Лариса Кондрашова.

Побежала коза в огород

(страница 2 из 20)

скачать книгу бесплатно

Хотя, казалось бы, чего матери сейчас-то упираться? Брат Валерка – мы с ним погодки – нефтяник. Работает в Тюмени, вахтовым методом. С матерью не живет, квартиру снимает на пару со своим коллегой. Очень удобно. Один на две недели уезжает, а другой в это время в квартире живет.

– Еще годик, – говорит Валера, – и собственная квартира у меня в кармане. А там и о семье время подумать.

Мужчине проще. Ему можно с женитьбой не торопиться. А женщина должна вовремя родить, потому и замуж выходит пораньше. Я в двадцать четыре года вышла замуж за Женю Рагозина, но в отличие от многих сверстниц ни разу о том не пожалела. Мне в самом деле повезло с мужем, в чем я могу признаться не только подругам, но и самой себе. Ни разу я не усомнилась в правильности выбора отца для своих детей. Пока у нас один ребенок, но я собираюсь через годик-другой родить еще одного…

Кстати, подумала, что у нас, троих детей нашей мамы, у всех разные фамилии. Галочка, понятно, Мещерская, как родная дочь своего папочки. О себе я говорила, а Валера у нас Саенко. Это была моя девичья фамилия…

Мысли мои нанизываются одна на другую, как звенья цепи. Теперь вот подумала о младшей сестренке. Ее брак никак нельзя было назвать удачным. Не должны девочки – вернее, девушки – испытывать такие потрясения. Сестра не успела выйти замуж – в двадцать лет! – как хлебнула лиха полной мерой: что может быть хуже мужа-пьяницы? Она даже пыталась его излечить, а это можно сделать лишь при согласии пьющего. Генка же Подкорытько пьяницей себя не считал и был уверен, что может бросить пьянство в любой момент.

Я поторопилась уйти из дома, понятно почему. Отчим меня не любил, хотя и старался любить. Он никогда меня не обижал, не кричал, не пытался воспитывать, но это еще хуже, такое вот равнодушие, когда смотрят не на тебя, а как бы сквозь тебя…

С Валеркой у него тоже отношения не сложились. На брата отчим, случалось, и голос повышал. Чувствовал, что пасынок ему будто живой укор, потому что работать пошел сразу после школы и, пока на квартиру не ушел, матери помогал так, что она даже от одной работы отказалась…

Теперь в трехкомнатной квартире она живет вдвоем с отчимом, но, кажется, не слишком этому огорчается. Вроде поворчала, когда в теткин дом переселилась младшая дочь. Но больше для виду.

Кстати, я не знала, почему ушла из дома Галочка. То есть официально она не ушла, а получила наследство после смерти тетки. Должен же кто-то в наследном доме жить!

Будь ей хорошо в родительском доме, обретенную жилплощадь она могла бы продать или сдавать внаем, но она захотела жить отдельно от родителей, хотя к тому времени разошлась с Генкой и была совсем одна.

Первым делом я попросила мужа заказать для Гали металлическую дверь – мы представили это как подарок сестре на новоселье. Женя и не подумал сопротивляться или упрекать меня в том, что трачу деньги на сестру. Он у меня умница – должно же было мне повезти хоть в чем-то…

То есть не хочу сказать, что я такая уж невезучая, но чего мне определенно не досталось в жизни, так это материнской любви.

Мама, конечно же, любила всех нас, но как-то по-своему. Она считала, что, если у ребенка есть все необходимое, он просто обязан быть счастлив!

Человек, видимо, так устроен, что ему всегда хочется того, чего он не имеет. Когда мама покупала мне очередное платье или туфли, я, конечно, радовалась, но как мне хотелось, чтобы мама поцеловала меня, обняла. Как, например, отчима. Его она обычно прижимала к себе с какой-то неистовой страстностью, а он с подчеркнуто усталой гримасой высвобождался из ее рук и бурчал:

– Ну, к чему эти нежности! Лучше бы принесла мне что-нибудь попить.

Или поесть! Или еще что-то, что приходило в его ленивый скучающий ум. И мама бежала, летела на крыльях, чтобы выполнять пожелание своего повелителя!

Непонятно, чего я сегодня ударилась в воспоминания. Сколько лет прошло, но, оказывается, обида на мать так и не стерлась из памяти.

Судьба подарила мне встречу с Женей и этим компенсировала всю ласку и нежность, которую я недополучила в детстве. Мой муж оказался человеком добрым, мягким и, главное, ласковым. Даже странно, что он стал заниматься бизнесом – при такой открытости и доверчивости – и кое-что у него получалось. По крайней мере мы не бедствовали. И уже четыре года ничего не омрачало нашего ясного семейного небосвода. Я могла не только уделять внимание членам моей семьи, но и заботиться о своей младшей сестренке.

И вот на днях моя Галочка забежала ко мне сияющая, будто обновленная, и с порога заявила, что она влюбилась.

От возбуждения не в силах усидеть на месте, Галя схватила на руки моего сына Толю и закружилась с ним по комнате.

– Тошечка! Мой сладенький, мой маленький!

И щекотала его и тормошила, так что ребенок хохотал и даже повизгивал:

– Галя! Галя! Щекотно!

– Как его зовут? – поинтересовалась я.

– Игорь. Его зовут Игорь.

Чувствовалось, что даже произносить имя любимого мужчины доставляет ей удовольствие.

– А где ты с ним познакомилась?

С тех пор как Галя ушла из родительского дома и начала жить одна, я стала ощущать себя ответственной за Галину. Кто еще мог бы проникнуться таким чувством, если мать была полностью сосредоточена на желаниях отца. Мы обе к этому привыкли, потому не очень на материнское внимание и рассчитывали. Галя делилась со мной всеми своими новостями и знала, что я всегда помогу ей или посочувствую.

– Светка с ним ко мне в гости пришла.

Надо сказать, что Светку я никогда не жаловала. Безалаберная наглая девица с гипертрофированным чувством собственного превосходства. Руководствовалась она обычно лишь собственными интересами, но вот прилипла к Галке еще со школы и все крутилась вокруг нее. Может, получала удовольствие от сравнения своих достоинств и достоинств подруги?

Как бы то ни было, я никогда не доверила бы ей даже свою кошку. И всегда бы ждала от нее какой-нибудь пакости. Ну да это лишь мои суждения, и, однажды попытавшись высказать их Гале, я получила отпор и с той поры носила свои впечатления в отношении Светланы при себе.

– Хочешь сказать, что ты увела парня у своей подруги?

Это настолько не походило на мою скромную, с обостренным чувством справедливости сестру, что в какой-то момент я подумала, будто не так ее поняла. Потому и уточняла, и переспрашивала, словно не веря своим ушам.

– Да это вовсе не ее парень. Она с другим встречается, у них жуткая любовь, а Игорь просто за ней ухаживал.

Без взаимности.

Неужели я так плохо знала собственную сестру? Она не только не считает свой поступок непорядочным, но и думает, будто избавила подругу от лишнего груза. По крайней мере Галя с легкостью придумывает себе оправдания, и ее радость ничуть не омрачает то, что она, возможно, нарушила какие-то Светкины планы. Действительно, парень ухаживает за подругой без взаимности, зачем он ей нужен?!

Я по привычке попробовала вернуть ее на грешную землю.

– Откуда ты можешь знать наверняка, что этот Игорь ей не нужен? Вот скажи, она обрадовалась, когда он к тебе переметнулся?

Галя задумалась. Я подозревала, что она впервые посмотрела на свое приключение под таким углом: как к этому отнеслась подруга? Правду говорят, что любовь эгоистична. Пусть и не любовь, влюбленность, но на первых порах эти два чувства не слишком отличаются, так что бесполезно морализировать или взывать к совести влюбленного, и мое занудство здесь совсем ни к чему…

– Она была не очень рада, это точно, – произведя какие-то свои вычисления, сказала сестра. – Ушла домой со Славой, хотя до этого, в кухне, когда помогала мне резать салат, шепнула: присмотрись, я привела его для тебя.

– А что же ты не присмотрелась?

– Мне и присматриваться не нужно. Не мой размер этот Слава.

– Надо же, не думала, что для влюбленности существуют размеры.

– Это я так шучу, – мрачно отозвалась сестра; теперь она стала испытывать дискомфорт от осознания своего поступка – родная сестрица, как пресловутая капля, продолбила наконец розовую пелену, которой себя эта дуреха окутала. Впрочем, ее самоистязание продолжалось недолго. – Тем более что Славик упал на Светку.

– В каком смысле – упал?

– Ну ты чего, Лен, запал на нее, значит.

– А Светке тоже было все равно?

– Думаю, да, только она никак не ожидала, что ее поклонник ко мне переметнется. А что же она хотела? Если на двух стульях еще можно как-то пристроиться, то на трех – никто не сможет!

– Кого ты имеешь в виду?

– Светочку, кого же еще! Она постоянно живет с Мишкой, а Слава и Игорь у нее так, для счета. Не говоря уже о других.

Она с эгоизмом влюбленного нашла-таки виноватого.

– Но это ведь ее дело, не так ли?

– Как будто можно долго удерживать возле себя нормального мужчину, ничего не давая ему взамен. Тоже мне, Клеопатра!

Да, мы мирные люди, но наш бронепоезд…

– Интересно, а как отнесся к этому Славик?

– Обыкновенно, как и любой другой мужчина на его месте: не одна, так другая.

Галя со знанием дела улыбнулась. Что она может понимать, соплячка!

– Значит, и твой Игорь такой же? Лицо Гали приняло мечтательное выражение.

– Игорь… Игорь – это совсем другой человек.

– Из одного вечера, проведенного с ним, ты сделала такой вывод?

– Почему только вечера?

Сестра лукаво взглянула на меня безо всякого чувства вины или сожаления. Скорее, торжества: вот, мол, как я умею!

Значит, он оставался у нее на ночь. Лихо. Нет, я не осуждала младшую, но насторожилась. Слишком уж она была увлечена, слишком горела. Я-то знала, что мужчины относятся к сексу совсем не так, как женщины. И для них ночь, проведенная с женщиной, вовсе не повод делать какие-то далеко идущие планы насчет перемен в своей жизни. То есть они могут, конечно, сравнивать, эта лучше, эта хуже, но чтобы вот так же фонтанировать эмоциями…

Галочка же… Мне ли ее не знать, небось уже решила, что это ОН, тот, с кем она проведет оставшуюся жизнь…

– Ты хоть фамилию его знаешь? – осторожно поинтересовалась я.

– Конечно, знаю. У него классная фамилия: Бондарчук!

– Фамилия как фамилия.

Я нарочно всегда спускала на тормозах эти ее «охи» насчет той или иной фамилии. Не хотела, чтобы своему папочке уподоблялась. Что такое фамилия? Мне бы и в голову не пришло восхищаться человеком только потому, что в свидетельстве о рождении его как-то именовали.

– Да ты что! – возбужденно воскликнула Галя. – Это же фамилия известных актеров. Сергей Бондарчук – известнейший режиссер, между прочим. Правда, он уже умер. Поставил фильм «Война и мир» и играл в нем Пьера Безухова! Игорь говорит, что Сергей Бондарчук – его дальний родственник…

– А у него в роду нет никого с фамилией Сталин? – невинно поинтересовалась я.

Галочка обиделась. А значит, на самом деле влопалась в этого Бондарчука по самые уши.

– Лен, хоть ты не ехидничай, а?

– А кто еще ехидничает?

– Светка. Она впрямую говорит: был бы он хороший, я бы сама его подобрала, а не во втором эшелоне держала.

Ну вот теперь она в другую крайность кинулась, стала в себе сомневаться.

– Светка твоя – известная красавица.

В самом деле, чего это я чуть ли не на сторону Светки встала? Этак можно в сестре все возможные комплексы пробудить.

– В каком смысле – известная? – удивилась моя глупышка сестра.

– Всякий мужик, кто ее только ни увидит, падает, сраженный неземной красотой.

– Вообще-то ты права, она симпатичная, но чтобы красавица… Ноги у нее, между прочим, толстоватые, фигура – галифе, глаза…

– Галка!

– В том смысле, что глаза как глаза, ничего особенного. Мало ли на свете голубоглазых девушек.

Нет, зря я боялась. Сестренка сумеет постоять за себя и вовсе не собирается сдаваться на милость этих самых комплексов.

– Но он же в ней что-то нашел, Игорь, иначе чего бы ему за ней волочиться.

Галя прыснула.

– Ну ты и слово выбрала: волочиться! Просто он скучал, а у Светланы все время кто-то толпился, вот он и ходил к ней. Недаром, значит. Вчера вот зашли они со Славиком к Светке в гости, а она их ко мне потащила.

– И ты с ним сразу переспала.

– Я не хотела, – смутилась сестра. – Но он набросился на меня, как из голодного края. Когда Светка со Славиком ушли, я думала, посидим, кофе попьем, поговорим. А вышло, и не поговорили. Утром чуть не проспали – и ему на работу, и мне…

– Так он тебе ничего и не сказал?

– Сказал. Поцеловал и говорит: до завтра. Сегодня я приготовлю что-нибудь вкусненькое. И торт сделаю, какой он никогда не ел! Пойду к его сердцу через желудок. – Она расхохоталась. – Ну, я побежала. Надо в доме прибраться, а с утра я сбегаю на рынок, накуплю всего самого вкусненького.

А через день она пришла ко мне на работу просто черная от горя.

– Игорь вчера не пришел. И не позвонил.

Она вдруг заплакала. Так горько, так по-детски отчаянно, что у меня внутри все перевернулось. Ну, думаю, найду этого кобеля, разберусь по полной программе.

Галинка, наверное, прочла это по моему лицу, потому что сказала:

– Ты не переживай за меня, сестренка. Впредь наука будет. Это, если хочешь знать, меня судьба наказала: на чужой каравай рот не разевай!

– Какой же чужой, если Светка с ним не встречается.

– Ну и что же, но она его при себе про запас держала? Держала. А тут я вклинилась. Она говорит, таких, как я, у него сто на рубль сушеных.

– Зацепила ты, видать, Светку. Сейчас на ее улице праздник. Вроде как этот мужик тебя бросил после первой же ночи…

Лицо у Гали перекосилось от обиды, и я поспешила смягчить выражения. В самом деле, лежачих не бьют. А тут любящая сестра пинает вместе со всеми…

– А впрочем, ее можно понять, – сказала я. – Она считала этого Игоря своей собственностью, а оказалось, что он не совсем ее… Он вообще кто по специальности?

– Военный. Капитан ракетных войск!

Опять в голосе Гали прозвучала гордость, словно судьба ее этим Игорем наградила, а вовсе не обидела.

– Только Светка говорит, котяра еще тот.

– И тебя это не задевает?

– Задевает, – согласилась сестра. – Но теперь уже ничего не изменить. Теперь я уже влипла, и никуда от этого не денешься.

Галина

– Между прочим, твой Володька кобелина еще тот! – как-то, смеясь, рассказывала ей Светка. – Помнишь, в прошлый раз, когда я заходила за феном, который накануне у тебя забыла, а ты помчалась в магазин, потому что у тебя хлеба ни крошки не было? Володька тогда у тебя еще шкаф ремонтировал.

– Помню, – нерешительно проговорила Галя. В самом деле, тогда дверца шкафа у нее вдруг повисла на одной петле, и она, как всегда, позвонила Володьке. В принципе это был и не ее Володька. Между прочим, у него есть жена и ребенок. Он всего лишь друг брата Валеры.

– Так вот, он меня как зажал в ванной, я трепыхнуться не могла. Вроде и маленький, но цепкий. Если бы соседка к тебе зачем-то не зашла, ей-богу, там же и изнасиловал бы.

У Светки мания: всякий мужик, кто ее только увидит, непременно мечтает наброситься и изнасиловать.

Ванная комната у Гали крошечная, как и весь остальной дом. Ванна хоть и не сидячая, но такая маленькая, что Галя не может вытянуться в ней во весь рост, а опускает вначале верхнюю часть тела, вроде как погреть в горячей воде, а потом вылезает и сидя уже опускает ноги. Где там можно насиловать?

– Ты мужчин все время с животными сравниваешь. У тебя непременно то кобелина, то котяра.

– Нет, – смеясь, запротестовала Светка, – это совсем разные вещи. В смысле, понятия. Кобелина – это тот, кто всегда готов, хоть с кем. Ему любые условия подходят. Будь то подъезд или ванная… А котяра – тот, кто по крышам ходит, приключений ищет. Кошку для себя он выбирает и начинает ее обхаживать. Цветы, конфеты, шампанское…

Галя хотела сказать, что тогда Игорь не котяра, а кобелина, если следовать Светкиной классификации. Она бы хотела поговорить об Игоре. Самой ей не хотелось заводить разговор, а вот Светку она бы послушала. Но подруга быстро распрощалась – торопилась куда-то. Даже не спросила, как в любом другом случае:

– Ну, как у тебя с Игорем?

Галя бы ее порадовала. Сказала, что никак.

Она ведь только пришла с работы, успела душ принять да переодеться, как Светка пришла. Галя хотела ее чем-нибудь угостить, но та недолго побыла и убежала. Надо понимать, ловить очередного поклонника, который пополнит ряды ее вздыхателей взамен выбывшего Игоря…

Почему непременно – выбывшего? Игорь может при Светке остаться. Ведь она, с его точки зрения, женщина недоступная, значит, для мужчины желанная.

Галя сморгнула опять подступившие было слезы, открыла холодильник и посмотрела в его нутро: что бы поесть? У нее в морозилке были котлеты, но жарить их не хотелось. Можно пожарить картошку, но вначале придется ее почистить… Как не хочется готовить для себя одной!

И тут раздался телефонный звонок. У Гали в ее кукольном домике было и это достижение цивилизации. Правда, сотовый она себе пока не купила. Все находились более насущные траты…

Скорее всего звонила мама. Она тоже недавно пришла с работы и теперь интересовалась у Гали, как прошел день.

Но голос был мужской.

– Это я, – сказал голос, и она не сразу поняла, что звонит Игорь. Голос его по телефону был как-то выше, пронзительнее, что ли. Наверное, при общении напрямую Игорь в него кошачьей бархатистости добавлял, чтобы своих кошек соблазнять.

Она почувствовала, как дрожит у нее рука, и ей с трудом приходилось сдерживаться, чтобы голос не дрожал.

– Я приду к тебе сейчас, не возражаешь? Я тебе из автомата возле вашего двора звоню.

– Приходи, – сказала она как бы рассеянно. Мол, как хочешь, а ей все равно.

Но едва только Галя положила трубку, как тут же кинулась к холодильнику за теми самыми котлетами. По пути зажгла газовую плиту и теперь одной рукой вынимала из пакета котлеты, а другой наливала в сковородку масло.

Конечно, она все равно ничего не успела, потому что Игорь через две минуты уже стучал в дверь, и когда Галя ее открыла, первым делом просунул в приоткрывшуюся щель огромный букет, а потом уже зашел сам.

– Самой очаровательной и привлекательной, – сказал он, целуя Гале руку, а потом открыл свой портфель и выложил на кухонный столик коробку конфет и шампанское.

«Светка оказалась права, – подумала она, – он и в самом деле котяра. У него все идет по накатанной колее. Скорее всего женщинам одни и те же слова говорит, не слишком утруждаясь новизной. А меня обхаживает как кошку, которую на время для себя выбрал. Но почему он был уверен, что я его прощу? И что пущу после того, как он так неожиданно, без предупреждения, исчез?»

Отчего-то она стеснялась смотреть на Игоря. Наверное, после разговора с сестрой – та явно дала понять, что нехорошо укладываться в постель с мужчиной, едва успев познакомиться. А кроме всего прочего, Галя ощущала себя женщиной, с которой можно не церемониться, такой вот без гордости и чувства собственного достоинства. Ощущать-то ощущала, а Игорю ничего не говорила. Просто сама себя поедом ела, о чем он, похоже, и не подозревал, потому что Галя по-прежнему смотрела доброжелательно и улыбалась.

Зато Игорь чувствовал себя как рыба в воде. Открыл свой портфель, достал из него какую-то навороченную дрель и спросил:

– Галя, ты феном пользуешься?

– Пользуюсь, – проговорила она удивленно.

– А куда ты его включаешь?

– Вот сюда. – Она показала на розетку в прихожей.

– Но ведь здесь не очень удобно. Она пожала плечами:

– Зато здесь есть зеркало.

– В ванной тоже есть зеркало.

– Но нет розетки, – весело закончила она и посмотрела на него с недоумением: чего он хочет?

Игорь протиснулся мимо нее в ванную и поставил на стену ладонь справа от зеркала.

– А что, если я тебе сделаю розетку вот здесь, возле зеркала?

Галя даже оторопела. Ее бывший муж Генка ничего такого в доме не делал. Если случались неполадки с электроприборами и не было дома Володьки, она просила Лениного мужа Женю. Он приходил сам или присылал кого-то из своих электриков. Потому она замешкалась с ответом, хотя могла бы и догадаться: не ее же саму он собирался дырявить этой дрелью!

– Но у меня нет розетки, и гвоздей, и что там еще требуется.

– А у меня все с собой, – сказал он и вернулся в коридор к своему портфелю, после чего в ванной сразу зажужжала его дрель.

Галя по-прежнему не знала, как ей себя вести. Если бы это делал кто-то из приглашенных мужчин, ну, имеются в виду те, кого приглашают нарочно сделать что-то дома и которым за работу платят, она бы никакими вопросами не задавалась. Иной раз, если эти приглашенные отказываются брать деньги, можно организовать для них стол, на который непременно поставить бутылку водки, а то и две. Гале уже приходилось, кроме хозяйственного Володьки, сталкиваться с мужчинами, имеющими золотые руки и слабую голову. На предмет алкоголя.

Но как относиться к человеку, который приходит… спать с тобой? Принимать как само собой разумеющееся его такую вот чисто мужскую помощь?

«Для начала нужно покормить, – решила она, – а потом уже, за ужином, все прояснится».

– Хозяйка, принимай работу! – крикнул он, и Галя поспешила на зов, вытирая руки о кухонное полотенце. – И фен принеси.

Она протянула Игорю фен, и тот включил его в только что прикрепленную розетку у зеркала. Фен ровно загудел, а Игорь шутливо поднес его к Галиным волосам, проведя потоком холодного воздуха от макушки до уха, потом до шеи, а другой рукой он мастерски задрал ей юбку. Слегка огладил, как, наверное, наездники оглаживают могущую взбрыкнуть кобылу. Выключил фен и наклонил ее, заставляя упереться в края ванны. Сам снял с нее трусики, потому что от неожиданности Галя туго соображала.

«Так вот чем платят женщины за хозяйственные работы своим любовникам!»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное