Роберт Ладлэм.

Превосходство Борна

(страница 4 из 41)

скачать книгу бесплатно

   – Этот человек возглавлял оперативную службу британской МИ-6 на территории Гонконга. Его авторитет был подкреплен многолетним доверием со стороны ЦРУ. Он прилетел в Вашингтон и сразу же связался со своими коллегами в Лэнгли. Он обратился к ним с просьбой о получении информации, связанной с человеком по имени Джейсон Борн. Свой интерес он объяснил сложной, даже угрожающей обстановкой на контролируемой им территории и почти прямо связывал этот кризис с операцией «Тредстоун». Кроме того, он заверил, что если обмен особо важной оперативной информацией между службами наших стран продолжается до сих пор, то его официально подтвержденный правительственный запрос поступит немедленно.
   – Но он должен был иметь очень веские причины для подобного запроса.
   – Уверяю вас, что основания у него были. – Мак-Алистер сделал паузу и часто заморгал глазами, потирая пальцами лоб. Было видно, что он нервничает.
   – Ну и какие же?
   – Джейсон Борн вернулся, – стараясь говорить тише, произнес наконец Мак-Алистер, – и он вновь убивает. Теперь на Цзюлуне.
   Мари едва не задохнулась и, слегка качнувшись, вцепилась в правое плечо мужа. Ее большие карие глаза наполнились яростью и страхом. Она молча уставилась на человека из Госдепартамента. Вебб же сидел не шелохнувшись, внимательно изучая Мак-Алистера, словно наблюдая за коброй.
   – О чем вы говорите, черт возьми? – почти шепотом произнес он наконец, повышая голос. – Джейсон Борн, тот самый Джейсон Борн, больше не существует. Его никогда не было!
   – Мы знаем это, точно так же, как вы, но тем не менее на Востоке легенда о нем живет до сих пор. Ведь это вы создали ее, мистер Вебб, и очень талантливо, смею вас уверить.
   – Меня не интересует ваше мнение, мистер Мак-Алистер, – произнес Дэвид, убирая с плеча руку жены и поднимаясь с кресла. – Над чем конкретно работала британская МИ-6? И что это за человек, который представлял эту службу? Сколько ему лет? Каковы ваши данные о нем, о его связях и выполняемой работе? Вы должны были заполучить весь его послужной список и секретные материалы досье о его благонадежности, имеющиеся в ЦРУ, прежде чем идти на обмен такой информацией.
   – Разумеется, все это у нас было, и мы не нашли-таки ничего, что вызвало бы хоть какие-то сомнения. Лондон подтвердил всю имеющуюся у нас информацию о нем так же, как и просьбу о передаче ему запрашиваемой информации. Как официальный представитель МИ-6 на территории колонии, он был приглашен в управление полиции, контролирующей территорию Гонконга и Цзюлуна, где ему сообщили об имевших место событиях. Все его действия, естественно, контролировало Министерство иностранных дел.
   – Ложь! – почти закричал Вебб, качая головой. Но затем все-таки, понизив голос, продолжил: – Его завербовали, господин помощник Госсекретаря! Кто-то предложил ему хорошую цену за это досье.
И он использовал для этого наивно простую ложь, которую вы все и проглотили!
   – Боюсь, что это далеко не ложь, хотя бы уже по самому источнику информации. Наш информатор привык доверять фактам, точно так же, как Лондон. Джейсон Борн действительно вернулся в Азию.
   – А если я скажу вам, что такие вещи происходят уже не первый раз, когда центры управления операциями питаются дезинформацией, а в итоге человек оказывается завербованным без особого риска и без больших расходов! Ему оставляют единственную возможность, чтобы попытаться спасти свою жизнь, и ставят перед выбором. В данном случае, я уверен, с этим досье было именно так.
   – Если бы все происходило именно так, как вы говорите, то его конец не был бы таким печальным. Этот человек мертв.
   – Что?
   – Он был застрелен два дня назад в своем кабинете на Цзюлуне, через час после возвращения из Гонконга.
   – Черт возьми, но это не должно было случиться! – в замешательстве воскликнул Дэвид. – Ведь человек, который идет на риск предательства, как правило, страхует себя с самого начала от подобных «случайностей». Он наверняка должен был оставить соответствующее заявление у надежных людей. Это было бы его страховкой, его единственной гарантией!
   – Но он был абсолютно чист, – настаивал представитель Госдепартамента.
   – Или просто дурак.
   – Нет. Этого о нем никто не мог сказать.
   – А что говорят?
   – Он занимался борьбой с организованной преступностью, расследуя деятельность подпольных группировок в Гонконге и Макао. Ситуация, которая там складывалась, позволяла применить именно этот термин – «организованная». На самом деле, происходящее напоминало настоящую борьбу мафий. Постоянно совершались убийства, побережье залива становилось местом военных действий, и даже на воде взлетали на воздух многочисленные корабли. Очень часто события были весьма противоречивыми, указывая на то, что за многими из них мог стоять именно Джейсон Борн.
   – Но поскольку никакого Джейсона Борна нет, то вся эта работа должна входить только в компетенцию полиции! А уж никак ни МИ-6!
   – Но мистер Мак-Алистер только что сказал, что этот человек был привлечен к расследованию происходящего именно полицией Гонконга, – неожиданно подала реплику Мари, жестко глядя на помощника Госсекретаря. – МИ-6, очевидно, согласилась с таким подходом. Но почему тогда ими был проявлен такой интерес?
   – Это был просто обманный ход! – не сдавался Дэвид. Он был возбужден и тяжело дышал.
   – Джейсон Борн по своему «происхождению» никогда не имел никакого отношения к службам полиции, – продолжала Мари, подходя к мужу, – он «родился» в анналах секретных служб Соединенных Штатов не без участия Госдепартамента. Но я подозреваю, что МИ-6 вклинилась в это дело по гораздо более важным причинам, чем поиски убийцы по имени Джейсон Борн. Я права, мистер Мак-Алистер?
   – Вы совершенно правы, миссис Вебб. И даже более того. При обсуждении этой проблемы в нашем служебном кругу всего два дня назад высказывалось именно такое мнение, что вы оцените сложившуюся ситуацию более проницательно, чем это сделали мы. Давайте только вначале сделаем одно главное определение, которое поможет нам в дальнейшем быстрее найти общий язык: будем считать, что именно проблемы экономического характера являются ключом к политическому кризису не только в Гонконге, но и во всем мире. Ведь вы являетесь весьма опытным экономистом и в свое время даже участвовали в разработке соответствующих программ для правительства Канады, а также консультировали канадских послов и разного рода правительственные делегации чуть ли не по всему миру.
   – Может быть, вы возьмете на себя труд объяснить излагаемое вами человеку, экономические познания которого ограничиваются лишь чековой книжкой?
   – Еще не наступило то время, мистер Вебб, когда возможны прямые удары по государственному рынку Гонконга, и даже по его подпольному продолжению. Но общая нестабильность, вызванная ростом преступлений, может служить рычагом для определенного давления на правительство, если и не вызовет более глубокой дестабилизации. И еще не пришло время, когда Китай сможет завершить очередной виток в начатой им гонке вооружений.
   – Пожалуйста, продолжайте дальше.
   – Время, о котором идет речь, это договор об аренде до 1997 года, – спокойно пояснила Мари заявление помощника Госсекретаря, – и до его окончания остается менее десяти лет. Новое соглашение должно быть выработано при участии Пекина, поэтому уже сейчас каждая из сторон нервничает и никто не хочет, чтобы именно его лодка налетела на скалы в этом плавании по морю политических страстей. Поэтому важным фактором этой игры является прочная стабильность во всех сферах жизни.
   Дэвид взглянул на жену, потом вновь на Мак-Алистера и кивнул:
   – Да, это чувствуется. Я читаю газеты и журналы… но тем не менее это не совсем то, что затрагивает сферу именно моих интересов.
   – Моего мужа, как правило, интересуют факты обмана, которые стоят за любыми происходящими событиями, – попыталась объяснить Мари Мак-Алистеру. – Он занимается изучением народов и цивилизаций.
   – Ну, хорошо, – согласился Вебб. – Итак?
   – Мои же интересы, – продолжала Мари, – всегда были связаны с деньгами и курсами их обмена, а также с рынками и показателями их стабильности.
   – И, если вы отбросите на какой-то момент стабильность, то получите хаос, – быстро добавил Мак-Алистер. – Это было бы простительно для древних китайских полководцев-завоевателей. Но никак не может служить оправданием для некоторых политиков в КНР, которые стремятся к нарушению стабильности в колонии, называемой ими Новыми Территориями. Хотя следует заметить, что более холодные головы в Бейджине не поддерживают эти устремления экстремистского крыла, которое не прочь сохранить лицо своих политических амбиций при помощи военной силы, предварительно ввергнув Дальний Восток в хаос.
   – И вы считаете, что КНР может пойти на это?
   – Не забывайте, что Гонконг, Цзюлун, Макао и другие колониальные территории являются частью их «Великой Поднебесной империи». Это единое пространство, а люди на Востоке не терпят непокорных детей, это хорошо известно.
   – И вы хотите убедить меня, что всего лишь один человек, называющий себя Джейсоном Борном, может стать причиной подобного кризиса? Я не поверю вам!
   – Это лишь общий экстремальный сценарий, хотя нет никаких гарантий, что подобное не может произойти на самом деле. Вы должны понимать, что легенда продолжает жить, а при определенных обстоятельствах даже может опережать реальные события. Это действует подобно гипнозу. Невидимому преступнику приписываются многочисленные убийства, хотя на самом деле его имя используют политические экстремисты как левого, так и правого толка. А если вы начнете анализировать происходящее, то вполне можете оценить ситуацию как самовоспроизведение мифа. Не правда ли? И когда где-то в южных районах Китая происходит убийство, вы, как Джейсон Борн, можете быть уверены, что оно будет приписано именно вам. А года через два вы уже приобретете широкую известность. Хотя на самом деле убили лишь одного человека: пьяного осведомителя из Макао, который покушался на вашу жизнь.
   – Я не помню этого, – спокойно ответил Дэвид.
   Чиновник кивнул:
   – Я понимаю вас. Мне говорили о ваших проблемах с памятью. Но поймите и вы, если убитые люди являются крупными политиками или государственными фигурами, к примеру, если будет убит кто-то такого уровня, как Верховный губернатор колоний, или торговый представитель КНР, или кто-то подобный им, то вся колония неминуемо погрузится в хаос.
   Мак-Алистер помолчал, покачав головой, чтобы чуть-чуть прийти в себя.
   – К сожалению, таковы наши заключения, мистер Вебб, к которым пришли лучшие специалисты из отдела безопасности. А ваши выводы вы можете оставить при себе. И, по совести говоря, право решать принадлежит мне. Вас необходимо охранять.
   – Но никто и никогда, – холодно заметила Мари, – не имел права ознакомиться с содержанием этого досье.
   – У нас не оставалось выбора. Мы очень тесно сотрудничали с англичанами, и нам было необходимо доказать им, что «Тредстоун» давным-давно не существует, а ваш муж находится за тысячи миль от Гонконга.
   – И вы сказали им, где именно он находится?! – закричала жена Вебба. – Как вы посмели?
   – У нас не оставалось выбора, – повторил Мак-Алистер, в который уже раз потирая лоб. – Мы были вынуждены идти на сотрудничество, когда возникла угрожающая ситуация. Несомненно, вы должны понять это.
   – Но что я не могу понять, так это то, почему же надо было отдавать именно досье на моего мужа! – с раздражением, переходящим в ярость, заговорила Мари. – Оно имело статус чрезвычайной секретности!
   – Представители спецслужб, связанные с комиссиями Конгресса, потребовали этого, а сам этот факт уже равносилен закону.
   – Прекратите! – со злостью произнес Дэвид. – Уж если вы получили такую власть надо мной, то вы должны знать, откуда я начинал свой путь. Скажите мне, где находятся все архивные материалы, касающиеся «Медузы»?
   – Я не могу ответить на последний вопрос, – воскликнул Мак-Алистер.
   – Но вы только что сделали это, – заметил Вебб.
   – Доктор Панов умолял людей из Госдепартамента, чтобы они уничтожили все архивные данные, касающиеся операции «Тредстоун», – продолжала наступать на Мак-Алистера Мари, – или, по крайней мере, использовать фальшивые имена для всех, кто был упомянут там, но вы даже не сделали попыток в этом направлении. Что вы за люди после этого?
   – Да сам-то я согласен с вами обоими! – заявил Мак-Алистер с каким-то странным выражением в голосе. – Извините, миссис Вебб, и простите меня. Это было еще до моего появления там… Так же, как вы, я оскорблен этим до глубины души. Вы совершенно правы в том, что можно было не хранить это досье. Всегда есть способы…
   – Чушь, – неожиданно вступил в разговор Дэвид. В его голосе чувствовалась пустота. – Это всего лишь часть новой стратегии, еще одна мышеловка, расставленная для нас. Вам очень нужен Карлос, и вас не интересует, какой ценой вы сможете его получить.
   – Ведь я забочусь о вас, мистер Вебб, а вы не хотите поверить в это. Почему меня должен интересовать Шакал, когда я работаю в секции Дальнего Востока? Шакал – это чисто европейская проблема.
   – Все, о чем вы толковали здесь, подразумевает за собой нечто вполне конкретное, – вновь заговорила Мари, обращаясь к Мак-Алистеру, в то время как Дэвид вернулся в кресло. – Ведь вы хотите сказать нам еще что-то, не так ли?
   – Да, и это очень нелегко для меня, поверьте. Примите во внимание, что я лишь недавно ознакомился с материалами этого досье и, возможно, еще не имею обо всем полной ясности.
   – Вы знаете все, включая и сведения о его жене и детях, погибших в Камбодже?
   – Да.
   – Тогда говорите о том, что вы должны были сообщить нам.
   Мак-Алистер вновь нервно помассировал лоб длинными тонкими пальцами.
   – Я начну с того, что пять часов назад мы получили сообщение из Лондона о возможном покушении на вашего мужа. Есть некий человек, который намерен его убить.
   – Но это не Карлос, не Шакал, – произнес Вебб, подаваясь вперед.
   – Нет, по крайней мере до сих пор мы не обнаружили никакой связи с ним.
   – А что вы обнаружили? – спросила Мари, усаживаясь на подлокотник кресла, в котором сидел ее муж. – Что вам удалось узнать?
   – Офицер МИ-6 на Цзюлуне имел в своем кабинете несколько важных документов, большинство из которых представляло огромный интерес для многих, кто так или иначе связан с преступностью Гонконга, и, следовательно, они должны были стоить немалых денег. Тем не менее из всех документов было похищено лишь досье на «Тредстоун», связанное с Джейсоном Борном. Вот такую информацию мы получили из Лондона. Это было похоже на предупреждение: человек, совершивший это, интересуется только Джейсоном Борном.
   – Но почему?! – закричала в отчаянии Мари, обнимая мужа.
   – Потому что кое-кто был убит, – спокойно ответил за рассказчика Вебб, – а кое-кто еще теперь хочет уравнять счет.
   – Вот именно над этим мы и работаем, – согласился Мак-Алистер, кивая. – И у нас уже есть определенный прогресс.
   – Кто был убит? – спросил бывший Джейсон Борн.
   – Прежде чем я отвечу, вы должны понять, что эти сведения очень быстро собрали уже непосредственно наши люди в Гонконге, на свой страх и риск. Возможно, в этих сведениях имеются определенные неточности, и, конечно, у них пока нет явных доказательств.
   – Что вы подразумеваете, когда говорите «непосредственно наши люди»? А где же тогда, черт возьми, были англичане? Ведь вы именно им передали досье по «Тредстоуну»!
   – Мы сделали это лишь потому, что они первыми предъявили нам доказательства того, что убийство совершил человек под именем, созданным в «Тредстоуне», то есть именно вы. Они не захотели тем не менее идентифицировать свои источники информации. Потому наши люди были вынуждены работать самостоятельно, используя любую возможность для сбора информации, чтобы выяснить все главные связи погибшего человека из «Шестерки» и уже по ним попытаться предположительно установить возможного убийцу. Им повезло только в Макао, но, повторяю, особых доказательств получено не было.
   – Я повторяю свой вопрос, – сказал Вебб, – кто был убит?
   – Была убита женщина, – ответил представитель Госдепартамента. – Жена крупного банкира из Гонконга, по имени Яо Минь. Этот тайпин занимается не только финансовой деятельностью, но имеет широкие интересы, вплоть до инвестирования предприятий и проведения консультаций даже в Бейджине. Кроме того, что он богат, у него обширные и влиятельные связи.
   – А каковы были обстоятельства убийства?
   – Обстоятельства были ужасны, но сама ситуация не имела никаких необычных сторон. Его жена была «рабочей» актрисой, которая снялась в нескольких фильмах для компании «Шоу Броверс». Она была значительно моложе своего мужа и, при всех прочих обстоятельствах, он смотрел на нее как на свой трофей, приз, полученный в соревновании с жизнью. Самым любимым ее занятием было посещение злачных мест, где она проводила время за игрой в рулетку, либо навещала притоны для курильщиков опиума. Ее можно было видеть среди игроков в Макао, на скачках в Сингапуре или на самолете, отправляющемся на Сандвичевы острова. Ее последний любовник был поставщиком наркотиков, осуществлявшим переброску «товара» в Гуанчжоу до Дин Бей через границу в районе Локмачау.
   – Известно, что Дин Бей – это широкая улица с многосторонним движением, – перебил его Вебб. – Почему ваши люди заинтересовались именно этим человеком?
   – Потому что его операции, если вам больше нравится именно этот термин, были связаны с той войной мафий, которая проходит на побережье. Так или иначе, этот человек был замешан в активных действиях против своих соперников и был приговорен.
   – Но, зная об этом, он наверняка окружил бы себя дюжиной телохранителей.
   – Вы это очень правильно подметили. Так оно и было. Но с другой стороны, это, видимо, и толкнуло его противников на возвращение к легенде. В конце концов они нашли способ, как воспользоваться ею.
   – Борн, – едва слышно прошептал Дэвид, покачивая головой и прикрывая глаза.
   – Да, – согласно кивнул Мак-Алистер. – Две недели назад поставщик наркотиков и жена Яо Миня были убиты прямо в постели в одном из номеров отеля «Лисбоа», в Макао. Убийство было жестоким и безобразным: тела буквально изрезали на части автоматными очередями, и их едва можно было опознать. В качестве оружия использовался автомат системы «Узи». Но сам факт этого убийства скрыли от широкой публики: полиция и правительственные чиновники получили хорошую компенсацию за молчание. Можно легко догадаться, из чьего кармана шли эти деньги.
   – Я хотел бы сделать короткое заключение, – монотонно заговорил Вебб. – Автомат «узи» – это именно то оружие, которым предпочитал пользоваться Джейсон Борн в некоторых случаях убийств, выполненных по контракту.
   – Это же оружие оставили на месте преступления рядом с пятью трупами в кабаре на набережной Тсим Ша Тсуи. Трое из убитых являлись местными бизнесменами. Англичане не были расположены к широкой информации по этому убийству и показали нам лишь несколько фотографий.
   – А этот тайпин, Яо Минь, – вновь заговорил Дэвид, – муж этой убитой актрисы. Он как раз и является одним из тех, кто имеет контакты с МИ-6, которые были обнаружены вашими людьми?
   – Одним из источников информации, связанных с МИ-6. Его отношения с промышленными и государственными кругами в Бейджине являются очень важным обстоятельством для английской секретной службы, которая буквально не знает ему цены.
   – И когда его жена была убита, его горячо любимая молодая жена…
   – Я бы все-таки употребил бы слово «приз», именно его любимый «приз» был отобран у него, – прервал Вебба Мак-Алистер.
   – Хорошо, – согласился Вебб, – в некоторых случаях приз ценится гораздо выше, нежели жена.
   – Я провел многие годы на Востоке, и, помнится, есть даже сообразная моменту фраза на мандаринском наречии, но, к сожалению, я не могу повторить ее.
   – Такова цена мужского самообольщения, – спокойно произнес Дэвид.
   – Да, я думаю, именно эта.
   – Должно быть. Так, человек из МИ-6, под давлением своего агента-информатора, этого пока никому не известного тайпина, пытается получить досье на того самого Джейсона Борна, который убил его жену, отняв у него, таким образом, его «приз». Иными словами, господа из МИ-6 были поставлены перед опасностью лишиться важной информации о делах в континентальном Китае, поступавшей от его источников в Пекине.
   – Именно так наши люди и выстроили эту цепочку. В конце концов представитель «Шестерки» был убит, поскольку Яо Минь не хотел, чтобы кто-то знал о его интересе к человеку по имени Джейсон Борн. Тайпин хотел оставаться в тени, недосягаемым и почти невидимым. Свою месть он, судя по всему, решил осуществить тайно.
   – А что говорят по этому поводу англичане? – спросила в свою очередь Мари.
   – По некоторым признакам, они не вмешиваются в сложившуюся ситуацию. Официальный Лондон молчит. Возможно, они считают, что все неприятности свалились на них из-за документов по «Тредстоуну», и не хотят нашего дальнейшего вмешательства в свои дела в Гонконге, по крайней мере, пока не утрясутся последние события.
   – У них были какие-нибудь разногласия с Яо Минем? – задал очередной вопрос Вебб, внимательно следя за помощником Госсекретаря.
   – Когда я назвал им это имя, то они отказались обсуждать что-либо, что могло быть с ним связано. Создается впечатление, будто англичане по-прежнему предполагают использовать его.
   – И это несмотря на то, что он сделал? – неожиданно вновь вступила в разговор Мари. – А что он еще может сделать, или должен сделать, с моим мужем?
   – Но это уже совсем другое дело, – осторожно заметил Мак-Алистер.
   – Вы сотрудничали с ними…
   – Нам это было необходимо, – прервал ее чиновник.
   – Но вы же настаивали на сотрудничестве. Настаивали на этом! Это ложь! – Мари отвернулась в раздражении.
   – У меня нет желания обманывать вас, миссис Вебб.
   – А почему, собственно, я должен верить вам, Мак-Алистер? – спросил Дэвид.
   – Вероятно, прежде всего потому, что вы не хотите верить своему правительству, мистер Вебб. Конечно, у вас мало оснований верить и мне. Однако я очень совестливый человек. Вы можете соглашаться или нет, я имею в виду со мной, но тем не менее я буду делать все для вашей безопасности.
   – Первое время вы очень странно смотрели на меня. Почему?
   – Потому что мне еще никогда не доводилось оказаться в такой роли.
   В этот момент у дверей раздался звонок, и Мари, резко повернув голову на этот звук, пошла встречать неожиданных посетителей. Она открыла дверь и некоторое время стояла без движения, беспомощно глядя в дверной проем. Там стояли двое мужчин. Сзади них был виден второй черный «Седан», внутри которого были еще люди. Все вместе они составляли охрану ее мужа. Она хотела закричать, но у нее не хватило сил даже на это.

   Эдвард Мак-Алистер забрался на переднее сиденье своего служебного автомобиля и взглянул через поднятое боковое стекло на одинокую фигуру, стоящую на пороге дома. Бывший Джейсон Борн неподвижно стоял, не сводя глаз с отъезжавшего гостя.
   – Едем быстрее отсюда, – почти скомандовал водителю Мак-Алистер. Это был человек примерно его возраста, лысый, в очках с черепаховой оправой.
   Автомобиль рванулся вперед, но водитель не стремился прибавить скорость, пока они не миновали узкую, покрытую гравием дорогу и не выбрались на широкое шоссе, оставляя позади маленький университетский городок. Несколько минут они продолжали ехать молча, но наконец водитель заговорил первым:
   – Как прошла встреча? Все было удачно?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное