Лариса Алексеева.

Порча?...А мы с ней поборемся! Исцеление без таблеток и лекарств

(страница 2 из 14)

скачать книгу бесплатно

А вечером мне стало плохо. Заболело сердце, да еще как заболело. Сердечникам в нашей семье был муж, а я такой боли еще не знала. А тут теряю сознание, боль адская, в голове все помутилось. И „скорую“ вызвать нельзя – дача слишком далеко от города. Муж мне всякие таблетки свои дает, а мне все хуже и хуже. Тут из-под кресла вылезла моя Джулия и стала лизать мне руку, которая ближе к краю кровати была. А я и погладить ее не в состоянии была. Но очень скоро боль стала ослабевать, и я уснула. И к 9 часам утра даже завтракать за стол села. Но я привыкла сначала кормить кур и Джулию. Дала зерна курам и с чашкой в руках зову Джулию. А ее нет…»

Может ли животное вместо хозяина умереть? Как видите, может. Собака взяла на себя ту порчу, которую соседка на ее любимую хозяйку сделала. Видно, порча-то на смерть была сделана… И я вспомнила свое детство.

На семилетие мне подарили щеночка, ему было всего один месяц и одна неделя от роду. Мы сразу горячо полюбили друг друга. И я стала придумывать ему имя. Собачка была настолько резвая, подвижная, шаловливая, что мы с ней почти не сидели на месте. Я мучилась с подбором ей имени, а все наши сразу решили: «Этна! Ты вот знаешь, вулкан такой есть – Этна. Так вот и твоя собачка – чистый вулкан!» И вот эта самая Этна тоже пришла умирать под мою кровать. А дело было так: мой папа работал директором школы. В ней был ученик, очень большой хулиган. Он состоял на учете в милиции. И в школе вытворял бог знает что. Его часто водили учителя к папе в кабинет. Папе он ничего сделать не мог, так отыгрывался на мне. Однажды полоснул мне руку перочинным ножом. И вот после этого случая педколлектив принял решение отправить его в детскую исправительную колонию. Родители его очень скандалили с моим папой. Как же, он директор, значит, он и виноват. И видимо, сделали мне порчу на смерть. В тот день я, как всегда, пришла из школы, поела, и вдруг у меня очень сильно заболела голова. Это при том, что я вообще головных болей не знала. Мама очень удивилась. Но еще больше все мы удивились – и я, и мама, и папа, – что Этна от меня не отходила и как-то странно себя вела. Она лизала мне и руки, и ноги. Терлась об меня так, как это делают кошки. И все просилась ко мне на колени. И сидела там очень подолгу, практически до самого ужина. От еды отказалась и ушла раньше меня спать. А спала она под моей кроватью. На ночь мы всегда умывались. И вот, умывшись, я тоже пошла спать. Разобрала кровать и протянула руку, чтобы погладить свою любимицу. Окликнула ее, а она даже не обернулась. Вы, хорошие мои, конечно, поняли, что моя любимица была мертва… Конечно, мы все были в недоумении. И только приехавшая через полгода к нам в гости бабушка все нам разъяснила: Этна взяла на себя мою порчу.

Чаще всего порча вполне предметна – имеет, значит, точный адрес. И может быть наслана с очень большого расстояния. Наводится порча и на здоровье, на неудачи, на безбрачие. Бывает еще и с проклятием или даже на смерть.

Или такая вот есть еще порча – на распад семьи, на потерю, на утрату.

Этот сложный вид порчи очень коварен. Сейчас расшифрую – не гадайте, не спешите. Ну, на распад семьи, думаю, понятно. Это значит, муж уйдет. А потеря – это действительно потеря. Кошелька, скажем, или другой какой ценной вещи. Или крупной суммы денег. Также и квартиру обокрасть могут или машину угнать. Ну а про утрату и говорить-то не хочется. Утрата эта означает потерю ребенка, мужа, жены.

Недалеко от нашего города в небольшом местечке жила семья. Большая, дружная – семеро детей… Молодые еще родители вдруг ссориться начали. Да как! Прямо, что называется, дым коромыслом. Тут еще у них корову увели – украли, значит. Подсказал им кто-то про меня. Они и приехали с большой семейной фотографией. Жена с явной охотой, а муж… Словом, привела она его – не сам пришел. Смотрю я на фото и с ужасом вижу: младший сын и старшая дочь долго не загостятся в этом мире. Говорю родителям: младший погибнет от электричества, старшая – от воды. Нужно срочно порчу снимать! Вы бы видели, с какой злостью выхватил отец этого семейства фотографию из моих рук! А каких «любезностей» он мне наговорил! Хорошо, хоть до двери близко было – он же не захотел пройти в комнату. Вылетел, как пробка! Перенервничала я, конечно…

Ну что тут можно было сделать? Все, что могла, сделала. Сказала, что сниму порчу бесплатно. Но он, может быть, в таком-то запале и не слышал этого. Господи, прости его! Прошло два месяца, и в один далеко не прекрасный день появляется снова эта пара. Теперь впереди он – страшно осунувшийся, с потухшими глазами. Протягивает ту же фотографию, просит прощения. Ужас объял меня – что, что случилось?!

Оказывается, младший сын бежал к маме на ферму. И попытался убрать оборвавшийся электрический провод, что дорогу ему переграждал. Старшая дочь упала в колодец. А он мне в тот раз кричал в сердцах: «У нас и речки-то поблизости нет!»

Вот так вот… Что, мороз по коже, да? Сняла, конечно, порчу с оставшихся пятерых. Да и с родителей-горемык… А тех двоих деток уже не вернешь.

Особенно опасна так называемая деревенская порча – когда наука эта черная из рода в род передается. А бывает, и по книжкам делают – таких сейчас уйма везде продается. Такую снять намного легче.

А еще был в моей практике и такой случай, когда женщина страдала физически, если порчу долго никому не делала. Ну, с этой мы поладили. Улыбается теперь при встрече. А дело было так.

Как-то осенью человек восемь – буквально один за другим – обратились ко мне за помощью. И у всех порча получена через цветы. Бог ты мой, думаю, да что же это такое! Что может быть прекрасней, нежней цветов? И вдруг они приносят порчу!

Спрашиваю пациентов: дарили вам цветы? Все ответили отрицательно. А одна задумалась и сказала, что цветы были в ее руках: она их дочке в школу покупала… Так вот в чем дело! Первое же сентября на дворе! Стала остальных спрашивать – точно: все покупали цветы детям в школу у одной и той же женщины. Я сразу на базар пошла по цветочным рядам. Мысленно цветочки поглаживаю. На расстоянии, конечно.

Все тихо… Тихо… И здесь тихо… И вдруг по ладони резануло и закололо, словно иголками. Поднимаю глаза – женщина лет сорока пяти, довольно приятная, однако с отрицательной энергией. Обратилась я к ней. Не сразу разговор заладился, хотя я и беседовала с ней по-доброму.

– Что же это вы себя не жалеете? Ведь платить-то придется обязательно.

Заплакала она. Отошли мы от людей в сторонку. И рассказала она мне, как мучается, как болеет, если все черное, что в ней накапливается, против ее воли куда-нибудь не сбросит. Добро и зло, видно, упорно боролись в ней. На людей делать она не хотела. И стала делать на цветы.

– И как же мне быть? Я уж и жизни не рада! – воскликнула она с такой болью, что, знаете, сердце у меня просто защемило. Вот же, думаю, история – и не хочет, а приходится. Что же делать? Что посоветовать?

И вот что мы с ней придумали. Теперь, как плохо ей становится, она берет старые, ненужные тряпки, газеты и делает на них порчу. Потом сжигает, а пепел сбрасывает в проточную воду, в унитаз, значит. И сливает весь бачок воды. При этом приговаривает: «Водица-сестрица, унеси всю грязь, от напасти избавь. Аминь!»

Одной учительнице, помню, порчу на метлу сделали. Все знают, что мы, люди, легко ранимы. И я всегда это помню.

И вот передо мной сидит интеллигентная женщина – школьная учительница. И что же я вижу: порча ей передана через метлу. Я в некотором замешательстве. Как ей сказать об этом? Вдруг обижу невзначай. Вот ведь проблема! Как совместить метлу – обыкновенную метлу – с этой утонченной женщиной? И вдруг меня осенило!

– Простите, – говорю, – вы в субботниках когда-нибудь участвовали?

– Ну, лет пять назад.

– Метлу тогда в руках держали?

Поняла она мою мысль сразу и рассмеялась.

– Не беспокойтесь – не обидите вы меня. Дело в том, что я paботала дворником, чтобы получить квартиру. И работала со мной женщина, которая меня люто ненавидела. За что? За то, что у меня высшее образование. Она меня так и звала: «Гнилая интеллигенция». Как я узнала позже, она очень хотела получить образование, но по семейным обстоятельствам учиться ей, к сожалению, не довелось. Надо было содержать трех младших братьев, когда они осиротели. Вот она и обозлилась на весь «ученый мир».

«Технология»

Делают порчу и так: наговаривают на большой медный крест заклинания, дунут – и порча та точно по адресу прибудет. Или, например, на след, вами оставленный. Прошли вы по песку, снегу, пыли дорожной – черный человек соберет этот отпечаток да с глиной смешает и вмажет в штукатурку печки. Как только печь затопят, так и будет крутить-корежить хозяина следа того.

Недоброжелатели часто бросают смотанные в клубок нитки, шерсть, волосы. Если однажды вы найдете какой-то предмет, вам совсем незнакомый, у себя на даче или во дворе своего дома, то вы должны знать, что это не случайно. Значит, это вам кто-то подбросил и, без сомнения, это принесет вам порчу. Главное, при этих обстоятельствах вы не должны растеряться и торопиться. А спокойно рассудите, что же вам в таком случая нужно сделать. Прежде всего, если это какой-то предмет, не берите его в руки. А трижды перекрестите со словами: «Тебе – твое, а мое при мне». После наложения крестного знамения отнесите в такое место, чтобы не наступать ногой. Сожгите, закопайте. Или сожгите, а пепел бросьте в туалет. Если подозреваете, что ваши соседи по даче или дому могут вам навредить в садово-огородных делах, весной, пока еще не вспахана земля, трижды скажите так: «Матушка Пресвятая Богородица! Помоги огород городить и не дай злому нелюдю мне навредить!» Проделайте так трижды, лучше на полнолуние – ведь просите о прибыли.

Это если что-то встретилось вам на вашем пути, на вашей дороге или на лестничном пролете. А если насыпано на вашей лестничной площадке или у порога вашего дома и перешагнуть, чтобы открыть дверь, никак нельзя, тогда все принесенное нужно перекрестить три раза с такими словами: «Тебе в сердце вся твоя грязь, а я буду здоровый князь». Если же это отдельные предметы (чаще всего спутанные нитки или волосы, гроздья, расчески, иголки, заколки для волос) и можно пройти к дверям, не наступив на них, то, перекрестя их три раза и повторив последние слова, войдите в дом. Возьмите веник и совок, перекрестите их трижды и спокойно сметите на совок все принесенное. Выбросить нужно или в мусоропровод, или в туалет на улице. Или закопать как можно ближе к забору. Все это уже обезврежено и никому вреда не принесет.

А может, вы слышали, что обрезки ногтей, волос нельзя выбрасывать в доступные места? Слышали? Вот-вот – правильно! Очень легко по ним хозяину их порчу сделать. Да, так же, как по расческе или платочку. Да и по любой вещи или даже кусочку вашей вещи.

Смотрите-ка, сколько выдумки! Даже жалко, что столько сообразительности на подлое дело пошло. Ведь правда же? Наводят порчу и на соль, сахар, спички. Мне как-то домой подбросили шпильки для волос, заколки и гвозди. А еще – пуговицы и спутанные белые и черные нитки. Представляете? Кто-то идет ко мне лечиться. А кто-то… Да, как видите, и ко мне не все приходят с добром. А знаете почему? Да злятся те, кто порчу делает. Я-то ее снимаю. Перестает порча действовать, а заказчики, отдавшие большие деньги, идут к колдунье со своим недовольством: не действует, мол, твое колдовство. На эту тему вот у меня какие есть воспоминания.

Пришла однажды ко мне колдунья. Да, самая настоящая! Вы слышали, гадкие дела со временем к ним и возвращаются. Вот эту и допекли, видно, болячки-то.

Не пришла, а приплелась. И представляете, тоже Лариса, как и я, только лет на 12–15 моложе. Упала на колени и ползла за мной по комнате – просила ей помочь. Плохо ей, видите ли! За ноги меня обхватила и пыталась ноги целовать. Я отказалась ей помогать, сказав, что каждый получает по заслугам, что заработал. Мне, к примеру, хорошо, потому что по всему бывшему Союзу свечки за мое здравие ставят, и в Германии, и в Италии, и в Греции. А ее чем «благодарят» в основном? Проклятиями же! Ох, кое-как ее выпроводила…

Прошло дней этак десять. Как-то утром соседка звонит мне: «Дверь откройте, только не выходите». Что, думаю, такое могло приключиться? Открываю дверь, а перед ней весь пол усыпан землей. Не то что мне – соседям выйти невозможно. Ну, сами понимаете, хорошие мои, кто это сделал-натворил. Конечно же, Лариса эта – черная душа. А земля несет сильнейший отрицательный заряд, принесена со свежей могилы, и сделана порча на смерть.

Надо было ее быстренько обезвредить. Как это сделать? А вот смотрите, что я сделала. Пошла на кухню, взяла веник, трижды его перекрестила, попросила помощи и защиты у Всевышнего. То же проделала и с совком. Перекрестила трижды всю землю, только после этого наступила на нее и по частям всю унесла и высыпала в мусоропровод. Перед тем как высыпать, на всякий случай перестраховалась – перекрестила еще трижды.

И жива, как видите! В крестном знамении огромная сила. А я еще попросила помощи и защиты! Мне всегда помогают, когда я прошу. Просите и вы. Если заслужили, чтоб вас услышали, – обязательно помогут. Обязательно! Как и я в тот раз увидела землю с могилы, и вы можете однажды обнаружить у своего порога выложенный из песка или соли крест, рассыпанную соль, горку мусора, клубок ниток с волосами, грязную тряпку, зерно, бобы, фасоль, гвозди, иглы – все это действие тех, кто хочет навести на вас порчу.

Не пугайтесь. Берите веник, совок для мусора, перекрестите трижды, выкиньте в мусоропровод, как я тогда, – помните? И все! Только вот обратите внимание: нельзя через эти подброшенные предметы перешагивать! А то подхватите порчу на себя. Ясно? Хорошо все поняли? Ну и прекрасно!

А если уж совсем надоедят те или, скорее, та, что вам худа желает, сделайте вот так: раздобудьте фото этой колдуньи и положите его на могилу человека, который вас очень любил: мамы, папы, мужа, жены, друга сердечного – все равно, лишь бы, повторяю, это был тот, кто вас любил и понимал. Положите фото на могилу и попросите о помощи. Попросите, чтоб оставил вас в покое тот, кто изображен на этой фотографии. Не волнуйтесь, пожалуйста! Этому человеку плохо не станет – он просто забудет про вас. А фото сожгите, пепел развейте – и все!

Эту историю я услышала от одного мужчины, приехавшего из Грушовки.

У нас в Грушовке колдовали двое – дед Архип и моя тетка Авдотья. Дед Архип колдовал, как он говорил, «по надобности». А вот тетка Авдотья была до того вреднющая, прямо спасу от нее не было. Я еще тогда молодой был, лет пять как женатый. И жили мы очень ладно, дружно жили. И вдруг стали ссориться. «Что это мы, Машенька, ссориться-то начали… Ведь сколько годков живем и все без ссор. А тут…» А она и говорит, что, мол, тетка твоя, Авдотья, виновата. Ну, я не поверил, что это моя тетка мне, племяннику, худа будет желать. А Маша твердит свое: она, она виновата. Ну, решил я проследить за этим делом. И как раз вскоре она, тетка Авдотья, пришла. Достает из кармана семечки: нате, мол, поджарьте да погрызите. Тут же поджарили, печка-то топилась. Сыночки прибежали, тоже семечек взяли. Ну вот, почаевничали мы, и тетка ушла. А на третий день то ли я жену зацепил, то ли она меня, только поссорились по-крупному, мальчишки наши еще в тот же день подрались. Мы с женой помирились, конечно, и опять жизнь в свое русло вошла. Но тут опять тетка пришла, и опять в доме ссоры… Короче говоря, сказал я Маше своей, чтобы она в другой раз, как тетка Авдотья нам семечек или орешков принесет, сгребла бы все со стола – да и в печку. Тетка заметила, что мы семечки жарить да грызть не торопимся, и с такой обидой в голосе: вы, мол, что, моим угощением брезгуете? А я тогда все ей и высказал да из дома выпроводил. И зажили мы опять дружно и ладно.

Тетка, видно, на меня зло затаила. Через какое-то время у меня в самом паху чирей вскочил. Да большущий-большущий. Совсем ходить не дает, а в деревне – хозяйство, сами знаете, сидеть некогда. А я едва хожу, боль такая. Однажды вот так иду, хромаю. А навстречу мне дед Архип. «Что с тобой?» – спрашивает. Я ему рассказал. Вот, мол, так и так. Чирей замучил. «А у тебя тетка Авдотья не была ли?» Ну, я все ему и рассказал. Усмехнулся дед и говорит: «Пойди к своей тетке и, крадучись, возьми у нее луковицу. Подержи в руках и брось ей в город». Я так и сделал. Через пару дней приходит ко мне, хромая, тетка моя. А мы с дедом Архипом чаевничаем. Поняла тетка, в чем дело, и чуть ли не с кулаками на деда Архипа накинулась. А он и говорит: «Что, не сладко? Будешь знать, как другим пакости делать».

Помните, мои хорошие, я вам рассказывала о том, как приходила ко мне колдунья и на коленях просила ее полечить? Так вот, стало ей совсем плохо. И послала она за мной, просит прийти. При этом женщина, что пришла за мной, говорит, что Лариса та очень плохая. Что делать? Лечить ее я, конечно, не буду, но выслушать надо. Вот что она мне рассказала.

«К священнику я обращаться не могу и прошу вас меня выслушать, я покаяться хочу. Семьи-то у меня никогда не было. Как-то не сложилось. А вот где-то в 40 лет полюбила я так, что прямо разум помутился. Стали жить вместе, и все было хорошо на протяжении двух лет. А потом я стала замечать, что мой любимый ко мне охладел. С работы стал задерживаться, поцеловать забудет, когда из дома уходит. Да и поцелуи его стали какими-то, ну, просто как по обязанности, без чувств.

Колдовству, еще в молодости, я училась у бабки одной, и вот, поскольку эта бабка еще жива была, я к ней за подмогой и обратилась. Разложила она свои предметы колдовства на столе и говорит: „Вот она, длинная, тощая, как Кощей Бессмертный. Светловолосая. Но он ее очень любит. И что он в ней нашел? Супротив тебя она ничто!“ Ну, думаю, „ничто“ или „что“, но ее дни сочтены! Сделала я ладанку со своей кровью. Темной, безлунной ночью пошла на кладбище и все сделала, как мне моя учительница сказала. От страха вся тряслась, но сделала все до конца. Пришла домой, легла в кровать, а сна нет как нет. Все страшное в уме сидит. Какой уж тут сон!

Но взяла себя в руки, умылась, прилично оделась – как же, сегодня-завтра он должен прийти! И дождалась. И пришел. Но какой-то неживой, какой-то кукольный. И совсем чужой… Со мной во всем соглашается, а я вижу, что ему все равно. Хоть так делай, хоть так. Мы даже заявление в загс подали и свадебные наряды себе купили. Дня за три до свадьбы он мне и говорит: „Схожу-ка я к приятелю, к Николаю“. Ну, я и согласилась. Ушел он. Вот уже и вечер на дворе, и совсем темно стало, а его все нет. Почувствовала я что-то дурное и побежала к тому Николаю. А его там и не было! Разлюбезного-то моего! Тут уж я все поняла. Не помню, как домой дошла. Упала я на его костюм-то свадебный и в голос кричала. Потом успокоилась, глянула на себя в зеркало, а лицо-то у меня так опухло, что я себя узнаю с трудом. Дня через два почки так заболели, что чуть не бегом к врачу побежала. Сделали анализы – а они хорошие. А мне все хуже. Вот уже и голову разламывает, и сердечный приступ случился, чего со мной сроду не было. Пошла опять к врачу, врач опять руками разводит. Вот тут-то до меня и дошло! Ведь именно все эти органы проклинала, желая смерти моей разлучнице! Выходит, весь мой труд ко мне же и вернулся. И вся моя дальнейшая жизнь была сплошной мукой и кошмаром. Сплошными болями и слезами. А вылечить меня никто не смог. Вот теперь я окончательно поняла, что своим колдовством себя же и сгубила. Да поздно уже, сделанного не поправишь. Спасибо, что выслушала, не побрезговала прийти».

Через месяц ее не стало, думаю, в ад попадет за грехи свои. Вот это надо знать всем, кто делает кому-то порчу: ваша порча к вам же и вернется. Обязательно! Но бывает и того хуже: эти проклятия падут на голову ваших детей и внуков.

Совсем недавно снимали порчу с 16-летнего паренька. Привела его мама за руку. Качает его из стороны в сторону – за маму приходится держаться. Смотрю я: парень-то домашний, девчонки даже у него еще не было. A порча, вижу, сделана молоденькой девочкой… Ох, нет! Две девочки работали – лет по 13–14. Неумело сделано, но зато много всего напутано.

– Девчонки?.. Да разве они могут? – мама недоверчиво пожимает плечами и уходит. Но тут же возвращается. – Вспомнила, простите, вспомнила!

Оказывается, она знает, кто эти девчонки. Они сами ей как-то и сказали, что сделали ее сыну порчу, но она не придала этому значения. Пропустила мимо ушей. Да и в самом деле – ну что они могут?!

– Вот видите, могут, – отвечаю. – Книги-то такие сейчас на каждом углу купить можно. А за что сделали, девочки не сказали?

– Сказали-сказали! За то, говорят, что он с ними в близкие отношения вступать не хочет. «Подумаешь, – говорят, – святой выискался».

Вот тут и вспомнишь поговорку: «И смех – и смеяться грех!»

Еще расскажу один случай, довольно типичный для нашего времени среди самых близких людей, – такой треугольник взаимоотношений: муж, жена и свекровь.

Пришел ко мне мужчина. Принес фото жены. Смотрю: порча. Да еще какая! А он рассказывает: они любят друг друга, но ссорятся так, что решили разводиться. Я смотрю на него, на фото и говорю:

– Да у вас у обоих одинаковая порча – одной рукой, как говорится, сделана. Так называемая непреднамеренная порча, наведенная женщиной вам родственной. По возрасту она вам обоим в матери годится. – И задаю вопрос: – Как ваша мама к вашей жене относится?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное