Лайза Роллингз.

Укради мое сердце

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

   – А мы хотим, – подхватила Дженни. – потому что живем в этой не самой, заметь, дорогой квартире, хоть и в жутком районе, уже восемь лет. Если переезжать куда-либо, то в еще более неблагоприятный район. А хуже этого я даже и не знаю.
   – Никуда мы не уедем, – твердо заявила Кэтрин. – Можно куда-нибудь устроиться временно.
   – И куда, например? – мрачно поинтересовалась Дженни. – Посудомойкой? Официанткой? Уборщицей?
   – Интересно, а что тебе еще останется делать? – спросила Кэтрин. – Или ты думаешь, что мы благополучно будем торчать без дела, пока нам на блюдечке не преподнесут прекрасное место работы в превосходных условиях?
   – Не понимаю, – сказала Дженни задумчиво, слушая сестру краем уха, – почему так сложно найти работу медсестры? Ведь у нас не было с этим проблем, когда мы поступили после колледжа в нашу больницу.
   – Нам помогли, не забывай. Мы же были одними из лучших студенток.
   – А сейчас у нас есть опыт работы и стаж.
   Кэтрин покачала головой. Она устала спорить и что-то доказывать Дженни, тем более что та и сама видела бесплодность таких разговоров.
   – Ты уже забирала почту? – после минутного молчания спросила Дженни.
   Кэтрин взглянула на часы.
   – Когда я проснулась, было слишком рано для почты. Так что можешь посмотреть сейчас.
   Дженни вернулась с ворохом счетов, которые туг же с глаз долой отложила в кухонный ящик, где их всегда потом находила и оплачивала Кэтрин. Кроме утренней газеты в почтовом ящике оказался еще и большой конверт. Дженни повертела его в руках, рассмотрела со всех сторон и нахмурилась.
   – Это что? – спросила Кэтрин, изо всех сил стараясь, чтобы Дженни не заметила ее любопытства.
   – Понятия не имею, – раздраженно сказала Дженни. – Точно не счет. Этот конверт из какой-то юридической конторы.
   Дженни протянула конверт Кэтрин, так как всегда предоставляла сестре разбираться со скучными делами. Кэтрин вскрыла его и развернула выложенные листы бумаги. Несколько минут она внимательно вчитывалась в написанное, а потом как-то странно взглянула на сестру.
   – Ну и что это? – спросила Дженни. В свете последних событий она не ждала от жизни ничего хорошего.
   – Ты что-нибудь слышала о дяде Фрэнке? – спросила Кэтрин.
   – О мамином брате?
   – Видимо, да.
   – Только то же, что и ты, – ответила Дженни, все еще не понимая, к чему клонит сестра. – А почему ты спрашиваешь? Это от него письмо?
   – А что ты помнишь? – снова поинтересовалась Кэтрин, игнорируя вопрос Дженни.
   – Сумасшедший коллекционер. Кажется, у него дом забит антиквариатом. Вроде как у него нет жены, нет детей, и вообще он странный.
   – Да, и он всегда на Рождество и на наш день рождения присылал набор открыток с видами городов, репродукциями картин и подобной ерундой.
   – Ага, меня всегда удивляло, где он их находит в таком количестве.
Кстати, я даже не помню, как дядя Фрэнк выглядит.
   – Мы видели его всего несколько раз, – подтвердила Кэтрин. – Он не очень жаловал свою родню.
   – А к чему расспросы? Что с ним?
   – Он умер.
   Дженни прикрыла от удивления рот рукой.
   – Надо же! Он ведь не намного старше нашей мамы. Так это письмо с соболезнованиями?
   Кэтрин покачала головой.
   – Ничего подобного. Это просьба прийти в нотариальную контору. Кажется, мы упомянуты в завещании.
   Дженни громко фыркнула.
   – Что он мог нам оставить? Портрет нашей бабушки в молодости? Ты сходи, Кэтрин, а я не пойду. Мне там нечего делать.
   – Но здесь написано, что явиться должны мы обе. Иначе завещание относительно нас не будет приведено в действие. Давай сходим, Дженни, ноги не отвалятся.
   – Не вижу смысла.
   – Все равно нам нечем заняться, – продолжала уговаривать сестру Кэтрин. – Неужели ты не составишь мне компанию?
   – Ну ладно, – проворчала Дженни. – Когда там нужно прийти в эту контору?
   Сестры вышли из лифта и растерянно застыли с приоткрытыми ртами, неожиданно попав в водоворот того ритма жизни, который царил на тридцатом этаже, где должен был находиться адвокат их покойного дядюшки. Стоять долго посреди коридора, когда тебя со всех сторон толкают спешащие куда-то люди, невозможно, поэтому Дженни, опомнившаяся первой, решительно взяла Кэтрин за руку и потащила за собой в поисках указанного в извещении кабинета.
   – Это здесь, – сказала Дженни, ткнув пальцем в дверь, где висела блестящая табличка с именем адвоката.
   Они вошли в просторную приемную. Им навстречу из-за стола поднялась симпатичная секретарша и улыбнулась.
   – Вы к мистеру Кройдену? – спросила она вежливо.
   – Да, – сказала Кэтрин.
   – Вам назначено?
   Кэтрин растерянно взглянула на сестру. Они никогда не посещали адвокатов, а потому Кэтрин не знала, как себя вести. Однако Дженни в таких ситуациях ориентировалась сразу. Нельзя сказать, кто из сестер более самостоятелен. Они дополняли друг друга. В каких-то ситуациях Кэтрин действовала более решительно, а в каких-то Дженни вела ее за собой.
   – Полагаю, что назначено, – сказала Дженни. – По крайней мере, в письме, которое мы получили несколько дней назад, было ясно сказано, что мы должны явиться к мистеру Кройдену сегодня, в одиннадцать часов утра.
   Секретарша открыла рабочий блокнот.
   – Назовите ваши имена, пожалуйста, – попросила она, перелистывая страницы.
   – Дженифер и Кэтрин Деминг.
   Дженни показалось, что в глазах секретарши мелькнули уважение и интерес.
   Что бы это значило? – подумала Дженни. Или, возможно, мне почудилось? С чего бы мы могли ее заинтересовать?
   Она взглянула на сестру и увидела, что и от Кэтрин не укрылось выражение лица секретарши.
   – Да, конечно, мистер Кройден уже ждет вас, проходите.
   Секретарша распахнула дверь перед сестрами, и они вошли в святая святых мистера Кройдена, который оказался седеющим мужчиной средних лет, невысокого роста и со множеством морщинок в уголках глаз, выдававших его веселый нрав.
   – Не очень-то он похож на адвоката, – шепнула Кэтрин на ухо сестре. – Так выглядят клерки.
   Дженни усмехнулась: Кэтрин попала в точку. Однако мистер Кройден был адвокатом, а не клерком, а это означало, что относиться к нему нужно со всей серьезностью.
   – Мисс Дженифер Деминг и мисс Кэтрин Деминг, – провозгласила секретарша.
   Кройден поднялся им навстречу и пожал руки сначала Кэтрин, а потом и Дженни.
   – Садитесь, пожалуйста, – сказал он, указав им на стулья.
   Только сейчас сестры заметили, что в кабинете уже сидят несколько человек: две женщины и один мужчина.
   Мистер Кройден не стал представлять им присутствующих, видимо не усматривая в этом никакой необходимости, и вернулся за свой рабочий стол.
   Дженни и Кэтрин уселись на стулья и одинаковыми жестами поправили юбки. Мистер Кройден рассмеялся.
   – Теперь я вижу, что вы действительно близнецы, – сказал он, глядя на сестер. – А то вначале засомневался.
   Дженни и Кэтрин удивленно подняли брови, что вызвало у мистера Кройдена еще больший приступ веселья. Однако он взглянул на лежащие перед ним бумаги и мгновенно посерьезнел.
   – Итак, – начал он, – мы собрались здесь сегодня, чтобы ознакомиться с последней волей Фрэнка Уолдека.
   Дженни недоуменно взглянула на сестру.
   – Девичья фамилия мамы, – слегка раздраженно пояснила Кэтрин, удивляясь недогадливости сестры.
   Адвокат тем временем вскрыл пухлый конверт с завещанием и принялся зачитывать малопонятные для Кэтрин и Дженни вещи. Дженни так вообще заскучала. Она думала о том, что сегодня в одном из клубов закрытая вечеринка, обе сестры приглашены, но не могут позволить себе пойти, так как приходится экономить.
   Кэтрин и Дженни встрепенулись, только когда прозвучали их имена.
   – «Мисс Дженифер и Кэтрин Деминг я завещаю свое недвижимое имущество, то есть дом, со всем, что в нем находится, – зачитал мистер Кройден и посмотрел на сестер. – При условии полного сохранения коллекции. После их смерти все имущество переходит городскому музею». Дженни пропустила мимо ушей большую часть из того, что произнес Кройден, но одно она поняла четко: они с Кэтрин получили в наследство дом.
   – Теперь нам не придется платить за квартиру! – радостным шепотом сообщила она сестре, но Кэтрин лишь раздраженно отмахнулась.
   Кэтрин в отличие от сестры все выслушала внимательно. Итак, что же получается? Их дядя Фрэнк завещал им дом и все, что в нем на данный момент есть? И они могут жить там до тех пор, пока обе не умрут. Значит, если у кого-то из сестер появится семья, дети, то потом их наследников представители городского музея могут запросто выкинуть на улицу? Неужели этот дом настолько ценен?
   – На этом все, – закончил свою речь адвокат. – Есть вопросы?
   – Конечно есть! – сказала Кэтрин.
   – О, не волнуйтесь, мисс, теперь я и ваш адвокат. Поэтому мы в любом случае поговорим о наследстве.
   Мистер Кройден выпроводил всех присутствовавших на оглашении завещания, кроме сестер, попросил их пересесть поближе к его столу и улыбнулся.
   – Поздравляю с наследством. Полагаю, вы не были слишком хорошо знакомы с вашим дядей?
   – Именно так, – подтвердила Дженни. – Он никогда не навязывал нам свое общество.
   Кэтрин легонько пнула ее. Не хватало еще, чтобы Дженни плохо отзывалась о покойном!
   – Но он решил позаботиться о вас после своей смерти, – сказал мистер Кройден. – Хотя лично мое мнение: лучше бы он чаще вспоминал о близких при жизни.
   Сестры переглянулись. Адвокат им нравился прежде всего своей откровенностью, но, с другой стороны, им было не очень приятно, что кто-то вмешивается в их семейные дела.
   – Фрэнк был не только моим клиентом, но и другом, – продолжал мистер Кройден. – Он просто помешался на собирательстве антиквариата. В его коллекции есть такие вещи, за которые будут биться многие музеи. Но он завещал их только одному.
   – Если я правильно поняла, то жить в этом доме можем только мы с сестрой, – сказала Кэтрин.
   – Да, после вашей смерти все перейдет музею, – подтвердил мистер Кройден.
   – Что это значит? – спросила Дженни.
   – Это значит, что если мы с тобой успеем выйти замуж в этом году, родить близнецов и разбиться на машине сразу же после выхода из роддома, то наши мужья останутся у разбитого корыта с младенцами на руках, – сказала Кэтрин со свойственным иногда ей черным юмором. – Или, например, даже если мы доживем до седин, то нам нечего будет оставить своим внукам.
   Мистер Кройден откашлялся.
   – Я бы не стал давать именно такие пояснения, но… В общем-то вы правы.
   – И какого лешего тогда нам сдался этот дом? – спросила Дженни, которая прекрасно поняла объяснение сестры.
   – Вы можете там жить, – удивленно сказал Кройден.
   Дженни повернулась к сестре.
   – Думаешь, оно нам надо? – спросила она.
   Кэтрин пожала плечами.
   – Ты же сама говорила мне, что так можно сэкономить на квартире.
   – Слабое утешение, ты не находишь? А мы можем пользоваться вещами, которые есть в доме? – спросила Дженни у адвоката.
   – Можете, разумеется. Но администрация музея будет строго следить за тем, чтобы вы ничего не испортили из коллекции и уж тем более не продали.
   – Там есть что продавать? – со скептической усмешкой осведомилась Кэтрин.
   – Коллекция оценивается в три миллиона долларов, – скучным голосом сообщил мистер Кройден.
   Сестры округлили глаза и посмотрели сначала на адвоката, а потом друг на друга.
   – Где дядюшка взял столько денег? – пробормотала Кэтрин.
   Мистер Кройден, наблюдавший за реакцией сестер, рассмеялся.
   – Он был далеко не бедным. К тому же из него получился неплохой делец. Фрэнк продавал кое-какие вещи в случае необходимости, обменивался с другими коллекционерами антиквариата, да и вообще в банке у него всегда лежала кругленькая сумма. Честно говоря, я не в курсе его доходов, он не посвящал меня в тайны своего бизнеса, а я не спрашивал.
   Лучше бы он оставил нам деньги, – сказала Дженни. – Что толку жить в доме, где нет ничего твоего? Выходит, что мы можем сдохнуть с голоду в доме, оцененном в три миллиона долларов.
   – Гм… – сказал мистер Кройден. Ему импонировала откровенность сестер, которые не стеснялись высказывать свои мысли. Сестры были правы во всем. Лично он, Кройден, тоже считал, что от такого наследства нет никакого толку. – А у вас проблемы с деньгами?
   – Наши проблемы – только наши проблемы, – с достоинством сказала Дженни, и Кэтрин энергичным кивком головы выразила согласие со словами сестры.
   Мистер Кройден развел руками.
   – Вы можете отказаться от наследства, если хотите. В этом случае дом сразу перейдет в распоряжение городского музея.
   – Мы подумаем, – сказала Кэтрин. – Когда нужно дать ответ?
   – Вы вступаете в наследование с завтрашнего дня, – сказал мистер Кройден. – Можете советоваться хоть месяц, но тогда в течение этого времени вы не сможете въехать в дом.
   – Мы скажем вам о своем решении завтра, – пообещала Кэтрин. – Нам можно идти?
   – Если у вас больше нет никаких вопросов, то…
   Сестры поспешили распрощаться и вышли из кабинета. Мистер Кройден посмотрел им вслед.
   Красивые женщины, подумал он. Естественно, они хотят выйти замуж, создать семью и желают быть уверенными в своем будущем. Эта брюнетка совершенно права: они могут умереть с голоду, живя среди роскоши. Фрэнк был великим чудаком. И зачем только он оставил дом племянницам? Какие цели преследовал? Теперь уже никто не объяснит…


   – Что скажешь? – спросила Дженни.
   Сестры в молчании вышли от Кройдена, не говоря ни слова спустились вниз и поймали такси. Только в машине Дженни обрела дар речи и своим вопросом вывела из задумчивости Кэтрин, которая обдумывала только что услышанное от мистера Кройдена.
   – Пока ничего определенного, – сказала Кэтрин. – Все это кажется мне каким-то нереальным.
   – Мне тоже. Но что мы будем делать? Кэтрин сердито, повела плечами.
   – Понятия не имею.
   – Я ничем не виновата перед тобой, – сказала Дженни. – Прекрати злиться. Дядя задал нам сложную задачку, и мы обязаны ее решить в кратчайшие сроки.
   – Ничем мы ему не обязаны. Я вообще не могу понять его странной щедрости. Что все это значит? Почему вдруг он вспомнил про нас? Не проще ли было сразу передать свое имущество музею?
   – Может, он хотел похвастаться своим богатством перед своей родней, – предположила Дженни.
   – Какой толк, если он умер?
   Эти старики такие странные, – сказала Дженни. – Откуда мы можем знать, что творилось у него в голове? Нужно спросить у мамы, что он был за человек. Она с ним определенно лучше знакома, чем мы.
   – Верно, – произнесла Кэтрин и обратилась к водителю: – Поверните здесь направо. Мы поедем по другому адресу. Вот сейчас мы ее и навестим, – сказала Кэтрин сестре.
   – Представляю, как она удивится, когда мы расскажем ей о случившемся.

   – Я ничуть не удивлена, – заявила Хелен, выслушав дочерей. – Он всегда говорил, что оставит вам дом.
   – И зачем? – поинтересовалась Дженни.
   – Он гордился своим домом и своей коллекцией. И хотел, чтобы вы, заинтересовавшись с его помощью антиквариатом, тоже переняли его хобби.
   Дженни скептически нахмурила брови.
   – Дядя Фрэнк полагал, что мы так же, как и он, начнем собирать старье?
   – На этом «старье» он заработал кучу денег, – с упреком напомнила ей Хелен. – Впрочем, он был большим чудаком, и я не знаю, какие амбиции он удовлетворял, составляя свое завещание.
   – Мы о том же, – сказала Дженни.
   – И все же, что ты нам посоветуешь, мама? – спросила Кэтрин.
   – Переехать, конечно же, – ответила Хелен. – Я ведь знаю о ваших проблемах. Жаль, что я не могу помочь вам деньгами…
   Сестры все прекрасно понимали. Да они бы и не приняли от матери помощь: они уже давно стали взрослыми и самостоятельными женщинами, которые должны обеспечивать себя сами.
   – Если бы не плата за квартиру и не проблемы с работой, я ни за что не переехала бы. Представляю, что там за сарай. Если дом решили передать музею, то это какая-нибудь развалюха, – сказала Дженни.
   Хелен пожала плечами.
   – Я ни разу не была в гостях у Фрэнка. Он не одобрял моего развода и совсем перестал со мной общаться после того, как я во второй раз вышла замуж.
   – А то, что это отец тебя бросил, дядю не волновало? – поинтересовалась Кэтрин, которая всегда была готова защищать мать.
   Хелен снова пожала плечами, но на этот раз промолчала. По-видимому, ее не слишком волновало то, что брат не желал с ней общаться.
   – А что там у вас с личной жизнью? Не собираетесь замуж?
   Кэтрин и Дженни дружно поморщились. Это была больная тема. Мать просто спала и видела, чтобы они вышли замуж и нарожали кучу детишек. В общем-то сестры не возражали против такого будущего, но подходящих претендентов на роль мужей и отцов их чад не находилось. У Кэтрин – потому что она всегда ждала инициативы от мужчин, которые отнюдь не спешили ее проявлять, а у Дженни – потому что она была слишком разборчива в своем выборе.
   – Пока не собираемся, – сказала Кэтрин.
   – Если мы решим создать семьи, то ты узнаешь об этом первой, – пообещала Дженни.
   Хелен вздохнула и ласково посмотрела на дочерей.
   – Ах, лишь бы не получилось так же, как у меня с вашим отцом.
   Дженни мысленно застонала. Она ненавидела все эти разговоры. Ну чем виноват отец? Только тем, что вовремя понял, что он и его жена не подходят друг другу? Тем, что встретил женщину своей мечты и живет счастливо? Да и сама Хелен разве не нашла мужчину, который подходил ей куда больше, чем предыдущий муж?
   – Мы сделаем все возможное, чтобы твоя судьба не повторилась в нас, – сказала Дженни тускло.
   – Не груби матери, – отозвалась Хелен рассеянно, хотя Дженни и не думала ей грубить, даже голос не повышала.
   – Нам пора, – сказала Кэтрин, поспешившая предотвратить назревавшую ссору. – Надо ехать паковать вещи. Можно позвонить от тебя мистеру Кройдену?
   – Звони, – разрешила Хелен. – А вообще, не понимаю я вас. То вы не хотите принимать наследство, то решаете въехать в свой новый дом сию же секунду.
   С этими словами Хелен вышла из гостиной.
   – Она какая-то растерянная в последнее время, – сказала Дженни. – Ты заметила?
   – Да. – Кэтрин задумчиво посмотрела матери вслед. – Нужно поговорить с ней по душам. Может быть, у нее проблемы с мужем?
   – Или со здоровьем, – предположила Дженни. – У нее синяки под глазами.
   – Но худой и изможденной, как обычно бывает при болезни, она не выглядит, – ответила Кэтрин. – Будем надеяться, что мама просто не выспалась. Говорит мисс Кэтрин Деминг, – сказала она в трубку. – Соедините меня с мистером Кройденом, пожалуйста.
   Через секунду адвокат ей ответил. По голосу было слышно, что он удивлен тем, что сестры так быстро приняли решение, хотя еще утром были растерянными.
   – Да, конечно, я смогу завтра показать вам дом. Можете переехать в него в любое время.
   – Тогда завтра же мы туда и переберемся. – Кэтрин замолчала, думая о том, стоит ли задавать следующий вопрос, и решила, что стоит. – А в нем вообще можно жить?
   Мистер Кройден рассмеялся.
   – Более чем. В этом вы убедитесь, как только войдете в дверь. Неужели вы думаете, что это древняя халупа? Тогда вы будете приятно удивлены.
   – А как он выглядит, этот дом? – не выдержала Кэтрин.
   Мистер Кройден снова рассмеялся. Похоже, он ни секунды не мог жить без смеха. Его жизнерадостность почему-то действовала Кэтрин на нервы.
   – Увидите завтра, – сказал он и положил трубку.
   – Что он сказал? – с любопытством спросила Дженни.
   Она сидела на низеньком диванчике и, подперев ладонями подбородок, смотрела на сестру.
   – Ничего из того, что могло бы нам помочь, – ответила Кэтрин. – Мне все это не нравится.
   Дженни только вздохнула. Ей тоже все это не нравилось. Она терпеть не могла сюрпризы.
   Питер не разговаривал с братом целый день. Он молча копался во внутренностях «мерседеса», который нужно было отремонтировать как можно быстрее, и казался полностью погруженным в работу. Кевин понимал, что ему еще предстоит тяжелый разговор с братом. Так крупно он подвел Питера в первый раз в жизни. Однако это не могло служить оправданием для неблаговидного поступка, совершенного Кевином.
   И что только на меня нашло? – укорял он себя. Заказать номер в дорогом отеле! Изображать перед простой девчонкой арабского шейха! Да ей было все равно, сколько у меня денег, в этом я уверен. Мы доставили друг другу массу удовольствия, не думая о том, сколько у кого долларов на счете.
   Кевин постоянно думал о Дженни. Он даже больше винил себя в том, что солгал ей и тем самым закрыл сам себе дорогу к этой женщине, чем в растрате их с братом общих денег. Кевин подошел к брату.
   – Питер, рабочий день уже окончился.
   Тот по-прежнему молча лежал под машиной и что-то ковырял отверткой.
   – Ты, конечно, можешь остаться здесь до утра, шеф только рад будет, но мне кажется, что от такого рвения нет никакой пользы.
   Питер молчал, словно и не слышал того, что говорит брат. Будто Кевин вдруг превратился в привидение, а звук его голоса стал не громче тихого шелеста ветра.
   – Алло! – крикнул Кевин. – Меня кто-нибудь слышит?
   Питер наконец отложил отвертку и серьезно посмотрел на брата. Кевин не выдержал этот взгляд, тем более что не мог понять, о чем в этот момент думает Питер, и отвел глаза.
   – Я тебя слышу, – спокойно ответил Питер. – Не понимаю, что тебя держит. Ты можешь спокойно уйти и без меня, как часто делал это раньше. Ты ко мне не привязан. Тебе уже достаточно много лет, чтобы я перестал водить тебя за ручку. Ты самостоятельный. Даже чересчур.
   Произнеся эту тираду, Питер вновь вернулся к своей отвертке и «мерседесу». Кевин постоял возле брата несколько секунд, переминаясь с ноги на ногу. Питер отлично знал, почему Кевин не может уйти – у него нет денег даже на обратную дорогу домой. Автомобиль у них с братом один на двоих, так что Кевину волей-неволей нужно было дожидаться Питера, если он не хотел идти до дома пешком.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное