Лариса Кондрашова.

Побежала коза в огород

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

Это слово, хоть и произнесенное мысленно, вырвалось у нее впервые. У нее теперь есть любовник!

Надо сказать, что такой скоротечный секс без удобств не доставил ей почти никакого удовольствия, но Игорь не обратил на это внимания.

– Я бы хотела принять душ, – пробормотала она, стараясь не смотреть ему в глаза, и он снисходительно улыбнулся.

– Еще не привыкла, понимаю.

Шлепнул ее по мягкому месту и вышел.

Галя наскоро ополоснулась, а когда вышла, увидела, что он как ни в чем не бывало режет в салатницу огурцы и помидоры. Генка ни за что бы ничего резать не стал, а сидел бы и ждал, пока она все приготовит. Один раз он даже решил ее обидеть.

– Меняются времена, – сказал ухмыляясь, – и Мещерские прислуживают Подкорытько!

Но она вовсе не обиделась. Как говорили в детстве у них во дворе, врач на больных не обижается. Игорь между тем порезал овощи и спросил:

– Посолишь сама, хорошо, а то я с солью не очень дружу. Уж если посолю, то посолю.

– Хорошо, – согласилась Галя, все еще оглушенная только что случившимся событием. В собственной ванной!

Она посолила салат, добавила масла. А Игорь между тем вынул из своего портфеля кирпич черного хлеба с отрубями.

– Купил на всякий случай, – пояснил он, поймав ее удивленный взгляд. – Вдруг, думаю, у нее хлеба нет. Гостей не ждет. Я нарочно тебя не предупредил, чтобы ты не слишком суетилась. Вдвоем мы и так все быстро сделаем… У тебя котлеты не подгорают?

Она спохватилась и кинулась котлеты переворачивать.

С ней происходило что-то странное. По крайней мере прежде с ней не случавшееся. Она смотрела на чужого, по сути, мужчину, который спокойно хозяйничал на кухне, как будто прожил вместе с Галей в браке лет десять.

Он уверенно – безо всяких там прелюдий и вопросов – берет ее в любом месте, в каком захочет, а она, точно зомби, и не пытается сопротивляться.

Неужели это и есть любовь? Когда живешь как в полусне, ничего не соображаешь и вообще не проявляешь себя как полноценный индивидуум…

Правда, эти мысли не мешали ей накрывать на стол, опять-таки с помощью Игоря.

Он догадался и сел не на ту табуретку, на которой она любила сидеть, и стал открывать шампанское, кивнув Гале, что она не поставила на стол бокалы.

Она тут же бросилась доставать бокалы и протирать их полотенцем. То есть привычные действия она производила машинально, так что ничего странного в ее действиях не усматривалось.

Игорь открыл шампанское, разлил по бокалам и произнес тост:

– За все хорошее! – И добавил строго: – До дна!

Галя так же покорно выпила шампанское, хотя оно было сильно газированным и пилось с трудом.

В другое время она бы отметила в Игоре эту черту: не задумываться ни о чем. Не напрягать свои мозги без надобности. Все было раз и навсегда предопределено. Что говорить за рюмкой и как обращаться с женщиной. Тогда жить становилось необременительно, потому что все катилось по привычной колее.

– Молодец! – похвалил он. – И котлеты у тебя то, что надо.

В меру прожаренные. Настоящие, домашние…

Слушай, что у нас сегодня было. На строевых учениях присутствовал генерал и после, на разборке, стал выговаривать ротному: «Товарищ Асафин, у вас барабан все время бил между ног!»

Он улыбнулся, а потом, словно передумав, расхохотался в голос.

– Правильно про нас, военных, анекдоты рассказывают. Начальник училища подписывал приказ и в графе «Утвердить» написал: «Утвердяю!»

Игорь сыто откинулся на табуретке, упираясь затылком в стену.

– Если ты не возражаешь, я «Вести» посмотрю, – проговорил он, прикрыв глаза.

– А почему я должна возражать?

– Мало ли, может, сериал какой смотришь. Женщины вечно какой-нибудь «мыльницей» увлечены.

– Смотри, пожалуйста, – пожала она плечами, уязвленная его обобщением.

Он тут же подхватился, прошел в комнату и крикнул оттуда разочарованно:

– У тебя домашняя антенна!

– А что, ты тоже какой-нибудь сериал смотришь?

– Зачем сериал? Но на СТС или ТНТ частенько боевики показывают, а домашняя антенна их плохо берет… Я боевики люблю. Ничего, завтра я принесу наружную антенну…

Он вышел в коридор и одобрительно взглянул на нее, моющую посуду.

– Сейчас посмотрю, как там у тебя крыша расположена и сколько кабеля для антенны понадобится.

Он сосредоточенно взглянул на свои форменные туфли – наверное, ему хотелось бы иметь шлепанцы, в которых можно выходить во двор, но у Гали никакой мужской обуви не было.

Вздохнув, Игорь надел туфли и вышел.

«Что значит – завтра принесу? – подумала она. – Он у меня ночевать останется или придет только из-за антенны? Наверное, не придет. Просто обещает, и все. И во двор вышел для виду…»

До встречи с Игорем она считала, что нужно высказывать своим сожителям или любовницам пожелания, мнения или планы, а они что-то там про себя решат, а потом уж ей скажут без объяснений, так что останется возможность все остальное домыслить. Может, он считает, что язык вовсе не средство общения между людьми, а так, всего лишь издержки цивилизации?

– Метров семь кабеля нужно, – сообщил Игорь, возвращаясь. – А чего ты такая нерадостная? Может, тебе неприятно, что я остался?

«Остался. Значит, он действительно решил остаться!»

– Нет, это я так, сегодня устала немного. Мне приятно, что ты пришел.

– Смотри, ежели что, лучше скажи сразу.

Значит, все-таки ему нужно говорить, чтобы он понял, а ей – не обязательно?

– Скажу, – кивнула она, входя за ним в свою крошечную гостиную.

Галя включила бра, и он согласно кивнул:

– Правильно, телевизор нужно смотреть при свете.

Игорь посмотрел «Вести», потом переключился на первый канал, посмотрел «Ментов». Ей казалось неудобным всякий раз смотреть на него, потому Галя поглядывала на него украдкой. И когда взглянула в очередной раз, увидела, что ее нечаянный гость спит, откинув голову на спинку кресла и приоткрыв рот.

Она растерялась: что делать? Будить? Если бы он был ее мужем, она бы сказала:

– Игорь, переходи на кровать, я постелила.

А вдруг он раздумал у нее оставаться? И вообще, с чего она решила, будто он свободен? То есть Светка говорила, что Игорь когда-то был женат и даже имеет сына, но приходит ли он к бывшей жене, и как часто, и есть ли у него какое-нибудь собственное жилье? А если нет, то наверняка имеется женщина, с которой он живет постоянно… Господи, она же о нем ничего не знала!

Так для себя и не решив, как быть, Галя сделала громкость поменьше и переключилась на второй канал, где шел новый сериал по роману Вильмонт.

Елена

Отчего-то мысль о сестре мне не давала покоя: что там у нее за Игорь? Вчера она опять забегала к нам, но уже менее оживленная, чем в первый раз. Словно чем-то оглушенная. Несколько дней Игоря не было, а потом опять объявился, заранее ее не предупреждая. Она то смеется, то плачет. Такая глупышка. Ей всего двадцать один год. Многие девчонки в ее возрасте еще о замужестве и не думают, а она уже и замуж успела сбегать, и теперь влюбиться в мужчину, который наверняка гораздо старше ее. И хитрее.

Иначе он бы позвонил ей в тот вечер, когда обещал прийти и не пришел. А так… он ее выдерживает, поймал на крючок, как глупую рыбешку, и водит на леске, и водит! Знает, что так Галка быстрее и надежнее в него влюбится.

Надо мне его увидеть, а то, не дай Бог, выйдет за такого замуж и будет подобно маме семейный воз на себе тащить. И тоже состарится раньше времени…

Главное, после необъясненного отсутствия этот Игорь явился к ней как ни в чем не бывало. Даже не извинился, что его неделю не было. Девчонка просто с лица спала.

Теперь она напоминает настороженную птичку, все время косит глазом по сторонам, все время чего-то боится. Наверное, своими действиями он сбивает ее с толку, она теряет уверенность в себе, вот и нервничает…

Какая, однако, свинья! Точнее, боров… Гнать его надо поганой метлой! Обязательно поговорю с ней, пусть даже она меня слушать не станет…

Выйдет замуж за такого и будет всю жизнь мучиться. Надо с ней поговорить… По-моему, я уже повторяюсь, но ничего не могу с собой поделать.

И вообще, кто меня просит вмешиваться! Неужели Галя спросит у меня совета, если этот капитан сделает ей предложение? Пусть я его и увижу и сделаю о нем нелицеприятные выводы, никак это на ситуацию не повлияет, чего себя обманывать.

Оттого что я мысленно веду с собой эти разговоры, по лицу у меня будто пробегают тени. Так говорит мой муж Женя.

– Ох, Ленка, опять с кем-то воюешь! Ну, что на этот раз случилось с Галиной?

– Почему именно с ней? – не сразу признаюсь я.

– А с кем? Тошка, слава Богу, здоров, у меня вроде с делами… все в порядке. У тебя на работе, насколько я знаю, тоже никаких неприятностей нет…

– Типун тебе на язык!

– Ладно, пусть будет типун, раз ты мне этого желаешь. Еще говорила, любимый муж!

– Жень, не шути так. У Галки и в самом деле не все ладно. А теперь, когда она ушла от родителей…

Муж пошевелился, устраиваясь поудобнее на диване – мы с ним смотрели телевизор. По каналу «Культура» шла интересная передача – интервью с известным писателем, который, прославившись в детективном жанре, решил теперь написать хотя бы по одному произведению в каждом из развлекательных жанров, включая произведения для детей.

Смотрели одним глазом, потому что писатель лучился самодовольством, был совершенно уверен в своем проекте, не думая, что походя он оскорбляет этим других писателей, утверждая, что их потуги ничего не стоят по сравнению с ним, особо талантливым…

Женя таких самоуверенных людей не одобрял, потому приглушил звук и беседовал со мной о человеке нашем, родственном.

– Вот после ее ухода, кстати, я Галку зауважал. Уйти от тещи, которая жизнь кладет на то, чтобы всем угодить, для этого нужен характер.

– Положим, не всем, а только папе Алеше.

– Ну и что же, отсвет ее заботы все равно падал и на остальных… Жила бы себе, горя не знала, сдавала свой домишко. Но нет, захотелось самостоятельности.

– Ей же всего двадцать один год.

– Всего. По европейским и американским меркам, она в любом случае совершеннолетняя. А когда мы с тобой поженились, сколько тебе было?

– На три года больше, между прочим.

– Но ты была уже взрослой, а Галочка ребенком будет и еще три года. Носитесь вы с ней, как с писаной торбой. Валерик вместо того, чтобы собственного ребенка завести, младшую сестру нянчит, ты о семье забываешь, все Галочка да Галочка.

Я недоуменно посмотрела на мужа: чего это вдруг он стал выказывать раздражение в адрес Галины? Обычно раздражение у него просто так не проявляется, всегда есть причина.

– Но ты же не прав! Галя вполне самостоятельный человек.

Нельзя сказать, что Женя мою сестру недолюбливает, но он считает, что я младшую сестру балую. Хотя чем? Беспокоюсь, это понятно. Пару раз сходила в лицей, пока она училась, узнавала, как у нее с учебой. Теперь у девчонки неплохая профессия. Кондитер. Дальше она учиться не захотела. Но я и не настаивала. Сама училась на заочном, родила между сессиями. Толяша был маленький, и я бегала повсюду с высунутым языком, везде опаздывала, к экзаменам по ночам готовилась… Правда, я могла не работать, но и она, если бы захотела, могла только учиться. Помогли бы мы с Валеркой. Как бы ни возмущался по этому поводу Женя.

Что поделаешь, она меньшая. Потому мы с братом, ощутив на своей шкуре жизнь с отчимом и почти равнодушной матерью, даем сестренке то, чего нам недодали.

Галочка наша одета-обута. Валера в последний раз из Тюмени привез ей шубку и сапожки. Я тоже нет-нет да куплю что-нибудь модненькое. А сестренка, между прочим, никогда ничего не просит и нам на праздники такие торты приносит – гости только ахают: произведение искусства. Несомненно, девчонка талантливая, потому что всякий торт у нее – какая-то картина, и, между прочим, ею самой придуманная…

Что-то у меня получается, будто я о Галочке забочусь из-за каких-то тортов. Ну да Женя все и так понимает.

Не знаю только, почему именно сегодня он на сестру наезжает.

– Понимаешь, она с каким-то офицером познакомилась. И мне кажется…

– Все, все, – затеребил меня муж, – уже и пошутить нельзя. Конечно же, она познакомилась. И будет знакомиться. Молодая женщина, разведенная. Уж хуже такого-то, как ее Подкорытько, вряд ли найдет. Я его когда первый раз увидел, ей-богу, недоумевал: что она в нем нашла?

– Она нашла в нем любовь к себе. Вернее, ей так казалось. Но она не знала, что в мире Гены Подкорытько всем правит мама Подкорытько и она не верит в какую-то там любовь, а считает, что невестка первым делом должна поклониться ей, а вторым – стать к плите… не важно, или к стиральной машине… и не отходить от нее больше никогда.

– Не хочу спорить с тобой, дорогая, – улыбнулся Женя, – но разве ты занимаешься не тем же самым?

Тем же самым, но совсем в другой атмосфере. Разве можно сравнить Евгения Рагозина с каким-то Подкорытько!

– Но твоя мать не заставляет меня ей кланяться, – все же объяснила я ему; нечего всякий раз подчеркивать, какой у меня особенный муж, а то еще зазнается.

– Потому, что далеко живет. И потому, что вы редко видитесь. Все-таки народная мудрость насчет того, что чем дальше, тем роднее, бьет в точку, ты не находишь?

– Евгений Ильич, это вы о своей маме?

– О своей, – нарочито тяжело вздохнул муж и притянул меня к себе. – Если бы ты знала, как я счастлив, что у нас с тобой отдельное жилье и мы начинали с самого начала, нас никто не опекал и не пытался учить на своих ошибках.

– Наверное, ты прав, – согласилась я, подумав, что, услышь такую речь из уст своего сына, свекровь не поверила бы услышанному, а если бы поверила, то объяснила себе не чем иным, как моим дурным влиянием.

Нет, я понимала, что она любит сына, но так редко видит его, потому что у Жени семья. Да и не наездишься из нашего южного города в далекий Новосибирск!

К сожалению, большинство наших родителей с трудом мирится с тем, что повзрослевшие дети все реже остаются жить с ними и торопятся упорхнуть подальше от родного гнезда. Некоторые родители, я знаю, даже обижаются, когда молодые первым делом устраивают себе отдельное жилье. Это вместо того, чтобы радоваться!

Муж устроился на диване и потянул из стопки газет – тех, что мы оба с ним покупаем или я приношу с работы – верхнюю.

– Твоего материала здесь нет?

– Как же нет, есть, – сказала я, довольная, что муж следит за моими профессиональными достижениями.

Он и в самом деле прочитывает мои статьи от начала до конца и уверяет, что я пишу все лучше и лучше.

Но сегодня в голосе Жени наряду с привычным замечанием что-то проклюнулось. Опять! Будто обреченность. Эту нотку я уловила и вчера, и позавчера. Думала, показалось. Правда, Женя тут же с собой справился и затолкнул это невольное движение подальше, но я насторожилась.

– Женя, у тебя на работе все в порядке?

– А что у меня может быть не в порядке? – бодро откликнулся он, чем еще больше укрепил меня в моем подозрении.

– Ты не хочешь меня расстраивать или просто мне не доверяешь? – холодно поинтересовалась я.

Не то чтобы Женя боится такого тона, но он говорит, что в эти минуты чувствует, будто рядом с ним не родная жена, а чужая равнодушная женщина. Или милиционер при исполнении.

С другой стороны, если я не буду время от времени вот так брать его за горло, мой муж вообще перестанет делиться со мной своими неприятностями.

Он так привык. С юности, когда на вопросы матери отшучивался, уверял, что ничего не происходит, даже когда в институте из-за одной студенческой проделки буквально висел на волоске.

Но я уверена, что жена должна все знать. То есть, конечно, не знать удобнее. И тезис, часто повторяемый в криминальной литературе и боевиках о том, что меньше знаешь – крепче спишь, можно было бы взять на вооружение, если бы я не любила своего мужа. Если бы мне было все равно, что с ним случилось. И если бы я не знала, что даже самому сильному и крепкому мужчине иной раз хочется излить душу. И ему нужна пусть и слабая, но поддержка. Уверенность в том, что его любят и будут любить, несмотря ни на что…

Ему все еще было непривычно мое желание быть в курсе всех его дел и упорство, с которым я всегда старалась докопаться до истины.

Он нехотя пробурчал:

– Ну да, ты права, у меня неприятности. Понимаешь, я отдал металл одному своему старому покупателю под реализацию, а он не может мне заплатить. При этом я тоже не могу заплатить моему поставщику…

– Погоди, ты разве посредник?

– Нет, – Женя скривился, как от зубной боли; меньше всего ему сейчас хотелось мне что-то объяснять, ему было не до того, он, видимо, пытался придумать выход из тупиковой ситуации. – У меня, как я тебе говорил, металлобаза, и есть поставщики, которые работают напрямую с металлургами…

– А ты разве не можешь работать напрямую с металлургами?

– Не могу. Для этого надо иметь гораздо более мощные связи, чем те, что у меня есть… То есть даже напрямую я не получу металл по той цене, по которой мне продает его «Сталь-Юг»… В общем, ты не поймешь. Но до сего дня было все четко, а теперь меня поставили в раковое положение… То есть проценты штрафа за неуплату растут в геометрической прогрессии…

– То есть хочешь сказать, что тебя поставили на счетчик? – Я почувствовала, как внутри у меня все холодеет.

Он помрачнел и кивнул головой. Глянув на мое несчастное лицо, Женя ненатурально оживился:

– Не будем раньше смерти умирать. Может, все еще обойдется.

Пусть оживление его и было наигранным, но ему почти удалось меня успокоить.

А с утра меня вызвал к себе главный редактор. Сказал:

– Рагозина, есть возможность хорошо заработать. Надо написать об одном человеке статью по типу скрытой рекламы. Оч-чень крупный бизнесмен. Ты наверняка не раз о нем слышала. Правда, до сего времени он предпочитал держаться в тени, а сейчас вот во власть потянуло. Можешь даже слегка его ругнуть, но так, чтобы в целом у читателей осталось впечатление: он хороший парень. Именно такой нам нужен в законодательном собрании! До выборов еще далеко, так что никто не подумает, что мы подготовку уже начали. Поизучай его дела, поговори с людьми. Уж если ты компромат умеешь накопать, то положительное тоже сможешь найти. Сумеешь – штука баксов твоя!

Штука – около тридцати тысяч рублей – мне бы сейчас очень даже не помешала. Потому что я хорошо помнила вчерашний разговор с мужем. Он не озвучил цифру, которую ему требовалось заплатить поставщикам, но все равно в такой ситуации каждый рубль для нас теперь был важен. Потому я не стала откладывать дело в долгий ящик, а позвонила этому одному человеку.

Звали его Забалуев Юрий Иннокентьевич, и по голосу я себе представила человека невысокого, коренастого, такого основательного мужичка. Мы договорились с ним, что я подъеду в его офис к двенадцати часам дня.

Офис, конечно, был шикарный, какой-то полудворец, и под стать ему был бы придуманный мною образ Забалуева.

Каково же было мое удивление, когда передо мной предстал широкоплечий верзила – в детстве мы называли таких «шпалами» – с достаточно интеллигентным лицом и ямочкой на подбородке. Он был даже красив, со своими серыми глазами, которые подчеркивали черные брови и ресницы, и слегка удлиненным лицом. Правда, его подбородок, несмотря на ямочку, был вполне мужественным. На нем, как и на щеках, уже проступала щетина, хотя он наверняка утром брился.

Показалось, что плечи, при их широте, несколько вяловаты, но это впечатление оказалось обманчивым, когда он привстал с кресла за столом, приветствуя меня.

Я подумала, что, наверное, кое-кто, не рассмотрев Забалуева повнимательнее, велся на этот его подбородок с ямочкой и на мнимую интеллигентность… То есть, возможно, он и был по сути интеллигентом, но вовсе не в том представлении, в каком обычно мы представляем себе интеллигентов: непременно добрыми, умными и… слабыми.

А несоответствие с моим первым впечатлением началось, едва Юрий Иннокентьевич стал со мной разговаривать и выдвигать свои требования.

– Требования? – удивилась я.

– А что вас удивляет? – фыркнул он. – Именно – требования. Раз я плачу деньги, причем немалые, у меня и должны быть требования.

Немалые? Тысяча долларов – немалые? Я слышала, что рекламные статьи в нашей газете стоят на порядок выше. А потом сама же себе и объяснила: это мне редактор дает тысячу. А сколько он берет себе, никто не знает. Кроме, разумеется, Забалуева.

– Кстати, – вдруг спросил он, – а Евгений Ильич Рагозин не ваш родственник?

– Муж, – сказала я, опять напрягаясь. Он не просто так спросил, а с неким подтекстом, как если бы он знал нечто для моего мужа неприятное. Что само собой подразумевалось, о чем знали все, кто занимается тем же самым бизнесом. Неужели Евгений рассказал мне далеко не все о своих неприятностях? – Вы его знаете?

– Пересекались несколько раз, – ответил он с нарочитой беззаботностью. И не стал больше говорить о Жене. Как-то слишком многозначительно. Но я никогда не была ни перестраховщицей, ни истеричкой. Но мужчины – мой, близкий и родной, и этот, чужой, которого впервые в жизни вижу, – отчего-то пытались меня обмануть. Не слишком умело, но начни я докапываться, чего вдруг они передо мной притворяются, могут и послать подальше, сказать что-то вроде: «Молчи, женщина!»

Почему-то сегодня мои мысли упорно шли не в том направлении, в каком им полагалось. Я же пришла получить материал для очерка. Этак никакой рекламной статьи я написать не смогу, а буду домысливать то, что мне не хотят сказать. И я просто взяла себя за шкирку и заставила слушать почтенного господина бизнесмена.

Когда моего мужа спрашивают, чем он занимается, он обычно коротко отвечает:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное