Ноль, дядя Лева. Я не из-за тебя сел. Это я ведь кости ломал козлам.

– Твое заведение? – Гуров еще раз оглядел интерьер.

– Мое. Работаем не покладая рук.

– Как узнал обо мне?

– Бармен пришел докладывать о каком-то мужике, задававшем вопросы. Внешность описал. А я слушаю его и ушам не верю. Неужели, думаю, товарищ подполковник объявился.

– Полковник, Гена.

– Я бы вам, Лев Иванович, сразу маршала дал.

– Спасибо. Человек за стойкой у тебя неглупый, значит, ты в курсе дела.

– Уверяю, – Андронов приложил ладонь к сердцу, – как только этот тип появится, вы будете знать об этом первым. Покушать ничего не хотите? Есть гриль, раки, можно сделать щучьи котлетки.

– Гриля хватит. И вина сухого.

– Как скажете.

Гена подозвал официантку, сделал заказ и, крутанув в воздухе пальцами, посоветовал ей работать с максимальной скоростью.

– Что же это за девочка такая, что ею занимается полковник? – Андронов хитро прищурился. – Знаю, не скажете. Но, видать, с деньгами у вас все хорошо.

Гена по молодости своей, а ему было не больше двадцати пяти, был достаточно назойлив, но Гуров на него не обижался. Это пройдет лет через пятнадцать-двадцать, но обязательно пройдет, эта торопливость и дерганость, желание сунуть нос туда, куда бы и не следовало.

Поесть Гурову так и не удалось. Подошла официанточка, маленькая, ладненькая цыпочка, и сообщила, что человек, с которым гуляла Анна, зашел к ним в гости и сидит сейчас за стойкой, добавила, что это просил передать Артур.

Гуров пробежал глазами по посетителям, сидящим к нему спиной на высоких тумбах, и сразу же опознал ухажера Анны.

Его было легко узнать по очень короткой прическе и неимоверно широкой спине. Явно увлекается атлетикой. Талия узкая. Трицепсы, мышцы, отвечающие за разгибание руки, массивны и широки. Штангу жмет, молодец.

Гуров и сам любил покачаться, знал толк в атлетизме. Такие мускулы, как у этого мужика, ворочают на тренировках центнерами. Обычного человека может пополам сломать.

– Спасибо, лапочка, – поблагодарил Гуров. – Пойду поговорю.

Сыщик медленно пошел к крепышу. За это время тот успел пропустить рюмку какого-то питья.

– По какому поводу пьем? – поинтересовался полковник, присаживаясь на свободное место рядом.

– Да так, просто пьем, – спокойно ответил скуластый брюнет, не поворачивая головы.

Гуров положил перед ним фотокарточку.

Качок долго смотрел на изображение, затем медленно повернул голову. Суровый взгляд, массивные надбровные дуги, угли глаз.

– Откуда у тебя эта фотка?

– Может, выйдем на улицу? – предложил Гуров. Он уже протянул руку за фотографией, как вдруг кисть здоровяка перехватила предплечье полковника.

– Мне нужен ответ на вопрос.

Спокойно перенося боль, которая возникла после того, как мощные пальцы начали давить его руку, Гуров ровным голосом повторил:

– Все объяснения на улице. Здесь слишком душно.

Гуров был готов к серьезному разговору. В случае чего, пистолет и быстрая реакция всегда при нем. Проходя мимо столиков, полковник встретился глазами с Артуром. Тот что-то быстро говорил охраннику. Сыщик уронил на бармена тяжелый взгляд: мол, сиди спокойно, ситуация под контролем.

Они вышли. На небе к тому времени еще не появилось ни одной звезды. Был хороший весенний вечер, но люди вместо того, чтобы любоваться вечностью, приступили к разбирательствам.

– Я хочу найти эту девушку, – пояснил Гуров.

– Кто ты такой? – Мужик схватил полковника за грудки.

Из бара тут же выбежали двое вышибал-охранников и Артур.

– Не надо, я сам, – остановил подмогу Гуров.

Он резко заломил качку руки за спину и вынул из своего внутреннего кармана удостоверение.

– Не пыли, а то у тебя будут проблемы со здоровьем.

– Твою мать, – выругался качок, узрев корочки. – Извини, начальник. Я просто скучаю по ней.

– Расследование частное, – сообщил Гуров. – Давай рассказывай, кто такой, когда видел ее в последний раз.

Артур и его амбалы, заметив, что обстановка нормализовалась, скрылись в чреве бара.

– Сероземов Борис. Предприниматель. Документы надо показывать?

– Пока нет, – утешил Гуров.

– Мы уже три месяца с этой дурой не виделись.

– Почему дурой?

– Потому что мужика с деньгами, а я мужик с деньгами, не бросают. С чего бы это Анной занялась милиция?

– Вопросы задаю я, – напомнил Гуров.

Сероземов только тяжко вздохнул. Если бы перед ним был простой смертный, то разговор вряд ли бы продлился более нескольких секунд. Один удар, и оппонент на коленях просит прощения. Никаких иных аргументов, кроме силовых, этому громиле явно не доводилось приводить по жизни. Это Гуров понял сразу же. Слишком заторможенная реакция на смену обстоятельств. На худой конец, он мог бы оправдывать свое агрессивное поведение тяжелым рабочим днем.

– Вы со всеми так дружелюбны, гражданин Сероземов?

– У меня работа простая: отвез – привез. Мне вопросов никто никогда не задает.

– Не любите вопросы?

– Не люблю, когда лезут в душу. Не люблю, когда мои личные дела трахают кого-то на стороне.

– Девушку надо бы найти, – Гуров оправил слегка помятый костюм.

– Как насчет пива, начальник?

– Отрицательно. Дай мне свой реальный адрес, телефон, номер и марку машины.

– Анна пропала? – На что надеется человек, задавая очевидный вопрос? Если ответ ясен, зачем засорять диалог?

– Похоже на то. Ничего не хотите мне рассказать?

Сероземов дернул мышцами груди.

– Ничего не хочу. У меня органайзер в машине. Сейчас я вам запишу все свои данные.

Гуров не видел поблизости никаких машин марки «SAAB». Осталось только гадать, остановится ли Боря рядом с «Форд-Скорпио» или пройдет дальше к «Ниссан-Максима».

Далеко Сероземов не пошел. Открыв дверцу, он сел в салон, действительно достал ручку и записную книжку европейского образца и стал там что-то выводить.

Гуров на мгновение перевел взгляд на дверь бара, из которой на улицу выкатилась подвыпившая троица. Потом снова стал пристально смотреть на качка. И как-то сразу поймал себя на мысли, что здесь чего-то не хватает. В кадре не хватало движения. Боря сидел неподвижно, откинувшись на спинку водительского кресла и одновременно наклонив голову так, что подбородок касался груди.

Полковник инстинктивно присел, пробежав глазами по крышам окрестных домов.

«Неужели я его потерял? Так быстро, так бесшумно, не может быть. Как это возможно?»

Он выпрямился и с чувством огромного груза на сердце пошел к «Форду».

Полковник открыл дверцу со стороны водителя. Перед ним был труп. Могучие руки безжизненно опущены. Органайзер и ручка на полу. Лицо Сероземова на глазах начало бледнеть.

Осмотрев затылок, Гуров обнаружил небольшое входное отверстие от пули. Посмотрев на лицо мертвеца, полковник с удивлением обнаружил, что пуля не пробила голову насквозь. А это означало лишь одно: тот, кто стрелял, отмерил для заряда ровно столько пороха, сколько было необходимо. Профессиональный подход к работе.

Хороший глушитель, малый заряд плюс закрытый салон авто. Все это сделало убийство практически бесшумным. Вот почему он, стоя всего в двух десятках метров, ничего не уловил.

Влезать в дело об убийстве Сероземова полковник не хотел. Может, оно связано с исчезновением Анны, а может, и нет. Его задача сейчас – найти девушку.

Обойдя вокруг машины, Гуров поразмыслил, как ему побыстрее сдать это дело, и позвонил Крячко домой.

– У меня труп в машине около бара «Белая пена». Знаешь, где это? – начал Гуров после того, как поздоровался.

С другого конца города ответили, что «конечно».

– Отлично. Засылай хлопцев и приезжай сам. Все. Что знаю, расскажу при встрече.

Снова оказавшись около трупа, Гуров нагнулся и поднял органайзер. Боря успел написать только улицу и номер дома. Порывшись в машине, полковник обнаружил в бардачке паспорт. Адрес совпадал с официальной пропиской.

Лев Иванович не мог не отдать должное профессионализму убийцы. Он ликвидировал неугодного человека, можно сказать, в присутствии полковника милиции.

Был уже десятый час вечера. Прохожих на улице поубавилось. Вряд ли кто-то видел, как какой-то человек садится в «Форд». Кто его мог заметить? Ну, сел человек в машину, что такого?

Пока Крячко добирался до места, Гуров начал расследование по горячим следам.

Первым делом полковник добрался до бородатого мужика, спокойно курившего на ступеньках у входа в бар.

– Вы не видели человека, садящегося или выходящего вон из того «Форда»?

Курильщик отрицательно покачал головой. Гуров втянул воздух. Марихуану курит, не стесняется. Тихий московский вечер: убийцы, пьяницы и наркоманы повылезали из щелей. Не хватает только проституток.

Гуров огляделся. На противоположной стороне улицы припарковалась в непосредственной близости от проходного двора девушка в высоких сапогах и мини. Пэти вумэн, е-е-е-е, где же твой миллиардер?

Подойдя к длинноволосой рыжей старшекласснице, он просто и обыденно спросил, сколько она стоит.

– Сто долларов, – ответила девушка без околичностей.

Не говоря ни слова, он отсчитал ей по курсу сто долларов российскими дензнаками и протянул со словами, в которых сквозила надежда:

– «Форд» видишь?

Она видела.

– Пять минут назад из той машины вышел человек. Ты его могла видеть.

– Если вы готовы платить столько за информацию, сколько же тогда вы заплатите за меня?

– Я тебя сейчас в детскую комнату милиции отведу, – пуганул Гуров. – Видела кого-нибудь или нет?

– Кажется, женщина из нее вышла, а что?

– Описать можешь?

– Если убрать шпильки, будет не выше ста семидесяти. Стройная. Одета во что-то красное, я не запомнила. Ноги стройные.

Гуров обернулся, чтобы еще раз оценить расстояние, с которого проститутка наблюдала за женщиной. Более сорока метров. Лица не разглядеть.

– Опиши цвет волос и прическу.

– Короткая стрижка, а цвет: платина.

Полковник припомнил, что с одной блондинкой он уже сегодня виделся в институте торговли.

– На сколько короткие волосы?

Девочка задумалась.

– Я не помню.

– В руках у нее ничего не было?

– Не могу сказать.

– Куда она пошла?

– Отстань, – терпение проститутки кончилось. – Мне легче трахнуться, чем все это вспоминать.

Гурову пришлось достать удостоверение.

– Пошли, на сегодня ты уже все, что могла, заработала.

– Я только начала!

– У тебя впереди долгая жизнь, – утешил полковник.

Девчонку пришлось посадить в машину Вербицкого.

Анатолий Иванович проснулся и убрал с лица газету.

Увидев проститутку, он удивленно посмотрел на полковника.

– Это по работе, – серьезно сообщил Гуров. – Посмотри за девчонкой, а я пойду подежурю.

– Что случилось?

– Убийство.

Услышав, рыжая задергалась:

– Я здесь ни при чем!

– Сиди спокойно! – рявкнул Гуров. – А то папе с мамой пожалуюсь.

– Мне уже шестнадцать!

– Какой ужас, – пробурчал Лев Иванович, хлопая дверью.

Как только подъехала первая машина с сотрудниками МВД, полковник направился в бар. Размышления у тела породили ряд вопросов.

Вахта у Артура была в самом разгаре. Только успевай наполнять стаканы и кружки.

– Вам? – спросил бармен, одновременно приготавливая коктейль. – А, это вы? Поговорили?

– Не успели, – полковник увидел в зеркале собственное отражение. Волосы растрепались. Нехорошо. Но не причесываться же за стойкой.

– Уехал? – поинтересовался Артур.

– Я бы сказал – улетел, – поправил его полковник. – С кем он тут общался?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное