Лана Синявская.

Железная Дева

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

   – Вчера. Родители девушек утверждают, что их дети исчезли из стен нашего института. Есть свидетели, как они сюда входили, но, как и в случае с вашей соседкой, никто не видел их после. Мы даже не знаем, покидали они здание или нет. Они просто исчезли, войдя сюда. Бред какой-то.
   Я понимала, что она должна сейчас чувствовать. Если все окажется правдой, то репутации института будет нанесен громадный ущерб.
   – У них есть какая-нибудь версия? – Спросила я как можно деликатнее.
   – Не знаю. Они не ставят нас в известность относительно своих соображений по этому поводу. Допрашивают всех подряд, вместе и по очереди. Мне показалось, что они считают, что это дело рук какого-то маньяка.
   – Маньяка? Возможно. Но чем он руководствовался? И почему выбирал жертв именно в нашем институте? Он что, противник медицины?
   Шутка не удалась. Вентцель даже не улыбнулась.
   – А можно мне узнать имена пропавших девушек?
   – Конечно. Но что толку? Впрочем – на, читай. – Она подвинула мне через стол тот самый листок бумаги. Я взглянула на текст и ровные компьютерные строчки поплыли у меня перед глазами. Кроме Тани Топкиной и Оксаны, о пропаже которых я уже знала, там значились еще три имени: Чирко Галя, Полонская Катя и… Ежова Инна.
   Я подняла глаза и увидела, что Вентцель внимательно наблюдает за мной. Она наверняка заметила, что я вздрогнула, увидев в списке пропавших фамилию Ежовой и теперь пыталась определить, почему я так среагировала.
   – Что с тобой? – Ее голос звучал мягко, даже участливо. – Ты что-то заметила? Ты побледнела.
   – Нет, Все нормально. Просто… Просто эта девушка… Инна…
   – Верно. Это самая большая неприятность. Исчезновение всех девушек – большая трагедия, но эта Ежова – настоящая катастрофа. Она поступала на платное отделение. Ее отец – очень… влиятельная личность. Он уже создал собственный отряд для поисков и нам уже звонили его люди, пообещав большие проблемы…
   – Я не об этом. Я видела эту девушку на прошлой неделе. Мы с вами вместе ее видели.
   – О чем ты? Когда?
   – Когда я увидела вас в первый раз, в приемной. Помните: вошла девушка в черных брючках и белой кофточке?
   – Возможно. – В голосе Ольги Васильевны появились раздраженные нотки. – Но я не обратила на нее внимания. Ты уверена, что это была именно она?
   – Абсолютно уверена. Она показала мне паспорт и я лично дала ей бланки договоров.
   – Я ее совсем не запомнила. – Растерянно проговорила Вентцель. – Ты думаешь, она пропала именно в тот день?
   – Я не могу знать наверняка. Она взяла бланки и попросила разрешения заполнить их в коридоре. А потом она исчезла оттуда вместе с договором.
   – Как это исчезла?
   – А вот так.
Я вышла минут через десять и увидела, что ее нет в коридоре. Тогда я подумала, что она встретила кого-то из знакомых. Но сейчас…
   – Сейчас тебе кажется, что ее похитили? – Закончила за меня Ольга Васильевна. Я кивнула, соглашаясь.
   – Это неправдоподбно. – Подумав немного, сказала Вентцель. Сама посуди: ты была всего в двух шагах от нее, за тонкой дверью. Если бы на нее напали, то ты непременно услышала бы.
   – Меня это тоже смущает. – Согласилась я. – Но, возможно, преступник или преступница не вызвали у нее подозрений и она спокойно дала себя увести?
   – Ты видела кого-то в коридоре, когда выходила? – Заинтересованно спросила меня Ольга Васильевна.
   – Нет. Никого.
   – Жаль. Если ты права, то получается, что преступник был совсем рядом… На грани разоблачения. Выйди ты немного раньше… Что ж, надо рассказать об этом следователю. Хотя не знаю, чем это может помочь.
   – А разве меня должны вызвать? – Я поежилась от такой возможности.
   – Они всех вызывают. Иногда даже по нескольку раз. Но, сдается мне, дело у них не движется: никто ничего подозрительного не заметил. Это странно.
   – Вовсе нет. – Возразила я. – Преступник, похоже, все просчитал. Здание института очень большое, много входов и выходов, а во время подачи документов здесь крутится множество посторонних. Никто ни с кем не знаком. Как определить: где свои, а где – чужие? Хотя это наводит на кое-какие мысли…
   – На какие, например?
   Ответить я не успела. В кабинет вошла Софья и сообщила официальным тоном:
   – Локтева, срочно к следователю.
   – Ну, ни пуха тебе. – Ободряюще улыбнулась мне Ольга Васильевна.
   Стараясь не смотреть на прямую, как палка, фигуру Софьи Николаевны, я бочком протиснулась в дверь.
   – Следователь в двести двенадцатом кабинете. – Крикнула она мне вслед. Я кивнула, не оборачиваясь, и поплелась в двести двенадцатый.
   Следователь даже не посмотрел на меня, когда я вошла в кабинет, делая вид, что очень занят какими-то бумагами. Мне был знаком этот прием, рассчитанный на слабонервных.»Клиент должен дозреть», – посмеиваясь, говорил Борис. Похоже, я дозрела задолго до своего визита сюда. Я не чувствовала за собой никакой вины, но ноги почему-то противно дрожали. Я не стала напоминать неприветливому толстяку за столом, что меня хотели видеть «срочно», а просто опустилась на единственный в комнате стул и приготовилась ждать.
   Процедура «дозревания» длилась довольно долго, но имела обратный эффект. Я совершенно успокоилась и успела взять себя в руки к тому моменту, когда он наконец поднял на меня водянистые глаза и задал первый вопрос. За ним последовал второй, затем третий и так далее. Вопросы следовали один за другим, иногда они повторялись по нескольку раз. Как только я пыталась высказать свое мнение, следователь обрывал меня, выражая явное недовольство моей самодеятельностью. В результате он услышал только то, что хотел, а сведения о моей встрече с Инной так и остались невостребованными. В конце концов, я старалась как могла, и если он упустил что-то важное из того, что я могла бы сообщить, то в этом нет моей вины.
   Когда следователь, задавший мне свои десять тысяч вопросов, отпустил мою душу на покаяние, я уже сама с трудом могла вспомнить, что было на самом деле, а что мне только показалось.


   Когда я вернулась, в деканате было пусто. Я постучала в кабинет Ольги Васильевны и даже заглянула туда, но ее тоже не было. Переваривать впечатления от встречи с представителем правопорядка предстояло в одиночестве.
   Я вернулась к столу, села на стул и подняла телефонную трубку. Бушевавшее внутри меня негодование требовало выхода и я знала человека, которому следовало об этом знать.
   Мне ответили после третьего звонка. Я узнала голос Бориса и сказала ласково:
   – Привет, милый. Как настроение?
   – Нормально. А что? – Холодок в его голосе меня только раззадорил.
   – Странно. – Проворковала я. – Мне казалось, что ты должен быть сейчас очень расстроен. Разве ты не слышал, что в нашем институте пропали пять абитуриенток? У нас тут полным полно твоих коллег и все они страшно взволнованы.
   – Ради Бога, Лиза, не мешай мне работать. Я занят. – Его голос сразу стал официальным до невозможности.
   – А ты когда-нибудь не бываешь занят? – Рявкнула я, уже не сдерживаясь.
   – Лиза, я тебя умоляю: занимайся своими делами и дай мне возможность заниматься своими.
   Я не слушала его. Меня, что называется, понесло.
   – Теперь ты веришь, что я была права? Послушай ты меня тогда, в самом начале, и других похищений могло бы не быть! Вы могли найти Оксану и с остальными девочками ничего бы не случилось!
   – До свидания, Лиза. – Оборвал меня Борис. – У меня посетитель.
   – Черта с два у тебя посетитель! – Пробормотала я в противно пищащую трубку и отбросила ее от себя подальше. Жалобно звякнув, трубка шлепнулась на рычаг. Я задыхалась от собственного бессилия и обиды. Думая о случившемся несчастье, я машинально принялась водить ручкой по бумаге. Получился довольно похожий портрет моего горе-жениха. С минуту я разглядывала рисунок, затем решительно пририсовала к голове два огромных уха и жирно написала внизу:»Осел». Взглянула еще раз и на этот раз осталась довольна результатом. Злость понемногу прошла. Что ж, обойдусь без его помощи. Пошлю любимого к дьяволу и сама распутаю это дело. И плевать я хотела на последствия!
 //-- * * * --// 
   Для начала следовало найти наиболее информированного человека в институте, который не откажется поделиться со мной информацией. Можно считать, что с первым этапом мне здорово повезло, так как таким человеком была моя подруга Яна. Если до сих пор я не слишком стремилась разобраться в царившей в институте атмосфере, то сейчас мне не мешало бы получше познакомиться с окружающими меня людьми. Дело в том, что меня не оставляла мысль: в деле пропавших абитуриенток замешан кто-то из своих. Это было не более чем предположение, но для начала следовало проверить его досконально.
   Янка охотно согласилась просветить меня и мы отправились в «Лакомку» – любимое место наших посиделок, расположенное как раз напротив института. Посетителей в маленьком кафе, как всегда в это время, было немного. Единственный столик в самом углу занимали двое парней, сильно смахивающих на бандитов. Подобные типы встречались здесь крайне редко, так как в кафе не продавали спиртного, но сегодняшний день оказался не слишком приятным исключением.
   Мы выбрали свой любимый столик у окна. Янка заказала шоколадное мороженое, а я по привычке взяла кофе.
   – Давай скоренько, у меня сегодня всего полчаса. – Предупредила Яна, устраиваясь на белом пластмассовом стуле с высокой спинкой и нетерпеливо поглядывая на толстую официантку с подносом. Та поставила заказ на столик, предварительно смахнув несуществующие крошки полотенцем, взяла деньги и ушла за свою стойку.
   – Для начала расскажи мне поподробнее как развивались события в мое отсутствие. – Попросила я подругу.
   – Рассказывать-то особенно нечего. – Призналась та, запихивая в рот полную ложку мороженого. – Все началось как-то сразу. Как будто эти родители сговорились. И сразу милиция, охрана у входа, допросы эти противные.
   – Но ведь люди наверняка обсуждают эти события. Я точно знаю, что не все расскажут следователю – милицию у нас не больно жалуют, – но между собой обязательно отведут душу.
   – Только не в этот раз. – Покачала головой Яна. – Как-то так вышло, что никто ничего не заметил. Прямо мистика какая-то. Конечно, теперь многим начинает казаться, что они видели что-то подозрительное, но я уверена, что это всего лишь выдумки, игра воображения, если хочешь. На самом деле, ничего стоящего. Самое смешное, что некоторые бегут с этими своими фантазиями к следователю. Бедняга. У него, наверное, на этой почве несварение желудка.
   Янка хихикнула. Я тоже улыбнулась, представив толстого лысого следователя, выслушивающего очередную фантастическую версию.
   – А когда точно стало известно, что девочки пропали? Я имею в виду, когда об этом узнали в институте?
   Яна задумалась.
   – Еще на той неделе. Кажется, в четверг. Да, точно, в четверг.
   – Все родители подали заявление?
   – Нет. Той, что пропала первой, никто не интересовался. Ее просто для кучи приплюсовали. Мне кажется, даже неизвестно, нашлась она с тех пор или нет. Остальные примчались в полном составе.
   – Подожди. Как это «примчались»?
   – Очень просто. Все девчонки – иногородние. Кроме твоей соседки. – Янка снова запустила ложку в мороженое.
   Похоже, история ее не слишком интересовала и уж точно ни капельки не огорчала. Я не могла ее осуждать, зная, что у нее ветер в голове, как и у большинства современной молодежи. Но молодость – это болезнь, которая, к сожалению быстро проходит, как сказал один умный человек. И он был прав на все сто. Яна еще успеет стать рассудительной, научиться сочувствовать чужому горю, а пока я воспринимала ее такой какая она есть, со всеми достоинствами и недостатками.
   Звякнул колокольчик у входа и в кафе вошла парочка студентов. Оба, и парень, и девушка чем-то смахивали на итальянские макароны: худые, длинные, с невыразительными лицами и какие-то квелые. Они заняли столик в центре.
   Я вернулась к своим мыслям. Меня определенно что-то зацепило в рассказе Яны, но я никак не могла определить, что это было. Что-то важное… В конце концов нужная мысль сама всплыла в голове и я задумчиво произнесла:
   – А знаешь, мне кажется, что девочек выбирали не просто так. Возможно, позднее выяснится и еще что-то, что их объединяет между собой, но одно обстоятельство понятно уже сейчас.
   – И что же это? – С любопытством спросила Янка.
   – А ты сама не догадалась?
   – Ну, все они из нашего института, все молодые, наверняка не дурочки, раз замахнулись на высшее образование… – Принялась перечислять она.
   – Все это верно, но самое главное – они иногородние! Правда нам это почти ничего не дает, если не считать того, что кто-то выиграл время, обеспечив себе фору по крайней мере в сутки.
   – Ты ошиблась. – Возразила Яна. – Оксана-то местная.
   Я снова задумалась. Верно. На первый взгляд Оксана выпадает из системы. Хотя… Я представила круглое, простоватое лицо, русую косу, неброские наряды…
   – Нет. Оксана легко укладывается в схему. Ее похитили по ошибке, приняв за провинциалку. Возможно, в тот раз преступник очень спешил и выбрял жертву «на глазок». Она ведь очень скромная девочка. Ты ее знаешь?
   Яна кивнула, задумчиво покусывая губу.
   – Похоже, ты права. Ксюшка, не в обиду будь сказано, вылитая колхозница, хотя девчонка симпатичная. Только не вижу, чем тебе может помочь то, что ты знаешь – выбирали иногородних.
   – Не так все безнадежно, как может показаться. Если кто-то старался придерживаться этой схемы, то он не мог действовать наобум. У него должен быть источник информации в институте или доступ к документам абитуриентов…
   Я сама испугалась того, что сказала. Янка округлила глаза и растерянно хлопнула ресницами.
   – Ты намекаешь, что кто-то из наших с ними заодно? – Она замерла с ложкой в руках, забыв поднести ее ко рту. Подтаявшее мороженое капало в вазочку.
   – Осторожно, опять обольешься. – Предупредила я и добавила: – Я ни на что не намекаю, просто логично предположить такой вариант.
   – Странная у тебя логика.
   – Лучше странная чем вообще никакой.
   – Ты только с ментами своими умозаключениями не делись, идет? От них и так никакого житья нет, а если они услышат о твоих выводах, то нас вообще сожрут заживо.
   – Не думаю, что у них нет подобной версии. Но можешь быть спокойна: последнее место, куда я отправлюсь за советом – это милиция.
   – Ого! Смотри: деканша со своим благоверным! Крутой мужик… – Вдруг встрепенулась Янка. Она прилипла к окну. Я тоже посмотрела на улицу. С нашего места отлично просматривалась крутая лестница, ведущая к дверям института, по которой в данный момент степенно спускалась элегантная пара. Муж Вентцель был ей под стать: еще достаточно молодой, но уже возмужавший мужчина в дорогом светлом костюме. Красивое лицо с правильными чертами было обращено к легко опиравшейся на его руку женщине и, могу поклясться, это лицо светилось любовью и восхищением.
   – Клевый? – Повернулась ко мне Янка.
   – Ничего.
   – Везет же некоторым. И где они их берут? – Она еще долго сокрушалась по этому поводу, заедая огорчение остатками мороженого, а я вдруг почувствовала между лопаток чей-то пристальный взгляд. Неприятное ощущение не проходило, к нему добавилось беспокойство – ведь в кафе почти никого не было. Стараясь не привлекать к себе внимаеия, я решила прояснить ситуацию.
   Студентов я определенно не интересовала. Они были увлечены только друг другом. Официантка лениво листала какой-то журнал. Оставались только двое в углу. Я сидела к ним спиной и обернуться не решилась, но это меня не остановило: старый трюк с пудреницей всегда срабатывал безотказно. Я достала косметичку, вытащила пудреницу и посмотрела в зеркальце, делая вид, что поправляю макияж. Как только в поле моего зрения попали «мафиози», я натолкнулась на внимательный холодный взгляд одного из них. От неожиданности я чуть не выронила свой шпионский арсенал.
   Этого мне только не хватало. Парень не делал ничего предосудительного по отношению ко мне, но от его взгляда у меня по спине побежали мурашки. Он был не слишком высоким, чуть выше среднего, но зато такой коренастый и плечистый, что выглядел квадратным. Под свободной белой рубашкой с коротким рукавом угадывались как минимум три года, проведенные в «качалке». Круглосуточно.
   «Обаятельный» образ довершали явно сломанный нос и коротко стриженный затылок, переходящий в бычью шею… Мамочки, только не это.
   – Лисичка, мне пора! – Янка уже стояла возле моего стула и настойчиво дергала меня за рукав. – Извини, я побежала. Завтра увидимся!
   Она чмокнула меня в щеку и умчалась, прежде чем я успела ее остановить.


   Я так и не решила, что мне делать, когда над ухом раздалось безукоризненно вежливое:
   – Здесь свободно?
   Так я и знала. Сейчас начнется. Я внутренне сжалась, приготовившись к сопротивлению. Так, главное – не грубить. Будет только хуже. Уж как соблазнительно обратить его внимание на то, что все соседние столики к его услугам, но я не должна этого делать. Может, соврать, что Яна вышла на минуту? Нет. Не пройдет. Он наверняка слышал, как мы с ней прощались, а эта кретинка орала в полный голос.
   Немного успокаивало то, что парень не плюхнулся без разрешения на свободный стул, а терпеливо топтался рядом, дожидаясь моего ответа. Значит, хамить он не собирается. А это уже кое-что, хотя расслабляться не стоит. Я посмотрела на него и кивнула. Кажется, мне удалось сделать это достаточно небрежно, чтобы он не догадался, что я его боюсь. Парень тут же воспользовался приглашением и уселся напротив, поставив на стол перед собой вазочку с мороженым. В его огромных лапах она выглядела как игрушечная.
   Несколько минут мы занимались каждый своим делом: он ел мороженое, аккуратно отправляя в рот ложку за ложкой, а я пила кофе и пыталась унять дрожь в коленках.
   Конечно, можно просто встать и уйти, но где гарантия, что этот тип не увяжется следом? Нет уж. Я его пересижу, даже если придется выхлебать поллитра кофе и торчать здесь до самого закрытия. О том, чтоя буду делать после закрытия, я предпочитала не думать, чтобы лишний раз не расстраиваться.
   К моему удивлению ничего не происходило. Парень сидел смирно, трескал свое мороженое, суда по запаху – клубничное, и совсем не обращал на меня внимания. Спрашивается, чего ради он тогда тут расселся? Тем более, что, как я заметила, его дружок давно ушел.
   Меня разбирало любопытство: как он поступит, когда мороженое кончится? Ответ не заставил себя ждать: он заказал еще. Двойную порцию. Я тоже, в свою очередь, потребовала себе еще кофе, мысленно попрощавшись с крепким сном предстоящей ночью. Одновременно я пыталась подсчитать, сколько еще чашек в меня влезет, прежде чем появится острая необходимость посетить дамскую комнату? Выходило, что момент уже близок.
   Где то на середине логической цепочки моих невеселых мыслей парень вдруг подал голос:
   – Вы так любите кофе или просто дожидаетесь, когда я уйду? Спросил он, не поднимая глаз от вазочки с мороженым.
   От неожиданности я подавилась остывшим кофе и отчаянно закашлялась. Вид у меня при этом был, должно быть, дурацкий, потому что парень вдруг улыбнулся. Похоже, эту улыбку он отрабатывал перед зеркалом в свободное от «качалки» время, настолько изменилось вдруг его лицо. Оно больше не выглядело угрожающим, более того, в этот момент он показался мне даже симпатичным. Еще бы, с такими-то шикарными зубами!
   – Меня Тим зовут. – Сообщил амбал, когда я отдышалась. – Еще кофе заказать?
   Он еще издевается! Я метнула на него сердитый взгляд и уткнулась в свою чашку, пробормотав:
   – Странное у вас имя. Похоже на кличку.
   Оказывается, я попала в самую точку. Его полное имя звучало еще забавнее – Тимофей. Тимошка. Так звали кота моей бабушки. Он был такой же мордастый и наглый как этот тип. Я не удержалась и фыркнула, но сразу же пожалела об этом. Парень напрягся и я испуганно съежилась, ожидая, что теперь-то он приложит меня на полную катушку. Но он справился с раздражением в считанные секунды, а я впредь посоветовала себе вести себя осмотрительнее. Кошки тоже бывают разные. Некоторые, например, могут запросто голову откусить… Однажды мне пришлось познакомиться с людьми такого сорта так близко, что при одном воспоминании об этом знакомстве у меня сводило судорогой желудок. Я поморщилась. Наверняка парень таскает с собой пушку. Они ведь без этого не могут. Интересно, где он ее прячет?
   Я опасливо покосилась на Тима, заметив, что брюки у него свободного покроя и, скорее всего, оружие, если оно есть, лежит в боковом кармане. Автоматически я опустила взгляд под стол. Спохватившись, подняла глаза и увидела, как брови Тима удивленно поползли вверх. Я покраснела, как его клубничное мороженое. Нетрудно представить, что он себе вообразил! Надо же быть такой идиоткой!
   – Знаешь, ты именно такая, как я предполагал. – Заявил парень. Мне послышались в его голосе нотки удовлетворения. Пришел мой черед удивляться.
   – Мы разве встречались?
   – Нет.
   – Тогда как ты мог узнать, какая я? Может увидел меня во сне? – Съязвила я, злясь, что не могу понять, куда он клонит.
   – Во сне я тебя, слава Богу, не видел, но знаю о тебе практически все. – Успокоил меня Тим. Я подумала, что он блефует и не собиралась сдаваться:
   – Ты промахнулся, парень. Я в этом городе всего полгода и почти никого не знаю. Сомневаюсь, чтобы тебе удалось разузнать обо мне хоть какие-нибудь подробности. Придумай что-нибудь поубедительнее.
   Мои слова, кажется, задели его за живое. Он нахмурился и отчеканил:
   – Тебя зовут Лиза Локтева, ты работаешь вон в том институте, секретаршей, хотя по образованию – художник-оформитель. Говорят, что талантливый. Ты действительно приехала из другого города, потому что сбежала от чересчур пристального внимания, которое тебе уделяли после того как ты практически в одиночку распутала крупную аферу с похищением невесты сына крупного коммерсанта. Ты потеряла близкую подругу, несколько раз чудом избежала смерти и тем не менее выбралась из этой заварухи живой и невредимой…
   – Насчет невредимости ты, пожалуй, погорячился. – Криво улыбнулась я, припомнив, что с тех пор практически перестала доверять кому бы то ни было. – Откуда ты все это знаешь? Ты кто такой? – Требовательно спросила я.
   – Человек.
   – Вижу, что не мартышка. Извини, но мне не нравится, когда совершенно незнакомые люди копаются в моем прошлом, о котором я хотела бы забыть как можно скорее. Итак, кто ты такой и зачем собрал на меня это… досье?
   Он не торопился с ответом и я решила добавить ему решимости.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное