Лайза Роллингз.

Укради мое сердце

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

   Она взяла свой бокал с вином и залпом осушила его. Кевин рассмеялся и наполнил бокал снова. На этот раз Дженни пила медленно, хотя жажда мучила ее ужасно.
   Кевин принял небрежную позу и окинул взглядом Дженни. Она определенно ему нравилась. Легкая в общении, веселая, остроумная и, что немаловажно, красивая.
   Интересно, а какова она в постели? – мелькнуло в голове у Кевина.
   – Я работаю в частной фирме, – сказал он. – Занимаю руководящий пост. Работа сложная, но интересная. А вы, Дженни, где работаете?
   Дженни сразу подметила, что Кевин не стал распространяться о месте своей работы.
   Скорее всего, не хочет быть легкой добычей. У него имеются деньги, это сразу видно. Одежда, например, не из дешевых магазинов. Даже эти простенькие на вид джинсы стоят примерно столько же, сколько она зарабатывала в месяц.
   – Я медсестра, – ответила Дженни. – И я, и моя сестра.
   – Наверное, пациенты выздоравливают сразу же, как только вас видят, – сказал Кевин. – Хотя нет. Я бы, наоборот, притворился тяжело больным только для того, чтобы получить возможность видеться с тобой как можно дольше.
   Дженни рассмеялась.
   – И такое бывает, – честно призналась она. – Но мы не только ухаживаем за пациентами. Я и Кэтрин совсем недавно работаем в больнице, и потому на нас сваливается огромное количество рутинной бумажной работы. Тоска смертная!
   Неужели такой красотке нравится возиться с больными? – удивился Кевин. Такие, как она, стремятся побыстрее выйти замуж. И выходят весьма удачно.
   Как ни странно, Дженни действительно нравилась ее работа. Однако и здесь между сестрами была существенная разница. Если Кэтрин помогала больным по доброте душевной, искренне сочувствуя им, стараясь облегчить им страдания и привести с помощью заботы и ласки к быстрому выздоровлению, то Дженни получала удовольствие от того, что все делают комплименты: ее внешности, веселому нраву, открытой улыбке… Если бы в больнице никто не восхищался Дженни, она ни за что не стала бы там работать. Кэтрин любили за ее доброту, а Дженни – за легкий характер. Однако нельзя не признать, что Кэтрин выполняла свои обязанности куда добросовестнее, чем ее сестра. Но трудно сказать, кого больные любили больше: отзывчивую и исполнительную Кэтрин или вертушку Дженни, которой частенько сходили с рук все ее проколы. Кэтрин порой невероятно раздражало и злило то, что Дженни было достаточно просто похлопать ресницами, и ей все прощали.
   – Не дашь адрес больницы? – спросил Кевин весело. – Я с удовольствием поболею недельку-другую.
   – Разве это не помешает твоему бизнесу?
   – Помешает, конечно, но ради встречи с тобой я готов на все. Ты ведь не хочешь оставлять мне свой номер телефона и не приглашаешь в гости к себе домой.
   Дженни снова заливисто рассмеялась.
Теперь, когда Кевин перестал осторожничать, разговор шел так, как надо. Дженни не любила думать над своими словами, обычно говоря все, что ей приходило в голову.
   – Можешь пригласить меня к себе, если хочешь, – сказала она, проводя пальцем по его открытой ладони. – А что до номера телефона, то, разумеется, я его тебе оставлю.
   – Что скажешь, если мы снимем номер в приличной гостинице? Так будет удобно нам обоим, как мне кажется. Я не стану смущать своим присутствием твою сестру, ну а ты – моего брата.
   – Вы тоже живете вместе? – удивилась Дженни.
   – А что такого? Мы и работаем вместе.
   – Он не женат?
   – Нет. – Кевин серьезно посмотрел в глаза Дженни. – А что, ты хочешь за него замуж? Скажи честно, я все пойму.
   – Я вовсе не собираюсь за него замуж! – смеясь, ответила Дженни. – Впрочем, ни за кого другого я тоже не собираюсь. Но вот моя сестра одинока. Я думаю в первую очередь о ней.
   – Без проблем! Я понял твой намек! Мы познакомим их поближе. Тем более что Кэтрин понравилась Питеру.
   В планы Кевина не входили семейные знакомства, однако он предпочел умолчать о причинах этого и обещать Дженни все, что она захочет. Главное, что эту ночь они проведут вместе. А там видно будет.
   Сколько их таких было – любимых на одну ночь…

   – Вы живете в довольно опасном районе, – сказал Питер, подвозя Кэтрин к дому, где она жила с сестрой. – Не боитесь здесь ходить по вечерам?
   – Жутко, конечно, – согласилась Кэтрин. – Но ничего не поделаешь. Снимать квартиру где-нибудь еще нам не по карману. На зарплату медсестры особенно не разгуляешься.
   Питер кивнул.
   – Я прекрасно вас понимаю.
   – А где работаете вы? – спросила Кэтрин, в глазах которой мелькнул живой интерес.
   Я и мой брат работаем в автосервисе, ремонтируем машины, – ответил Питер. – Зарабатываем не бог весть сколько, но на жизнь хватает. Правда, у меня есть мечта: открыть собственный салон, но для этого нужны большие деньги.
   – И вы могли бы гарантировать, что сервис окупится? Многим кажется, что они сделают все лучше, чем другие, а потом прогорают.
   Питер заглушил мотор.
   – Нет, я уже очень давно работаю в сервисе и знаю, что к чему. Уверен, что справился бы. Наш салон убыточен, потому что хозяин понятия не имеет о коммерции. Он и знать не хочет, что для того, чтобы бизнес – любой бизнес – приносил доход, его нужно рекламировать. Сейчас мы выживаем только за счет постоянных клиентов и случайно заехавших автолюбителей, у которых, на наше счастье, что-то сломалось неподалеку от сервиса.
   Кэтрин взглянула на часы.
   – Простите, но мне пора. Завтра рано вставать. Спасибо большое, что подвезли меня, Питер.
   Он улыбнулся.
   – Всегда к вашим услугам.
   Кэтрин вышла из машины и на прощание помахала Питеру рукой. А тот клял себя за то, что не предложил Кэтрин встретиться когда-нибудь еще.


   Дженни смотрела на спящего Кевина и думала о том, что узнать, какой человек настоящий, можно лишь увидев, как он выглядит во сне. Кевин казался ей маленьким беззащитным ребенком. На его губах играла легкая счастливая улыбка.
   Интересно, что ему снится? – подумала Дженни. Вот сейчас он проснется и снова станет весельчаком, у которого нет проблем. Но теперь-то я знаю, что это не так. Кевин раним, просто старается спрятать свою уязвимость как можно глубже. Как и все мы.
   Кевин, не открывая глаз, улыбнулся еще шире и потянулся, рука его обвила шею Дженни. Дженни рассмеялась и чмокнула Кевина в губы. Только тут он открыл глаза, в которых читалось недоумение.
   Вот как, ищем к кому бы прильнуть, а потом пугаемся, что не одни?
   – Доброе утро, Кевин! – сказала Дженни весело. – Как спал?
   Кевин потер глаза.
   – Прекрасно, спасибо. А ты?
   – Даже спросонья ты продолжаешь разыгрывать галантного кавалера, – сказала Дженни.
   – Да, я такой… – Кевин зевнул.
   – Нет, не такой. Галантные кавалеры не затаскивают даму в постель в первый же день знакомства.
   – Разве даме не понравилась эта ночь? – Кевин лукаво улыбнулся.
   – Как тебе сказать… Конечно, понравилась! А теперь мне пора, – с этими словами Дженни вскочила с постели. Она уже успела принять душ, пока Кевин досматривал свой последний сон, но еще не была одета.
   – Ты куда? – Кевин приподнялся на локте и недоуменно посмотрел на Дженни.
   Ни одна его женщина не удирала так быстро. Обычно первым стремился уйти он. Желательно на рассвете, пока подруга не опомнилась.
   – Мне на работу. Ты забыл?
   – Я подвезу тебя.
   – Нет, не стоит.
   Дженни быстро оделась, брызнула на себя каплю духов, которые всегда носила с собой в сумочке, причесала свои роскошные волосы и, не дожидаясь, когда Кевин удосужится подняться, открыла дверь.
   – Пока, как-нибудь увидимся.
   Кевин так и остался лежать на кровати с открытым ртом. Нет, воистину, он впервые встречает женщину, которая удирает рано утром и бросает на прощание: «Пока, как-нибудь увидимся».
   Неужели она пропустила мимо ушей все, что он ей наплел? Обычно женщины велись на сказки о том, что у Кевина много денег. Когда открывалась правда, Кевин лишь смеялся и заявлял, что ничего никому не обещал, и вообще: почему кто-то считает его деньги?
   А Дженни ушла, даже не поцеловав его на прощание. Даже не спросив, когда они увидятся. Это неправильная для женщины манера поведения. Это Кевин всегда так поступал!
   Дженни его заинтриговала. Она оказалась не такой, как все. Или Дженни просто набивает себе цену?

   – Прекрати зевать. – Кэтрин злилась на сестру за то, что та не ночевала дома, и поэтому Кэтрин пришлось добираться на работу своим ходом, так как машина была у Дженни.
   – Никто же не видит, – оправдалась Дженни. – У меня была бессонная ночь. Это ты наверняка дрыхла как убитая.
   – Ага, а ты работала как каторжная.
   – Можно и так сказать. – Губы Дженни растянулись в улыбке при воспоминании о ночной «работе». – Как добралась до дома?
   – Спасибо, что поинтересовалась, – проворчала Кэтрин. – Меня подвезли.
   – Ну вот видишь, ничего страшного не случилось. Ты благополучно добралась…
   – Мне просто повезло.
   – Могла бы попросить у меня ключи от нашего авто.
   – Мне не хотелось возвращаться в клуб.
   Дженни покачала головой. Она не могла вспомнить, из-за чего они вчера поссорились, и, следовательно, не понимала, из-за чего сестра дуется сегодня. Скорее всего, виной всему был какой-то пустяк. Впрочем, как и обычно.
   – Ты сердишься на меня? – спросила Дженни, заглядывая сестре в глаза.
   – Не мешай мне, я могу перепутать лекарства. – Кэтрин раскладывала по ячейкам таблетки, предназначавшиеся разным пациентам. – И займись делом. Сегодня твоя очередь делать перевязки.
   – Да, знаю-знаю. – Дженни вздохнула. – Ты не хочешь спросить, где и с кем я была?
   А ты не хочешь спросить, кто меня подвез? – мелькнуло в голове у Кэтрин. Еще вчера ей ужасно хотелось рассказать Дженни, что Питер подбросил ее до дома. Но сегодня… Как только она увидела свою сестру, сияющую, веселую и совершенно не интересующуюся никакими другими проблемами, кроме своих собственных, Кэтрин передумала.
   – У меня много работы, потом поговорим, – сказала Кэтрин.
   – Ну и пожалуйста, – обиделась Дженни. – Не очень-то и хотелось тебе что-либо рассказывать. Ты никогда не интересуешься, как у меня дела.
   – Да?! – моментально взвилась Кэтрин, особенно чувствительная сегодня к критике. – А ты моими интересуешься?! И вообще ты хоть раз спросила у меня, как я живу, как себя чувствую, почему злюсь?
   Дженни открыла было рот, чтобы ответить на казавшиеся ей несправедливыми обвинения сестры, как в процедурный кабинет вошла главная медсестра и строго посмотрела на обеих сестер.
   – И долго еще больным ждать своих лекарств и перевязки?
   – Уже идем, миссис Бранд, – пропела Дженни и тут же исчезла, будто ее ветром сдуло.
   Кэтрин закончила раскладывать таблетки и взяла поднос в руки. Все это время миссис Бранд стояла рядом и наблюдала за действиями Кэтрин.
   – Опять поссорились с сестрой? – спросила она.
   Кэтрин пожала плечами.
   – Ничего удивительного, когда-нибудь это должно было произойти. Мы прожили мирно целых два дня.
   – Очень хотелось бы, чтобы личные проблемы никак не сказались на качестве вашей работы, – выразила надежду миссис Бранд.
   – Разумеется, – ответила Кэтрин и поспешила выйти.
   Она терпеть не могла, когда ее отчитывали, тем более в случае, если она не успела провиниться. Сегодняшний рабочий день начался со ссор и выговоров. Отлично. Что же будет дальше?
   Несмотря на утро, Кэтрин чувствовала усталость. Из-за Дженни она не отдохнула в свой единственный выходной день, а до следующего еще целая неделя!
   Кэтрин не сталкивалась с Дженни до ланча, что было странным, так как обычно сестра вечно крутилась подле нее. Однако на этот раз Дженни словно дала Кэтрин возможность отдохнуть от своего общества и успокоиться.
   – Идем обедать? – Дженни сунула голову в процедурную. – Все уже ушли.
   Кэтрин к тому времени успела прийти в себя и даже заскучала без Дженни. Как-никак они с самого рождения были вместе, и, когда сестра куда-то пропадала, Кэтрин становилось не по себе. Какие бы разногласия между ними ни происходили, сестры тосковали друг по другу.
   – Иду. – Кэтрин схватила сумочку. – Как обычно, в «Рио»?
   – О, мне так там надоело! – вдруг заявила Дженни. – Мы обедаем в «Рио» почти год.
   – Но это самое дешевое место поблизости, где можно вкусно пообедать, – возразила Кэтрин.
   – Неужели нельзя найти ничего другого? Например, Карла и Рита ходят обедать в «Биг Сандвич».
   – Дурацкое название, наверняка там ничего не подают, кроме бутербродов и салатов. У меня от такой пищи моментально заболит живот.
   – Если нам там не понравится, вернемся в «Рио», – пообещала Дженни, и Кэтрин пришлось согласиться, хоть она и подозревала: что-то здесь не так, если сестра внезапно захотела переменить место, где они обедали.
   В «Биг Сандвич» Кэтрин не понравилось, хотя там и оказались несколько супов на выбор и даже какое-то разнообразие вторых блюд. Она быстро привыкала к чему-то одному и потому не видела смысла в том, чтобы перебегать с места на место. К тому же в «Биг Сандвич» было слишком много народу.
   – Завтра обедаем в «Рио», – сказала Кэтрин.
   – Почему? – Дженни всплеснула руками. – Да здесь не в пример лучше! Дешевле, и готовят так же вкусно, как и там.
   – А еще здесь очереди, медлительные официанты и испорченные кондиционеры. Я не желаю обливаться потом каждый обеденный перерыв. Я привыкла получать наслаждение от обеденного отдыха.
   – А мне здесь очень нравится, – принялась горячо убеждать сестру Дженни. – Так весело! Ты просто еще не привыкла.
   На лице Кэтрин явственно читался скепсис по поводу слов Дженни.
   Дженни подумала, что если бы она рассказала Кэтрин о том, с кем провела ночь сегодня, то сестра поняла бы, почему Дженни больше не тянет в «Рио».
   Однако Кэтрин была с утра такой невыносимо вредной, что Дженни раздумывала делиться с ней своим секретом.
   – Ты слышала не очень хорошую для нас новость? – спросила Кэтрин.
   – Какую именно? – поинтересовалась Дженни, поглощая спагетти.
   – Больницу собираются прикрыть.
   – Как так? – Дженни наконец проявила должный интерес к словам сестры. – Ее не могут закрыть, она государственная.
   – Да, но она нуждается в капитальном ремонте, ты не можешь этого отрицать. Это все знают.
   – И что это значит?
   – А то, – Кэтрин тяжело вздохнула, – что больных переведут в другие больницы, а мы останемся без работы.
   Дженни забыла о спагетти и уронила вилку, которая громко звякнула о полупустую тарелку, что привлекло внимание проходящего мимо официанта.
   – И куда мы денемся? – спросила Дженни жалобно.
   – Понятия не имею. – Кэтрин бросила злобный взгляд на официанта, и тот поспешил ретироваться. – Но у меня такое чувство, что нам придется подыскивать себе другую работу. Никто не станет нас устраивать на новое место, а ждать, пока отремонтируют нашу больницу, не имеет смысла. Это может затянуться на несколько долгих месяцев. А у нас не так уж много сбережений, чтобы позволить себе бездельничать.
   Дженни вспомнила о том, что хотела купить новую кровать – старая скрипела так, словно готовилась развалиться в считанные секунды. Теперь покупка переносится на неопределенный срок.
   – Прекрасная новость, – проговорила Дженни. – И когда ты об этом узнала?
   – Сегодня утром от миссис Бранд.
   – Так ты поэтому была такая злая? – Вся обида Дженни мигом улетучилась.
   Кэтрин не стала разубеждать сестру в том, что плохое настроение появилось еще до этой сногсшибательной новости.
   – Я жду твоих предложений, – хмуро сказала Кэтрин.
   – Мы умрем с голоду, если не найдем другую работу, – пессимистично высказалась Дженни.
   – Так что нам придется ее найти, – подхватила Кэтрин. – И начать поиски следует как можно скорее.

   – Их сегодня нет, – вздохнул Питер.
   – Кого? – Кевин недоуменно посмотрел на брата, хотя прекрасно знал, о ком идет речь.
   – Кэтрин… и Дженни.
   – А почему это ты их ждешь?
   Питер промолчал. Он не успел рассказать брату о том, что подвозил вчера Кэтрин.
   – Что у тебя с Дженни? – спросил в свою очередь Питер.
   – А, ничего особенного, – отмахнулся Кевин.
   – Но ты же с ней вчера провел ночь?
   – Нет, не с ней.
   Кевин и сам не знал, почему так сказал, но ему не хотелось ничего рассказывать брату. Может быть, потому, что Кевин весь день пытался выбросить Дженни из головы. И у него не получалось.
   – Вот как? – удивился Питер. – Ну и шустрый же ты. Значит, Дженни дала тебе от ворот поворот?
   – Еще чего не хватало! – взвился Кевин. – Просто на горизонте появилась более симпатичная девчонка.
   – Более симпатичная? – не поверил Питер. – Такое возможно?
   Теперь уже настала очередь Кевина замолчать, чтобы не выдать свои эмоции.
   – Почему это ты ждешь их сегодня? – спросил Кевин после минутной паузы в разговоре.
   – Я так привык видеть их за соседним столиком. Удивительно, как это нам раньше не пришло в голову познакомиться с ними?
   – Тебе бы это и вчера не пришло бы в голову, – проворчал Кевин. – Если бы не я, ты ни за что не подошел бы к ним.
   – Возможно, – нехотя согласился Питер. – Это ведь ты у нас шустрый. Кстати, – перешел он на другую тему, – мне нужны те деньги, которые мы заработали за четыре месяца. Сними их со счета. Наш автомобиль почти развалился, и я уже ничего не могу с ним сделать. Он и так много лет служил нам верой и правдой. Есть возможность купить подержанный «феррари», в очень хорошем состоянии. Мы ведь всегда мечтали с тобой о «феррари».
   Кевин опустил голову и принялся пристально разглядывать содержимое тарелки. Оторвавшись наконец от этого занятия, он тяжко вздохнул. Питер молчал, и Кевин знал, что брат может ждать сколько угодно.
   – В общем, ты куда-то дел эти деньги, – сказал Питер сухо. – Не так ли?
   – Так, – подтвердил Кевин.
   – И куда? – Питер все еще старался быть спокойным.
   – Не могу сказать определенно, но…
   – Зато я могу тебе определенно заявить, что ты последний придурок! – рявкнул Питер. – Мы заработали их вместе! Это наши общие деньги!
   – Прости, Питер…
   – «Прости, Питер»? Это все, что ты можешь мне сказать?
   А что Кевин мог еще сказать? Что промотал деньги? И что последнее потратил вчера, угостив Дженни дорогим вином и заказав номер в шикарном отеле?
   Кевин и сам не мог бы сказать, что с ним творится в последнее время. Он никогда не был транжирой, но тут его понесло. Ему так хотелось престать перед Дженни в выгодном свете, что деньги он тратил, не задумываясь о том, что скажет брат.
   – Скажи честно, ты их проиграл? – Питер снова перешел на спокойный тон, зная, что криком все равно ничего не добиться, а раз так, что толку тратить нервы.
   – Да ты что! – искренне возмутился Кевин. – Ты же знаешь, что я не игрок! Да как ты мог подумать такое?
   – Куда же тогда подевались деньги?
   – Женщины, – только и сказал Кевин.
   – Ты что, ходил по борделям? – изумился Питер.
   – Ты считаешь, что потратить деньги на женщин означает только поход по борделям? Питер, женщины – дорогие существа. Они обходятся нам недешево. Одна хочет цветочек, другая колечко на палец, а третья норковое манто.
   – И кому ты купил цветочек, колечко и манто?
   – Никому. Это всего лишь образы.
   – Твои образы стали столь реальными, что на них ушли все деньги!
   Кевин виновато опустил глаза.
   – Я признаю свою ошибку.
   – От этого не легче, – буркнул Питер. – Мне нужны деньги, и плевать я хотел, где ты возьмешь мою долю, то есть ту часть денег, которую заработал лично я. Свои сбережения можешь тратить, как захочешь, но мои не трогай!
   – Это было в первый раз!
   – И в последний, Кевин!
   Питер поднялся из-за столика, не доев свой обед, и ушел.
   Кевин потратил деньги на девушек! Да лучше бы он играл! Еще неизвестно, что хуже. Питер никогда не подозревал в брате кутилу. Легкомысленного типа, самовлюбленного юнца, который не видит дальше своего носа… кого угодно, но только не кутилу!


   Это был их первый безработный день. Сестры проснулись по привычке в семь утра и, поворочавшись с боку на бок, поняли, что нет смысла дальше валяться в постели. Причем решили не сговариваясь, находясь каждая в своей комнате.
   Кэтрин была намного расторопнее Дженни и потому первой спустилась на кухню, даже не предполагая, что сестра тоже проснулась.
   – Не спится? – весело спросила Дженни, найдя Кэтрин на кухне.
   Кэтрин приветственно подняла чашку с кофе.
   – Как и тебе. Привычка?
   Дженни кивнула.
   – Странно, – сказала она. – Я всегда любила поспать подольше, а сегодня, когда у меня есть реальная возможность валяться в постели хоть до обеда, что-то заставило меня вскочить ни свет ни заря.
   – Рефлекс.
   – Разве я похожа на собаку? – рассмеялась Дженни.
   – Если только на очень породистую, – пошутила Кэтрин.
   – Нет, – Дженни вздохнула и, налив себе кофе, села рядом с Кэтрин, – мы обе похожи на маленьких дворняжек, которых выкинули на улицу.
   – Не все так плохо, как кажется на первый взгляд, – постаралась приободрить сестру Кэтрин.
   – Неужели? – На лице Дженни появилось скептическое выражение. – На данный момент я не вижу в нашей с тобой ситуации ничего хорошего. И ты, и я с ног сбились, пытаясь найти работу. И что в результате? Нас везде просили подождать, так как нет свободных мест.
   – Не может быть, чтобы весь персонал больницы оставили без работы, – сказала Кэтрин. – Ты же знаешь, что нам сразу же сообщат, если появится какое-то место. К тому же мы не одни такие. Еще четырнадцать медсестер остались не у дел.
   – Завтра нам нужно платить за квартиру, – мрачным тоном напомнила Дженни.
   На это у нас есть деньги, – Кэтрин тяжело вздохнула, – но мой оптимизм начинает иссякать, как я подумаю о том, что в следующем месяце нам придется сидеть на хлебе и воде, если мы хотим здесь остаться.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное